Мудрый Юрист

Актуальные проблемы согласования частных и публичных интересов при отказе от исполнения сделок должника в процедурах банкротства

Борисенкова Т.В., Орловский государственный технический университет, кафедра гражданского права и процесса.

Односторонний отказ от исполнения договоров полностью или частично допускается гражданским законодательством, когда это предусмотрено законом или соглашением сторон (п. 3 ст. 450 ГК РФ). Односторонний отказ от исполнения договора представляет собой особый порядок расторжения договоров по сравнению с общим порядком, установленным п. 1 и 2 ст. 450, п. 1 и 2 ст. 451, п. 2 ст. 452 ГК РФ, и в отличие от расторжения договора в общем порядке всегда совершается, во-первых, непосредственно односторонними действиями стороны, во-вторых, во внесудебном порядке. Односторонний отказ возможен как в условиях обычной хозяйственной деятельности юридического лица (ст. 523, 717, 782, 806, 958, 1004, 1037 ГК РФ), так и в случае возбуждения в отношении хозяйствующего субъекта дела о банкротстве.

Право одностороннего отказа от исполнения договоров должника появилось впервые в Законе о банкротстве 1998 г. и с некоторыми изменениями включено в Закон о банкротстве 2002 г. Статья 102 Закона о банкротстве 2002 г. предоставляет внешнему управляющему право в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника, не исполненных сторонами полностью или частично, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах. Кроме того, односторонний отказ может иметь место в соответствии с Соглашением об общих условиях поставок товаров между организациями государств - участников Содружества Независимых Государств (Киев, 20 марта 1992 г.) <1> при объявлении одной из сторон несостоятельной (банкротом).

<1> Бюллетень международных договоров. 1993. N 4. С. 46.

Вместе с тем в ряде случаев Закон о банкротстве предусматривает, что арбитражный управляющий не вправе отказаться от исполнения договоров должника. Например, при банкротстве стратегических предприятий арбитражный управляющий не вправе отказаться от исполнения договоров должника, связанных с выполнением работ по государственному оборонному заказу, обеспечением федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности Российской Федерации (п. 5 ст. 195 Закона о банкротстве).

В соответствии с п. 2 ст. 16 Федерального закона "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса" внешний управляющий не имеет права отказаться от исполнения договоров энергоснабжения, поставки газа, транспортировки или распределения газа, нефти и нефтепродуктов, заключенных с потребителями, снабжение которых не подлежит ограничению или прекращению, в том числе на основе международных договоров Российской Федерации. Кроме того, поставщик (подрядчик, исполнитель) в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" не вправе в одностороннем порядке отказаться от государственного (муниципального) контракта. Указанные ограничения, очевидно, обусловлены публичными интересами в обеспечении обороноспособности, безопасности государства, защиты прав потребителей.

Следует отметить, что действие отдельных видов договоров напрямую зависит от признания судом должника несостоятельным (банкротом). Так, при объявлении правообладателя или пользователя несостоятельным (банкротом) прекращается в силу закона договор коммерческой концессии (п. 4 ст. 1037 ГК РФ). Договор простого товарищества прекращается вследствие объявления кого-либо из товарищей несостоятельным (банкротом), если договором простого товарищества или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными товарищами (п. 1 ст. 1050 ГК РФ). В случае принятия арбитражным судом решения о признании страховой организации банкротом и об открытии конкурсного производства все договоры страхования, которые заключены такой организацией в качестве страховщика и по которым страховой случай не наступил на дату принятия указанного решения, прекращаются. Данное правило не распространяется в отношении договоров страхования, обязательства по которым принимает на себя покупатель имущественного комплекса страховой организации (п. 1 ст. 185 Закона о банкротстве). Поскольку все указанные виды договоров прекращают свое действие в силу закона в момент открытия конкурсного производства, отказ конкурсного управляющего от их исполнения по основаниям, предусмотренным ст. 102 Закона о банкротстве, излишен. Но здесь возникает проблема, связанная с противоречием между отдельными нормами ГК РФ и положениями Закона о банкротстве, касающимися порядка информирования контрагента об открытии конкурсного производства.

В соответствии со ст. 128 Закона о банкротстве конкурсный управляющий направляет сведения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства для опубликования не позднее чем через десять дней с даты своего утверждения. Таким образом, с момента открытия конкурсного производства до момента, когда контрагент может узнать об открытии в отношении должника конкурсного производства, проходит некоторое время, в течение которого договор, прекращенный в силу закона, может быть исполнен контрагентом. В связи с этим, на наш взгляд, было бы целесообразным момент прекращения договоров в силу п. 4 ст. 1037, п. 1 ст. 1050 ГК РФ, п. 1 ст. 185 Закона о банкротстве связать именно с датой официального опубликования сведений о признании должника банкротом - моментом, когда контрагент узнал или должен был узнать об открытии в отношении другой стороны по договору конкурсного производства.

Отказ от исполнения текущих контрактов является одним из наиболее эффективных средств восстановления платежеспособности должника современных систем регулирования несостоятельности. Посредством реализации внешним управляющим права на отказ от исполнения сделок должника обеспечиваются интересы широкого круга лиц (должника, кредиторов) в ущерб интересам конкретного лица, которому в результате отказа от исполнения сделки могут быть причинены убытки. Поэтому, как справедливо отмечает М. Полуэктов, законодатель, устанавливая основания, по которым арбитражный управляющий может отказаться от исполнения договоров должника, разрешает довольно сложный вопрос: насколько можно ущемить принцип верности договорным обязательствам, чтобы это не привело к дестабилизации гражданского оборота <2>.

<2> Полуэктов М. Отказ от исполнения договоров как способ защиты интересов должника и кредиторов в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) // Юрист. 2000. N 1. С. 7.

Перечень оснований для одностороннего отказа от исполнения сделок должника установлен в ст. 102 Закона о банкротстве с учетом Постановления Конституционного Суда РФ от 6 июня 2000 г. N 9-П, которым признана неконституционной норма абз. 3 п. 2 ст. 77 Закона о банкротстве 1998 г., допускающая односторонний отказ от исполнения договоров должника, не исполненных сторонами полностью или частично, если договор является долгосрочным (заключен на срок более одного года) <3>. С учетом названного Постановления следует отметить, что конституционно-правовой аспект одностороннего отказа от исполнения договоров должника связан с ограничением свободы договора - одного из общих начал гражданского законодательства, а в конечном счете - и с ограничением конституционных прав и свобод, прежде всего свободы экономической деятельности. Оно может быть признано допустимым лишь в том случае, если не нарушает требований Конституции РФ, в том числе установленных ее ч. 3 ст. 55.

<3> СЗ РФ. 2000. N 24. Ст. 2658.

В юридической литературе отказ от исполнения договоров должника рассматривается в качестве односторонней сделки <4>, в связи с чем правомерной является постановка вопроса о том, что должны быть соблюдены условия действительности такой сделки. Сделка представляет собой единство четырех элементов: субъектов - лиц, участвующих в сделке, субъективной стороны - единства воли и волеизъявления, формы и содержания. Порок любого или нескольких элементов сделки приводит к ее недействительности <5>.

<4> Дихтяр А.И. Банкротство: условия действительности одностороннего отказа арбитражного управляющего от исполнения договоров должника // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 3.
<5> Гражданское право. Том 1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2001. С. 250.

Субъектом одностороннего отказа от исполнения сделок должника являются внешний управляющий (ст. 102, п. 3 ст. 123), конкурсный управляющий (п. 3 ст. 129), а также в случае, предусмотренном п. 2 ст. 96 Закона, - лицо, исполняющее обязанности временного или административного управляющего, то есть лица, не являющиеся стороной в договоре. Следует отметить, что вопрос о том, достаточно ли для отказа от договора воли одной стороны, по-разному решался в дореволюционном русском гражданском праве. По мнению одних ученых, отказ совершается односторонним волеизъявлением <6>, по мнению других, для отказа существенно согласие контрагента <7>, третьи считали отказ односторонним действием, требующим для своей действительности не согласия, но ознакомления контрагента <8>. Пунктом 3 ст. 102 Закона о банкротстве закреплено, что договор считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления внешнего управляющего об отказе от исполнения договора. Если в соответствии с законом прекращение договора требует государственной регистрации, судебно-арбитражная практика исходит из того, что в случае, предусмотренном ст. 102 Закона о банкротстве (ст. 77 Закона о банкротстве 1998 г.), факт расторжения договора и прекращение его действия не ставятся в зависимость от государственной регистрации <9>.

<6> См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. III. Права обязательственные. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1898. С. 452; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. 3 тома. С.-Петербург: Синодальная типография, 1896. С. 192.
<7> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). М., 2003. С. 708.
<8> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 664 и 693.
<9> Постановление ФАС Московского округа от 19 августа 2004 г. N КГ-А40/6868-04.

Для действительности отказа арбитражного управляющего от исполнения сделок должника необходимо также, чтобы был соблюден ряд условий, предусмотренных законом. Системное толкование п. 1 ст. 102 Закона о банкротстве и п. 1 ст. 154 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что внешний управляющий вправе отказаться от исполнения как договоров (являющихся двух- или многосторонними сделками), так и иных сделок должника (то есть односторонних сделок). Отказ от исполнения может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью или частично. Такие сделки должны препятствовать восстановлению платежеспособности должника или исполнение должником таких сделок влечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах. Отказ от исполнения не может быть заявлен в отношении договоров должника, заключенных в ходе наблюдения с согласия временного управляющего или в ходе финансового оздоровления, если такие договоры были заключены в соответствии с Законом о банкротстве. Отказ от исполнения сделок должника может быть заявлен в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления (а также конкурсного производства), указанный срок является пресекательным.

Таким образом, перечисленные условия должны быть соблюдены. Однако на практике это вызывает ряд проблем. В частности, что следует понимать под частично не исполненной сторонами сделкой? Данное понятие допускает неоднозначные толкования.

Первый вариант. Частично не исполненная сторонами сделка - сделка, исполненная обеими (всеми) сторонами в части, а в части - неисполненная (в случаях, когда допускается исполнение обязательства по частям, ст. 311 ГК РФ).

Например, по одному делу суд кассационной инстанции, возвращая дело на новое рассмотрение, указал на неправильное толкование судом норм, содержащихся в ст. 102 Закона о банкротстве: "Данная норма истолкована так, что частично исполненная сторонами сделка не может быть расторгнута. Между тем правовой смысл указанной нормы состоит в том, что отказ от исполнения может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами вообще либо оставшихся не исполненными в соответствующей части, исполнение которой препятствует восстановлению платежеспособности должника или влечет для него убытки. В данном случае сделка сторонами исполнена частично. В части обязательств, предусмотренных договором на срок с января 2004 г. по 1 мая 2024 г., сделка еще не исполнена, и, следовательно, в этой части внешним управляющим может быть заявлен отказ от исполнения сделки" <10>.

<10> Постановление ФАС Поволжского округа от 17 августа 2004 г. N А55-17251/03-33.

Второй вариант толкования понятия "частично не исполненная сторонами сделка" - сделка, исполненная односторонне. Здесь представляется уместным следующий вопрос: допустим ли односторонний отказ от исполнения договора, полностью исполненного должником? И если допустим, то какие возможны правовые последствия?

Судебная практика неоднозначно решает данный вопрос. Например, по одному из дел суд кассационной инстанции пришел к выводу, что договор купли-продажи ценных бумаг со стороны должника исполнен полностью, ответчику переданы обыкновенные именные акции в обусловленном количестве, ответчиком произведена их частичная оплата. Поэтому внешний управляющий в данном случае не вправе был воспользоваться предусмотренной ст. 102 Закона о банкротстве процедурой отказа от исполнения договора, фактически исполненного должником. При этом ни ст. 102 Закона о банкротстве, ни нормы ГК РФ не предусматривают такого последствия расторжения договора, как возврат сторонами друг другу исполненного по сделке <11>.

<11> Постановление ФАС Поволжского округа от 25 мая 2004 г. N А72-5951/03-К419.

По другому делу по договору купли-продажи недвижимости ОАО (должник) реализовало ООО нежилое здание и право на земельный участок, на котором расположено здание. За покупателем было зарегистрировано право собственности на указанное недвижимое имущество. Согласно условиям договора частичная оплата приобретенной недвижимости производится покупателем в момент подписания договора, а оставшаяся сумма уплачивается в течение двух лет. В отношении должника была введена процедура конкурсного производства, конкурсный управляющий направил покупателю отказ от исполнения договора купли-продажи недвижимости. При этом на момент введения процедуры конкурсного производства в отношении продавца обязательство с его стороны было исполнено полностью, покупатель оплатил лишь часть стоимости приобретенного имущества.

Считая отказ от исполнения договора купли-продажи недвижимости незаконным, покупатель обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным отказа конкурсного управляющего должника от исполнения договора. Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований покупателю отказано. Суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, указал при этом, что судами первой и апелляционной инстанций не установлено, препятствует ли договор купли-продажи недвижимости восстановлению платежеспособности должника, повлечет ли исполнение данного договора убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах, а установление указанных обстоятельств имеет существенное значение для данного дела, поскольку при отсутствии оснований, указанных в ст. 102 вышеназванного Закона, отказ конкурсного управляющего от исполнения договора купли-продажи недвижимости будет являться недействительным <12>.

<12> Постановление ФАС Центрального округа от 14 октября 2004 г. N А14-4051-04/126/22.

Для сравнения: Постановление о банкротстве (16-3-1942, N 267) "Legge Fallimentare", являющееся источником итальянского конкурсного права, определяет юридическую судьбу текущих контрактов после объявления о прекращении платежей на примере договора купли-продажи следующим образом. "Если банкротом становится продавец и товар был уже поставлен, договор не может быть прекращен. Если товар все еще принадлежит продавцу-банкроту, управляющий конкурсной массой может принять решение выполнять контракт или завершить его. В случае если он завершает контракт, покупатель может обратиться в суд и выставить свои требования наряду с другими кредиторами, однако он не может подать иск о возмещении ущерба" <13>. Статья 102 Закона о банкротстве не запрещает внешнему управляющему заявить односторонний отказ от исполнения сделки, полностью исполненной должником и не исполненной контрагентом, если такая сделка является убыточной. Однако правовым последствием такого отказа не может быть возврат в конкурсную массу исполненного по сделке (п. 4 ст. 453 ГК РФ). Правовым последствием такого отказа могут быть только убытки должника.

<13> Монатери П.Дж. Итальянский закон о банкротстве // Семинар судей арбитражных судов Российской Федерации по теме "Рассмотрение дел по спорам, связанным с несостоятельностью (банкротством)", организованный ВАС РФ совместно с проектом Europeaid. Рабочие материалы, включающие комментарий некоторых положений Закона о несостоятельности (банкротстве) и анализ международного законодательства и опыта в сфере банкротства. М., 2003. С. 268.

Необходимо отметить, что рассматриваемая проблема одностороннего отказа от исполнения сделки, полностью исполненной должником и не исполненной контрагентом, если такая сделка является убыточной, возникла в судебной практике, на наш взгляд, в связи с несовершенством норм, регулирующих недействительность сделок должника в процедурах банкротства. Статья 103 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительными сделок, в результате исполнения которых кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки, если такие сделки совершены должником с заинтересованными лицами. При этом положения Закона о банкротстве не позволяют опровергать убыточные сделки, заключенные должником с иными лицами.

Вместе с тем возможность опровержения сделок, по которым должник не получил достаточного встречного удовлетворения, причиняющих ущерб кредиторам, составляет важную часть положений о признании сделок недействительными, имеющихся в законодательстве о банкротстве европейских стран. Так, в соответствии со ст. L-621-107 Коммерческого кодекса Франции, в частности, аннулируются и признаются ничтожными с даты наступления неплатежеспособности должника все контракты, в соответствии с которыми обязательства должника существенно превышают обязательства его контрагента <14>. В соответствии с § 132 Положения о несостоятельности Германии оспаривается сделка, заключенная должником и причиняющая прямые убытки кредиторам, в том числе которая совершена в течение последних трех месяцев до подачи заявления о возбуждении производства по делу о несостоятельности, если в момент ее совершения должник был неплатежеспособным и другая сторона знала о его неплатежеспособности <15>.

<14> Сравнительный анализ регулирования вопросов признания сделок недействительными в законах о банкротстве нескольких стран ЕС, включая Францию, Соединенное Королевство, Германию и Нидерланды // Проект Тасис "Эффективность процедур банкротства (Банкротство-II)". С. 16.
<15> Папе Г. Институт несостоятельности: общие проблемы и особенности правового регулирования в Германии. Комментарий к действующему законодательству / Пер. с нем. М., 2002. С. 206.

Полагаем, что в Закон о банкротстве 2002 г. должна быть включена общая норма о признании недействительными сделок, в результате исполнения которых кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки, совершенных с любыми, а не только с заинтересованными лицами.

Допустим ли односторонний отказ от исполнения договора, полностью исполненного контрагентом должника? Существуют две прямо противоположные точки зрения. По мнению М.В. Телюкиной, на основании теории гражданского права можно сделать вывод, что исполненной считается только та сделка, по которой обязанности выполнены обеими сторонами. Следовательно, если свои обязанности выполнил только контрагент, сделку исполненной считать нельзя, то есть она подпадает под действие п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве, и внешний управляющий может от нее отказаться. В этом случае отказ от сделки будет представлять собой, по сути, отказ от исполнения должником своих обязательств с предоставлением кредитору права на возмещение убытков <16>.

<16> Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. С. 377.

В.С. Белых, А.А. Дубинчин, М.Л. Скуратовский придерживаются прямо противоположного мнения. Присутствие в рассматриваемых законоположениях формулировки "только в отношении договоров, не исполненных сторонами полностью или частично" означает, что отказ от исполнения может быть заявлен лишь в отношении взаимного (двустороннего) договора, то есть договора, каждая из сторон которого приобретает права и одновременно несет обязанности в пользу другой стороны. Отсюда внешний управляющий не вправе, руководствуясь нормами ст. 77 Закона о несостоятельности, отказаться от исполнения такого классического одностороннего договора, как договор займа, заемщиком в котором выступает юридическое лицо, подвергнутое процедуре внешнего управления. Предметом отказа от исполнения со стороны внешнего управляющего не могут быть и договоры, хотя и взаимные, но исполненные контрагентами должника полностью (исполненные односторонне). Как писал Г.Ф. Шершеневич, "когда двусторонний договор был исполнен одной из сторон, отношение представляется таким же, как и при одностороннем обязательстве... Весь вопрос сводится к определению того обстоятельства, было ли действительно исполнено обязательство одной стороной. Вопрос этот, представляющий некоторые затруднения в отдельных случаях, разрешается по общим началам гражданского права" <17>.

<17> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. IV. С. 329.

Таким образом, невозможен отказ от исполнения, например, договора поставки, в котором должник, являющийся покупателем, принял все, что подлежало поставке, с составлением акта о передаче товара, следствием чего является признание поставщика надлежаще исполнившим обязательство <18>.

<18> Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М., 2001. С. 165.

Следует отметить, что на практике находит подтверждение первая точка зрения. Например, по делу N А74-59/02-К1 суд признал, что сумма, полученная должником в качестве предварительной оплаты за уголь, является реальным ущербом контрагента, возникшим в связи с односторонним отказом должника-банкрота от исполнения обязательств по договорам поставки угля <19>.

<19> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 июня 2002 г. N А74-59/02-К1-Ф02-1555/02-С2.

Таким образом, для контрагентов должника, исполнивших обязательства по договору, в случае отказа внешнего управляющего от исполнения такого договора наступают неблагоприятные последствия в форме убытков.

В числе контрагентов должника следует отдельно выделить группу контрагентов, срок исполнения договоров с которыми приходится на период с момента введения внешнего управления до истечения трехмесячного срока, предоставленного управляющему для заявления отказа. Указанная группа контрагентов поставлена в менее выгодные условия по сравнению с другими контрагентами, поскольку они должны исполнить обязательства, рискуя тем, что уже после этого управляющий заявит отказ от договора.

Таким образом, исполнение договорных обязательств контрагентом может повлечь для него убытки, а прекратить исполнение он может только после прекращения договорного обязательства, т.е. с момента расторжения договора. В указанный промежуток времени договорное обязательство является действующим и должно исполняться надлежащим образом. Такой подход, на наш взгляд, не вполне соответствует принципу справедливости.

Полагаем, что существует необходимость законодательно закрепить право контрагента должника не приступать к исполнению или приостановить исполнение договорного обязательства, в случае если срок исполнения такого обязательства приходится на трехмесячный период с момента введения внешнего управления (а также конкурсного производства), в течение которого арбитражным управляющим может быть заявлен отказ от исполнения договора <20>.

<20> Термин "приостановление исполнения обязательства" используется в гражданском законодательстве. Согласно п. 2 ст. 328 ГК РФ сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства в определенных случаях.

В связи с этим интересен опыт Италии. Постановление о банкротстве (16-3-1942, N 267) "Legge Fallimentare" закрепляет право контрагента должника приостановить исполнение обязательства. Так, если покупатель становится банкротом, а договор купли-продажи все еще действует, продавец имеет право поставить товар и выставить требование на сумму товара управляющему конкурсной массой, составив, таким образом, конкуренцию другим кредиторам при окончательном распределении имущества должника. Если продавец решает не поставлять товар, то выполнение контракта приостанавливается до тех пор, пока управляющий конкурсной массой, с разрешения помощника судьи, не примет решение о выполнении им контракта от имени должника. Продавец может попросить помощника судьи назначить восьмидневный срок, в течение которого управляющий конкурсной массой должен принять решение. Если в течение этого периода управляющий конкурсной массой не принимает решения, контракт прекращается <21>.

<21> Монатери П.Дж. Указ. соч. С. 268.

Как свидетельствует практика, весьма сложным является доказать, что исполнение той или иной сделки препятствует восстановлению платежеспособности должника. Здесь следует согласиться с В.А. Химичевым в том, что исполнение договора должно идти вразрез не с целью внешнего управления как таковой, а со средствами, которыми она (цель) достигается. В рассматриваемом случае исполнение договора должно не соответствовать мерам по восстановлению платежеспособности должника, закрепленным в плане внешнего управления <22>. Например, по одному делу внешним управляющим был заявлен отказ от исполнения договора аренды, препятствовавшего восстановлению платежеспособности истца, поскольку в план внешнего управления были включены мероприятия, связанные с использованием сданного в аренду имущества <23>.

<22> Химичев В.А. Банкротство: прекращение договорных обязательств // Арбитражная практика. 2002. N 12. С. 6.
<23> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 апреля 2001 г. N 2095.

Полагаем, что до утверждения плана внешнего управления собранием кредиторов отказ от исполнения сделки должника по основанию, что такая сделка препятствует восстановлению платежеспособности должника, не может являться обоснованным. В Законе о банкротстве логичным было бы установить, что отказ по указанному основанию может быть заявлен внешним управляющим в течение трех месяцев с момента утверждения собранием кредиторов плана внешнего управления.

Актуальным представляется вопрос, в каком процессуальном порядке контрагент должника по сделке может обжаловать отказ арбитражного управляющего от исполнения такой сделки. Контрагент должника не является лицом, участвующим в деле о банкротстве, и не имеет права на обжалование действий конкурсного управляющего в порядке, предусмотренном ст. 60 Закона о банкротстве. На практике сторона по договору, в отношении которого заявлен отказ от исполнения, обращается с иском о признании недействительным отказа арбитражного управляющего от исполнения договора должника или с иском о понуждении должника к исполнению обязательства в натуре. Эта практика основана на том, что отказ от исполнения договора должника является односторонней сделкой.

Существует точка зрения о том, что такие требования следует рассматривать как оспаривание затрагивающих права и законные интересы лица в сфере предпринимательской деятельности решений и действий (бездействия) должностного лица - конкурсного управляющего, в порядке, предусмотренном гл. 24 АПК РФ <24>. Данная точка зрения не может быть признана вполне обоснованной, поскольку, как справедливо отмечает С.В. Никитин, в порядке гл. 24 АПК РФ недопустимо оспаривание правовых актов, решений и действий органов управления хозяйственных обществ и иных организаций, например решений общего собрания, совета директоров или правления акционерного общества, поскольку такие споры носят не публичный, а частный, гражданско-правовой характер и поэтому подлежат рассмотрению по правилам искового производства <25>.

<24> Постановление ФАС Центрального округа от 14 октября 2004 г. N А14-4051-04/126/22.
<25> Комментарий к АПК РФ (постатейный) / А.А. Власов и др.; Под ред. Г.А. Жилина. М., 2004.

Правовые последствия отказа от исполнения сделок должника определяются общими положениями ГК РФ и специальными нормами Закона о банкротстве. Согласно п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Поскольку ст. 102 Закона о банкротстве допускает отказ от исполнения сделок должника, следовательно, такой отказ может быть заявлен в отношении части договора. В этом случае договор в силу п. 3 ст. 450 ГК РФ будет считаться измененным. Это означает, что отказ от исполнения сделок должника может являться как основанием прекращения, так и основанием изменения договорных обязательств должника.

В соответствии с п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Сторона по договору, в отношении которого заявлен отказ от исполнения, вправе потребовать от должника возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора должника (п. 4 ст. 102 Закона о банкротстве). Согласно п. 3 ст. 95 Закона о банкротстве данные требования подпадают под мораторий, однако проблему порядка удовлетворения требований о возмещении убытков, вызванных отказом от исполнения договора должника, Закон о банкротстве не решает.

М.В. Телюкина придерживается точки зрения о том, что при отсутствии специального указания требования кредиторов, от сделок с которыми управляющий отказался, должны удовлетворяться во внеочередном порядке, так как, по сути, они являются текущими, поскольку возникли в течение внешнего управления <26>. Напротив, С.А. Денисов относит рассматриваемую категорию требований к третьей очереди <27>.

<26> Телюкина М.В. Указ. соч. С. 376.

КонсультантПлюс: примечание.

"Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" (под ред. В.В. Витрянского) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2003.

<27> Денисов С.А., Егоров А.В., Сарбаш С.В. Реабилитационные процедуры в деле о банкротстве: Постатейный комментарий к главам V, VI, VIII Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". М.: Статут, 2003. С. 189.

Полагаем, что вторая точка зрения является более правильной. В.А. Химичев, рассматривая вопрос о порядке удовлетворения в процедурах банкротства "производных" денежных требований, к которым могут быть отнесены и убытки, связные с односторонним отказом от исполнения договора, в частности, отмечает, что существо вопроса состоит в том, следует ли рассматривать любую трансформацию неденежного требования в денежное в качестве основания возникновения денежного обязательства (ст. 307 ГК РФ). Ответ, по мнению указанного автора, следует дать отрицательный, так как убытки, представляющие собой меру гражданско-правовой ответственности, не могут быть квалифицированы как денежное обязательство <28>.

<28> Химичев В.А. Теоретические и практические аспекты установления требований кредиторов при банкротстве // Банкротство: законодательство и практика. Учебно-методические материалы консультационного семинара. Орел, 2003. С. 67.

Таким образом, проведенный анализ свидетельствует о необходимости совершенствования норм законодательства о банкротстве, касающихся одностороннего отказа от исполнения сделок должника, в целях согласования частных интересов должника, интересов кредиторов с публичным интересом в стабильности гражданского оборота, в защите интересов третьих лиц, являющихся контрагентами несостоятельного должника.