Мудрый Юрист

Правовое регулирование договора оказания услуг по передаче тепловой энергии

Карповская П.В., начальник юридического отдела ГУП "Управление энергетики и водоснабжения Сибирского отделения Российской академии наук", аспирантка Института философии и права СО РАН (г. Новосибирск).

Задачами настоящей работы являются определение правовой природы договора, опосредующего правоотношения, связанные с передачей тепловой энергии, обобщение соответствующей судебной практики и внесение предложений по применению действующего законодательства при разрешении споров с участием организаций - владельцев теплосетей, по которым передается энергия. Исследование проводится в рамках норм действующего законодательства, ведомственных актов о теплоснабжении и судебной практики, согласно которым договор оказания услуг по передаче энергии может заключаться как между энергоснабжающей организацией (далее - ЭСО) и организацией, оказывающей услуги по передаче энергии (далее - организация, передающая энергию, ОПЭ), так и между ОПЭ и абонентом (далее контрагента ОПЭ будем именовать потребителем в отличие от абонента как контрагента ЭСО).

С учетом того, что количество судебных актов окружных федеральных арбитражных судов по данному вопросу невелико (актов Президиума ВАС РФ не найдено) и при разрешении споров на основе действующего законодательства не имеет значения вид передаваемой энергии (специально урегулированные правоотношения субъектов ФОРЭМ и участников единой национальной (общероссийской) электрической сети предметом настоящего исследования не являются), рассмотрим судебную практику по разрешению споров, связанных с передачей электрической и тепловой энергии, как единое целое. При этом прослеживается следующая тенденция: если в 2000 - 2001 гг. суды квалифицировали договор о передаче энергии как договор возмездного оказания услуг <*>, то в 2002 - 2003 гг. из 11 рассмотренных дел в 3 случаях признано, что передача энергии не является энергоснабжением <**>, а в 8 случаях стороны и суды руководствовались правовыми нормами об энергоснабжении, а также нормами Общей части ГК РФ и антимонопольным законодательством <***>.

<*> Постановления ФАС ЗСО от 17 августа 2000 г. N Ф04/2002-429/А03-2000; ФАС ЗСО от 26 марта 2001 г. N Ф04/870-230/А45-2001; ФАС ДВО от 13 декабря 2001 г. N Ф03-А51/01-2/2514 // Струнская О. Споры по энергоснабжению // ЭЖ-Юрист. 2002. N 38.
<**> Постановление ФАС СЗО от 7 февраля 2002 г. N А56-23786/01 // Мельников Н. Договор с субабонентом // ЭЖ-Юрист. 2003. N 45. С. 2; ФАС ЗСО от 4 июня 2003 г. N Ф04/2512-556/А03-2003; ФАС МО от 7 мая 2003 г. N КГ-А41/2536-03 // Вопросы правоприменения. Судебно-арбитражная практика Московского региона. 2004. N 4. С. 48.
<***> ФАС ЗСО от 27 мая 2002 г. N Ф04/1917-327/А03-2002; ФАС ЗСО от 26 марта 2003 г. N Ф04/1355-189/А67-2003; ФАС ЗСО от 20 июня 2003 г. N Ф04/2889-743/А46-2003; ФАС ЗСО от 25 июня 2003 г. N Ф04/2874-824/А27-2003; ФАС ЗСО от 20 августа 2003 г. N Ф04/3998-924/А46-2003; по материалу статьи Д. Хохлова (Доминанты на рынке энергоснабжения // ЭЖ-Юрист. 2004. N 33. С. 6) приведем два прямо противоположных судебных решения, принятых при почти одинаковых обстоятельствах дел и равно обоснованных ст. 539 ГК РФ (даты принятия судебных актов и наименование судебного округа не приведены). В одном случае истцу предписано заключить договоры энергоснабжения с потребителями, присоединенными к сетям истца через сети другого лица, поскольку законом не предусмотрено обязательности непосредственного присоединения энергопринимающего устройства абонента к сетям ЭСО. В другом случае указано на недопустимость заключения прямого договора между ЭСО и конечным потребителем, присоединенным через сети хозяйствующего субъекта, доминирующего на рынке энергоснабжения, без согласия последнего. Нас в данных актах интересует то, что обоснованы они нормами об энергоснабжении.

Рассмотрим далее, является ли договор оказания услуг по передаче тепловой энергии (далее - договор передачи тепловой энергии) договором энергоснабжения, а также является ли он публичным договором либо обязательства из данного договора регламентированы иными нормами законодательства. Передача энергии как физико-технический и организационный процесс является элементом отношений абонента и субабонента, арендодателя и арендатора помещения, организации муниципальных сетей и балансодержателя жилищного фонда и т.д., нас же интересует договор оказания услуг по передаче энергии в чистом виде, не включенный в иные договорные отношения.

Анализ существенных условий договора энергоснабжения, которых, не считая предмет договора, по разным нормативным актам насчитывается более десятка <*>, показывает, что почти все эти условия, или даже все, если ОПЭ имеет статус энергоснабжающей, подлежат включению в договор передачи энергии. Однако большинство из них будут урегулированы именно договором, а не законодательством о теплоснабжении. Существенное различие между договором энергоснабжения и договором передачи энергии возникает, как и положено, по предмету договора. До тех пор пока энергоснабжение есть разновидность купли-продажи, предметом его согласно ст. 454 ГК РФ является передача энергии продавцом в собственность покупателю и оплата последним энергии по определенной цене (установленному тарифу). Продавец должен не только владеть и распоряжаться энергией на законных основаниях - на праве собственности или праве хозяйственного ведения, возникших в результате производства либо приобретения энергии, но в силу ст. 539 ГК РФ быть энергоснабжающей организацией - коммерческой организацией, осуществляющей продажу потребителям произведенной или купленной энергии, надлежаще лицензированной, включенной в реестр энергоснабжающих организаций, деятельность которых подлежит государственному регулированию, и соответствующей иным многочисленным требованиям юридических и технических актов. Очевидно, что ОПЭ не может передавать энергию потребителю в собственность, поскольку сама никакими вещными правами в отношении ее не обладает.

<*> См.: параграфы 1 и 6 гл. 30 ГК РФ; Федеральный закон от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации"; Постановления Правительства РФ по вопросу ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии, принятые в 2002 - 2004 гг.; Правила лимитирования потребления электрической и тепловой энергии (утв. Минтоплива и энергетики РФ от 16 апреля 1998 г.); Приказ Госстроя РФ от 21 апреля 2000 г. N 92 "Об утверждении Организационно-методических рекомендаций по пользованию системами коммунального теплоснабжения в городах и других населенных пунктах Российской Федерации. МДС 41-3.2000".

Другим важным различием между двумя видами договоров является свойственное энергоснабжению договорное (и законное) регулирование стадии потребления энергии.

Правовую природу договора оказания услуг по передаче тепловой энергии и теплоносителя предлагается определить как не поименованный в законодательстве договор возмездного оказания услуг с элементами подряда и энергоснабжения. Поскольку передача энергии является элементом процесса энергоснабжения (производство - передача - потребление), правоотношения должны оформляться трехсторонним договором с участием ЭСО либо системой из двух договоров: ЭСО - ОПЭ и ОПЭ - потребитель. Обязательно предварительное заключение договора энергоснабжения между ЭСО и потребителем.

Согласно ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность, а заказчик обязуется оплатить услуги. При передаче энергии возникает как неовеществленный результат (организация энергоснабжения одного или цепочки конечных потребителей, обеспечение надежности работы всей теплосети и взаимоконтроля показаний приборов учета, взаимный доступ представителей в пункты контроля и учета энергии, элементы оперативно-диспетчерского управления и т.п.), так и материальный результат исполнения договора (потребитель-абонент получает энергию, возмещение потерь энергии относится на должное лицо и т.д.). Договор передачи энергии вполне соответствует конструкции договора возмездного оказания услуг.

Что касается элементов договора энергоснабжения, то все существенные условия последнего в том или ином подлежат включению в договор передачи энергии, причем регулироваться они будут преимущественно договором, а не законом, однако при несогласовании этих условий договор передачи энергии предлагается считать незаключенным.

При отсутствии, а также признании незаключенным либо недействительным договора передачи энергии, но фактическом пользовании потребителем услугами ОПЭ, представляется правильным взыскание оплаты услуг по аналогии с взысканием стоимости энергии при внедоговорном ее потреблении согласно информационному письму Президиума ВАС РФ от 17 февраля 1998 г. N 30, то есть путем подачи иска о взыскании убытков ОПЭ, однако убытки определяются в полном или договорном объеме, а не в размере прямого ущерба, как в энергоснабжении. При этом утверждаем, что к договору любого вида, связанному с энергоснабжением, неприменимы норма п. 3 ст. 438 ГК РФ и соответственно п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14. Договор, в той или иной части регулирующий энергоснабжение/энергопотребление, заключен лишь при согласовании сторонами всех его условий, подтвержденном двухсторонним подписанием документа <*>.

<*> См.: Карповская П.В. Заключение договора энергоснабжения конклюдентными действиями абонента // Законодательство. 2004. N 5. С. 36 - 44.

Определив правовую природу договора оказания услуг по передаче тепловой энергии и теплоносителя как смешанного договора, содержащего элементы различных договоров, но по предмету бесспорно являющегося договором возмездного оказания услуг, далее попытаемся ответить на несколько вопросов, определяющих законную возможность заключения такого договора для ОПЭ - владельца участка сетей, не являющегося ЭСО, и потребителя, а именно: необходимость лицензии, размер платы за оказание услуг по передаче энергии, возможность понуждения ОПЭ к заключению договора передачи энергии. Как правило, такой владелец не заинтересован ни в получении лицензии, ни в обосновании своего тарифа (платы за передачу) перед контролирующими органами, ни в возложении на себя дополнительных обязательств, связанных с надлежащей эксплуатацией сети, и противится заключению договора передачи энергии, ссылаясь на гражданско-правовой принцип свободы договора. Впрочем, по тем же основаниям такой владелец должен быть еще менее заинтересован в заключении субабонентского договора.

Если даже считать лицензирование деятельности по передаче энергии обязательным для любого лица, по сети которого транспортируется энергия, договор, заключенный при отсутствии лицензии, действителен, пока суд не признает иное, как оспоримая сделка. Практически невероятна и возможность обращения с иском по такому договору управомоченных лиц, указанных в ст. 173 ГК РФ. С точки зрения закона полагаем, что простой владелец сетей не обязан и не вправе получить лицензию на передачу энергии. Можно уверенно утверждать, что если организация, даже обладающая общей правоспособностью, не говоря об унитарных предприятиях, не создана специально для деятельности по энергоснабжению, не имеет подготовленного персонала и такой вид деятельности не отражен в ее учредительных документах, то в силу различных подзаконных актов лицензия ей и не может быть выдана.

Уполномоченный орган по установлению тарифа на услуги по передаче тепловой энергии нормативно не определен <*>. На практике размер оплаты услуг по передаче тепловой энергии для ОПЭ, не являющегося энергоснабжающей организацией, устанавливается договором с потребителем, а если стороны не пришли к согласию по размеру оплаты, - РЭК. Если плата за оказание услуг по передаче энергии является договорной, то все же целесообразно согласовать или утвердить в РЭК или ином компетентном органе калькуляцию к договору.

<*> См.: Федеральный закон от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации"; Основы ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2004 г. N 109; письмо ФЭК РФ от 17 июля 2003 г. N КГ-2561/12; Методические рекомендации по регулированию отношений между энергоснабжающей организацией и потребителем / Под общей ред. Б.П. Варнавского. Утв. Минэнерго РФ 19 января 2002 г. М., 2002. С. 30.

Что касается обязанности ОПЭ, не являющегося ЭСО, заключить договор передачи энергии с присоединенным к ее сетям потребителем, полагаем, следуя ч. 2 п. 1 ст. 421 ГК РФ, что ни ГК РФ, ни законом заключение такого договора в обязательном порядке не предусмотрено. Договор передачи энергии не входит в определенный законодателем перечень публичных договоров. Публичными признаются обязанности, которые организация по характеру своей деятельности должна выполнять в отношении каждого обратившегося к ней лица. Правосознанию не соответствует мысль о том, что характером деятельности любой коммерческой организации, владеющей энергосетями (ОАО, созданное в результате приватизации НИИ, производственный кооператив и т.п.), является оказание услуг по передаче энергии. Положения о том, что договор передачи энергии является договором оказания услуг, а не договором энергоснабжения и не носит публичного характера, четко выражены в мотивировочной части Постановления ФАС СЗО от 7 февраля 2002 г. N А56-23786/01. Антимонопольным законодательством обязательность для ОПЭ заключения такого договора также не установлена, поскольку весьма спорна возможность не имеющей статуса энергоснабжающей организации занимать доминирующее положение на соответствующем товарном рынке.

Нельзя согласиться с встречающимся в литературе предложением о понуждении ОПЭ заключить договор передачи энергии на основании ст. 5 ГК РФ "Обычаи делового оборота". Понятие "услуги по передаче энергии" возникло слишком недавно, чтобы выполнение их стало сложившимся и широко применяемым правилом поведения, как того требует закон. Нормативными актами, по крайней мере до конца 90-х гг. прошлого века, услуги по передаче энергии не регламентируются. В настоящее время это понятие дефинировано исключительно для правоотношений между энергоснабжающей и энергосетевой организациями.

Вероятно, единственно допустимым основанием для потребителя, желающего заключить договор передачи энергии с абонентом ЭСО, к сетям которого он подключен, будет ч. 1 п. 1 ст. 10 ГК РФ о недопущении злоупотребления правом. Но вопрос остается спорным, судебной практики по этой категории дел пока не обнаружено.

Вниманию предлагаются следующие выводы:

  1. Договор с участием владельца участка теплосетей, предметом которого является передача тепловой энергии и теплоносителя, по правовой природе является договором возмездного оказания услуг по передаче энергии с элементами договора энергоснабжения и, возможно, с элементами договора подряда. Соответственно признание договора незаключенным возможно, помимо общих оснований для договоров возмездного оказания услуг, при несогласовании сторонами либо отсутствии в договоре существенных условий договора энергоснабжения - полностью или частично в зависимости от субъектов и содержания конкретного договора.
  2. Договор может быть как трехсторонним с участием ЭСО, так и частью системы двух аналогичных договоров между ЭСО и владельцем сетей, владельцем сетей и потребителем. Обязательным условием заключения договора является наличие договора энергоснабжения между ЭСО и потребителем.
  3. Условия такого договора регулируются преимущественно соглашением сторон, за исключением отдельных условий, регулируемых императивными нормами закона и подзаконных актов.
  4. Договор носит публичный характер и соответственно обязателен для заключения со всеми вытекающими последствиями лишь для владельца сетей, включенного в реестр энергоснабжающих организаций по виду деятельности "передача тепловой энергии".
  5. Размер платы за пользование услугами по передаче тепловой энергии устанавливается региональной энергетической комиссией, а до вынесения решения либо при отказе РЭК - в соответствии со ст. 424 ГК РФ.
  6. Фактическое пользование услугами по передаче энергии в отсутствие договора подлежит возмещению в полном объеме как убытки услугодателя. Применение п. 3 ст. 438 ГК РФ к договору с элементами энергоснабжения неправомерно.
  7. Вопрос об обязательности получения лицензии на эксплуатацию тепловых сетей владельцем сетей остается спорным ввиду несовершенства законодательства, но в части правоприменительной практики представляет интерес лишь при отказе владельца сетей от заключения договора по данному основанию.
  8. Рассмотренная проблема частично утратит свое значение с вступлением в силу Федерального закона "О теплоснабжении", проектами которого предусмотрено заключение договоров оказания услуг по передаче тепловой энергии лишь между теплоснабжающей и теплосетевой организациями и определены существенные условия договора. Однако к недостаткам проектов следует отнести отсутствие критериев теплосетевой организации, под которой понимается любой владелец сетей, осуществляющий передачу тепловой энергии.