Мудрый Юрист

Наследственное правоотношение: понятие и юридическое содержание

Остапюк Н.И., кандидат юридических наук, помощник нотариуса г. Москвы.

Вопрос о понятии правоотношения относится к числу наиболее спорных и "остро дискуссионных" <*> не только в гражданском праве, но и в общей теории права.

<*> См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права. М.: Издательство "Манускрипт", 1996. С. 201.

Отправным положением при исследовании правоотношения обычно является признание его общественным отношением, урегулированным нормами права <1>. Из этого определения следует, что одним из основных признаков, определяющих сущность правоотношения, выступает его связь с нормой права <2>. Правоотношение обычно рассматривают в качестве отношения, состоящего во взаимной (либо односторонней - для простейших отношений) связи субъективных прав и юридических обязанностей его участников <3>. Некоторые ученые расширяют содержание (гражданского) правоотношения, включая в него не только субъективное право с соответствующей правовой обязанностью, а в ряде случаев при наличии части фактического состава - обоюдную связанность поведения участников данного правоотношения, возникающего в полном объеме при появлении фактического состава в целом <4>. Другие, напротив, сужают его содержание, высказывая мнение о существовании таких правоотношений, в которых субъективному праву не соответствует никакой обязанности <5>. Оба указанных подхода не получили широкого распространения в правовой литературе. Тем не менее они представляют интерес, в частности, при исследовании специфики наследственных правоотношений <6>.

<1> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Издательство "Юридическая литература", 1974. С. 51; Егоров Н.Д. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Издательство "Проспект", 2002. С. 94.
<2> В литературе в свое время было высказано мнение о том, что норма права регулирует не общественное отношение, а поведение людей (см.: Кечекьян С.Ф., Строгович М.С. // Советское государство и право. 1956. N 3. С. 130 - 131). Вместе с тем общественные отношения слагаются из действий людей, образующих их содержание. Тем самым, "регулируя поведение людей как участников общественного отношения, право регулирует и те отношения, которые слагаются из действий людей" (см.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1959. С. 34).
<3> См.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Независимое издательство "Манускрипт", 1994. С. 253; Комаров С.А. Указ. соч. С. 202; Тархов В.А. Гражданское правоотношение. Уфа: Уфимская высшая школа МВД РФ, 1993. С. 8; Мозолин В.П. Гражданское право, часть первая / Под ред. В.П. Мозолина, А.И. Масляева. М.: Издательство "Юристъ", 2003. С. 87, 92 - 94.
<4> См.: Певзнер А.Г. Понятие гражданского правоотношения и некоторые вопросы теории субъективных гражданских прав. Ученые записки. Вып. V. Вопросы гражданского права. М.: ВЮЗИ, 1958. С. 15 - 16.
<5> См.: Обзор мнений, приведенный в работе: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1959. С. 34.
<6> На это будет обращено внимание в дальнейшем.

Достаточное развитие в литературе получил взгляд на правоотношение как на отношение волевое, в котором воплощается воля государства (выраженная в нормах права) и (в большинстве случаев, но не во всех) воля его участников <*>. Некоторые авторы при исследовании правового отношения подчеркивают, что его реализация обеспечивается возможностью государственного принуждения <**>. Характерной особенностью правоотношений выступает также их возникновение, изменение и прекращение в зависимости от определенных юридических фактов <***>.

<*> См.: Исаков В.Б. Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Издательство "Юридическая литература", 1987. С. 270; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Там же. С. 26; Дюрягин И.Я. Основы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. 2-е изд. М.: Издательство "Юридическая литература", 1971. С. 335 - 336; Мозолин В.П. Гражданское право, часть первая / Под ред. В.П. Мозолина, А.И. Масляева. М.: Издательство "Юристъ", 2003. С. 89.
<**> См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2000. С. 524; Дюрягин И.Я. Указ. соч. С. 338; Исаков В.Б. Указ. соч. С. 271.
<***> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Издательство "Автограф", 2001. С. 71, 75 - 76; Явич Л.С. Общая теория права. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1976. С. 212; Исаков В.Б. Указ. соч. С. 269.

Определяется правоотношение по-разному с учетом тех или иных обозначенных выше признаков. Так, В.Б. Исаков определяет его как "возникающее в соответствии с нормами права и юридическими фактами волевое общественное отношение, участники которого наделены субъективными правами и несут юридические обязанности" <*>. О.С. Иоффе рассматривает правовое отношение в качестве "регулируемого правом отношения между конкретными лицами, взаимное поведение субъектов которого закреплено юридически и осуществление которого обеспечивается силой государственного принуждения" <**>.

<*> См.: Исаков В.Б. Указ. соч. С. 269.
<**> См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2000. С. 525.

Среди основных свойств гражданского правоотношения выделяется юридическое равенство его участников <*>, их имущественная и организационная обособленность <**>. Исходя из этого гражданское правоотношение обычно определяется как "юридическая связь равных, имущественно и организационно обособленных субъектов имущественных и личных неимущественных отношений, выражающаяся в наличии у них субъективных прав и обязанностей, обеспеченных возможностью применения к их нарушителям государственно-принудительных мер имущественного характера" <***>.

<*> См.: Егоров Н.Д. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Издательство "Проспект", 2002. С. 96; Вердников В.Г. Советское гражданское право, часть I / Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Издательство "Юридическая литература", 1986. С. 70; Яковлев В.Ф. Структура гражданских правоотношений // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 381.
<**> См.: Ем В.С. Гражданское право. Т. I. 2-е изд. / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Издательство "Бек", 2000. С. 91.
<***> См.: Ем В.С. Указ. соч. С. 92.

Рассмотрение специфики наследственных правовых отношений основывается на положениях о понятии правоотношения, выработанных как в общей теории права, так и в гражданском праве. В то же время необходимо учитывать, что особенности реализации нормы в правоотношении определяются характером регулируемых отношений <*>. Правоотношения есть прежде всего жизненные отношения... А жизненные отношения чрезвычайно сложны и многообразны <**>. Поэтому для того чтобы выявить специфические признаки наследственного правоотношения, следует рассмотреть основания его возникновения, охарактеризовать основные выделяемые в науке элементы: объект, субъект, юридическое содержание (права и обязанности участников) <***>. Приступая к исследованию наследственного правового отношения, целесообразно определить тот правовой результат, на достижение которого оно направлено, "цель" наследственного правоотношения, и дать его общее определение.

<*> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Издательство "Юридическая литература", 1974. С. 56.
<**> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Издательство "Статут", 2002. С. 54.
<***> См., в частности: Основы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Издательство "Юридическая литература", 1971. С. 340.

Общее понятие наследственного правоотношения. "Движение любого правоотношения начинается его возникновением и заканчивается прекращением... За время действия правоотношение может претерпевать то или иное изменение в содержании или в субъектном составе, сохраняя прочие свои черты, продолжая существовать в измененном виде" <1>. При жизни гражданин может быть субъектом большого количества правоотношений, носителем прав и обязанностей. После его смерти правоотношения, в которых он участвовал, "утрачивают" свой субъект. Вместе с тем "бессубъектным" правоотношение не становится: его субъект (лицо управомоченное либо обязанное) остается какое-то время не определившимся, но с момента определения считается, что он вступил в правоотношение в момент "выбытия" из него умершего <2>. Переход субъективного права (в широком смысле - также правовой обязанности) от одного лица (праводателя) к другому (правопреемнику) в порядке производного правоприобретения (в соответствующих случаях - производного приобретения правовой обязанности) именуется в науке правопреемством <3>. Переход не отдельных прав и обязанностей определенного лица, а всей их совокупности называется всеобщим или универсальным правопреемством. Универсальное правопреемство является основой института наследования. При наследовании имущество (имущественные права и обязанности) умершего правопредшественника (наследодателя) в неизменном виде переходит к его правопреемникам (наследникам) как единое целое и в один и тот же момент. При этом имеет место правопреемство непосредственное, под которым понимается прямой переход прав и обязанностей наследодателя к наследникам без предварительной их передачи в виде своеобразной промежуточной стадии какому-либо третьему субъекту <4>.

<1> См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 310.
<2> Его "вступлению" в правовое отношение придается "обратная сила".
<3> См.: Черепахин Б.Б. Указ. соч. С. 311.
<4> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций // Правоотношения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семейное право. Наследственное право. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1965. С. 282.

Переход прав и обязанностей наследодателя к его наследникам в порядке универсального правопреемства осуществляется в пределах наследственного правоотношения. Наследственное правоотношение возникает в тот момент, когда наследодатель "выбывает" из числа субъектов правовых отношений, и прекращается, когда их "трансформация" завершена - произошла замена субъектного состава правоотношений. Таким образом, наследственное правоотношение можно определить как урегулированное нормами наследственного права общественное отношение, направленное на переход прав и обязанностей наследодателя к его наследникам в порядке универсального правопреемства.

Основания возникновения наследственного правоотношения. Своеобразие оснований возникновения наследственных прав заключается в том, что они всегда выступают не как единичный юридический факт, а как сложный фактический состав <*>. Входящие в него отдельные юридические факты в зависимости от наличия в них проявления воли распадаются на юридические события и юридические действия <**>. Всю совокупность юридических фактов, последовательное накопление которых ведет к возникновению наследственного правоотношения, можно условно разделить на две основные группы.

<*> См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2000. С. 642; Эйдинова Э.Б. Осуществление наследственных прав и защита их судом и нотариатом. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1972. С. 8.
<**> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. С. 82.
  1. К первой группе относятся юридические факты, названные в литературе "предпосылками возникновения права наследования" <*>. Они должны иметь место ко времени открытия наследства. От этих фактов зависит прежде всего состав правопреемников наследодателя. В свою очередь, в числе первой группы юридических фактов можно отметить факты наследования по завещанию и факты наследования по закону.
<*> См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 408.

Юридическим фактом наследования по завещанию является наличие завещания, совершенного наследодателем в установленном законом порядке. Это юридический факт - действие, совершенное по воле завещателя.

Среди юридических фактов наследования по закону выделяются, в частности, факт состояния лица в определенной степени родства с наследодателем; факт нахождения супруга (супруги) в зарегистрированном браке с наследодателем; факт нахождения гражданина, относящегося к наследникам по закону и указанного в ст. 1143 - 1145 ГК РФ, на иждивении наследодателя не менее года до его смерти; факт нахождения гражданина, не входящего в круг наследников, указанных в ст. 1142 - 1145 ГК РФ, на иждивении наследодателя не менее года до смерти наследодателя и факт его совместного проживания с наследодателем, факт наступления состояния нетрудоспособности гражданина ко дню открытия наследства; иные факты.

Представляется, что приведенные юридические факты могут быть отнесены к числу выделяемых в науке юридических состояний <1>. Юридическим состояниям следует отвести самостоятельное место в классификации юридических фактов, которая может быть проведена в зависимости от длительности (завершенности) их проявления или выражения: в отличие от однократно совершенного действия или произошедшего события <2> юридические состояния отличаются тем, что имеют длящийся характер. В то же время они могут иметь как волевой (состояние в браке), так и неволевой (состояние в определенной степени родства, состояние нетрудоспособности) характер <3> и относиться к действиям или событиям по волевому критерию. Следует отметить, что О.А. Красавчиков рассматривал состояния (в частности, состояние в зарегистрированном браке) в качестве правоотношений, характерной чертой которых (в отличие от большинства гражданско-правовых обязательств) является относительная стабильность <4>. Между тем, по нашему мнению, не все юридические состояния могут быть отнесены к правоотношениям. Например, наследодатель и его дальний родственник могли не состоять ни в каких правовых отношениях, но в то же время при определенных условиях состояние их родства может явиться одним из необходимых юридических фактов, ведущих к возникновению наследственного правоотношения.

<1> См.: Стальгевич А.К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений // Советское государство и право. 1957. N 2. С. 31.
<2> Так, под событиями обычно понимают явления, которые совершаются в определенный момент или отрезок времени, а затем исчезают, оставляя после себя последствия, приобретающие юридическое значение (см.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2000. С. 629).
<3> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1959. С. 14.
<4> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1958. С. 83.
  1. Ко второй группе юридических фактов, ведущих к возникновению наследственного правового отношения, относятся: а) смерть гражданина (событие); б) объявление безвестно отсутствующего гражданина умершим в судебном порядке (действие). В день смерти гражданина (либо вступления в законную силу судебного решения об объявлении его умершим) <*> открывается наследство.
<*> В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели (п. 3 ст. 45 ГК РФ).

Среди перечисленных видов юридических фактов для возникновения наследственного правоотношения необходимым и достаточным является только один: смерть (либо объявление умершим) наследодателя. Наступление ко времени открытия наследства иных юридических фактов, в том числе упомянутых юридических состояний, не является обязательным для того, чтобы правовое отношение возникло. При их отсутствии наследство в порядке универсального правопреемства переходит к государству. Наступление такого состава юридических фактов, который приводит к возникновению наследственного правоотношения, является открытием наследства. Можно сказать, что открытие наследства и есть "самое возникновение наследственного правоотношения" <*>.

<*> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций // Правоотношения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семейное право. Наследственное право. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1965. С. 285.

Объект наследственного правоотношения. Помимо юридических фактов к числу необходимых предпосылок наследственного правоотношения относится, на наш взгляд, его объект. Наследственное правоотношение всегда возникает по поводу наследства. Наследством (наследственным имуществом, наследственной массой) выступает вся совокупность имущественных прав и обязанностей наследодателя, переход которых в порядке наследования допускается законом. Наследство является объектом наследственного правоотношения на всех стадиях его развития <*>.

<*> Следует различать объект правового воздействия, каковым является поведение людей (действия по принятию наследства, отказу от него и т.п.), и то, на что это поведение устремляется (в конечном счете все эти действия совершаются по поводу наследства). См.: Толстой Ю.К. Наследственное право. М.: Издательство "Проспект", 1999. С. 33. В то же время во избежание неточности в терминологии можно называть наследство материальным объектом правоотношения. См.: Иоффе О.С. Советское наследственное право: Курс лекций. Там же. С. 291.

Наследственное правоотношение не возникнет вообще, если для этого не существует "повода", "цели". Такой целью является переход прав и обязанностей наследодателя к наследникам. Соответственно, если не существует имущества наследодателя, которое может в соответствии с законом переходить по наследству, правоотношения наследования не появится. Применительно к рассматриваемому вопросу Д.И. Мейер писал: "Не надо думать... что смерть каждого лица рождает право наследования: в действительности о праве наследования идет речь только тогда, когда имущественные отношения наследодателя представляют более или менее значительный интерес; если же они ничтожны, то о наследстве после него нет и речи - и так умирают тысячи людей!" <1> Победоносцев К.П. среди "поводов к открытию наследства" помимо смерти наследодателя и других условий "осуществления идеи о наследстве" выделял, в частности, наличие имущества, составляющего предмет наследования <2>. Некоторые современные исследователи также отмечают, что "смерть не каждого гражданина порождает наследственные правоотношения, а только тех из них, которые обладали наследственным имуществом" <3>. То обстоятельство, что объект правоотношения может иметь значение для возникновения и развития многих видов правовых отношений, являться предпосылкой их возникновения, уже было отмечено в научной литературе <4>.

<1> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Издательство "Статут", 2000. С. 780.
<2> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права, вторая часть. М.: Издательство "Статут", 2003. С. 260.
<3> См.: Гринберг К.В. Защита наследственных прав в нотариальном и судебном порядке. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Свердловск, 1990. С. 32.
<4> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Издательство "Юридическая литература", 1974. С. 202, 217.

Для возникновения наследственного правоотношения недостаточно только того, чтобы наследственную массу составляли такие права (имущественный "актив") и обязанности (имущественный "пассив") наследодателя, которые в соответствии с действующим законом могут перейти по наследству. На практике может сложиться ситуация, когда имущество умершего состоит исключительно из одних долгов (пассива) или когда оплатить все имеющиеся долги из состава наследственного имущества не представляется возможным. Указанный случай интересовал еще дореволюционных ученых. Так, В. Никольский писал, что "наследство во всяком случае может иметь место, лишь бы нашелся преемник, и наследство все-таки остается наследством, хотя бы в нем не только не осталось ни одного клочка активного имущества, но если бы даже на умершем остались только одни долги" <*>. Такой подход основывался на действовавших в то время нормах Свода законов гражданских, в соответствии с которыми (по общему правилу) наследник, принявший наследство, должен был отвечать в случае недостатка наследственного имущества своим собственным <**>.

<*> См.: Никольский В. Об основных моментах наследования. М.: Университетская типография на Страстном бульваре, 1871. С. 16 - 17.
<**> См.: Свод законов Российской империи // Свод законов гражданских. Т. X. Ч. 1. Петроград: Государственная типография, 1914. Пункт 1 статьи 1259.

В настоящее время каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества <*>. Как отмечалось в литературе, "предел ответственности наследника - это та денежная сумма, в которую наследство оценивается на момент открытия" <**>. Следовательно, в том случае, если имущество умершего состоит только из одних долгов, правоотношения наследования не возникает и наследственного преемства не наступает <***>. Наследственное преемство не наступает и в той части пассива наследственного имущества, которая превышает действительную стоимость его актива. Однако в том случае, когда в составе наследственной массы имеется актив (имущественные права наследодателя) и даже если существующий пассив (долги наследодателя) "обременяет" этот актив в пределах всей его стоимости, возникает наследственное правоотношение.

<*> Часть 2 п. 1 ст. 1175 ГК РФ.
<**> См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1955. С. 250.
<***> Нормы наследственного права не обязывают наследника отвечать по долгам наследодателя, если для этого не хватает актива наследственного имущества. Если он хочет ответить своим собственным имуществом, он будет это делать уже не как наследник, а как друг, брат, товарищ и т.д., то есть за пределами наследственного правоотношения. И тот факт, что до этого он подал заявление о принятии наследства или, наоборот, отказался от него, уже не будет иметь значения, поскольку наследственное правоотношение не возникло. Действия наследника как по принятию наследства, так и по отказу от него не повлекут в данном случае правовых последствий, поскольку наследства нет.

Субъект наследственного правоотношения. Для определения субъекта наследственного правоотношения необходимо учитывать, что рассматриваемое правовое отношение проходит в своем развитии два этапа. Первый этап наступает со времени открытия наследства, когда у наследника, призванного к наследованию, возникает право на принятие наследства (отказ от него). Данный этап наследственного правоотношения для наследника, призванного к наследованию, завершается в тот момент, когда право на принятие наследства так или иначе реализуется, то есть когда наследник либо принимает наследство, либо не принимает его, то есть тем или иным способом отказывается от него <*>. В том случае, если наследник принял наследство, возникает второй этап в развитии наследственного правоотношения, когда у наследника появляется право на наследство. Второй этап правоотношения продолжается до истечения срока на принятие наследства.

<*> См.: Толстой Ю.К. Наследственное право. М.: Издательство "Проспект", 1999. С. 29 - 30.

Наследник является управомоченным субъектом наследственного правоотношения на всех этапах его развития. Вопрос о том, кто является обязанным субъектом наследственного правового отношения, не однозначен и решается в правовой литературе по-разному. Так, можно встретить мнение о том, что субъектом наследственного правоотношения выступает наряду с наследником наследодатель <*>. С таким подходом вряд ли можно согласиться: умерший гражданин не обладает правоспособностью, следовательно, не может быть носителем ни прав, ни обязанностей. Своим завещанием наследодатель может только создать дополнительный юридический факт, который в сочетании с... другими фактами образует на основе норм закона наследственное правоотношение <**>. Иногда к участникам наследственных правоотношений относят нотариуса, иных лиц, совершающих соответствующие нотариальные действия, отказополучателя, исполнителя завещания (душеприказчика), свидетелей <***>. Представляется, что обязанными субъектами наследственного правоотношения на всех этапах его развития следует считать "всех иных лиц", "противостоящих" наследнику, в состав которых входят и нотариус, и свидетели, и другие вышеперечисленные лица. Последние являются участниками наследственных правоотношений только в составе всех иных лиц. Круг этих лиц является неопределенным. "Все иные лица" выполняют пассивную роль воздержания от совершения действий, могущих воспрепятствовать осуществлению наследником принадлежащего ему права на принятие наследства (на первом этапе развития наследственного правоотношения) и права на наследство (на втором его этапе).

<*> См.: Кулагина Е.В. Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. М.: Издательство "Бек", 1994. С. 222; Саломатова Т.В. Наследование по завещанию и по закону. Защита наследственных прав в суде. М.: Издательство "Ось-89", 2002. С. 5; Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право: Курс лекций. М.: Издательство "Юрайт", 2002. С. 10; Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право Российской Федерации. М.: Издательство "Юрайт", 2002. С. 15.
<**> См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1955. С. 57.
<***> См.: Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право: Курс лекций. С. 10; Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право Российской Федерации. С. 15.

Нельзя рассматривать в качестве самостоятельных субъектов наследственного правоотношения (на всех стадиях его развития) душеприказчиков <*>. Так, из завещания после открытия наследства может возникнуть особое обязательственное отношение, участниками которого выступают исполнитель завещания (душеприказчик) и наследник (наследники). Такое правоотношение не является собственно наследственным, его материальным объектом выступает, как правило, не вся наследственная масса, а лишь отдельная ее часть. Переход наследства к наследникам в порядке универсального правопреемства (как единого целого, в один и тот же момент) осуществляется в рамках наследственного правоотношения, в то время как обязательственное правоотношение, субъектом которого является душеприказчик, лишь содействует фактической реализации уже произошедшего перехода имущества к правопреемникам <**>. В отдельных случаях исполнитель завещания, наделенный завещателем правом требования по отношению к наследнику, производит передачу перешедшего по наследству имущества другим лицам (отказополучателям). Таким образом, в рамках обязательственного правового отношения душеприказчик осуществляет действия по "опосредованному" переходу наследства к определенным лицам в соответствии с волей завещателя. Данное обязательство является сопровождающим наследственное правоотношение, но не входит в его состав.

<*> За исключением указанного случая, когда они находятся в ряду "всех обязанных лиц", противостоящих наследнику.
<**> До принятия наследства наследниками исполнитель завещания также содействует реальному, фактическому переходу имущества к правопреемникам, например, принимая меры к его охране, в то же время непосредственный переход прав и обязанностей наследодателя к наследникам происходит за пределами данного обязательства.

К самостоятельным участникам правоотношения наследования нельзя отнести и отказополучателей <*>. Наследственное правоотношение направлено на переход прав и обязанностей, принадлежавших наследодателю, к его универсальным правопреемникам (наследникам). Обязанность же наследника по выполнению завещательного отказа (возложения) появляется у него впервые (у наследодателя этой обязанности не было). Отказополучатель является сингулярным правопреемником наследника (а не наследодателя), передавшего ему свое имущество на основании обязательства, возникшего из завещания <**>.

<*> Также за исключением случая, когда они находятся в числе "всех иных лиц".
<**> См.: Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 427 - 428.

Вопрос о невозможности отнесения нотариальных органов, иных лиц, совершающих нотариальные действия, и свидетелей к самостоятельным участникам наследственного правового отношения тесно связан с юридическим содержанием правоотношения, поэтому он будет рассмотрен при его исследовании.

Юридическое содержание наследственного правоотношения. Как было отмечено, со времени открытия наследства начинается первый этап в развитии наследственного правоотношения, когда у всех наследников, призванных к наследованию, независимо от их воли, возникает право на принятие наследства (отказ от него). Содержание этого права сводится к предоставленной наследнику возможности принять наследство либо отказаться от него. Обязанность у "всех иных лиц", противостоящих наследнику, только одна - не препятствовать наследнику в свободном осуществлении его права. Содержанием данной обязанности является воздержание от любых действий, могущих помешать наследнику сделать свободный выбор, обеспечение ему беспрепятственного доступа к наследственному имуществу (в случае, когда оно находится у других лиц, в том числе у других наследников) или в нотариальную контору по месту открытия наследства и т.п. Что касается обязанности органов нотариата (а также иных компетентных лиц) в оказании наследнику содействия в осуществлении его права <*> (которое состоит, в частности, в разъяснении последствий совершаемого действия, обеспечении надлежащего оформления его волеизъявления, незамедлительном приеме заявления и т.п.), то такая обязанность не входит, по нашему мнению, в содержание наследственного правоотношения, являющегося по своей природе материально-правовым. Она носит исключительно процессуальный характер и вытекает из особого правового статуса нотариального органа <**> как субъекта наследственного процесса <***>. Тем более участниками наследственных правоотношений (кроме как в составе "всех иных лиц") не являются свидетели, которые, например, должны присутствовать при вскрытии конверта с закрытым завещанием (п. 4 ст. 1126 ГК РФ). Это участники нотариального процесса, не имеющие никаких прав и обязанностей материального характера в связи с открывшимся наследством. Их связывают исключительно процессуальные отношения с нотариусом.

<*> На эту обязанность указывает, в частности, Ю.К. Толстой. См.: Толстой Ю.К. Наследственное право. С. 29.
<**> Нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред (ч. 1 ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате).
<***> Термин "наследственный процесс" впервые введен П.С. Никитюком. См.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев: Издательство "Штиинца", 1973. С. 163.

Вопрос о природе возникшего у наследника права на принятие наследства (отказ от него) является спорным в правовой литературе. Так, М.М. Агарков при исследовании некоторых случаев осложнения обязательств обращался к взглядам немецких цивилистов (Цительмана, Зеккеля), выделявших особую категорию "секундарных" прав (Gestaltungsrechte). Содержанием данной категории субъективных прав выступает возможность установить конкретное правоотношение посредством односторонней сделки. Указанная возможность не относится к числу принадлежащих "всякому и каждому" (например, всякий и каждый может делать предложение вступить в договор, составить завещание и т.д.) <*>. Кроме того, в случае Gestaltungsrechte, праву одной стороны соответствует не обязанность другой стороны, а только связанность ее этим правом (так, например, если кредитор в альтернативном обязательстве имеет право выбора, то этому праву не соответствует какая-либо обязанность должника, а лишь его связанность выбором кредитора) <**>. Сам М.М. Агарков не считал так называемые секундарные права субъективными гражданскими правами, а рассматривал их в качестве отдельных проявлений гражданской правоспособности. Развивая теорию динамической правоспособности, он рассматривал подобные права как особые состояния, имеющие юридическое значение как юридические факты, являющиеся "предпосылками" гражданского правоотношения. При этом он раскрыл термин "связанность" секундарным правом: "Gestaltungsrechte, не создавая для другого лица (или других лиц) обязанности что-либо сделать или воздержаться от определенного действия, оказывают определенное влияние на правоотношения, в которых состоит это другое лицо" <***>.

<*> Субъективное право вообще, по мнению указанных немецких ученых, является возможностью, которая не принадлежит другим.
<**> См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. Т. I. М.: АО "Центр ЮрИнфроР", 2002. С. 279 - 280.
<***> Не относя сказанное напрямую к праву наследника на принятие наследства, М.М. Агарков тем не менее отмечал, что рассматриваемые им возможности создать, изменить или прекратить юридическое отношение посредством одностороннего волеизъявления одного лица другому имеют большое значение и за пределами обязательственного права (в том числе в наследственном праве). (См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. Избранные труды по гражданскому праву. Т. I. М.: АО "Центр ЮрИнфроР", 2002. С. 278 - 284.) Следовательно, у нас есть основания использовать некоторые сделанные им выводы для целей настоящего исследования.

А.Г. Певзнер прямо относил право наследника на приобретение наследства к числу "прав, дающих их субъектам возможность односторонними действиями создать субъективное право для себя или для другого", или к числу "прав, являющихся предпосылками возникновения правоотношения" <*>. Причисляя возникшее у наследника право к числу "основывающих" прав, он не рассматривал его в качестве субъективного права. Участниками наследственного правоотношения он считал только наследников (при их отсутствии - государство). "Возможность определенного выбора <**>, имеющаяся у одного наследника, связывает других возможных правопреемников в их поведении... До момента совершения выбора наследник не имеет права требовать определенного поведения от других участников правоотношения, а эти последние не обязаны к определенному поведению, т.е. здесь нет ни субъективного права, ни правовой обязанности". Содержанием правоотношения в данном случае автор рассматривал "взаимную связанность поведения участников" <***>.

<*> См.: Певзнер А.Г. Понятие гражданского правоотношения и некоторые вопросы теории субъективных гражданских прав. Ученые записки. Вып. V. Вопросы гражданского права. М.: ВЮЗИ, 1958. С. 19.
<**> Очевидно, принять наследство либо отказаться от него.
<***> См.: Певзнер А.Г. Указ. соч. С. 19 - 23.

С.С. Алексеев рассматривал право на принятие наследства в качестве особого "правообразовательного правомочия", представляющего собой промежуточную стадию в процессе формирования ("образования") субъективного права, т.е. как "незавершенное" субъективное право, право в процессе становления, формирования <*>. По его мнению, "при наследовании правовым связям не соответствуют какие-либо материальные процессы гражданского оборота", и "правоотношения здесь играют узкоспециальную роль: обеспечить своевременное, беспрепятственное заступление нового лица на место умершего - процесс, необходимый по той причине, что со смертью человека сохраняет свое существование субъективное право". Поэтому право на принятие наследства С.С. Алексеев не относил к другим ("материальным") субъективным гражданским правам. В связи с этим он также отмечал: "Наследование этого права еще ни о чем не говорит: оно значит не более того, чем наследование возможности сдачи в аренду наследуемого дома: и в том и в другом случае перед нами - конкретная юридическая возможность, которую еще нужно осуществить..." <**>.

<*> См.: Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 65 - 66.
<**> См.: Алексеев С.С. Предмет советского гражданского права и метод гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 48 - 49.

В.И. Серебровский признавал право на принятие наследства субъективным гражданским правом наследника, которому, однако, не противостоит ничья конкретная обязанность. Данный подход основывался на понятии субъективного права, предложенного С.Н. Братусем, как на "признанную законом меру возможного поведения лица" <*>. В данном определении, по мнению В.И. Серебровского, акцент сделан на содержание субъективного гражданского права как на возможность совершения известных действий управомоченным лицом <**>. Исходя из этого, он считал возможным признавать субъективными гражданскими правами и такие правомочия, которым не противостоит чья-либо конкретная обязанность. При этом он не рассматривал субъективное право наследника на принятие наследства в качестве элемента правоотношения, "которому всегда должна соответствовать обязанность другой стороны" <***>.

<*> См.: Братусь С.Н. О соотношении гражданской правоспособности и субъективных гражданских прав // Советское государство и право. 1949. N 8. С. 33.
<**> Очевидно, в противовес возможности требовать от обязанного лица определенного поведения, а также возможности использовать меры государственного принуждения (что представляется не совсем верным, поскольку данные возможности также входят в содержание субъективного права, в число вариантов его "возможного поведения", о чем будет сказано в дальнейшем).
<***> См.: Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. Издательство Академии наук СССР. М., 1953. С. 48 - 49.

"Господствующим" в современной научной литературе <1> является взгляд на природу исследуемого права, высказанный Б.С. Антимоновым, К.А. Граве, Ю.К. Толстым и О.С. Иоффе. Наследник, не принявший еще наследства, но уже призванный к наследованию, имеет только правомочие либо принять наследство, либо отказаться от него. Никаких других правомочий призвание к наследованию для него не создает: он не становится еще управомоченным в отношении лиц, которые имели обязанности перед наследодателем <2>. Субъективному праву наследника противостоит обязанность всякого и каждого не препятствовать ему в свободном его осуществлении <3>. Право наследника принять наследство носит абсолютный характер <4>, и само наследственное правоотношение на данном этапе своего развития строится по типу абсолютного правоотношения <5>.

<1> За некоторыми незначительными отличиями подход этих ученых применительно к рассматриваемому вопросу представляется единым.
<2> См.: Антимонов Б.С, Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1955. С. 57.
<3> См.: Толстой Ю.К. Наследственное право. М.: Издательство "Проспект", 1999. С. 29.
<4> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций // Правоотношения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семейное право. Наследственное право. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1965. С. 290.
<5> См.: Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 29.

Указанный подход к понятию сущности права наследника на принятие наследства представляется правильным. В данном случае нет оснований к непризнанию возникшего у наследника права субъективным гражданским правом. Это право не может существовать и вне правоотношения, без корреспондирующей ему обязанности. С.С. Алексеев сравнивает право на принятие наследства с возможностью сдачи в аренду наследуемого дома. Такое сравнение наглядно демонстрирует принадлежность права на принятие наследства именно к субъективным гражданским правам. В приведенном примере возможность сдачи дома в аренду является лишь одним из отдельных правомочий права собственности на дом. Указанная возможность здесь неотделима от права, в содержание которого она входит. Наследование возможности сдачи дома в аренду не имеет самостоятельного значения: она производна от переходящего по наследству права собственности. Право же на принятие наследства, не входя в содержание какого-либо другого права, способно переходить по наследству самостоятельно <*>.

<*> Статья 1156 ГК РФ "Переход права на принятие наследства (наследственная трансмиссия)".

Необходимо учитывать, что правовое отношение всегда является отношением между людьми <1>. В литературе справедливо отмечается, что субъективное право представляет собой "юридические возможности поведения лица, т.е. право на свое, юридически значимое поведение, право требования, право на обращение к государственным органам за защитой своих юридических возможностей" <2>. Таким образом, в содержание всякого субъективного права, в том числе права на принятие наследства (отказ от него), включена возможность не только собственного поведения управомоченного лица, но и возможность требовать определенного поведения от другого лица (других лиц). В противном случае субъективное право как мера возможного поведения лица являлось бы ничем не обеспеченным <3> "декларативным" правом. Без права требования и права на защиту предоставленная лицу "возможность собственных действий теряет свой юридический характер" <4>. Поэтому "всякому субъективному праву соответствует обязанность, точно так же, как не может быть обязанности без корреспондирующего ей права" <5>.

<1> На это указывал, в частности, Г.Ф. Шершеневич: "...юридическое отношение возможно только между лицами" (см.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Издательство "Автограф", 2001. С. 72).
<2> См.: Алексеев С.С. Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Издательство "Юридическая литература", 1987. С. 170.
<3> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Издательство "Юридическая литература", 1974. С. 225.
<4> Явич Л.С. Общая теория права. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1976. С. 177.
<5> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1959. С. 34.

Соглашаясь с авторами последней приведенной концепции относительно природы права наследника на принятие наследства, при исследовании наследственных правоотношений нельзя в то же время не учитывать мнения М.М. Агаркова, А.Г. Певзнера и других ученых, выделявших специфические особенности так называемых секундарных, или основывающих, прав. На наш взгляд, нельзя признать правильным мнение некоторых авторов о том, что "выделение категории секундарных прав не имеет оснований" <*>. Данная позиция будет обоснована при исследовании второго (завершающего) этапа наследственного правоотношения.

<*> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Издательство "Юридическая литература", 1974. С. 233.

Как было отмечено, в случае принятия наследства наследником для него наступает второй этап в развитии наследственного правового отношения. "В противоположность первому, второе правоотношение возникает всегда по воле управомоченных в нем лиц, наследников" <*>. "Принятие наследства является актом исключительного значения, так как именно в момент принятия наследства наступает наследственное правопреемство с обратной силой ко времени открытия наследства" <**>. Наследник становится носителем всех прав и обязанностей (за исключением тех, которые в силу закона не могут переходить по наследству), принадлежавших ранее наследодателю. Наследственное имущество считается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства. Таким образом, "вступлению в наследство, когда бы оно ни последовало, придается обратная сила, возводимая к минуте открытия наследства..." <***>.

<*> См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1955. С. 59.
<**> См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву // Труды по гражданскому праву. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 415.
<***> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права, вторая часть. М.: Издательство "Статут", 2003. С. 267.

В правовой литературе высказывалось мнение о том, что с принятием наследства осуществлен переход наследственной массы от наследодателя к его правопреемнику, соответственно цель наследственного правового отношения с этого момента можно считать достигнутой. В частности, Эндель Лаасик отмечает: "С принятием наследства наследственное правоотношение прекращается и наследник становится правопреемником наследодателя, носителем тех прав и обязанностей, которые ранее принадлежали наследодателю" <*>. С этой позицией вряд ли можно согласиться: с момента принятия наследства наследником в рамках наследственного правоотношения могут произойти существенные изменения. Правовое отношение наследования продолжает свое развитие до истечения установленного законом срока на принятие наследства.

<*> См.: Эндель Лаасик. Советское гражданское право / Под ред. Тынисмяэ, пер. с эстонского В. Литвинова. Часть Особенная. Таллин: Издательство "Валгус", 1980. С. 535.

В литературе также указывается: "В результате принятия наследства у наследника возникает право на наследство, которое в зависимости оттого, что входит в состав наследства, в свою очередь, распадается на ряд прав (правомочий)" <1>. Перешедшие к наследнику права соответственно могут быть как абсолютными, так и относительными. Так, к нему может перейти право собственности (вещное право) и (или) право требования (обязательственное право). Положение о том, что право на наследство "распадается" на ряд прав, принадлежавших наследодателю, по нашему мнению, является не совсем точным. Нельзя не учитывать, что данные права выступают в качестве составной части материального объекта наследственного правоотношения (наследства). Следовательно, если признавать существование этого правоотношения на втором этапе его развития (то есть после принятия наследства наследником), было бы не вполне логичным совмещать его юридическое содержание (в состав элементов которого входит право наследника на наследство) с материальным объектом (права, принадлежавшие наследодателю). Кроме того, в состав наследства входят и обязанности наследодателя. При таком подходе не вполне понятно, какова их роль в наследственном правоотношении на данном этапе. Поэтому следует, на наш взгляд, различать право на наследство как составную часть элементов наследственного правоотношения, которое является абсолютным ("поскольку против притязаний любого и каждого, оспаривающего его правомочия на приобретенное наследственное имущество, наследник может защищаться ссылкой на наследственное правоотношение как на основании возникновения своих наследственных прав") <2>, а также те конкретные права и обязанности, которые переходят к наследнику и составляют содержание других, самостоятельных, правоотношений <3>, как абсолютных, так и относительных. Правильным представляется мнение С.С. Алексеева, согласно которому "между правом на принятие наследства и "материальными" правами нет прямой связи: между ними расположено право на наследство", являющееся "правовой ступенькой к преобразованию права собственности и других "материальных" прав умершего лица" <4>.

<1> См.: Толстой Ю.К. Наследственное право. М.: Издательство "Проспект", 1999. С. 30, 33.
<2> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций // Правоотношения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семейное право. Наследственное право. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1965. С. 291.
<3> См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 295.
<4> См.: Алексеев С.С. Предмет советского гражданского права и метод гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989. М.: Издательство "Статут", 2001. С. 48 - 49.

Содержание перешедших к наследнику прав и обязанностей на втором этапе развития наследственного правоотношения не является полностью тождественным содержанию тех прав (и обязанностей), носителем которых был наследодатель. Например, наследодателю принадлежало право собственности на жилой дом. Содержание данного права составляли правомочия наследодателя по владению, пользованию и распоряжению жилым домом по своему усмотрению. Кроме того, собственник был вправе устранять вмешательство всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, которую за ним закрепил закон <1>. Приняв наследство, в состав которого входит право собственности, наследник становится субъектом правоотношения собственности, но объем его правомочий до конца не определен. Он пока не вправе продать, подарить, иным образом распорядиться домом. Наследник может владеть и пользоваться имуществом <2>, но границы и этих правомочий до определенного момента не конкретизированы. Это связано с тем, что наследственное имущество (по общему правилу) переходит в общую долевую собственность наследников <3>, а владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников <4>. Таким образом, не зная на данном этапе, сколько наследников примет в конечном счете наследство и окажется в числе собственников, наследник в рассматриваемом примере не осведомлен относительно границ принадлежащего ему права собственности. До конца не определен его общий тип поведения (вправе ли он владеть, пользоваться, распоряжаться всем жилым домом или только отдельной долей в праве собственности на него). Так, если принявший наследство наследник продаст жилой дом, принадлежавший по праву собственности наследодателю, то при "появлении" в дальнейшем других наследников будет считаться, что он вышел за пределы границ дозволенного ему общего типа поведения <5>. Как верно подчеркивалось в правовой литературе, "при превышении границ дозволенного типа поведения управомоченный действует не как носитель права, а как лицо, которому соответствующее право вовсе не принадлежит" <6>.

<1> См., в частности: Толстой Ю.К. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М.: Издательство "Проспект", 2002. С. 461.
<2> Иначе законом не допускалось бы принятие наследства путем вступления во владение или управление им и т.п. (фактическое принятие наследства).
<3> Часть 1 ст. 1164 ГК РФ.
<4> Пункт 1 ст. 246, п. 1 ст. 247 (гл. 16) ГК РФ.
<5> Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (п. 1 ст. 209 ГК РФ). В данном примере наследник распорядился не только своим имуществом, но и имуществом, принадлежащим другим наследникам, следовательно, он вышел за пределы самого права. Указанные пределы не могут быть определены до выявления всего состава правопреемников наследодателя.
<6> См.: Иоффе О.С., Грибанов В.П. Пределы осуществления субъективных гражданских прав // Советское государство и право. 1964. N 7. С. 77.

Содержанием права наследника на наследство на втором этапе развития наследственного правоотношения является его возможность быть субъектом тех прав и обязанностей, которые принадлежали наследодателю <*>, включающая возможность его защиты от притязаний любого лица на наследственное имущество. Праву наследника на принятое наследство соответствует обязанность всех лиц, состоящая в воздержании от действий, которые могли бы воспрепятствовать ему воспользоваться своим правом <**>. В то же время юридическая возможность определенного поведения наследника в рамках перешедших к нему прав и обязанностей (в абсолютных и относительных правоотношениях) представляется ограниченной. Таким образом, на данном этапе "трансформация" правоотношений, участником которых являлся наследодатель, продолжается до истечения срока на принятие наследства.

<*> Уже не "потенциальная" возможность, а действительная, рассматриваемая как правомочие.
<**> См.: Инцас В.Л. Наследование как особый вид правопреемства в советском гражданском праве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Л., 1973. С. 6.

Особенности наследственных правоотношений на второй стадии их развития обусловлены прежде всего тем, что не все наследники еще осуществили свое право на принятие наследства (во всяком случае, об отсутствии таких наследников либо об их нежелании принять наследство в данный период не может быть известно). Наследник, не принявший наследство, не состоит в правовых отношениях с наследником, принявшим наследство, а также с иными участниками наследственного правоотношения на второй стадии его развития, но принадлежащее ему право на принятие наследства оказывает определенное влияние на это правоотношение. Наследник, принявший наследство, не знает границ своих прав (обязанностей) и не может всецело их реализовать именно потому, что он связан возможностью других "потенциальных" наследников принять наследство (отказаться от него), связан возможностью их выбора. В зависимости от их выбора сложившийся субъектный состав наследственного правоотношения может измениться. Он может как увеличиться, так и уменьшиться (например, в случае, если наследство примет наследник по завещанию, которому завещано все имущество). В этом смысле право наследника на принятие наследства можно считать принадлежащим к правам особой категории. Справедливым представляется мнение Ю.К. Толстого, который, относя право на принятие наследства к числу субъективных прав, в то же время отмечает: "По своей юридической природе оно относится к числу так называемых Gestaltungsrecht, то есть прав, содержание которых сводится к образованию другого права (права на правообразование), что в какой-то мере сближает его с элементами правоспособности" <*>.

<*> См.: Толстой Ю.К. Наследственное право. С. 29.

Наследственное правоотношение прекращается по истечении срока на принятие наследства. К этому моменту определен весь круг правопреемников наследодателя, установлен точный объем правомочий каждого наследника в отношении наследственного имущества. Все дальнейшие действия наследников производятся за рамками наследственного правоотношения: правоотношения, возникающие по поводу раздела наследства, оплаты долгов кредиторам наследодателя и т.п., частично урегулированы нормами наследственного права, но не являются собственно наследственными <*>. "Трансформация" правовых отношений, участником которых был наследодатель <**>, к этому времени считается завершенной. "Появление законченного результата правоотношения влечет за собой прекращение данного правоотношения, поскольку цель последнего достигнута" <***>.

<*> Наследственное правоотношение сохраняет в дальнейшем свое юридическое значение только как основание приобретенных наследниками прав и обязанностей в определенном объеме. Действительно, именно в его рамках определяется объем прав и обязанностей каждого наследника по отношению к конкретным лицам - кредиторам и должникам наследодателя, ставшим теперь его собственными должниками и кредиторами. В то же время это не делает относительным само наследственное правоотношение, как полагает О.С. Иоффе (см.: Советское гражданское право. С. 291). Объем перешедших прав и обязанностей становится известным только по окончании второго этапа наследственного правоотношения.
<**> Имеется в виду переход прав и обязанностей наследодателя к его наследникам в порядке универсального правопреемства.
<***> См.: Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Издательство Ленинградского университета, 1959. С. 50.

В связи с отмеченным представляет интерес вопрос о правовом положении наследственной массы (точнее - входящих в ее состав имущественных прав) в процессе развития наследственного правоотношения.

На первом его этапе субъект наследственных прав не определен. Соответственно права, носителем которых был наследодатель, временно никем не осуществляются, а исполнение соответствующих им правовых обязанностей никем не контролируется. Существует реальная возможность злоупотреблений как со стороны третьих лиц, так и со стороны обязанных субъектов правоотношений.

На втором этапе наследник, принявший наследство, не зная пределов перешедших к нему правомочий (и не имея их доказательств), ограничен в праве их осуществления. В определенной степени он может контролировать исполнение обязанностей кредиторами, обеспечивать сохранность наследства, осуществлять отдельные действия по управлению имуществом. В то же время его интересы по осуществлению перешедших к нему прав могут противоречить интересам тех наследников, которые еще не приняли наследство.

Следовательно, на всех стадиях развития наследственного правоотношения существует объективная необходимость в защите прав наследников, которые в конечном итоге станут правопреемниками наследодателя.