Мудрый Юрист

О гарантиях судебной защиты на стадиях апелляционной, надзорной проверки судебных решений

Борисова Е.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости <*>.

<*> Пункт 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. N 9-П.

Одной из гарантий судебной защиты является проверка законности и обоснованности судебных решений в установленном законом порядке. "Ошибочное судебное решение не может считаться правосудным, и государство обязано гарантировать защиту прав и свобод человека и гражданина от судебной ошибки. Отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает право каждого на судебную защиту, что недопустимо" <*>.

<*> Постановление Конституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 г. N 5-П.

Осуществление справедливого разбирательства дела на проверочных стадиях гражданского (арбитражного) процесса также должно обеспечиваться государством <*>.

<*> См.: Постановления и Определения Конституционного Суда РФ от 10 декабря 1998 г. N 27-П; от 28 мая 1999 г. N 9-П; от 14 января 2000 г. N 3-О; от 15 мая 2002 г. N 110-О; от 9 июня 2004 г. N 223-О.

Одной из гарантий эффективного восстановления нарушенных прав является коллегиальный состав суда, осуществляющий проверку законности и обоснованности судебных решений в апелляционном порядке.

В соответствии с ч. 3 ст. 7 ГПК дела в апелляционном порядке по жалобам на не вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей рассматриваются единолично судьей районного суда.

Представляется, что единоличное рассмотрение дел в апелляционном порядке снижает гарантии справедливой, компетентной и эффективной судебной защиты.

Вопрос о составе суда, рассматривающего дела, всегда был в науке дискуссионным, но необходимо отметить, что дискуссия о преимуществах и недостатках единоличного или коллегиального рассмотрения дела велась учеными-процессуалистами применительно к профессиональному составу суда и рассмотрению дел в суде первой инстанции.

И в науке, и на практике какие-либо сомнения в необходимости закрепления коллегиального рассмотрения дел на стадиях проверки судебных решений отсутствовали.

Например, при реформировании гражданского процессуального законодательства в ряде европейских стран вопрос о составе суда при рассмотрении дел в апелляционном, кассационном (ревизионном) порядке решался в пользу коллегиальности.

Как отмечает И.Г. Медведев, "никто во Франции не сомневается в необходимости сохранения коллегиальности при пересмотре дел в апелляционной и кассационной инстанциях, даже несмотря на их большую перегруженность по сравнению с судами первого уровня. Формально коллегиальность опосредует градацию процедуры между первой и вышестоящими инстанциями, обеспечивая, помимо прочего, единство судебной практики. Таким образом, в области апелляционного и кассационного производства речь может идти только о подтверждении принципа коллегиальности разбирательства дел" <*>.

<*> Медведев И.Г. Современные проблемы гражданского правосудия во Франции // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2001. N 1. М., 2002. С. 200.

В Германии в соответствии с первоначальным проектом Закона о реформировании гражданского процессуального законодательства 2001 - 2002 гг. коллегия апелляционного суда, как правило, передавала бы рассмотрение апелляционной жалобы одному судье для единоличного рассмотрения. По мнению многих юристов, проверка решений, вынесенных одним судьей единолично, другим судьей единолично в апелляционном производстве, повлекла бы нежелательное повышение риска вынесения неправильных решений, а также уменьшение (снижение) уровня судебной защиты. Поэтому проект Закона был изменен таким образом, что судебная коллегия (которая состоит из трех судей) вправе - но не обязана - передать жалобу одному судье для единоличного рассмотрения <*>.

<*> Штанке Э. Реформа немецкого гражданского процессуального права. Проект новелл ГПК Германии // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2001. N 1. М., 2002. С. 238.

В настоящее время, после внесения изменений в ГПК Германии Законом от 27.07.2001, апелляционный суд вправе принять определение о рассмотрении дела одним из судей апелляционного суда единолично, если:

  1. обжалованное решение было принято судьей единолично;
  2. дело не содержит особых трудностей фактического и правового характера;
  3. спор не имеет принципиального значения и уже не слушается в основном заседании по основному предмету иска (§ 526 ГПК).

О возможности рассмотрения дела в апелляционном суде судьей единолично должно быть указано в обосновании апелляционной жалобы (§ 529 ГПК).

Аналогичная правовая конструкция имелась в ГПК РСФСР в редакции Федерального закона от 27 октября 1995 г. Одни дела, перечисленные в ГПК, рассматривались единолично судьей, другие - могли быть рассмотрены судом в коллегиальном составе, если имелось соответствующее ходатайство лиц, участвующих в деле. Данный порядок применялся к рассмотрению дел в суде первой инстанции. Представляется возможным учесть этот опыт, а также опыт европейского процессуального законодательства и установить в ГПК РФ общее правило о коллегиальном рассмотрении дел в суде апелляционной инстанции. В качестве исключения из общего правила предусмотреть в ГПК случаи, при наличии которых в апелляционном производстве возможно единоличное рассмотрение дела. При этом необходимо руководствоваться мнением сторон, изложенным в апелляционной жалобе и возражениях на апелляционную жалобу, о возможном составе суда апелляционной инстанции.

Для усиления гарантий компетентной судебной защиты проверка в апелляционном порядке всех судебных решений, принятых судами по первой инстанции, должна осуществляться областными и соответствующими по уровню судами.

Не способствует обеспечению справедливой, компетентной и эффективной судебной защиты позиция Пленума Верховного Суда РФ о том, что ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, потому что этот порядок с 1 июля 2002 г. устанавливает Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях <*>.

<*> Пункт 7 Постановления от 20 января 2003 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 3.

В результате такого подхода гарантии судебной защиты граждан значительно снижены. Вопреки общим положениям ГПК РФ о том, что гражданские дела в судах кассационной и надзорной инстанции рассматриваются коллегиально (ч. 4 ст. 7 ГПК), дела об административных правонарушениях согласно ст. 30.9, 30.11 КоАП РФ рассматриваются в этих судах судьей единолично.

Распространение общей главы 23 ГПК РФ на порядок рассмотрения дел, возникающих из административных правоотношений, связанных с обжалованием примененных к гражданам административных наказаний <*>, привело бы к усилению гарантий правильного и справедливого разбирательства дел данной категории судами общей юрисдикции.

<*> Данное предложение высказывалось авторами учебника "Гражданский процесс" / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 422.

Гарантией судебной защиты также является и инстанционное устройство судов. Со времен Древнего Рима проверка судебных решений осуществлялась вышестоящими по отношению к суду первой инстанции судами. Отвечающей требованиям эффективной судебной защиты считается трехзвенная судебная система, состоящая из судов первой инстанции, апелляционных судов, кассационно-ревизионных судов. Каждая последующая инстанция является вышестоящей по отношению к предыдущей и осуществляет в пределах своей компетенции проверку судебных постановлений.

Данное правило до последнего времени не работало в арбитражном судопроизводстве. Дело, подведомственное арбитражному суду, рассматривалось судом первой инстанции, а затем проверялось судом апелляционной инстанции, который не являлся самостоятельным звеном в системе арбитражных судов и не занимал вышестоящего положения. В связи с этим в научных исследованиях и публикациях по проблемам арбитражного процесса высказывались различные критические замечания, которые в общем виде можно свести к констатации неэффективности судебного разбирательства в арбитражном суде.

С принятием изменений и дополнений в ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" <*> ситуация изменилась, поскольку были образованы арбитражные апелляционные суды. Несмотря на то что апелляционные суды создаются в тех же округах, что и кассационные суды, их месторасположение не совпадает. Например, в Центральном судебном округе кассационный суд находится в г. Брянске, а апелляционные суды - в г. Липецке и в г. Туле. Таким образом, удалось избежать концентрации в одном субъекте Российской Федерации трех судебных инстанций. Безусловно, такое решение вопроса инстанционного устройства арбитражных судов значительно повышает гарантии судебной защиты.

<*> Собрание законодательства РФ. 2003. N 27. Ст. 2698, 2699. Ч. 1.

Вместе с тем возникает необходимость в усилении гарантий справедливого и эффективного судебного разбирательства на стадии апелляционного производства. Представляется, что требуют переосмысления целый ряд норм АПК РФ. Среди них: нормы о возбуждении апелляционного производства, о возможности представления новых доказательств в арбитражный апелляционный суд, о полномочиях апелляционного суда и др. <*>

<*> См.: Борисова Е.А. О производстве в арбитражном апелляционном суде // Хозяйство и право. 2004. N 5. С. 80 - 84.

Опыт арбитражных судов по созданию инстанционной системы может быть учтен при решении вопроса об организации деятельности судов общей юрисдикции.

Представляется, что назрела необходимость в создании окружных судов, полномочных в кассационном (классическом понимании) порядке проверять законность вступивших в законную силу судебных постановлений. В настоящее время в областном и соответствующем по компетенции суде решение суда первой инстанции проверяется в кассационном порядке (п. 1 ч. 1 ст. 337 ГПК РФ) и в порядке надзора (п. 1 ч. 2 ст. 377 ГПК РФ). Такое распределение компетенции не способствует эффективному отправлению правосудия по гражданским делам.

Не гарантирует справедливой, компетентной и эффективной судебной защиты производство в суде надзорной инстанции (гл. 41 ГПК РФ).

Нормы ГПК о подсудности надзорной жалобы, об этапах производства в порядке надзора, первоначально не вызывавшие каких-либо критических замечаний <*>, при применении их на практике оказались недостаточными для четкого регулирования проверки судебных постановлений в порядке надзора.

<*> См.: Борисова Е.А. Производство по проверке судебных постановлений в порядке надзора в гражданском и арбитражном процессе // Законодательство. 2003. N 9, 10.

Если рассмотрение надзорной жалобы последовательно тремя судами надзорной инстанции до принятия ГПК РФ признавалось оправданным и целесообразным, то после принятия ГПК РФ такой порядок прохождения дел является громоздким и не отвечающим требованию закона о своевременном рассмотрении дела.

Не обеспечивает справедливой и эффективной судебной защиты неправильное применение судами надзорной инстанции ряда норм ГПК.

Примером может служить практика Верховного Суда РФ по вопросу о подсудности надзорной жалобы.

Судья Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, придя к выводу о необходимости передачи надзорной жалобы в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу, вместо передачи данной жалобы в Судебную коллегию передает ее в президиум областного и равного по компетенции суда, потому что дело по данной надзорной жалобе не рассматривалось этим судом, т.к. соответствующим определением судьи, с которым согласился председатель суда, было отказано в передаче жалобы на рассмотрение суда надзорной инстанции. При оставлении надзорной жалобы без удовлетворения заинтересованное лицо снова должно обращаться в Судебную коллегию Верховного Суда РФ с надзорной жалобой.

Подобный подход противоречит закону (ст. 382, 384 ГПК), приводит к судебной волоките и не способствует решению задачи гражданского судопроизводства о своевременной защите нарушенных прав.

Предусмотренное законом право председателя соответствующего суда надзорной инстанции не согласиться с определением судьи об отказе в истребовании дела, об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции (ч. 6 ст. 381, ч. 2 ст. 383 ГПК) на практике трансформировалось в обязанность лиц, участвующих в деле, всякий раз обращаться к данному должностному лицу, чтобы получить доступ к обращению в следующую надзорную инстанцию <*>. Подобное применение указанных норм усложняет и без того непростой порядок производства в суде надзорной инстанции, делает его формализованным и затяжным.

<*> См. подробнее: Борисова Е.А. Некоторые теоретико-практические вопросы, возникающие в гражданском процессе на стадии производства в порядке надзора // Законодательство. 2004. N 8. С. 57 - 63.

Необходимо также обратить внимание и на то, что право должностных лиц не согласиться с соответствующими определениями судьи надзорной инстанции не ограничено в ГПК каким-либо сроком. Данный факт свидетельствует о том, что рассмотрение дела в порядке надзора может длиться неопределенный период времени, что вряд ли согласуется с требованием Европейской конвенции о разумном сроке судебного разбирательства <*>.

<*> Европейский суд, рассмотрев 6 мая 2004 г. вопрос о приемлемости жалобы Денисова А.А. против Российской Федерации, пришел к выводу о том, что производство в порядке надзора нельзя считать средством правовой защиты, которое необходимо исчерпать, чтобы получить возможность обратиться с жалобой в Европейский суд.

В ГПК не регламентировано возбуждение производства в порядке надзора.

При производстве в суде надзорной инстанции не предусмотрено вынесение судом определений о принятии надзорной жалобы, о возвращении надзорной жалобы. Судебная практика складывается таким образом, что надзорная жалоба может быть возвращена письмом консультанта, работником секретариата, что также не свидетельствует об обеспечении эффективности правосудия по гражданским делам.

Производство в порядке надзора в арбитражном процессе также не может гарантировать справедливой, эффективной судебной защиты.

Несогласованность положений ст. 292, 294 и ст. 304 АПК не обеспечивает справедливого разбирательства дела на стадии проверки судебных актов в порядке надзора.

Судебная практика свидетельствует о том, что вопреки требованиям закона заявитель должен указать в заявлении о пересмотре в порядке надзора не только на нарушения норм материального и процессуального права, но и привести доводы, свидетельствующие, например, о нарушении единообразия судебной практики. Как отмечает Т.К. Андреева, "если заявитель, защищая свое право, укажет и на основания, предусмотренные в ст. 304 Кодекса, он тем самым обеспечит себе гарантии для изменения или отмены оспариваемого судебного акта" <*>.

<*> Андреева Т. Актуальные вопросы надзорного производства в арбитражном суде // Хозяйство и право. 2004. N 7. С. 14.

Представляется, что для обеспечения эффективности проверки судебных актов судом надзорной инстанции необходимо, чтобы в ч. 2 ст. 292 АПК было четко указано, что заинтересованные лица вправе оспорить в порядке надзора судебный акт, если полагают, что этим актом нарушены их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в результате нарушения арбитражным судом, принявшим оспариваемый судебный акт, единообразия судебной практики в толковании и применении норм права, прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов.

Как следствие в п. 3 ч. 2 ст. 294 АПК следует установить обязанность заявителя указать в заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора доводы, подтверждающие, по его мнению, нарушение судами при принятии оспариваемых судебных актов единообразия судебной практики в толковании и применении норм права, прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов.

Исходя из этих доводов, арбитражный суд и будет определять, имеются ли основания для пересмотра оспариваемых судебных актов.

Предложенные изменения позволят более четко разграничить полномочия судов кассационной и надзорной инстанций.

В компетенции судов кассационной инстанции будет находиться проверка вступившего в законную силу судебного акта с точки зрения правильности применения норм материального и процессуального права, а в компетенцию суда надзорной инстанции - проверка вступившего в законную силу судебного акта с точки зрения соблюдения единообразия судебной практики, прав и интересов общества и государства.

Представляется, что только с учетом данных изменений можно будет говорить о соответствии норм АПК, регулирующих производство в суде третьей (надзорной) инстанции, пункту "с" ст. 7 Рекомендаций о мерах, касающихся жалоб в суд третьей инстанции, согласно которым "жалобы в суд третьей инстанции должны подаваться в первую очередь в рамках таких дел, которые заслуживают третьего судебного рассмотрения, например дел, которые будут развивать право или которые будут способствовать единообразному толкованию закона. Их круг может быть также ограничен жалобами по тем делам, которые касаются вопросов права, имеющих значение для всего общества в целом. От лица, подающего жалобу, следует требовать обоснования того, почему его дело будет способствовать достижению таких целей" <*>.

<*> Цит. по: Андреева Т. Указ. соч. С. 16.

Внесение соответствующих изменений в гл. 36 АПК позволит характеризовать институт проверки судебных актов в порядке надзора как гарантирующий судебную защиту прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

* * *

Предоставленная законом возможность проверить судебное решение на наличие судебной ошибки является гарантией судебной защиты. Гарантируя защиту прав граждан и организаций от судебной ошибки, законодательство предусматривает механизм исправления таких ошибок. Апелляционное производство и производство в порядке надзора, являясь частями такого механизма, должны обеспечивать справедливое и эффективное разбирательство дела по апелляционной и надзорной жалобе. В настоящее время существующих в проверочных производствах гарантий недостаточно, что не может не отражаться на реализации заинтересованными лицами конституционного права на судебную защиту.