Мудрый Юрист

Общенаучная постановка проблемы ошибок и необходимость теоретического обоснования в правоведении

Казгериева Э.В., аспирант Российской академии правосудия.

Определение понятия ошибки, общенаучная постановка проблемы ошибок, ее юридическая формализация - решением этих спорных вопросов, интересовались многие современные ученые <*>. Разработать теорию ошибок, используя накопленный материал по ошибкам в различных отраслях знаний, предлагал российский ученый Ф.А. Селиванов <**>.

<*> См.: Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок: в 2 ч. / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1975; Малеина М.Н. Юридическая квалификация врачебных ошибок // Советское государство и право. 1984. N 9; Ошибки в клинической онкологии: Руководство для врачей / Под ред. В.И. Чисова, А.Х. Трахтенберга. М., 1993; Горский Д.П. Ошибки гения самые опасные (Развитие теории Маркса и ее изъяны). М., 1995; Баранов А.М. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе предварительного следствия, и способы их исправления. Омск, 1996; Морозова Л.Л. Анализ типичных ошибок, допускаемых руководителями и бухгалтерами предприятий при ведении бухгалтерского учета. Рекомендации по устранению ошибок: практическое руководство: в 2 ч. СПб., 1997; Коровкин В.В., Кузнецова Г.В. Налоговая ошибка. М., 1997; Яркин А.А. Налоговые нарушения и ошибки. М., 1997; и др.
<**> См.: Селиванов Ф.А. Проблемы теории ошибок // Проблемы методологии и логики наук. Учен. зап. Вып. 6. Томск, 1970. N 85.

В толковых словарях русского языка под ошибкой понимается неправильность в действиях, мыслях <*>; погрешность, промах, огрех, обмолвка, неумышленный проступок, невольное искажение чего-либо <**>.

<*> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 478.
<**> См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М., 1981. С. 633.

Рассматриваемое понятие раскрывалось с точки зрения логики, акцентировалось, что ошибки находятся в суждениях, умозаключениях. Ошибочным суждением называется такое, которое не соответствует действительному объекту познания, хотя оно и почитается соответствующим действительности <*>.

<*> См.: Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Т. 44. М., 1992. С. 531.

Изложенные выше толкования ошибки не отличаются высокой степенью научности, они дают самое общее представление. К сожалению, в юриспруденции отсутствует единая концепция понимания юридического значения ошибки. Определяя юридическую природу ошибки, целесообразно обратиться к общенаучной постановке проблемы в таких отраслях знания, как математика, медицина, философия, экономическая теория, логика и т.д.

Выявлением закономерностей появления ошибки занимаются технические и естественные науки. Например, определенные положения имеются в теории вероятностей. В ней рассматриваются события, которые при выполнении некоторых условий могут произойти, а могут и не произойти. Такие события называются случайными событиями. В частности, ими могут быть ошибки. То, что заранее нельзя определить, случится или не случится некоторое событие при выполнении данного комплекса условий, не означает принципиальной невозможности познать данное явление. Это означает, что мы не располагаем достаточными сведениями о явлении, чтобы точно определить, произойдет оно или не произойдет. При выполнении соответствующего комплекса условий достоверное событие обязательно произойдет. Напрашивается вывод, что любое явление, в том числе и ошибку, можно точно спрогнозировать, будет оно иметь место или нет <*>.

<*> См.: Агекян Т.А. Основы теории ошибок для астрономов и физиков. М., 1972. С. 7.

Конечно, такая категоричность в большей степени присуща естественным наукам, но тем не менее данное положение при определенных условиях с пользой можно применять и в гуманитарных науках, в частности в правовых.

В математике проблема ошибок имеет самостоятельное значение в разделе "Математическая статистика". При построении уточненных выводов о численных значениях приближенно измеренных величин, а также погрешностях измерений различают три вида ошибок: систематические, грубые, случайные. В основе приведенной классификации лежит теоретическое положение, что любые повторные измерения одной и той же постоянной величины, как правило, содержат ошибку. Причины математических ошибок в следующем: неправильная установка измерительных приборов; влияние окружающей среды; просчета; неправильного чтения показания измерительной аппаратуры и иных случайных обстоятельств, действующих непредвиденным образом <*>.

<*> См.: Дудин-Барковский Н.В., Смирнов Н.В. Теория вероятностей и математическая статистика в технике (общая часть). М., 1955; Линник Ю.В. Метод наименьших квадратов и основы математико-статистической теории обработки наблюдений. М., 1962; Большее Л.Н., Смирнов Н.В. Таблицы математической статистики. 2-е изд. М., 1983; Захаров В.К., Севастьянов Б.А., Чистяков В.П. Теория вероятностей. М., 1983.

При анализе распределения ошибок в поиске оценок неизвестных величин в математической статистике выделяют два типа ошибок: истинные и кажущиеся. Они отличаются друг от друга условиями наступления <*>.

<*> См.: Математическая энциклопедия: в 5 т. / Под ред. И.М. Виноградова. Т. 4. М., 1984. С. 183 - 186.

Математическая концепция ошибки реализована в статистике. Ошибка отражает и обозначает погрешность (неточность) в оценке содержания и закономерности изучаемого предмета <*>.

<*> См.: Гаврилов О.А. Математические методы и модели в социально-правовом исследовании. М., 1980. С. 46 - 56; Лунеев В.В. Юридическая статистика: Учебник. М., 1999. С. 124 - 140.

В экономико-финансовой отрасли знания вводятся параметры риска возможного наступления ошибки в процессе осуществления финансовой деятельности. "Экономисты предполагают, что человек действует не по капризу, но предварительно взвесив ожидаемые плюсы и минусы доступных ему вариантов, и что он учится на своих ошибках и, следовательно, не повторяет их" <*>.

<*> Хейне П. Экономический образ мышления. М., 1993. С. 28.

На признаки ошибки указывают специалисты здравоохранения. Под врачебной ошибкой они подразумевают неправильное действие врача при его добросовестном отношении к своим служебным обязанностям <*>.

<*> См.: Ошибки в клинической онкологии: Руководство для врачей / Под ред. В.И. Чиссова, А.Х. Трахтенберга. М., 1993. С. 6.

Общенаучная постановка проблемы ошибок достаточно выражена в политической сфере. "Ошибка в политике - негативный результат, который является следствием непреднамеренных и неправильных действий субъектов политической системы, препятствующий достижению официально провозглашенных целей общественного и государственного развития" <*>.

<*> Лисюткин А.Б. Юридическое значение категории "ошибка". Саратов, 2001. С. 104.

Для выяснения юридических свойств ошибки большое значение имеет изучение истории этого вопроса мыслителями Древней Греции и Древнего Рима, философами Нового времени и современными учеными. Исторический аспект анализа позволяет проследить становление ошибки как социального явления, способствует уяснению изменений, имевших место в ее логической структуре, избежать отдельных повторений. Установить точное время возникновения термина "ошибка" весьма затруднительно. Большинство авторов склонны связывать этот момент с появлением разумного человека, который первые шаги по освоению действительности совершал методом "проб и ошибок", а формирование категории "ошибка", по их мнению, происходило одновременно с возникновением первых теоретических представлений об истине.

Однако, по нашему мнению, правильнее было бы исследовать историю проблемы в контексте образования первых политико-юридических теорий, законодательной и правоприменительной практики. Мы находим попытки формализации проблемы ошибки в афинской юриспруденции, которая ввела в оборот право пользования и распоряжения вещами, деление на движимость и недвижимость. Одновременно афинским правом фиксировались отношения между людьми, складывающиеся по поводу вещей, и возникавшие в связи с этим трудности и сомнения. Парменид, например, отмечал, что, рассуждая о вещах, необходимо удерживать мысль от трафарета, идти к истине, доверяя разуму и опыту <*>. Впервые систематизировал ошибки (чаще называя их "логическими пороками софистических рассуждений") древнегреческий мыслитель Аристотель, который посвятил этому вопросу трактат "О софистических опровержениях". Основанием логических пороков или ошибок Аристотель считал неправильное применение словесных выражений либо нарушение правил логических операций. Главное заключается в том, что уже в то время ученый проследил связь порока или ошибки с психической деятельностью индивида, проходящей в его сознании.

<*> Куманецкий К.С. История культуры Древней Греции и Рима. М., 1990. С. 230 - 231.

В работе Брута "Дигаскалике" встречается употребление терминов "заблуждение" и "ошибка" при описании заключения и совершения сделок.

Дальнейшее распространение эти понятия получают в учении Прокула, который возводит волевой момент в одно из решающих оснований для признания действительными всякого значимого и добросовестного правоотношения. Более всего проблема ошибки отражена в разработанной римскими юристами теории фикций. Интересный вывод относительно вопроса ошибок в римском праве делает известный романист М. Бартошек: "Римляне не разработали общую теорию ошибок (заблуждения), а рассматривали каждую категорию случаев в отдельности. Они либо вообще не принимали ошибку во внимание, либо считали сделку оспоримой или недействительной" <*>. Римское частное право устанавливало, что под ошибкой понимается расхождение между волей и ее выражением (error in nominee) или между манифестированной волей и подлежащим интересом, вызванным неосведомленностью субъекта об обстоятельствах дела.

<*> Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. М., 1989. С. 122.

Большое внимание теме ошибок уделяется в современной психологии, <*> которая "персонифицирует" ошибку, подчеркивая ее субъективную природу.

<*> См.: Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М., 1996. С. 60, 331 - 335; Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997. С. 104 - 115, 133.

Если в психологии вопросы ошибок обусловливаются пределами мышления, то логика относит их не к мыслям как таковым, а к тому, как связывается одна мысль с другой, к отношениям между различными мыслями, фактически с законами и правилами формальной логики. Все такого рода процессы определяются сознанием отдельного человека <*>.

<*> См.: Уемов А.И. Логические ошибки. Как они мешают правильно мыслить. С. 5 - 6.

В этом контексте в логике различают два вида ошибок: фактические ("неистинность мысли"); логические ("неправильность мысли"). Анализ логических ошибок имеет важное теоретическое и практическое значение, так как они соответствуют четырем логическим формам мысли - ошибки в понятиях, ошибки в суждениях, ошибки в умозаключениях и ошибки в доказательствах <*>. Очевидно, что знание правил и законов логики способствует их предупреждению в профессиональной юридической деятельности, особенно в сфере судебного правоприменения.

<*> См.: Уемов А.И. Указ. соч. С. 49.

Казалось бы, философия должна дать адекватный и исчерпывающий ответ по рассматриваемой проблеме. Однако философская концепция темы ошибок мало чем отличается от ее логической интерпретации <*>. Более того, ошибка и заблуждение рассматриваются в этой фундаментальной науке как совпадающие категории современной действительности, хотя некоторые философы отмечают, что эти понятия близки, но не тождественны <**>.

<*> См.: Уемов А.И. Указ. соч. С. 8; Селиванов Ф.А. Проблемы теории ошибок // Проблемы методологии и логики наук. Учен. зап. Томск, 1970. Вып. 6. N 85. С. 4 - 9; Колодяжный В.И. Логико-гносеологические основания ошибок в процессе научного познания // Принципы диалектической логики. М., 1982. С. 104.
<**> См.: Селиванов Ф.А. Заблуждение и пороки. Томск, 1965. С. 9.

Рассмотрение соотношения "ошибки" и "заблуждения" немаловажно в проводимом исследовании. "Ошибка" и "заблуждение" - сходные по смыслу и совпадающие по значению слова, которые в словарях толкуются как синонимы. Однако по кругу использования эти термины неравноценны, имеют свой самостоятельный функциональный оттенок. "Заблуждение" - имя существительное, производное от глагола, характеризующее действие или процесс, состояние. "Ошибка" - имя существительное, обозначающее результат, событие.

В.А. Якушин полагает, что "определить ошибку как неверное, неправильное представление лица относительно обстоятельств содеянного нельзя, ибо данное определение не учитывает рационального уровня. Понимание ее в качестве неправильной оценки этих обстоятельств не охватывает чувственного уровня, поэтому определение понятия ошибки должно включать ошибки обоих уровней" <*>, и предлагает определить ошибку как заблуждение.

<*> Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань, 1988. С. 34.

П.С. Заботин, например, заблуждение понимает как несоответствие знания предмету в силу причин и обстоятельств, не зависящих от личных качеств субъекта. В то же время ошибка раскрывается как несоответствие, "обусловленное чисто случайными качествами индивида" <*>.

<*> Заботин П.С. Преодоление заблуждения в научном познании. М., 1979. С. 71.

Поскольку нас интересует ошибка лица, совершающего правоприменительную деятельность, т.е. ошибка, определяющая характер, форму и содержание его интеллектуальных и волевых интересов, то в этих случаях ее можно считать разновидностью, особой формой заблуждения. В таком аспекте ее трактовки можно лишь в части согласиться с утверждением П.С. Заботина о том, что в действительности ошибка "выглядит как частная форма заблуждения" <*>. В то же время, как совершенно верно отмечается в литературе, "термин "заблуждение" употребляется для обозначения ошибки в знании" <**>, т.е. подводится под более широкое понятие - понятие ошибки вообще. В этом нет противоречия и взаимоисключения.

<*> Заботин П.С. Указ. соч. С. 72.
<**> Лисюткин А.Б. Проблема юридической формализации категории "ошибки" // Вопросы государства и права. 1998. N 1(10). С. 75.

Ошибка как категория может быть использована для обозначения различных функциональных свойств, например: оценка, основание, результат, событие, предпосылка, причина и следствие. Она не есть простое отсутствие намерения причинить зло, сделать плохо, нарушить ту или иную простую норму. Рассматриваемый феномен является действием, противоположным правильному, совершенным непреднамеренно.

Заблуждение в значительной мере определяется спецификой исследуемого объекта, целью и возможностью его познания и выражает неверное отражение индивидом свойств и отношений предметов и явлений материального и духовного мира. Вероятность возникновения заблуждения и наступления ошибки не исключена на различных этапах абстрактного мышления и практического воплощения ее результатов. Поэтому возможность возникновения заблуждения и наступления ошибки также не исключена на различных этапах абстрактного мышления и практического воплощения его результатов.

Различия между этими понятиями не в том, что одно определяется объективными факторами, а другое - личностными качествами индивида, а тем, что заблуждение всегда связано с жизнедеятельностью человека, с его социальной практикой, которая так или иначе отражается в психике человека, опосредованной его сознанием и волей.

Также следует учитывать, что "заблуждение является необходимым условием наступления ошибки как события. Заблуждение - причина, предпосылка, а ошибка - ее следствие" <*>. Заблуждение - это состояние "предошибки", потенциальная ошибка, ошибка в возможности. А ошибка - это заблуждение в его реализованной действительности <**>.

<*> Лисюткин А.Б. Указ. соч. С. 82.
<**> См.: Колодяжный В.И. Логико-гносеологические основания ошибок в процессе научного познания // Принципы диалектической логики (материалы постоянно действующего симпозиума). М., 1982. С. 111.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что при определении ошибки следует исходить из двоякого понимания ее соотношения с заблуждением: во-первых, ошибка может рассматриваться как частный случай заблуждения; во-вторых, как результат заблуждения. Полезность такого положения для нашего исследования заключается в том, что в дальнейшем правоприменительную ошибку можно будет рассматривать и как протекающий в сознании лица мыслительный процесс, и как результат деятельности. Взаимосвязь этих категорий проявляется в том, что они выступают специфическими формами фиксации противоречий между возможностью человека и реальностью достижения им своих целей. Заблуждение - это "неадекватное представление, понимание действительности, имеющее для субъекта познания видимость истинности знания. Выявление заблуждения осуществляется через преодоление видимости его истинности. Непосредственное основание этого - установление содержательного противоречия между наличным знанием и действительностью, разрешение которого требует качественного преобразования этого знания, отрицания принятых в качестве истинных предпосылок и определений предмета" <*>.

<*> Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 194.

Заблуждение наряду с преднамеренной ложью образует ложное знание (искажение действительности в знании). В отличие от заблуждения ошибку следует понимать как неверное знание о тех явлениях действительности, которые известны объективно. Причины же ошибки в основном субъективны, что и отражается на ее значении. Следует отметить, что ошибку отличает способность и возможность предвидения (правильного, верного представления) лицом цепочки развития событий (их последовательность), а также их окончательной оценки (как изменяются общественные отношения при воздействии на них). При ошибке субъект действует на основании неверного знания, полученного на основе заблуждения (неверного представления и оценки), и поставленная им задача не выполняется.

С логической точки зрения критерием обнаружения ошибки выступает истинность, показывающая, что деятельность индивида совершается в пределах общественно полезного (значимого) развития и соответствует его интересам и потребностям, либо то, что путь достижения цели выбран правильно. "Истинно во всех случаях" означает правильность осуществления последовательно совершаемых действий. "Ошибка" означает разрыв в процессе положительной деятельности из-за какого-то дефекта или из-за принципиальной невозможности достижения цели.

Проведенный анализ показывает, что ошибка - фрагмент, который формируется и заявляет о себе в границах жизнедеятельности общества и выражается посредством знаков, символов, соответствующих определенному уровню проявления (обозначению или указанию на ошибку), выявления и закрепления причинно-следственной связи наступления ошибки и значения самой ошибки.

С формальной стороны термин "ошибка" представляет собой феномен, соотносящийся с конкретной ситуацией, в его содержание включается акт полагания, констатирует, что такой факт имеет место в жизни. Причем это утверждение, полагание может быть включено в исследование лишь на прагматическом уровне при описании тех или иных отношений. В то же время следует отличать факт установления ошибки от фиксации условий ее наступления. Выявление ошибки требует обращения к повседневной жизнедеятельности людей. Такое отличие, малоочевидное на первый взгляд, используется для сопоставления повторяющихся событий в процессах, где проявляется ошибка, так как отдельно взятые факты не позволяют представить полной картины относительно сути изучаемой проблемы и не всегда поддаются научной оценке.

Таким образом, каждый частный эпизод обнаружения ошибки лишь фиксирует результат действия социального субъекта, к которому можно применить этот термин, и определяет условия его употребления, но не дает адекватной понятийной характеристики. Поэтому логико-семантическая интерпретация данного понятия должна охватывать все случаи применения термина "ошибка", несмотря на встречающиеся трудности при использовании синонимов - "заблуждение", "неистинность", "неправильность" и др. <*>.

<*> См.: Уемов А.И. Логические ошибки. Как они мешают правильно мыслить. М., 1958. С. 7. "Для того чтобы различать случаи, когда искажаются отношения непосредственно между вещами, с одной стороны, и отношения между мыслями - с другой, вводятся два разных слова, два особых термина. Когда имеет место искажение отношений реального мира, то говорят о неистинности мысли. Тогда же, когда речь идет об искажении отношений между самими мыслями, говорят о неправильности". Аналогичный подход встречается в работах других авторов (Вопленко Н.Н. Ошибки в правоприменении: Понятие и виды // Советское государство и право. 1981. N 4. С. 39; Смирнова Е.Д. Основы логической семантики. М., 1990. С. 15 - 17).

Проблема ошибок - это важное самостоятельное направление научного поиска в рамках теории права, на которое в последнее время справедливо обращают внимание отечественные ученые-юристы <*>. Некоторые правоведы сомневаются в целесообразности использования в правоведении категории "ошибка" <**>.

<*> См.: Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985; Баранов В.М. Истинность норм советского права. Саратов, 1989. С. 350 - 364; Поленина С.В. Качество закона и эффективность законодательства. М., 1993. С. 38 - 43; Чулкова И.В. К вопросу о совершенствовании правовой политики: Об ошибках в толковании права // Гуманизм и политика: Тезисы докладов. М., 1994. С. 36 - 38; Закон и переходный период: Опыт современной России // Государство и право. 1995. N 10. С. 31, 48 - 49.
<**> Коврига З.Ф., Панько К.А. Генезис и правовые последствия судебной и следственной ошибки // Правовая наука и реформа юридического образования. Вып. 1. Воронеж, 1995. С. 91.

А.Б. Лисюткин справедливо задается вопросом о логичности и возможности эмпирического употребления и научного осмысления феномена ошибок в юриспруденции <*>. Это один из тех вопросов, на который науке трудно ответить однозначно, так как его сложно сформулировать четко в допускающей проверку форме. Хотя все знают, что людям свойственно ошибаться, правовая наука исходит из иного: действия человека основываются на конкретных правилах и доступных вариантах поведения, он учится на своих ошибках и не повторяет их. Но лишь в исключительных случаях индивид обладает достаточными основаниями для правильной мысли, принятия решения и совершения поступка. Гораздо чаще ему приходится действовать на основании неполных, несовершенных, даже ложных данных и предпосылок в правоприменительной деятельности. Таким образом, правовая действительность, по нашему мнению, доказывает целесообразность и необходимость не только употребления, но и углубленного изучения ошибок в юриспруденции, что обусловлено тем, что:

<*> См.: Лисюткин А.Б. Юридическое значение категории "ошибка" (теоретико-методологический аспект). Саратов, 2001. С. 137.

Правовая наука призвана не только охарактеризовать ошибку как научную категорию, но и всесторонне разобраться в ее юридической природе и содержании, понять процессы формирования ошибок и разработать механизм выявления и предупреждения подобных явлений. Важно установить, к какому роду объектов относится ошибка, в каких областях она выявляется, так как в различных контекстах ошибка имеет отличные друг от друга значения. Она может проявляться в нормативном акте, судебном решении или при квалификации деяния либо в иных формах, которые не всегда адекватно отражают смысловую, функциональную и знаковую роль ошибки. Ошибка в какой-то мере соразмерна процессу своего становления и воплощения в результатах деятельности, выполняя в одних случаях функцию причины, а в других - следствия, и является лишь отдельным эпизодом в повторяющихся социальных процессах. Она не обладает мерой "вещей", а может быть измерена лишь "фиксированными качествами" (истина, цифровые параметры и т.п.) - постоянными или временными, всегда предполагающими указание на предмет в данный момент времени. В этом состоит, на наш взгляд, парадокс ошибки как социального явления и ее неопределенность как юридического феномена.

Указанные обстоятельства требуют разработки юридических критериев выявления ошибки. В литературе в качестве одного из них фигурирует юридическая норма. Однако в большинстве случаев ее употребления акцент делается на объектно-предметный фактор, т.е. авторы отождествляют ошибку с нарушением норм права <**>. По нашему мнению, это имеет место. Вместе с тем ошибка достаточно часто выступает не как нарушение, а как отклонение.

Таким образом, ошибку можно представить как не соответствующий истинным знаниям (применимо к конкретной ситуации) результат интеллектуальной или волевой деятельности человека, противоположный правильному, совершенный непреднамеренно, но с возможностью и способностью предвидения.

<*> Зайцев И.М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 3; Коврига З.Ф., Панько К.А. Генезис и правовые последствия судебной и следственной ошибки. М., 1989. С. 93; и др.