Мудрый Юрист

О соотношении письменных объяснений сторон и письменных доказательств в гражданском и арбитражном процессах

Морозов Н.В., кандидат юридических наук, адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы "Чаадаев, Хейфец и Партнеры".

При рассмотрении гражданских и арбитражных дел практически всегда используется такой вид доказательств, как объяснения сторон.

Статья 68 ГПК РФ "Объяснения сторон и третьих лиц" не устанавливает, в какой форме должны представляться объяснения сторон. Не сказано об этом и в ст. 55 "Доказательства". Форма объяснений сторон определена в ст. 35 ГПК РФ "Права и обязанности сторон, участвующих в деле", согласно которой лица, участвующие в деле, имеют право "давать объяснения в устной и письменной форме".

Так же как и в ГПК РФ, в АПК РФ форма объяснений не указана в аналогичной ст. 64 "Доказательства". В отличие от ГПК РФ в ст. 41 АПК РФ "Права и обязанности сторон, участвующих в деле" не указано, в какой форме стороны представляют свои объяснения. В этой статье закреплено право сторон "давать объяснения арбитражному суду". Форма объяснений сторон определена в ст. 81 АПК РФ "Объяснения лиц, участвующих в деле", согласно которой "лицо, участвующее в деле, представляет арбитражному суду свои объяснения... в письменной или устной форме".

Объяснения сторон являются самостоятельным видом доказательств наряду с письменными доказательствами. В процессе разбирательства гражданских и арбитражных дел нередко возникает вроде бы простой на первый взгляд вопрос: а являются объяснения стороны, представленные в письменной форме, письменным доказательством? Ответ на этот вопрос имеет практическое значение, поскольку как в ГПК РФ, так и в АПК РФ предъявляется такое требование к доказательствам, как допустимость, а именно: обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Законодательное определение письменных доказательств дается в ч. 1 ст. 71 ГПК РФ и ч. ч. 1, 2 ст. 75 АПК РФ. Следует отметить, что эти определения по своей правовой сущности совпадают.

Имеется определение письменных доказательств и в научной юридической литературе <*>. Из всех определений весьма удачным нам представляется следующее: "Письменными доказательствами является то, что содержит буквы, знаки, цифры, линии, и т.п., из чего суд получает сведения об обстоятельствах, необходимых для законного и обоснованного разрешения дела" <**>.

<*> См.: Якимов П.П. Письменные доказательства в практике арбитража. М., 1959. С. 28; Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1999. С. 209; Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 127; Никитин С.В. Теоретические основы установления достоверности письменных доказательств в гражданском судопроизводстве: Автореферат дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1983. С. 9 - 11; Юдельсон. Судебные доказательства и практика их использования в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 195; Коломийцев В.И. Письменные доказательства по гражданским делам. М., 1978. С. 10; Калпин А.Г. Письменные доказательства в судебной практике по гражданским делам: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 7.
<**> Власов А.А. Гражданский процесс: Учебное пособие. М.: Издательство "Эксмо", 2005. С. 195.

В отличие от научного определения законодательное определение письменных доказательств содержит не только само определение, но и включает перечисление того, что является письменными доказательствами. Следует обратить внимание на то, что в числе документов и материалов, перечисленных в ст. 71 ГПК РФ и в ст. 75 АПК РФ, не указаны объяснения в письменной форме.

Объяснения сторон, в том числе и в письменной форме, возникают уже в ходе судебного разбирательства и не могут возникать до его начала, поскольку отсутствуют в этом случае как цель, так и основания их составления. В отличие от них различные документы и материалы, которые имеют значение для дела в случае его возбуждения, в подавляющем большинстве случаев существуют до начала судебного разбирательства и вне какой-либо связи с ним <*>. Будучи представлены стороной в качестве обоснования своей позиции, они приобретают статус письменных доказательств.

<*> См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1999. С. 209.

Относительно момента возникновения письменных доказательств существуют различные точки зрения. Некоторые авторы полагают, что письменные доказательства возникают до начала судебного процесса <*>. С этой позицией едва ли можно согласиться. Письменные доказательства могут быть подготовлены и после начала судебного процесса. Например, справка налогового органа об отсутствии задолженности по уплате налогов может быть составлена этим органом и представлена стороной по делу и после начала судебного процесса. Как в гражданском, так и в арбитражном процессе такие письменные доказательства, как приговор или решение суда, служащие основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, могут возникнуть даже после рассмотрения дела в надзорной инстанции.

<*> См.: Власов А.А., Лукьянова И.Н., Некрасов С.В. Особенности доказывания в судопроизводстве: Научно-практическое пособие. М.: Издательство "Экзамен", 2004. С. 170.

На наш взгляд, имеется и такой признак, позволяющий отличать письменное объяснение от письменного доказательства, как основания их возникновения. Объяснение стороны по делу является актом ее волеизъявления, и поэтому его содержание отражает, как правило, ту субъективную позицию стороны, которая ей выгодна для обоснования своих требований или возражений относительно исковых требований. В них могут излагаться ссылки на обстоятельства, представляющие интерес для стороны, и умалчиваться такие, которые ухудшают ее позицию. Нередко утверждения и доводы, содержащиеся в объяснениях, не соответствуют действительности или являются надуманными, а иногда и откровенно ложными. Помимо этого, сторона может и не представлять объяснение в судебное разбирательство. Так бывает, когда одна из сторон, как правило ответчик, просто не является в судебное заседание.

В отличие от письменного объяснения содержание письменного доказательства не зависит от волеизъявления стороны, его представившей, поскольку является объективным закреплением тех обстоятельств и фактов, в связи с которыми оно подготовлено. Сторона может по своему усмотрению представлять в судебном процессе письменное доказательство или воздержаться от такового, но она не может по своему усмотрению изменять его содержание, даже если его составление относится к компетенции стороны, - в противном случае такое доказательство будет подложным или фальсифицированным. Такой довод подтверждается, например, определением документа, которое дается в ст. 2 Федерального закона Российской Федерации от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации": "Документированная информация (документ) - зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать".

Объяснения в письменной форме отличаются от письменного доказательства и по своему обязательственному значению. Как уже отмечалось, письменные объяснения появляются после начала судебного процесса и содержат сведения о фактах, волеизъявления, суждение о юридической квалификации правоотношений, мотивы и аргументы, выгодные стороне, представившей объяснения, а также и другую информацию, которую стороны могут излагать в защиту своей позиции <*>. Но при этом следует особо отметить, что письменные объяснения стороны не являются документом, на основании которого у сторон спорного отношения существовали или могли существовать обязательственные правоотношения до возникновения спора. Не возникают такие отношения и в ходе судебного разбирательства после представления одной из сторон своих письменных объяснений. Иными словами, исходя из нормативно-правового смысла содержания п. 2 ст. 307 ГК РФ, письменные объяснения стороны по делу не являются основаниями возникновения обязательств между сторонами спора.

<*> См.: Власов А.А., Лукьянова И.Н., Некрасов С.В. Особенности доказывания в судопроизводстве: Научно-практическое пособие. М.: Издательство "Экзамен", 2004. С. 36.

В отличие от письменных объяснений сторон многие письменные доказательства, указанные в ст. 71 ГПК РФ и в ст. 75 АПК РФ, в случае, если они являются относимыми, по своей правовой природе являются или могут являться основаниями возникновения обязательств между сторонами спорного правоотношения. При этом обязательства возникают или должны были возникнуть на основании письменных доказательств до появления спора и могут существовать и при отсутствии спора. Каждая сторона в споре представляет свои письменные доказательства с одной целью - обосновать и, соответственно, доказать, что на основании именно этих письменных доказательств существует или отсутствует обязательство между сторонами в целом или его составная часть. В конечном счете каждая сторона в споре представляет письменные доказательства для обоснования своих доводов о том, что именно эти письменные доказательства являются подтверждением наличия у нее конкретных прав и отсутствия тех обязанностей, которые по утверждению противоположной стороны у нее должны иметься.

Таким образом, сравнительный анализ соотношения таких доказательств в гражданском и арбитражном процессах, как объяснения в письменной форме и письменного доказательства, приводит к выводу о том, что объяснения стороны, изложенные письменно, являются письменной формой такого доказательства, как объяснения, но не становятся от этого другим видом доказательства, а именно - письменным доказательством.

Этот вывод имеет непосредственное практическое значение. Как в гражданском, так и в арбитражном процессе одна из сторон нередко пытается обосновать свои требования путем подмены понятий письменного объяснения и письменного доказательства, представляя письменное объяснение другой стороны как письменное доказательство законности и обоснованности своих требований. Такое поведение особенно характерно в случаях, когда обстоятельства дела могут подтверждаться только письменными доказательствами и никакими иными <*>.

<*> Автору знакомы такие случаи из его собственной судебной практики.

В качестве примера можно привести следующее дело из судебной практики. В 1995 г. А. продала К. принадлежащий ей на праве собственности дом. В 1999 г. она обратилась в суд с иском о признании договора купли-продажи этого дома недействительным, ссылаясь на следующее. При оформлении сделки у нотариуса она была уверена, что заключает договор купли-продажи с условием пожизненного содержания, К. обязалась содержать ее и это исполняла в течение трех лет, но затем у них испортились отношения, ей стало известно, что ответчица ее обманула, заключив договор купли-продажи без условия пожизненного содержания.

Решением суда первой инстанции иск А. был удовлетворен, договор купли-продажи признан недействительным.

Указанное решение, а также определение суда кассационной инстанции, которым решение оставлено без изменения, отменены Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск А., суд на основании показаний свидетелей признал установленным, что истица была введена в заблуждение о предмете договора, поскольку считала, что заключен договор купли-продажи дома с условием ее пожизненного содержания.

Однако эти выводы суда признаны неправильными.

Выводы о том, что К. ввела в заблуждение А. относительно предмета договора (фактически между сторонами был заключен договор купли-продажи с условием пожизненного содержания продавца), письменными доказательствами по делу не подтверждены.

Между тем в соответствии со ст. 54 ГПК РСФСР (ст. 60 ГПК РФ) обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

Договор купли-продажи дома, а также договор купли-продажи с условием пожизненного содержания относятся к сделкам, совершаемым в письменной форме (ст. 161 ГК РФ), а в случаях, предусмотренных соглашением сторон, - в нотариально удостоверенной форме, хотя по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась (ч. 2 ст. 163 ГК РФ).

Согласно ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Суд же сделал свой вывод, основываясь только на показаниях свидетелей.

А. в силу ст. 50 ГПК РСФСР (ст. 56 ГПК РФ) должна доказать, что договор купли-продажи дома заключен с условием пожизненного содержания продавца; при этом ей необходимо представить письменные доказательства <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 6.

В приведенном примере суд отказал истице в иске потому, что она обосновывала свои требования о признании договора купли-продажи дома недействительными показаниями свидетелей. Суд же указал, что для признания договора купли-продажи дома заключенным с условием пожизненного содержания необходимо представление письменных доказательств.

В другом случае истица подала иск о расторжении договора купли-продажи квартиры, поскольку, как она полагала, договор был заключен с пожизненным содержанием и, как утверждала истица, ответчик (покупатель квартиры) такое содержание предоставлял, а потом прекратил его предоставление. В действительности договор был заключен только с правом пожизненного проживания, что и было установлено судом на основании письменных доказательств, имеющихся в деле.

Допустим, что в первом случае ответчица представила бы в суд свои письменные объяснения, из которых следовало бы, что она в течение нескольких лет предоставляла содержание истице, а потом прекратила в силу субъективных обстоятельств.

В другом случае ответчик указал в своих письменных объяснениях, что он иногда оказывал истице некоторую материальную помощь, учитывая ее преклонный возраст и состояние здоровья. В какой-то момент ответчик прекратил оказывать и эту эпизодическую помощь, поскольку истица исключительно по своей инициативе прекратила всякие отношения с ответчиком. В судебном заседании представитель истицы утверждал, что письменные объяснения ответчика являются не чем иным, как письменным доказательством наличия у ответчика обязанности по предоставлению содержания, и прекращение его предоставления является прямым нарушением этой обязанности.

Применительно к этим двум примерам уместно поставить следующие вопросы: являются ли такие письменные объяснения доказательством наличия обязанности по предоставлению содержания и тем более письменным доказательством? Должен ли был суд удовлетворить в этих случаях исковые требования о признании договора купли-продажи дома недействительным или о его расторжении?

Исходя из содержания определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по упомянутому делу, даже при наличии письменных объяснений ответчицы о том, что она предоставляла содержание истице, и письменных объяснений ответчика во втором примере о том, что он оказывал эпизодическую помощь истице, суд также должен вынести решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Прежде всего, письменные объяснения в обоих случаях не являются доказательствами, и тем более письменными, наличия у ответчиков юридической обязанности по предоставлению содержания. Для обоснования существования обязанности по предоставлению содержания необходимо доказать, с использованием письменных доказательств, что эта обязанность возникла и существовала до подачи иска о ее наличии. Как правило, обязанности возникают из сделки одновременно с ее совершением <*>. Письменные объяснения же в обоих случаях представлены после предъявления иска.

<*> Фогельсон Ю.Б. Избранные вопросы общей теории обязательств. Курс лекций. М.: Юристъ, 2001. С. 131.

Обязанность по предоставлению содержания при заключении таких договоров возникает одновременно с заключением договора, если она ясно, с указанием всех существенных условий (срока предоставления, периодичности предоставления, вида и размера содержания) закреплена в договоре. Обязанность по предоставлению содержания может возникнуть и после заключения договора купли-продажи жилого помещения, но только при условии, когда между сторонами будут оформлены обязательственные отношения по форме, требуемой законом. В соответствии требованиями закона (ст. ст. 160 - 162, 556, 558 ГК РФ, ст. 60 ГПК РФ) только документы, предусмотренные законом для оформления договоров купли-продажи жилых помещений, могут служить письменными доказательствами наличия или отсутствия у сторон тех или иных обязанностей, возникающих из этих договоров.

Письменное объяснение является лишь актом волеизъявления стороны в споре, излагающим фактические обстоятельства, но не является основанием возникновения обязательства между сторонами, поскольку не является надлежащей формой установления и закрепления обязательственных правоотношений между сторонами.

В вышеприведенных примерах письменные объяснения являются лишь письменным изложением тех действий, которые ответчики совершали в пользу истцов в силу своей доброй воли, используя свое право на распоряжение своим имуществом, но не во исполнение правовой обязанности, поскольку последняя не была закреплена в надлежащей форме до возникновения спора о наличии обязанности по предоставлению содержания. При этом только такая форма и ничто иное может служить письменным доказательством наличия обязанности по предоставлению содержания.

Если предположить, что обязанность у одного лица (например, участника благотворительной деятельности) по отношению к другому лицу может возникать на основании письменных документов, подтверждающих факт совершения участником благотворительной деятельности каких-либо действий в пользу другого лица не во исполнение своей правовой обязанности, надлежаще оформленной, а на основании своей доброй воли и бескорыстности, то тогда такая обязанность сразу же возникала бы у всех юридических лиц, осуществивших хотя бы один раз благотворительную деятельность. Дело в том, что в соответствии с правилами ведения бухгалтерского учета даже минимальная благотворительная помощь должна быть оформлена целым рядом распорядительных и финансовых документов.

Исходя из содержания п. 2 ст. 308 ГК РФ, на основании договора купли-продажи жилого помещения возникает обязательство, в соответствии с которым у покупателя возникают обязанность уплатить денежную сумму за жилое помещение и право на получение жилого помещения, а у продавца - обязанность по передаче жилого помещения и право на получение денежной суммы в качестве платы за квартиру. В случае если бы договорами купли-продажи жилого помещения была предусмотрена обязанность предоставления покупателем содержания продавцу, то обязательство между сторонами имело бы уже иное содержание.

Следует согласиться с Ю.Б. Фогельсоном в том, что "основа любого обязательства - обязанность должника" <*>. При этом он дает следующее определение обязанности: "Гражданско-правовая обязанность порождает обязательства только в тех случаях, когда участие в исполнении обязанности лица, в пользу которого обязанность исполняется, необходимо либо по содержанию самой обязанности, либо по характеру возникновения отношений" <**>.

<*> Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 87.
<**> Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 87.

Из этого определения следует, что отсутствие между сторонами надлежаще оформленной обязанности должника означает отсутствие и обязательства, возникающего на основании этой обязанности, т.е. той правовой связи (правоотношения), которая связывает стороны. Отсутствие обязательства означает и отсутствие основания для правовых требований к должнику.

В вышеприведенных примерах письменные объяснения не могут служить письменными доказательствами наличия обязанности по предоставлению содержания и по следующим основаниям.

Обязанность не может существовать, если не определен ее предмет <*>, представляющий собой действие или бездействие, которое должно исполнить обязанное лицо <**>. Поскольку в предъявленных исках утверждается, со ссылкой также и на письменные объяснения ответчиков, что обязанность по предоставлению содержания существует на основании договоров купли-продажи жилых помещений, то такая обязанность должна была бы содержать и конкретные, существенные условия ее исполнения, закрепленные договором, как это предусмотрено ст. 432 ГК РФ. Письменные объяснения не устанавливают ни саму обязанность по предоставлению содержания, ни ее содержание в виде конкретных, существенных условий ее исполнения. При таких обстоятельствах, соответственно, следует признать отсутствующими как саму обязанность по предоставлению содержания, так и права требования, которые вытекали бы из ее существования.

<*> Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 118.
<**> Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 88.

Для проведения разграничения между письменными объяснениями сторон в гражданском и арбитражном процессах и письменными доказательствами целесообразно привести и проанализировать следующий пример.

Двое граждан заключили договор займа в устной форме, по которому займодавец передал заемщику деньги на сумму свыше десяти минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). В установленный срок заемщик сумму займа не вернул, и займодавец обратился в суд с иском о взыскании с заемщика суммы займа. Заемщик представил в судебное заседание свое письменное объяснение, в котором он признавал как факт получения займа, так и предъявленные к нему исковые требования. Будут ли в этом случае письменные объяснения заемщика являться письменным доказательством наличия его обязанности по возврату суммы займа?

Как это ни покажется странным на первый взгляд, но письменные объяснения заемщика не являются письменным доказательством его обязанности по возврату долга. Обязанность по возврату займа на сумму свыше десяти МРОТ возникает из договора займа, заключенного в письменной форме в момент передачи денег, поскольку он является реальным договором. Следовательно, исходя из содержания п. 2 ст. 808 ГК РФ, в его нормативно-правовой связи с п. 1 ст. 162 ГК РФ, договор, расписка или иной документ, удостоверяющие передачу заемщику определенной денежной суммы, будут являться допустимыми письменными доказательствами наличия у заемщика обязанности по возврату суммы займа.

До предъявления иска о возврате суммы займа на суммы свыше 10 МРОТ обязанность по его возврату, пусть даже и при отсутствии правильно оформленного договора займа, уже существовала. Отсутствие в данном случае письменного оформления займа не исключает наличия этой обязанности как таковой, а просто ее исполнение становится признаком добросовестности заемщика. Представленное в данном случае письменное объяснение не является надлежащим оформлением обязанности по возврату займа. При рассмотрении в суде иска о возврате суммы займа оно является лишь признанием стороны - письменным актом волеизъявления заемщика, направленного фактически на добровольное исполнение своей обязанности по возврату долга.

В гражданском процессуальном праве сложилось мнение, что признание стороной иска по своей сути не является судебным доказательством <*>.

<*> См.: Власов А.А., Лукьянова И.Н., Некрасов С.В. Указ. соч. С. 41.

В целом можно сделать вывод о том, что письменные объяснения стороны в гражданском или арбитражном деле, содержащие сведения о том, что сторона (ответчик) совершала какие-либо действия в пользу другой стороны в силу своей доброй воли, а не правовой обязанности, наличие или отсутствие которой должно подтверждаться по закону письменными доказательствами, не являются и не могут являться письменными доказательствами наличия такой обязанности у ответчика только на основании его письменных объяснений.

Для правильного рассмотрения и разрешения гражданских и арбитражных дел было бы весьма целесообразно и полезно, если бы Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Пленум Верховного Суда Российской Федерации включили соответствующие разъяснения о различии и соотношении между письменными объяснениями сторон и письменными доказательствами в один из принимаемых ими документов.