Мудрый Юрист

"Профсоюзы адвокатов": проблемы правовой легитимности

Яртых И.С., председатель коллегии адвокатов "ЯРТЫХ и коллеги", кандидат юридических наук.

Активная государственная реформаторская деятельность начала 90-х годов ушедшего века не оставила в стороне и адвокатуру как профессиональную корпорацию. Получив относительную свободу и независимость, адвокатское сообщество начало активно искать формы самоорганизации. Начинавшаяся судебная реформа дала зеленый свет многим инициативам, призванным выработать наиболее приемлемые формы организации адвокатской деятельности и самоорганизации адвокатского сообщества. В результате этого на свет появились многочисленные адвокатские объединения, которые, как полагали их учредители, позволят решить вопросы самоуправления и самореализации адвокатуры как института гражданского общества. Большая часть адвокатских общественных организаций, учрежденных в начале 90-х годов, оказались нежизнеспособными. Они прекратили свое существование, не выдержав испытания временем, и рухнули под бременем возложенных на себя обязанностей. В то время как наиболее перспективные и эффективные инициативы не только не умерли, но после принятия Федерального закона N 63-Ф3 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" от 31 мая 2002 г. (далее - Закон об адвокатуре) получили новый импульс для своего развития. Есть в этом ряду и такие примеры адвокатской организаторской самодеятельности, которые хотя пока формально и существуют, но их легитимность весьма сомнительна с юридической точки зрения и чрезвычайно невнятна с учетом правовой природы адвокатской деятельности и чаяний адвокатов.

К числу таких организаций мы позволим себе отнести так называемые "адвокатские профсоюзы". На момент написания настоящей статьи в Федеральном регистре Министерства юстиции РФ зарегистрировано два общероссийских профессиональных союза адвокатов. Примечательным является то, что оба они зарегистрированы по одному и тому же юридическому адресу и с одним и тем же названием. При попытке выяснить, не является ли эта информация ошибкой, мы получили официальный ответ, из которого следует, что это два разных "профсоюзных" объединения.

Мы не станем углубляться в историю учреждения этих организаций, заметим лишь справедливости ради, что у истоков "адвокатского профсоюзного движения" стоял некто г-н С.Д. Степанов, который на определенном этапе своей деятельности "неосмотрительно" привлек к совместной работе г-на С.А. Кривошеева. Между этими добропорядочными господами в конечном итоге возник конфликт за право возглавлять "всероссийское адвокатское профсоюзное движение". Результатом этой непримиримой борьбы стали два клона, которые и были зарегистрированы Министерством юстиции РФ по одному и тому же юридическому адресу и отличаются друг от друга лишь тем, что один профсоюз слово "адвокатов" в названии пишет с маленькой буквы, а другой - с большой.

Имела место и попытка создать Межрегиональный профсоюз адвокатов города Москвы и Московской области. У истоков этой инициативы стоял известный московский адвокат Л.Ф. Хейфец. Однако, как нам известно, дальше проведения "круглых столов" по обсуждению данной инициативы и призывов к адвокатам вступать в "профсоюз" дело не пошло.

Анализ учредительных документов, полученных в зарегистрированных профсоюзах, подтвердил наше предположение об их практически полной идентичности. Уставы обоих общероссийских профсоюзов похожи между собой, как братья-близнецы. Поэтому положим в основу нашего исследования Устав Профессионального союза Адвокатов России, возглавляемого адвокатом Кривошеевым. Нам представляется это интересным и потому, что С.А. Кривошеев известен в адвокатском сообществе как инициатор многих "революционных новаций". Сегодня ко всему прочему г-н Кривошеев является членом Совета Адвокатской палаты г. Москвы, что свидетельствует о его определенном авторитете и наличии сторонников, среди которых наверняка есть те, кто разделяет идею "адвокатского профсоюза", а возможно, и являются членами оного.

Целями настоящей статьи являются как научно-правовой анализ самой идеи создания организаций подобного рода, так и юридический мониторинг их уставных документов.

Анализ правовых основ создания адвокатских профсоюзов следует отнести к тому времени, когда собственно учреждались эти организации. Как следует из документов Профессионального союза адвокатов России (далее - Профсоюз), учреждена эта организация 19 марта 1999 г. в г. Москве, изменения и дополнения в Устав были внесены на Втором (внеочередном) съезде, состоявшемся 9 декабря 2001 г.

Время было смутное, реформа адвокатуры топталась на месте, коллегии адвокатов - единственно легитимные адвокатские объединения - не предлагали ничего нового в решении проблем. Федеральный Союз адвокатов России, самая крупная общественная организация адвокатуры, увлекся "объединением" традиционных коллегий адвокатов и экспериментальных (создаваемых в порядке эксперимента, проводившегося Министерством юстиции РФ), которые в адвокатском обиходе назывались "параллельными коллегиями". А в это время наиболее активные адвокаты искали формы самоорганизации, позволявшие решать насущные проблемы.

Из Устава Профсоюза, на наш взгляд, представляют интерес те его положения, анализ которых позволит ответить на анонсированный в заглавии настоящей статьи вопрос: "адвокатский профсоюз" - каковы основания его легитимности? Таковыми разделами исследуемого документа представляются: "Общие положения", "Цели и задачи".

Из Общих положений Устава Профсоюза усматривается, что:

"1.1. Общероссийская общественная организация "Профессиональный союз Адвокатов России", именуемая далее "Профсоюз", является самостоятельной общественной организацией, объединяющей на добровольной основе, по профессиональному признаку следующие категории граждан: адвокатов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в составе коллегий, адвокатских бюро или самостоятельно без образования юридического лица на территории Российской Федерации, граждан Российской Федерации.

1.2. Общественная организация "Профсоюз Адвокатов России" осуществляет свою деятельность на основании:

Конституции Российской Федерации;

Всеобщей Декларации прав человека;

Принципов международного профсоюзного движения;

ратифицированных и действующих в Российской Федерации международных договоров;

Законов Российской Федерации "Об общественных объединениях", "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности";

других законов и законодательных актов Российской Федерации, ведомственных нормативных актов и настоящего Устава.

1.4. Профсоюз в своей деятельности независим от органов исполнительной власти, местного самоуправления, работодателей, их объединений (союзов, ассоциаций), политических партий и других объединений, им не подотчетен и не подконтролен.

1.5. Профсоюз участвует в решении социально-экономических и иных вопросов, касающихся членов Профсоюза, в соответствии с действующим законодательством.

1.6. Полное наименование: Общероссийская общественная организация "Профессиональный союз Адвокатов России", сокращенное наименование: "Профсоюз Адвокатов России".

Из текста п. 1.1 Общих положений вытекает, что Профсоюз объединяет на добровольных началах исключительно адвокатов. Отсылка в тексте на участие адвокатов в различных видах адвокатских образований может не приниматься во внимание, так как в ней перечислены практически все формы первичной адвокатской самоорганизации, наиболее часто встречавшиеся на момент внесения последних поправок в Устав. Отсутствие в исследуемом разделе таких форм адвокатских организаций, как адвокатское партнерство и юридическая консультация, следует отнести к техническим пробелам Устава, связанным с необходимостью внесения изменений и дополнений после принятия Закона об адвокатуре, вступившего в силу лишь в мае 2002 г.

Следует обратить внимание и на указание в цитируемой статье на множественность категорий граждан, которые могут стать членами профсоюза. Если под множественностью понималось категорийное различие между адвокатами, работающими в различных адвокатских образованиях, то с натяжкой такую формулировку можно принять. Если же под множественностью категорий подразумевались иные юристы, не являющиеся адвокатами, то в таком случае возникает вопрос: по какому праву Профсоюз назван адвокатским? Внимательное изучение всего текста Устава позволяет с уверенностью сделать вывод, что Профсоюз создавался исключительно с целью объединения адвокатов и защиты их социально-трудовых прав. Принципиальные с точки зрения юриспруденции технические погрешности оставим на совести авторов и отнесем их к разряду "незначительных технических ошибок", которые не влияют на существо исследования.

Таким образом, членами Профсоюза, по смыслу Устава, могут быть лишь адвокаты, т.е. граждане, приобретшие в установленном законом порядке право на занятие специфическим видом деятельности - адвокатской. В обоснование этого тезиса в п. 1.2 Общих положений Устава учредителями делается ссылка на ряд основополагающих документов, которые, по их мнению, составляют правовую основу учреждения данной организации. Безусловно, все перечисленные в Уставе документы имеют в своих текстах правовые нормы, позволяющие говорить о праве граждан на объединение с целью защиты своих трудовых прав, но имеют ли эти нормы отношение к адвокатуре и адвокатской деятельности, нам предстоит разобраться.

В исследуемом пункте Устава Профсоюза перечисляются четыре основополагающих документа, составляющих, по мнению учредителей, правовую базу организаций такого рода: Конституция РФ, Всеобщая Декларация прав человека 1948 г., Закон РФ "Об общественных объединениях", Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 10-ФЗ (с изменениями от 21 марта 2002 г., 30 июня, 8 декабря 2003 г.) "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (далее - Закон о профсоюзах). В качестве иных правовых оснований создания данного Профсоюза указаны: Принципы международного профсоюзного движения; международные договоры, ратифицированные Российской Федерацией; другие законы и законодательные акты Российской Федерации и ведомственные нормативные акты.

Мы не будем подробно останавливаться на каждом вышеупомянутом правовом акте в отдельности, однако вынуждены обращаться к ним в той части, которая поможет нам раскрыть проблему закрепленных в них правоположений в совокупности. Позволим себе заметить также, что перечень основополагающих правовых актов по исследуемой теме значительно шире, и мы при необходимости будем к ним апеллировать.

Право каждого на участие в объединении, как следует из Конституции РФ, относится к базовым ценностям общества и государства, основанным на принципах господства права и демократии, и включает в себя право свободно создавать объединения для защиты своих интересов и свободу деятельности общественных объединений.

К исследуемому вопросу в Конституции РФ могут быть отнесены ст. 7, в п. 2 которой записано: "В Российской Федерации охраняется труд..."; ст. 17 - 19, определяющие общие гарантии прав и свобод человека и гражданина, ст. 30, прямо указывающая, что "каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется"; ст. 37, определяющая общие конституционные принципы, гарантирующие право на труд; ст. 45, где говорится, что "каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом".

Таким образом, из вышеперечисленных конституционных норм можно сделать вывод, что все они регулируют и гарантируют в совокупности право на труд и трудовые отношения.

Приведенные выше международно-правовые акты, ссылки на которые делаются в Уставе Профсоюза, в целом закрепляют и подтверждают нормы, нашедшие отражение в Конституции РФ. Признавая международные нормы в этой области, следует отметить, что реализация этих прав регламентируется такими международно-правовыми актами, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.; Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Европейская социальная хартия 1961 г. (в ред. 1996 г.).

Базовыми для мирового профсоюзного движения также являются документы Международной организации труда (МОТ), одним из основополагающих актов в защиту права на объединение в профсоюзы которой является Конвенция МОТ N 87 "О свободе ассоциации и защите права на организацию", принятая в Сан-Франциско 9 июля 1948 г. и одобренная Генеральной Ассамблей Организации Объединенных Наций. Статья 2 данной Конвенции четко очерчивает круг лиц, чьи права она призвана защищать. В Конвенции записано: "Трудящиеся и предприниматели без какого бы то ни было различия имеют право создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также право вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам этих последних". Развивает это положение ст. 3 Конвенции, которая гласит:

"1. Организации трудящихся и предпринимателей имеют право вырабатывать свои уставы и административные регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат и свою деятельность и формулировать свою программу действий.

  1. Государственные власти воздерживаются от всякого вмешательства, способного ограничить это право или воспрепятствовать его законному осуществлению".

Развивает и закрепляет ранее продекларированные положения в области защиты прав на объединение с целью защиты трудовых прав и Декларация МОТ "Об основополагающих принципах и правах в сфере труда и механизм ее реализации" от 18 июня 1998 г. Из процитированных основных положений этих Деклараций очевидно, что они призваны защитить право на объединение работников (тружеников по найму) и предпринимателей, т.е. людей, преследующих получение коммерческой прибыли. Однако в соответствии с п. 2 ст. 1 Закона об адвокатуре адвокатская деятельность не является предпринимательской. Таким образом, ни под одну категорию граждан, право на объединение которым гарантировано вышеперечисленными международными правовыми актами, адвокаты России не подпадают.

В развитие закрепленного ст. 37 Конституции РФ права граждан на объединение в профессиональные союзы в России действует вышеназванный специальный Закон о профсоюзах. Внимательно исследуя Закон, мы в конечном счете приходим к выводу, что для того, чтобы разобраться в существе поднятой проблемы, достаточно будет остановиться на анализе лишь двух его статей, но, как нам представляется, наиважнейших.

Статьей 2 Закона профессиональный союз определяется как "добровольное общественное объединение граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, создаваемое в целях представительства и защиты их социально-трудовых прав и интересов".

Далее в ст. 3 указывается: "общероссийский профсоюз (выделено автором) - добровольное объединение членов профсоюза - работников одной или нескольких отраслей деятельности, связанных общими социально-трудовыми и профессиональными интересами, действующее на всей территории Российской Федерации или на территориях более половины субъектов Российской Федерации либо объединяющее не менее половины общего числа работников одной или нескольких отраслей деятельности".

Таким образом, по смыслу процитированного Закона во взаимосвязи с вышеупомянутыми международными правовыми актами главной задачей Профсоюза является защита трудовых и сопутствующих им социальных прав граждан.

Само собой разумеется, что адвокатская деятельность есть трудовая деятельность. Адвокат, осуществляя свои профессиональные обязанности затрачивает физические, интеллектуальные, моральные усилия, производит материальные затраты организационного, технического и иного характера. Делает он все это с целью оказания квалифицированной юридической помощи нуждающимся в ней и получает за это денежное вознаграждение. Таким образом, в адвокатской деятельности присутствуют все элементы, составляющие понятие труда: затраты, трудовая деятельность, конечный продукт, обусловленный ею, и стоимость, возникшая в результате этой деятельности. Однако адвокатская деятельность производит своеобразный продукт, он выбивается из общего категорийного ряда, описывающего различные виды трудовой деятельности. На протяжении всей истории существования адвокатуры ученые и практики так и не пришли к однозначному выводу, что есть труд адвоката. Одни упорно говорят об определенном виде производственной деятельности, другие отстаивают позицию, из которой следует, что адвокатская деятельность есть разновидность творческого, интеллектуального труда. Истина, как представляется, находится где-то посередине, и адвокатская деятельность, в основе которой лежит индивидуальный и в основном интеллектуальный труд, не может быть приравнена к производственной или к исключительно интеллектуальной, но преследующей коммерческую выгоду деятельности. Особенность продукта адвокатской деятельности состоит в том, что адвокат, являясь самозанятым экономическим субъектом, действует в специфическом правовом режиме, установленном государством, с целью обеспечения доступности квалифицированной юридической помощи для самых широких категорий, нуждающихся в ней. Для адвокатской деятельности не применимы те экономические нормы и правила, которые характеризуют предпринимательскую деятельность. Адвокат, создавая продукт, не создает прибавочную стоимость, а следовательно, не получает прибыль. Адвокат действует самостоятельно, независимо, на свой страх и риск, а вознаграждение, получаемое им, собственно, и является платой за труд.

В ст. 1 Закона об адвокатуре адвокатская деятельность определяется как "квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее - доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию"; далее в той же статье законодатель подчеркивает, что "адвокатская деятельность не является предпринимательской".

Взаимоотношения адвоката с доверителем строятся на специфическом виде соглашений, которые не относятся к категории трудовых договоров. В соответствии со ст. 25 Закона Соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Таким образом, в отношениях между адвокатом и доверителем, имеющих место в адвокатской деятельности, отсутствует элемент трудового найма. Соглашение об оказании юридической помощи следует отнести к особой форме гражданско-правовых сделок, особенность которых прямо прописана и регулируется специальным законом. Из анализа Закона об адвокатуре очевиден вывод об отсутствии у адвоката "работодателя", а следовательно, и трудовых отношений в том понимании, которое отразил законодатель в Законе о профсоюзах и которые регулируются Трудовым кодексом РФ.

Далее проанализируем интересующие нас проблемы сквозь призму Закона о профсоюзах. С точки зрения субъективного состава лиц, отношения которых он регулирует, очевидно, что субъектами правоотношений, регулируемых настоящим Законом, являются: профсоюзная организация, профсоюзный представитель, организация, работодатель, работник, член профсоюза. Так, в ст. 3 Закона содержатся следующие определения:

"Работодатель - организация (юридическое лицо), представляемая ее руководителем (администрацией), либо физическое лицо, с которым работник состоит в трудовых отношениях;

работник - физическое лицо, работающее в организации на основе трудового договора (контракта), лицо, занимающееся индивидуальной предпринимательской деятельностью, лицо, обучающееся в образовательном учреждении начального, среднего или высшего профессионального образования;

член профсоюза - лицо (работник, временно не работающий, пенсионер), состоящее в первичной профсоюзной организации".

По смыслу данной статьи основными правоотношениями, регулируемыми настоящим Законом, являются правоотношения между наемным рабочим и работодателем. Профсоюз же в них выступает как посредник (в силу Закона) или уполномоченный работником (если последний является членом Профсоюза) представитель его трудовых интересов.

Возвращаясь к адвокатской деятельности, напомним: мы пришли к заключению, что адвокат не имеет работодателя, не является наемным работником, а отношения, регулируемые Соглашением о юридической помощи, не являются трудовыми. Из вышеизложенного очевиден вывод: адвокаты не могут объединяться в профессиональные союзы с целью защиты своих трудовых прав и профессиональных интересов в порядке, предусмотренном Законом о профсоюзах, поскольку это противоречит как вышеназванному Закону, так и Закону об адвокатуре.

Наверное, г-н Кривошеев поспешит возразить мне: а как же быть с правом на объединение, как защищать свои трудовые права и иные профессиональные интересы?

Право на объединение у адвокатов никто не отбирал, а ограничено оно в соответствии с публичными интересами специальным Федеральным законом.

Что же касается отстаивания трудовых прав, этот вопрос значительно сложнее. Позволим себе кратко высказаться на эту тему. Защита трудовых прав адвокатов представляется, безусловно, нужным и важным делом. Однако, чтобы правильно представлять себе предмет защиты, необходимо его четко сформулировать. Итак, какие трудовые и сопутствующие им социальные права имеются применительно к адвокатской деятельности и подлежат защите?

Первым, на наш взгляд, является право адвоката на свободу в отношениях с клиентом (свобода соглашения о юридической помощи). Далее следует перечислить: право на адекватное вознаграждение за оказанную юридическую помощь; право на участие в урегулировании экономических отношений, возникающих между органами государственной власти и адвокатом при выполнении поручений по назначению; право на беспрепятственное осуществление адвокатской деятельности; право на защиту от посягательств; право на государственную социальную защиту, предусмотренную для иных категорий граждан. Эти основные социально-трудовые права адвокатов нуждаются в защите, которая предусмотрена Законом об адвокатуре и должна осуществляться как общественными организациями адвокатуры в рамках Закона об общественных объединениях, так и адвокатскими палатами, которым прямо предписано Законом это делать.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод: адвокатские профсоюзы следует рассматривать как этап творческого поиска адвокатского сообщества в выборе форм и методов самоорганизации, обусловленных конкретными историческими условиями. Сегодня представляется разумным не просто ликвидировать эти организации, а найти формы передачи ими своего опыта легитимным адвокатским объединениям (адвокатским палатам) и общественным организациям адвокатов, которые стремятся решать те же задачи, которые ставили перед собой и решали по мере возможностей "адвокатские профсоюзы".