Мудрый Юрист

Проблемы трудовой правосубъектности медицинских и педагогических работников

О.Б. Зайцева, доцент кафедры трудового и предпринимательского права Оренбургского института МГЮА, канд. юрид. наук.

Общая трудовая правосубъектность работника, предполагающая возможность физического лица вступать в трудовые правоотношения с целью реализации конституционного принципа свободы труда и приобретения на основе заключенного трудового договора трудовые права и обязанности, является равной и одинаковой для всех физических лиц, так как, согласно статье 3 Трудового кодекса РФ, "никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника".

Тем не менее для трудовой правосубъектности характерна дифференциация, выступающая одним из основных начал российского трудового законодательства. Это установлено частью 5 статьи 11 Трудового кодекса РФ, в которой закреплено, что "особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников (руководителей организаций, лиц, работающих по совместительству, женщин, лиц с семейными обязанностями, молодежи, государственных служащих и других) устанавливаются настоящим Кодексом и иными федеральными законами".

Поэтому, несмотря на то что все физические лица обладают равной общей трудовой правосубъектностью, в зависимости от объективных и субъективных факторов они различным образом реализуют свои способности к труду. Объективные факторы, как правило, связаны с характером и условиями труда, а субъективные - с субъектными и психофизиологическими особенностями человеческого организма. Отметим, что в настоящее время в юридической литературе выделяют самые разнообразные факторы дифференциации, многие из которых даже не нашли своего нормативного закрепления в ныне действующем Трудовом кодексе РФ <*>.

<*> Скачкова Г.В. Расширение сферы действия трудового права и дифференциации его норм: Монография. М., 2003.

Отраслевая дифференциация получила законодательное закрепление в Трудовом кодексе РФ (например, глава 51, посвященная особенностям регулирования труда работников транспорта; глава 52, посвященная особенностям регулирования труда педагогических работников; глава 54, посвященная особенностям регулирования труда работников религиозных организаций; статья 350, устанавливающая некоторые особенности регулирования труда медицинских работников).

В этимологическом аспекте термин "отрасль" означает отдельную область деятельности, науки, производства <*>. В каждой отдельной области приложения труда работников существуют специфические условия труда, под которыми статья 209 ТК РФ понимает "совокупность факторов производственной среды и трудового процесса, оказывающих влияние на работоспособность и здоровье работника". Особенности производства или специфика трудового процесса оказывают, в свою очередь, влияние на пределы трудовой правосубъектности физических лиц, прилагающих свои способности к труду в выбранной отрасли, но при этом специфика труда не влияет на общее правовое положение физического лица и его общую трудовую правосубъектность.

<*> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1968. С. 468.

Если общая трудовая правосубъектность выступает, по своей сути, предпосылкой для участия физического лица в трудовых правоотношениях вообще, то для участия в отдельных сферах общественного производства необходимы определенные условия, оказывающие влияние на критерии трудовой правосубъектности, в частности на возрастной критерий и психофизиологическое состояние физического лица.

Особенности отдельных видов работ выдвигают определенные требования к возрасту как своеобразному показателю физической зрелости лица, а также порождают специальные правила относительно психофизиологического состояния.

Например, к числу таких работ относится трудовая деятельность в сфере здравоохранения, которое можно рассматривать как систему экономических отношений в обществе, связанных с оказанием медицинской помощи, производством лекарств, медицинской техники, разработкой новых медицинских технологий. В данной области существуют несколько видов деятельности, в том числе медицинская, фармацевтическая, санитарно-эпидемиологическая, санаторно-курортная и другие. Врач (совместно с пациентом) и врачи (совместно с населением) производят, поддерживают и сохраняют главный стратегический ресурс всякого государства: индивидуальное и коллективное здоровье граждан.

В отношениях по оказанию медицинских услуг субъектами, предоставляющими данные услуги, выступают юридические и физические лица, наделенные специальной правоспособностью.

Физические лица, как правило, осуществляют частную практику в качестве предпринимателей, разрешение на ведение которой выдается местной администрацией по согласованию с профессиональными медицинскими ассоциациями. Если физическое лицо является народным целителем и обладает дипломом целителя, выдаваемым органами здравоохранения субъектов Российской Федерации, то оно также вправе оказывать услуги населению в области здравоохранения.

При этом медицинские организации (юридические лица), оказывающие непосредственно лечебно-профилактическую помощь, именуются по-разному: больницы, поликлиники, госпитали, диспансеры, родильные дома, амбулатории, травматологические пункты и пр. Все вышеперечисленные учреждения здравоохранения следует считать лечебно-профилактическими или медицинскими учреждениями, в которых осуществляют трудовую деятельность медицинские работники в соответствии с трудовым договором. При этом проблема правовой регламентации медицинской деятельности и защиты прав и законных интересов граждан России в области охраны здоровья имеет исключительное политическое и социальное значение.

Медицинскими работниками являются лица, осуществляющие деятельность в области здравоохранения и занимающие по трудовому договору должности, которые требуют наличия специального медицинского образования, подтвержденного соответствующими документами. Медицинским работником может выступать индивидуальный предприниматель без образования юридического лица и народный целитель.

Среди многих профессий, занятых в отраслях, укрепляющих экономику государства, труд медицинских работников, численность которых в Российской Федерации составляет около 4,7 млн. человек, имеет особое социальное значение и относится к сфере деятельности, которая, хотя и не принимает непосредственного участия в процессе производства, в то же время создает необходимые предпосылки для его нормального и эффективного функционирования <*>.

<*> Иванов В.В. Медик - профессия опасная // Трудовое право. М., 2003. N 7. С. 30.

Международная организация труда (МОТ), устанавливая международные стандарты труда для отдельных категорий трудящихся, затрагивает вопросы медицинской помощи, целью которой является обеспечение и сохранение физического, духовного и социального благополучия работников всех профессий. Можно выделить Конвенцию N 130 о медицинской помощи и пособиях по болезни 1969 г.; Конвенцию N 149 о сестринском персонале 1977 г.; Рекомендацию N 157 о сестринском персонале 1977 г.; Рекомендацию N 97 об охране здоровья трудящихся 1953 г.; Рекомендацию N 112 о службах здравоохранения на предприятии 1959 г.; Рекомендацию N 69 о медицинском обслуживании 1944 г. Статья 9 Конвенции N 130 о медицинской помощи и пособиях по болезни устанавливает, что медицинская помощь должна оказываться с целью сохранения, восстановления или улучшения здоровья физического лица, а также его трудоспособности и способности удовлетворять свои личные потребности.

В России также существует целый комплекс нормативно-правовых актов, посвященных здравоохранению по самым различным направлениям, в частности посвященных вопросам управления в сфере здравоохранения, обязательному медицинскому страхованию, проведению медицинской экспертизы и др. Например, можно выделить Основы законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" от 22 июля 1993 г. <1>; Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. <2>; Закон РФ "О донорстве крови и ее компонентов" от 9 июня 1993 г. <3>; Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях" от 24 июля 1998 г. <4>. В.В. Степанов в 2002 г. осуществил подбор нормативных источников вместе со списками специальной литературы, который составил более 600 страниц текста, систематизированного по 34 тематическим разделам <5>, то есть в Российской Федерации существует целый комплекс нормативных актов, посвященных самым различным аспектам деятельности медицинских работников.

<1> СЗ РФ. 1998. N 10. Статья 1143; 1999. N 51. Статья 6289; 2000. N 49. Статья 4740; 2003. N 2. Статья 167.
<2> ВВС РСФСР. 1992. N 33. Статья 1913; 1998. N 30. Статья 3613; 2000. N 2. Статья 167; 2002. N 30. Статья 3033.
<3> ВВС РФ. 1993. N 28. Статья 1064; 2000. N 19. Статья 2024; 2001. N 17. Статья 1638; 2002. N 52. Статья 5132.
<4> СЗ РФ. 1998. N 31. Статья 3803; 1999. N 29. Статья 3702; 2000. N 2. Статья 131; 2001. N 44. Статья 4152; 2002. N 7. Статья 628. N 48. Статья 4737.
<5> Степанов В.В. Перечень документов по организации работы лечебно-профилактического учреждения (для взрослого городского населения). М., 2002.

Согласно статье 54 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1 (в ред. от 27 февраля 2003 г.), право на занятие медицинской деятельностью в России имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а на занятие определенными видами деятельности - сертификат специалиста и лицензию. Лица в период их обучения в учреждениях государственной или муниципальной системы образования имеют право на работу в этих учреждениях под контролем медицинского персонала. Лица, не имеющие законченного высшего медицинского образования, могут допускаться к практической медицинской деятельности в должностях работников со средним медицинским образованием.

В соответствии с частями 5 и 6 статьи 54 вышеназванных Основ врачи, не работавшие по своей специальности более пяти лет, могут быть допущены к практической медицинской деятельности после прохождения переподготовки в соответствующих учебных заведениях или на основании проверочного испытания, проводимого комиссиями профессиональных медицинских ассоциаций; работники со средним медицинским образованием, не работавшие более пяти лет по своей специальности, также могут быть допущены к медицинской деятельности после подтверждения своей квалификации.

В связи с тем, что получение медицинского образования возможно как в Российской Федерации, так и за рубежом, а также в связи с притоком иностранной рабочей силы в Россию, часть 7 статьи 54 Основ об охране здоровья граждан закрепила, что лица, получившие медицинскую подготовку в иностранных государствах, допускаются к медицинской деятельности только после сдачи экзамена в соответствующих учебных заведениях в Российской Федерации, а также после получения лицензии на занятие отдельными видами медицинской деятельности, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации.

В соответствии со статьей 60 Основ законодательства об охране здоровья лица, окончившие медицинские образовательные учреждения, при получении диплома дают клятву врача, за нарушение которой наступает ответственность, предусмотренная законодательством. Должностные инструкции медицинских работников подчеркивают профессиональные обязанности врачей по оказанию медицинской помощи во всех ситуациях, как во время рабочего времени, так и вне его и вне места работы.

Следовательно, для допуска к медицинской деятельности необходимо предварительно получить специальную подготовку и звание в медицинских учебных заведениях, в отдельных случаях подтвердить свою квалификацию, а также получить сертификат специалиста и лицензию на занятие отдельными видами медицинской деятельности. Подобным образом достигается требуемый уровень профессиональной подготовки лиц, занимающихся медицинской деятельностью и оказывающих медицинскую помощь всем категориям граждан, проживающих на территории Российской Федерации.

При заключении трудового договора с медицинскими работниками лечебно-профилактических и детских учреждений в целях сохранения здоровья населения, предупреждения возникновения и распространения заболеваний в соответствии со статьями 69 и 213 ТК РФ предусмотрено прохождение обязательного медицинского освидетельствования при заключении трудового договора и периодические медицинские обследования, что фиксируется в медицинском заключении о состоянии здоровья. Так, Приказом Министерства здравоохранения РФ от 10 декабря 1996 г. N 405 "О проведении предварительных и периодических осмотров работников" предусмотрено, что медицинские работники родильных домов (отделений), детских больниц (отделений) проходят медицинское обследование при поступлении на работу и в дальнейшем один раз в шесть месяцев; работники лечебно-профилактических учреждений для взрослых проходят медицинское обследование при поступлении на работу и в дальнейшем один раз в год.

Возрастным критерием общей трудовой правосубъектности является по общему правилу достижение возраста шестнадцати лет. Российский законодатель не выделяет специального возраста, достижение которого дает возможность вступления в трудовые правоотношения с медицинскими учреждениями в качестве медицинского работника. Но дает ли данный факт основание предположить, что шестнадцатилетнего возраста достаточно для того, чтобы стать медицинским работником?

При определенных обстоятельствах можно дать положительный ответ. Например, при поступлении на работу в качестве младшего обслуживающего персонала в лечебно-профилактическое учреждение (санитарка, уборщица, сторож, вахтер, гардеробщик). Но выделенные виды работ направлены в основном на обслуживание деятельности тех медицинских работников, которые непосредственно осуществляют трудовую деятельность по охране здоровья населения и проведению лечебно-оздоровительной работы, а для выполнения подобных трудовых функций достижения шестнадцатилетнего возраста явно недостаточно в том плане, что в шестнадцать лет вряд ли возможно получение специальной подготовки и квалификации врача или фельдшера, которое может быть получено только в более позднем возрасте (как минимум в восемнадцать лет и позднее).

В пользу более высокого возрастного ценза говорит также тот факт, что медицина относится к отраслям с производственными факторами риска. Медицинские работники в своей профессиональной деятельности могут подвергаться воздействию многих, и нередко опасных для здоровья, факторов (химических, физических, биологических). К ним можно отнести, например, вредное влияние применяемых химических веществ и биологических сред, ионизирующего, лазерного, ультразвукового излучения, воздействие электрических и электромагнитных полей, что вызывает аллергические реакции у медицинских работников, а в отдельных случаях - и серьезные заболевания. Опасности поражения ВИЧ-инфекцией подвергаются практические медицинские работники многих специальностей. Особенно велик риск заражения при контакте с кровью (персонал хирургических отделений, станций переливания крови, процедурные медсестры и т.д.), а также медперсонал, непосредственно связанный с обследованием, диагностикой, лечением, обслуживанием больных СПИДом и ВИЧ-инфицированных <*>.

<*> Иванов В.В. Указ. соч. С. 30 - 31.

Не случайно в соответствии со статьей 64 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан для медицинских работников, работа которых связана с угрозой их жизни и здоровью, устанавливается обязательное государственное личное страхование на сумму в размере 120 месячных должностных окладов в соответствии с перечнем должностей, занятие которых связано с угрозой жизни и здоровью работников.

Например, такое обязательное страхование устанавливается для работников, работа которых связана с непосредственным обследованием, диагностикой, лечением, обслуживанием больных СПИДом и ВИЧ-инфицированных. Вопросы работы медиков, связанной с вирусом иммунодефицита человека, решаются целым рядом нормативных актов Российской Федерации, в частности Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 1996 г. N 391 "О порядке предоставления льгот работникам, подвергающимся риску заражения вирусом иммунодефицита человека при исполнении своих служебных обязанностей" <*>.

<*> СЗ РФ. 1996. N 15. Статья 1629.

Сложно вообще представить ту сферу медицинской деятельности, которая была бы совершенно безопасна для здоровья человека. Например, медицинский персонал инфекционных и туберкулезных лечебных учреждений постоянно подвергается угрозе заражения. В психиатрических клиниках младший обслуживающий персонал порою рискует жизнью при работе с психическими больными с неадекватным поведением. До конца не изучена возможность негативного воздействия на организм химиотерапевтических средств, применяемых в онкологии. С целью компенсации воздействия вредных условий труда для медицинских работников устанавливаются разнообразные доплаты, предоставляются дополнительные отпуска, это говорит о том, что лица до восемнадцати лет во многих случаях не могут быть медицинскими работниками.

В Перечне тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда лиц моложе восемнадцати лет, в разделе XLI для учреждений здравоохранения и медико-социальной экспертизы выделены виды работ (около двадцати наименований), прием на которые ограничен для лиц моложе восемнадцати лет (например, работы по обслуживанию туберкулезных, инфекционных, кожно-венерических и психических больных, больных, страдающих хроническим алкоголизмом и наркоманией; работы в отделениях (палатах) анестезиологии-реанимации, реанимации и интенсивной терапии; работы в онкологических учреждениях и т.п.).

Таким образом, в сфере здравоохранения основным возрастным критерием выступает возраст достижения физическим лицом гражданского совершеннолетия - восемнадцать лет. Возраст ранее восемнадцати лет, а именно возраст общей трудовой правосубъектности, определенный российским законодателем, - с шестнадцати лет, а при определенных обстоятельствах - и ранее шестнадцати лет, выступает как исключение. Поступление на работу в медицинское учреждение ранее восемнадцати лет возможно только на работы, не указанные в специальном запрещающем нормативно-правовом акте, а также на работы в качестве младшего обслуживающего медицинского персонала.

Наиболее значимым критерием отраслевой трудовой правосубъектности медицинских работников выступает степень образовательного и профессионального уровня, дающего право выполнять работы, связанные с охраной здоровья граждан. По мнению В.В. Чернецовой, для большинства вакансий медицинских специалистов на рынке труда главным требованием является уровень образования соискателя должности врача, то есть высшее медицинское образование и обязательное наличие сертификата специалиста. Кроме того, для 55% вакансий необходимо иметь сертификат специалиста, полученный на курсах первичной специализации или после окончания интернатуры, а в остальных случаях требуется документ об окончании ординатуры по специальности. Половина всех вакансий сопровождается требованием о наличии у претендента определенной врачебной категории, а также клинического опыта не менее пяти лет <*>.

<*> Чернецова В.В. Медицинские специалисты на рынке труда // Справочник кадровика. 2005. N 1. С. 109.

И, наконец, велико значение уровня психофизиологического состояния физического лица, учитывающего физическое состояние, состояние психики и баланс нервных процессов, что устанавливает обязательный медицинский осмотр, которому подвергаются все медицинские работники перед вступлением в трудовое правоотношение и заключением трудового договора с медицинским учреждением, то есть организационный критерий. К сожалению, проведение медицинского осмотра направлено в основном на выявление физического состояния. Состояние же психики подтверждается порою формально, так как за основу берется лишь справка о том, состоит ли физическое лицо в психоневрологическом диспансере на учете или нет.

В настоящее время для достоверности медицинского заключения о психическом состоянии лиц, работающих с людьми (а к их числу относятся не только медицинские работники, но и работники сферы образования, обслуживания и др.), зачастую необходимо дополнительное заключение профессионального психолога о возможности медицинского работника переносить воздействие целого ряда социальных и ситуативных факторов.

По мнению А.В. Махнач, медицинские работники подвергаются стрессу, сталкиваясь с эмоциональными перегрузками из-за интенсивной работы с большим количеством людей, страдающих от самых разных личностных, физических и социальных проблем, что влечет за собой синдром эмоционального истощения, деперсонализации и снижения уровня личных достижений. Медицинские работники начинают относиться к пациентам с меньшей заботой и вниманием, могут начать лечить их безучастно и даже бесчеловечно. Эмоциональное истощение среди современных медицинских работников достигает еще большей силы из-за сокращения рабочих мест в связи с реорганизационными процессами в сфере здравоохранения, изменением функциональных обязанностей и все большей направленностью медицинского учреждения на получение прибыли, что в целом негативно сказывается на работе с пациентами. Работа до изнурения вскрывает порою организационную дисфункцию, которую необходимо исправить, пересмотрев объемы работы и систему вознаграждения <*>.

<*> Махнач А.В. Компонентный анализ психического состояния человека в особых условиях деятельности // Психологический журнал. 1991. N 1. С. 66 - 75.

Следовательно, достоверное медицинское заключение должно включать в себя совокупную оценку физического состояния, психического и эмоционального состояния, отражающей рабочую продуктивность медицинского работника, и специальные рекомендации, определяющие возможный объем работы в сфере здравоохранения. Дополнительные условия и показания к проведению медицинских осмотров (обследований) могут вводиться согласно части 4 статьи 213 ТК РФ по решению органов местного самоуправления в отдельных организациях. Поэтому вполне возможно на местном уровне и с учетом развития психологической службы в конкретном регионе дополнить показания к проведению обязательных медицинских осмотров медицинских работников в плане оценки его морально-психологических качеств. Это даст возможность повысить в целом работу по охране здоровья населения и предотвратить негативные явления в данной области.

Итак, трудовая правосубъектность работников в сфере здравоохранения обладает определенной спецификой, и в процессе дальнейшей реформы трудового законодательства оно нуждается в дальнейшей разработке в связи с тем, что труд медицинских работников выступает основой здоровья всех категорий работников в общественном производстве современной России. Единственной нормы в Трудовом кодексе РФ (статья 350) о некоторых особенностях регулирования труда медицинских работников явно недостаточно для эффективного правового регулирования. В данной норме лишь подчеркивается существование особой продолжительности рабочего времени, совместительства, проживания в сельской местности и в поселках городского типа. Конкретное правовое регулирование возможно лишь на основе различных подзаконных нормативных актов, что, безусловно, необходимо.

Но Трудовой кодекс РФ, как кодифицированный нормативно-правовой акт, претендующий на всестороннее правовое регулирование трудовых отношений всех работников, заключивших трудовой договор с работодателем (о чем заявлено в части 1 статьи 11), должен оправдывать свое предназначение, и, в частности, желательно более четко закрепить правила поступления на работу в учреждения здравоохранения, выделив возрастной и организационный критерии трудовой правосубъектности медицинских работников, осуществляющих свою трудовую деятельность в интересах всего российского общества.

Выделенная сфера здравоохранения является не единственной в обеспечении нормального функционирования общества и государства. Для развития интеллектуального, культурного и экономического потенциала особую значимость приобретает сфера образования, в которой центром становится педагогический работник. Педагогические работники отличаются большим разнообразием в наименованиях. В этимологическом смысле термин "педагог" обозначает лицо, занимающееся преподавательской и воспитательной работой <*>.

<*> Ожегов С.И. Указ. соч. С. 487.

Профессор С.Ю. Головина в своей монографии, посвященной правовому регулированию труда отдельных категорий работников, отмечает, что конкретное наименование должности педагога зависит от типа образовательного учреждения. Наиболее распространенные наименования должностей педагогов - "воспитатель", "учитель", "преподаватель". Кроме того, к педагогам относятся классные воспитатели, инструкторы, тренеры, музыкальные руководители, вожатые, методисты, мастера производственного обучения, логопеды и др. Существуют должности, которые в своем наименовании содержат слово "педагог": социальный педагог, педагог-психолог, педагог-организатор, педагог дополнительного образования. Педагогические работники учебных заведений высшего профессионального образования объединены термином "профессорско-преподавательский состав", к которому относятся должности декана факультета, заведующего кафедрой, профессора, доцента, старшего преподавателя, преподавателя, ассистента. К педагогическим работникам также причислены руководители, деятельность которых непосредственно связана с руководством образовательным (воспитательным) процессом <*>.

<*> Головина С.Ю. Правовое регулирование труда отдельных категорий работников. М.: "Дело", 2003. С. 152.

Согласно статье 53 Закона РФ "Об образовании" в редакции Федерального закона от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ с изменениями на 24 декабря 2002 г. <*> и статье 331 ТК РФ, к педагогической деятельности допускаются лица, имеющие соответствующий уровень образования или образовательный ценз. Он определяется в порядке, установленном типовыми положениями об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов, утверждаемыми Правительством Российской Федерации. В качестве примера можно привести Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 5 апреля 2001 г. N 264 <**>. Тем не менее в вышеназванном нормативном акте образовательный ценз, дающий право на занятие педагогической деятельностью, четко не определен. В приложении 2 к Постановлению Комитета по высшей школе от 14 ноября 1992 г. N 108 приводятся квалификационные требования по должностям профессорско-преподавательского и руководящего состава вузов <***>.

<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Статья 150; 1997. N 47. Статья 5341; 2000. N 30. Статья 3120; 2002. N 26. Статья 2517; N 30. Статья 3029.
<**> СЗ РФ. 2001. С. 16. Статья 1595.
<***> Бюллетень Комитета по высшей школе Министерства высшей школы и технической политики. 1993. N 1. С. 59.

Однако эти требования служат основанием для установления лишь разрядов оплаты труда на основе Единой тарифной сетки и, по существу, являются тарифно-квалификационными характеристиками. Как следует из этих характеристик, одним из критериев оценки уровня профессиональной компетенции педагогических работников вузов как педагогических работников являются образование, ученое звание и ученая степень, наличие которых подтверждается соответственно дипломом об образовании, аттестатом доцента или профессора, дипломом кандидата или доктора наук.

Действующие в настоящее время правовые акты, являющиеся нормативными источниками в сфере регулирования труда разнообразных педагогических работников, весьма размыто определяют образовательный ценз, предъявляемый к выделенной категории работников. Поступление на педагогическую работу возможно лицам, имеющим необходимую профессионально-педагогическую квалификацию, соответствующую требованиям квалификационной характеристики по должности и полученной специальности, подтвержденную документом об образовании, то есть необходим профессионализм соответствующего уровня, так как образовательный ценз представляет собой уровень образования, необходимый для получения каких-либо прав <*>.

<*> Ожегов С.И. Указ. соч. С. 423.

Выделение профессионализма как важнейшего критерия трудовой правосубъектности педагогического работника требует четкого определения изучаемого явления, а также его специфики. При этом сущность профессионализма активно изучалась в основном в философско-социологической и психолого-педагогической литературе, в которой имеется множество определений профессионализма.

Содержание понятия исследователями характеризуется следующим образом:

<*> Слободчиков В.И., Исаева Н.А. Психологические условия введения студентов в профессию педагога // Вопросы психологии. М., 1996. N 4. С. 72.<*> Маркова А.К. Психология профессионализма. М.: Международный гуманитарный фонд "Знаний". 1996. С. 308.<*> Моисеев А.М., Моисеева О.М. Заместитель директора школы по научной работе: Новая должность в современной школе: предназначение, полномочия, технология деятельности. Воронеж, 1996. С. 45.<*> Онушкин В.Г., Огарев Е.И. Образование взрослых: Междисциплинный терминологический словарь. СПб - Воронеж, 1995. С. 231.

В последнее время наряду с понятием "профессионализм" по отношению к педагогическим работникам часто стал использоваться термин "профессиональная компетентность". Между тем содержательное раскрытие понятия компетентности практически отсутствует в литературе. Словари определяют лишь "компетенцию" (от лат. competo - "добиваюсь", "соответствую", "подхожу") - как круг полномочий, предоставленный законом, уставом или иным актом конкретному органу или должностному лицу, а также как знания и опыт в той или иной области <*>.

<*> Ожегов С.И. Указ. соч. С. 281.

По мнению А.А. Деркача, компетентность - это сформированность единого комплекса знаний, навыков, умений, психологических особенностей (качеств), профессиональных позиций и акмеологических инвариантов; совершенное владение инструментарием и продуктивными технологиями реализации функциональных обязанностей <*>.

<*> Деркач А.А. Рабочая книга практического психолога. Технология эффективной профессиональной деятельности: Пособие для специалистов, работающих с персоналом. М., 1996. С. 397.

Л.П. Алексеева и Н.С. Шаблыгина, проанализировав сущность понятия "компетентность" в том объеме, в котором оно отражено в современных изданиях (энциклопедических, толковых, отраслевых и прочих), отмечают его узость, ограниченность, замкнутость на лингвистическом толковании латинского корня. В то же время исследователи указывают на связь понятия компетентности с понятием профессионализма, логически приводящую к понятию профессиональной компетентности. "Профессиональная компетентность - это интегральная характеристика деловых и личностных качеств специалиста, отражающая уровень знаний и умений, опыт, достаточные для осуществления цели данного рода деятельности, а также его нравственную позицию" <*>.

<*> Алексеева Л.П., Шаблыгина Н.С. Преподавательские кадры: состояние и проблемы профессиональной компетентности. М., 1994. С. 44.

Таким образом, по отношению к специалисту, осуществляющему деятельность в сфере образования, при оценке образовательного ценза желательно оценивать три уровня: квалификацию, профессионализм и компетентность. Это позволит оценить педагогического работника как специалиста соответствующей квалификации, профессионала определенного уровня (низкий, средний, выше среднего и высший) и компетентного для решения соответствующих профессиональных задач.

Заметим, что понятия "квалификация" и "профессионализм" используются для характеристики деятельности любой категории работников. Так, квалификация означает уровень подготовленности, степень годности к какому-либо виду труда <*>, а профессионализм, как было показано выше, представляет, по сути, владение определенными методами, приемами, способами и техниками деятельности. В частности, в вузах самых различных профилей, являющихся образовательными учреждениями и осуществляющих педагогическую деятельность, работают специалисты самых разнообразных профессий и специальностей (юристы, инженеры, врачи и т.д.).

<*> Ожегов С.И. Указ. соч. С. 265.

Поэтому по отношению ко всем педагогическим работникам важное значение приобретает именно компетентность, точнее, интеграция различных видов компетентности, а именно: специальной деятельностной компетентности, то есть владение собственно профессиональной деятельностью на достигнутом определенном уровне; социальной компетентности, то есть владение совместной профессиональной деятельностью, сотрудничеством, а также принятыми в данной профессии приемами профессионального общения; личной компетентности, то есть владение приемами личностного самовыражения; индивидуальной компетентности, то есть владение приемами самореализации и развития в рамках профессии и готовность к профессиональному росту.

Требования к образовательному цензу педагогического работника желательно откорректировать более точно на законодательном уровне, что будет способствовать определенности данного критерия его трудовой правосубъектности.

Например, в настоящее время в отдельных образовательных учреждениях при приеме на работу педагогов оценивают по четырем группам: начинающий педагог (низкий уровень), растущий педагог (средний уровень), зрелый педагог (выше среднего), мастер (высокий профессионал). При этом за основу берется не только стаж педагогической деятельности, но и результативность профессиональной деятельности, в частности умение квалифицированно выполнять свои трудовые функции, достижение личных результатов и достижения воспитанников. Картина развития профессионализма отдельного педагога складывается из совокупности данных, содержащихся в диагностических документах: карте педагога; листе самоанализа; личных творческих картах воспитанников; экране достижений детских коллективов.

К сожалению, подобное внимание к уровню профессионализма педагогического работника наблюдается в настоящее время в основном не в школьных учреждениях, нацеленных на получение основных базисных знаний, а лишь в учреждениях дополнительного образования, осуществляющих ряд социально-педагогических задач по поддержке и адаптации детей, расширению диапазона общего образования школьников в свободное от учебных занятий время. Заметим, что только в одной Оренбургской области, по статистическим данным 2004 г., насчитывается 136 подобных учреждений, в которых работают 10284 педагогических работника. Немаловажным аспектом выступает тот факт, что не всегда в учреждениях дополнительного образования работают только работники, имеющие педагогическое образование. Более 50% имеют техническое и иные виды образования, используемые, в частности, в кружках по определенным видам технической направленности (моделирование, информатика, аэрокосмонавтика и т.п.). Положительный опыт работы с педагогическими работниками в учреждениях дополнительного образования было бы желательно распространить на все образовательные учреждения Российской Федерации, и в первую очередь на образовательные учреждения, в которых происходит получение основных базисных знаний.

В типовых положениях об образовательных учреждениях соответствующих типов применительно к каждому типу следует также откорректировать требования не только к уровню квалификации педагогического работника, стажу педагогической деятельности, но и к степени его профессионализма и компетентности на основе объективных показателей (результаты труда и достижений) и субъективных характеристик (умения и качества личности педагога). Подобная дифференциация может быть положена в дальнейшем в основу определения размера заработной платы педагогического работника, что повлияет в целом на повышение статуса сферы образования.

Говоря о праве на занятие педагогической деятельностью, необходимо коснуться специфического ограничения возрастного критерия, установленного статьей 332 ТК РФ и пунктом 3 статьи 20 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" с изменениями на 24 декабря 2002 г. для замещения руководящих должностей высших учебных заведений (ректор, проректор, руководители филиалов институтов). На эти должности могут претендовать лица в возрасте не старше 65 лет. Срок пребывания в должности может быть продлен учредителем по представлению ученого совета вуза до достижения ректором возраста 70 лет, а для других должностей продление срока до достижения возраста 70 лет может осуществляться ректором по представлению ученого совета вуза.

Ранее такое возрастное ограничение распространялось и на должности заведующего кафедрой и декана факультета. Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 декабря 1999 г. N 19-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 20 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" норма, предусматривающая возрастные ограничения в отношении лиц, замещающих должности заведующих кафедрами, признана не соответствующей Конституции РФ (пункты 1 и 2 статьи 19 и часть 1 статьи 37). В этой связи из перечня должностей, для занятия которых установлены эти ограничения, были исключены должность заведующего кафедрой, а затем, по аналогии с этим, и должность декана факультета <*>.

<*> СЗ РФ. 2002. N 26. Статья 2517.

Таким образом, в настоящее время возрастные ограничения касаются лишь должности ректора, проректора и руководителей филиалов и институтов. Но норма о возрастных критериях руководящих работников вузов является, по мнению Д.Д. Репринцева, некорректной и прямо противоречащей основным принципам правового регулирования трудовых отношений, и данная точка зрения нуждается в поддержке <*>.

<*> Репринцев Д.Д. Преподаватель вуза как субъект правоотношений в сфере труда // Трудовое право. М., 2003. N 7. С. 22.

Так, к числу важнейших принципов, закрепленных в статье 2 ТК РФ, относятся, в частности, запрещение дискриминации в сфере труда и равенство прав и возможностей работников. В части 2 статьи 3 ТК РФ одним из факторов, по которому недопустимо ограничение в трудовых правах, прямо назван возраст. Ограничения в правах допускаются только при условии, если они определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральными законами, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите. Как видно, в перечень оснований для ограничения прав работника, не являющихся дискриминацией, возрастные ограничения в рассматриваемом случае совершенно не вписываются. Следовательно, возрастные ограничения в отношении руководящих работников вузов являются, по своей сути, дискриминационными.

Следует также подчеркнуть, что вышеназванные возрастные ограничения касаются руководителей только государственных и муниципальных образовательных учреждений высшего профессионального образования и не распространяются на аналогичные должности негосударственных высших учебных заведений. Таким образом, эта норма также является дискриминирующей в отношении руководящих работников вузов системы государственных и муниципальных вузов.

И, наконец, возраст вообще не должен быть определяющим при решении вопроса о замещении должности ректора и других руководителей вуза. В данном случае, как было подчеркнуто ранее, необходимо учитывать в целом профессиональную компетентность лица, занимающего должность руководителя высшего учебного заведения.

Профессор С.Ю. Головина при анализе особенностей правового регулирования труда педагогических работников считает нецелесообразным введение возрастных ограничений для руководителей вузов. Данную нецелесообразность подтверждает точка зрения А.М. Прудинского о том, что определяющее значение при решении вопроса о сохранении или прекращении трудовых отношений с ректором, проректором и иными руководителями должен иметь не возраст, а субъективная способность лица надлежащим образом выполнять свои служебные обязанности <*>.

<*> Головина С.Ю. Указ. соч. С. 157; Прудинский А.М. Правовое регулирование труда работников высшей школы. СПб, 1996. С. 58 - 59.

Наряду с выделенными критериями трудовой правосубъектности (образовательный и возрастной цензы) педагогических работников важное значение имеет соответствующий уровень психофизиологического состояния, так как среди ограничений, предусмотренных частью 2 статьи 331 ТК РФ, находится запрет доступа к педагогической деятельности для лиц, которым эта деятельность запрещена по медицинским показателям, чей перечень должен быть установлен федеральными законами. Тем не менее, если обратиться к Закону РФ "Об образовании", то пункт 2 статьи 53 установление такого перечня относит к компетенции Правительства РФ. Но на сегодняшний день не существует нормативного правового акта, устанавливающего перечень оснований, препятствующих занятию педагогической деятельностью по медицинским показаниям, что вызывает проблемы в правоприменительной деятельности.

Правило статьи 213 ТК РФ об обязательных предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотрах является обязательным, наряду с другими видами работ, лишь для работников детских учреждений, хотя не все образовательные учреждения являются детскими. Закон РФ "Об образовании" в пункте 1 статьи 51 уточняет правило о прохождении медицинских осмотров, вводя обязанность для педагогических работников образовательных учреждений проходить периодические бесплатные медицинские обследования за счет средств учредителя. Но Законом не подчеркивается, к сожалению, обязательность медицинского обследования при приеме на работу, что вызывает на практике случаи, когда требование о прохождении периодических обследований педагогических работников не выполняется. В отдельных случаях на должности преподавателя может вполне оказаться больной человек, причем не только с инфекционным, но и с психическим заболеванием.

По мнению М.В. Молодцова и С.Ю. Головиной, к педагогической деятельности в образовательных учреждениях не должны допускаться лица, имеющие хронические психические заболевания или стойкие психические расстройства, заразные заболевания (например, венерические, кожные, активные формы туберкулеза и проч.), страдающие хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией <*>.

<*> Молодцов М.В., Головина С.Ю. Трудовое право России: Учебник для вузов. М.: "Норма", 2003. С. 586.

Таким образом, ограничение специальной трудовой правоспособности педагогического работника по медицинским показаниям будет правомерным только в том случае, если перечень этих показаний будет установлен на законодательном уровне. Отсутствие же юридического основания в настоящее время делает невозможным подобное ограничение.

К педагогической деятельности также не должны допускаться лица, имевшие судимость за определенные преступления, перечень которых также устанавливается федеральным законом. Закон РФ "Об образовании" в редакции от 24 декабря 2002 г. в пункте 2 статьи 53 уточняет, что к педагогической деятельности в образовательных учреждениях не допускаются лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, предусмотренные УК РФ и УК РСФСР, то есть в отличие от статьи 331 ТК РФ в пункте 2 статьи 53 указанного Закона речь идет не просто о судимости, а о судимости неснятой и непогашенной.

В соответствии со статьей 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления по истечении 6 лет, а осужденных за особо тяжкие преступления - по истечении 8 лет после отбытия наказания. При определенных обстоятельствах судимость может быть снята до истечения срока ее погашения. Согласно статье 15 УК РФ, определяющей категории преступлений, тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы (в редакции Федерального закона от 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ); особо тяжкими - умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание. К таким деяниям относятся преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы личности, семьи и несовершеннолетних, собственности, общественной безопасности и общественного порядка, государственной власти и управления.

Необходимо отметить, что реализация нормы, предусматривающей ограничение в приеме на работу педагога по вышеназванному основанию, вызывает на практике определенное затруднение, которое состоит в том, что для работодателя единственным источником информации о наличии судимости у лица, поступающего на работу, может явиться имеющаяся в его трудовой книжке запись основания увольнения, предусмотренного в пункте 4 статьи 83 ТК РФ.

Но в отдельных случаях у работника может и не быть трудовой книжки, если он ранее не работал или потерял (возможно, даже и намеренно) данный документ о своей трудовой деятельности. В этом случае у работодателя будут отсутствовать достоверные сведения о наличии судимости, о категории совершенного преступления, о наличии запрета на осуществление педагогической деятельности. Сведениями о наличии или отсутствии судимости располагают информационные центры органов внутренних дел, но для обращения в них любой работодатель должен помнить о том, что, согласно статье 86 Трудового кодекса РФ, все персональные данные работника следует получать у него самого или у третьей стороны, но лишь после обязательного предварительного уведомления работника и с его письменного согласия. Данная норма в отдельных случаях значительно ущемляет права работодателей, являющихся образовательными учреждениями, и может вызвать негативные последствия путем влияния на нравственность и психическое развитие обучающихся, когда физическое лицо, имеющее непогашенную судимость за тяжкое или особо тяжкое преступление, стремится поступить на работу в качестве педагогического работника.

Педагогических и медицинских работников можно ограничить в их отраслевой трудовой правоспособности на основе приговора суда о лишении права заниматься определенной профессиональной деятельностью (статья 47 УК РФ). Лишение такого права применяется в качестве как основного, так и дополнительного наказания. Такое наказание устанавливается на определенный срок: от 1 года до 5 лет в качестве основного и от 6 месяцев до 3 лет в качестве дополнительного вида наказания. В течение этого срока лицо, лишенное права заниматься педагогической или медицинской деятельностью, не может работать в образовательных или лечебных учреждениях, но при этом физическое лицо в полном объеме сохраняет общую трудовую правосубъектность, позволяющую ему осуществлять иные виды трудовой деятельности и вступать и трудовые правоотношения.

В том случае, если трудовой договор о работе в педагогическом или медицинском учреждении был заключен в нарушение приговора суда о лишении конкретного лица занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, то он должен быть прекращен по пункту 11 статьи 77 Трудового кодекса РФ, так как данный факт исключает возможность продолжения трудовой деятельности в качестве педагогического или медицинского работника.

В практической деятельности и в судебной практике нередко возникает вопрос относительно педагогических и медицинских работников в контексте отнесения или неотнесения их к категории должностных лиц, что тесным образом связано с их трудовой правосубъектностью.

С точки зрения законодателя, должностным лицом может быть признано лицо, выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции или функции представителя власти в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (примечание 1 к статье 285 УК РФ). В рассматриваемом аспекте представляет интерес выполнение указанных функций в государственных и муниципальных учреждениях. В статье 120 Гражданского кодекса РФ под учреждением понимается некоммерческая организация, создающаяся собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая собственником полностью или частично. Некоммерческая организация в форме учреждения может быть создана и для достижения образовательных целей (статья 2 Федерального закона "О некоммерческих организациях" <*>).

<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3.

Образование представляет собой целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов). Образовательным является учреждение, осуществляющее образовательный процесс, то есть реализующее одну или несколько образовательных программ и (или) обеспечивающее содержание и воспитание обучающихся, воспитанников (Закон РФ "Об образовании" <*>).

<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Статья 150; 1997. N 47. Статья 5341; 2000. N 30. Статья 3120; 2002. N 26. Статья 2517. N 30. Статья 3029.

Следует отметить, что существуют две противоположные позиции по вопросу о том, являются ли учителя, преподаватели высших и средних учебных заведений, а также врачи должностными лицами. Одни авторы считают, что вышеназванные работники выполняют только профессиональные функции, и ни о каком должностном положении педагогического работника не может идти речи <*>. Другие полагают, что в случае принятия экзаменов и зачетов преподаватели выполняют организационно-распорядительные функции и, следовательно, являются в этот момент должностными лицами <**>. Данная точка зрения основывается на том, что преподаватель обладает правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения. И, как следствие, преподаватель, принимающий экзамен, так же, как и врач, ставящий диагноз и проводящий операции, совершает действия, влекущие правовые последствия. Существующая правовая неопределенность прослеживается и в судебной практике.

<*> Светлов А.Я. Борьба с должностными злоупотреблениями. Киев, 1970. С. 32.
<**> Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 122; Горелик А.С. Коммерческий подкуп // Юридический мир. 1999. N 1. С. 17.

Например, Курганским областным судом М. был признан виновным в получении взяток от студентов университета и служебном подлоге. В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили об отмене приговора и прекращении производства по делу, поскольку, по их мнению, преподаватель государственного университета не является должностным лицом. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ жалобу оставила без удовлетворения, указав следующее. М., работая доцентом кафедры, как преподаватель был наделен правом принятия экзаменов у студентов. Несдача студентом экзамена, то есть получение неудовлетворительной оценки, влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс, не получал официального отзыва на сессию, следовательно, не имел права на получение оплачиваемого учебного отпуска и, кроме того, мог быть отчислен из вуза. Поскольку М. выполнял свои функции в государственном учебном заведении, он являлся должностным лицом, наделенным организационно-распорядительными функциями <*>.

<*> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 2.

Данный пример намеренно приведен с объемным цитированием, с тем чтобы подчеркнуть аргументацию о наличии определенных организационно-распорядительных функций у преподавателя.

В приведенном выше решении суда констатация наличия организационно-распорядительных функций у преподавателя связывается с имеющимся у него правом принятия экзаменов и зачетов у студентов, что, в свою очередь, влечет определенные правовые последствия, но данные юридические последствия вторичны. На мой взгляд, в описанной ситуации преподаватель выполняет прежде всего свои профессиональные функции, и форма выполнения таких функций - выставление удовлетворительных или неудовлетворительных оценок. Допуск к сессии, перевод на другой курс, выдача справки вызова, отчисление из вуза - эти решения принимает не преподаватель, а декан факультета или ректор (директор) института и т.д. Именно они, безусловно, в полном соответствии с содержанием организационно-распорядительных функций - должностные лица.

Несколько иной становится ситуация, когда преподаватель является членом государственной аттестационной комиссии. В этот момент он действительно должностное лицо, наделенное от имени государства правом принятия решения о присвоении квалификации или зачислении в учебное заведение. В Положении "Об итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений в Российской Федерации" <*> закрепляется, что одной из основных функций государственных аттестационных комиссий является решение вопроса о присвоении квалификации по результатам итоговой государственной аттестации и выдаче выпускнику соответствующего диплома о высшем образовании (пункт 5). Государственную аттестационную комиссию возглавляет председатель, который организует и контролирует деятельность всех экзаменационных комиссий, обеспечивает единство требований, предъявляемых к выпускникам (пункт 12). Аналогичные функции экзаменационной комиссии предусмотрены в Положении о государственной (итоговой) аттестации выпускников IX и XI (XII) классов общеобразовательных учреждений Российской Федерации <**>.

<*> Утверждено Постановлением N 3 Государственного комитета по высшему образованию РФ от 25 мая 1994 г. // Российские вести. 1994. N 118.
<**> Утверждено Приказом Министерства образования РФ от 3 декабря 1999 г. N 1075 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 10.

Последствия решений, принятых данными комиссиями, таковы: указанные в документах о начальном профессиональном, среднем профессиональном, высшем профессиональном образовании квалификации дают право их обладателям заниматься профессиональной деятельностью, в том числе занимать должности, для которых в установленном порядке определены обязательные квалификационные требования к соответствующему образовательному цензу (статья 27 Закона РФ "Об образовании"). Поэтому можно с уверенностью констатировать, что преподаватели, входящие в состав приемной экзаменационной комиссии, являются должностными лицами <*>.

<*> См., например: Письмо Министерства образования РФ от 6 декабря 1999 г. N 14-51-580ИН/12 "О рекомендациях образовательным учреждениям высшего профессионального образования по основным процедурным вопросам функционирования приемных, предметных экзаменационных комиссий // Официальные документы в образовании. 2000. N 6.

В процессе своей деятельности с проблемой разделения профессиональных и организационно-распорядительных функций сталкиваются и медицинские работники.

Так, по приговору Промышленного районного суда Оренбургской области С. осужден по части 2 статьи 290 УК РФ. Он, являясь участковым врачом-терапевтом, наделенным правом по выдаче документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность, после получения полутора тысяч рублей от Я. незаконно выдал ей листок нетрудоспособности, временно освобождающий ее от работы <*>. Но опять-таки в приговоре не указано, какие конкретно функции должностного лица в данном случае выполнялись С. Вместе с тем суд сослался на Инструкцию о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, в пункте 1.3 которой говорится: "Право на выдачу листков нетрудоспособности (справок) имеют лечащие врачи государственной, муниципальной и частной системы здравоохранения на основании лицензии на проведение экспертизы временной нетрудоспособности" <**>. Вне всякого сомнения, С. обоснованно признан должностным лицом, поскольку он на основании проведенной экспертизы имел право выдавать такой документ, при предъявлении которого, в свою очередь, временно нетрудоспособному в соответствии с действующим законодательством назначалось и выплачивалось пособие. Данный факт является свидетельством выполнения медицинским работником организационно-распорядительных функций по специальному полномочию.

<*> Архив Промышленного районного суда г. Оренбурга. Дело N 1-794 за 2002 г.
<**> Российская газета (ведомственное приложение). 1994. N 35. 22 февраля.

Но соответствующие специальные полномочия должны быть предусмотрены в соответствующем нормативном акте, и при его отсутствии работника, выполняющего свои профессиональные трудовые функции, нельзя признавать должностным лицом.

Таким образом, при анализе трудовой правосубъектности педагогических и медицинских работников, которая отличается определенной спецификой, желательно учитывать различия в их профессиональных и должностных полномочиях, детализировать выполняемые ими трудовые функции, что в целом положительно скажется на определенности правового статуса выделенной категории работников, а четкое правовое регулирование трудовых отношений вышеназванных категорий работников, работающих по трудовому договору, оказывает положительное влияние на эффективность трудовой деятельности в сферах здравоохранения и образования в Российской Федерации.