Мудрый Юрист

Допустимость доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения

Чушкин С.И., адъюнкт кафедры административного права и административной деятельности ОВД МосУ МВД РФ.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений <*>.

<*> Статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Этих задач невозможно достичь без установления соответствующих правовых гарантий обеспечения законности и обоснованности, принимаемых по делу решений, соблюдения прав и свобод участников производства, полноты и достоверности собранного в ходе производства по делу доказательственного материала.

Правила собирания (а также обнаружения и закрепления) фактических данных о существенных обстоятельствах дела как раз и представляют собой теоретически и практически обоснованные, надежные гарантии доброкачественности собранных в процессе доказывания сведений. В случае нарушения процессуальных правил собирания доказательств оказываются под угрозой полнота и достоверность доказательственного материала, поэтому установление допустимости доказательств - необходимое условие их использования по делу <*>.

<*> Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 230.

Под допустимостью доказательств понимается их соответствие процессуальным требованиям закона относительно источника, способов получения и процессуального закрепления, имеющих значение для дела фактических данных, надлежащим субъектом. Если относимость - это пригодность доказательства по содержанию, то допустимость - это пригодность доказательства по форме. Процессуальная форма и правовой порядок получения, собирания, исследования и оценки доказательств выступают как гарантии достижения верного знания, т.е. истины по делу.

В Конституции Российской Федерации сказано: "При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона" <*>. Это требование Конституции РФ нашло свое нормативное закрепление в виде отдельных статей, посвященных вопросам допустимости доказательств, во всех процессуальных кодексах России, за исключением КоАП РФ <**>. Например, УПК РФ к недопустимым доказательствам относит:

<*> Часть 2 ст. 50 Конституции РФ, а также ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.
<**> Статья 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 75 УПК РФ.

"1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

  1. показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
  2. иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса".

К сожалению, законодатель не счел нужным внести аналогичные нормы в Кодекс РФ об административных правонарушениях. Тем не менее ввиду не только теоретического, но и большого практического значения таких норм представляется возможным их использование по аналогии и в производстве по делам об административных правонарушениях.

Анализ конституционной нормы позволяет прийти к выводу, что требование допустимости в производстве по делам об административных правонарушениях состоит из следующих элементов.

  1. Законность источника. Как было уже сказано, фактические данные в производстве по делам об административных правонарушениях могут быть установлены только предусмотренными законом источниками. Перечень таких источников приведен в ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ. Никакими другими источниками обстоятельства, подлежащие выяснению по делу, установлены быть не могут. Вместе с тем в данной статье обращает на себя внимание источник доказательств, названный законодателем как "иные документы". Такая формулировка расширяет круг источников, с помощью которых могут быть установлены существенные для дела обстоятельства, и дает возможность использовать в качестве таковых и другие источники, прямо не указанные в законе. Однако для их использования в производстве по делам об административных правонарушениях необходимы два условия. Условие первое - такие источники должны отвечать понятию "документ", под которым понимается зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать <*>. Условие второе - сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, должны иметь значение для производства по делу об административном правонарушении, а сами документы должны отвечать требованиям, указанным в ст. 26.7 КоАП РФ. Использование "иных документов" в качестве доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях подтверждается и судебной практикой. По этому поводу, в частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации сказано: "Протоколы и иные материалы ранее прекращенного уголовного дела в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности за те же действия (бездействия), могут быть использованы в качестве доказательств при рассмотрении дела об административном правонарушении" <**>.
<*> Статья 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" (в ред. от 10 января 2003 г.) // Российская газета. 1995. 22 февр., 2003. 15 янв.
<**> Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Российская газета. 2005. 19 апр.
  1. Способ получения по делу фактических данных должен соответствовать закону. Например, единственно законным способом получения доказательств по уголовному делу является их получение посредством следственных и судебных действий, перечень которых установлен уголовно-процессуальным законом и носит исчерпывающий характер.

КоАП РФ подобного перечня не содержит. Полагаем, что применительно к административному процессу под процессуальными действиями следует понимать предусмотренные КоАП РФ действия, направленные на выявление и закрепление фактических данных, на основании которых устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. К таким действиям прежде всего следует отнести: составление протокола об административном правонарушении; составление иных протоколов, предусмотренных КоАП РФ (протокол осмотра места происшествия, протокол осмотра транспортного средства и т.д.); составление схемы места ДТП; составление различных справок и сведений по факту ДТП (справка по ДТП, справка об участии в ДТП и т.д.); получение объяснений от лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; получение показаний потерпевшего, свидетеля; вынесение определения о назначении экспертизы; производство экспертизы и получение заключения эксперта; взятие проб и образцов; направление поручений и запросов по делу об административном правонарушении; истребование сведений, необходимых для правильного разрешения дела; выявление и закрепление вещественных доказательств и иных документов, имеющих значение для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела; применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; вынесение определений и постановлений по делу об административном правонарушении и т.д.

Кроме того, доказательства могут быть представлены участниками процесса, а также любыми физическими и юридическими лицами. Фактические данные, полученные иным, не предусмотренным КоАП РФ способом, должны быть признаны недопустимыми.

  1. Вместе с тем и предусмотренные законом процессуальные действия могут обеспечить допустимость доказательств лишь при условии точного соблюдения процессуального порядка их проведения. Например, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, должностное лицо, в производстве которого находится дело, выносит определение о назначении экспертизы. До направления этого определения для исполнения с ним обязаны ознакомить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевшего, а также разъяснить им права, в том числе право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц, право ставить вопросы для дачи на них ответов в заключении эксперта <*>. Безусловно, что заключение эксперта, полученное с нарушением указанного порядка, должно быть признано недопустимым к участию в процессе. О недопустимости доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка, говорится и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации: "Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ, статьей 51 Конституции Российской Федерации, а свидетели, специалисты, эксперты не были предупреждены об административной ответственности соответственно за дачу заведомо ложных показаний, пояснений, заключений по статье 17.9 КоАП РФ, а также существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы" <**>.
<*> Статья 26.4 КоАП РФ.
<**> Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Российская газета. 19 апр.
  1. Все вышеперечисленные элементы не образуют достаточной совокупности для признания доказательства допустимым к участию в процессе. Для этого необходимо также еще и то, чтобы процессуальные действия по получению доказательств осуществлял надлежащий субъект.

Сбор доказательств на той или иной стадии (кроме стадии исполнения постановлений) должен производиться соответственно только теми должностными лицами, которые осуществляют в данный момент производство по делу. На стадии возбуждения дела доказательства собираются должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях. Перечень таких лиц указан в статье 28.3 КоАП РФ. Тем не менее и в правоприменительной практике, и в юридической литературе продолжают иметь место факты неправильного определения полномочий должностных лиц по составлению ими протоколов об административных правонарушениях по отдельным статьям Кодекса.

"Парадоксально, - пишет Н.Г. Салищева, - что некоторые судьи толкуют часть первую ст. 28.3 таким образом, что протоколы вправе составлять лишь те должностные лица, которые согласно главе 23 Кодекса правомочны рассматривать дела об административных правонарушениях, поэтому прекращают дела производством, ссылаясь на ненадлежащий порядок составления протоколов <*>". К сожалению, такие факты имели место не только в Камчатской области, как об этом пишет Н.Г. Салищева, но и в других регионах России. В частности, в ходе своей практической деятельности автору приходилось сталкиваться с подобными фактами в Тамбовской области <**>.

<*> Салищева Н.Г. КоАП: путь к совершенству // Электронный журнал "Юрист". 2004. N 28.
<**> Полномочия должностных лиц Министерства внутренних дел Российской Федерации по составлению протоколов по делам об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, установлены Приказом МВД РФ от 2 июня 2005 г. N 444 "О полномочиях должностных лиц МВД России и ФМС России по составлению протоколов по делам об административных правонарушениях и административному задержанию" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 31.

В случае дальнейшей передачи дела на рассмотрение вышестоящему должностному лицу или судье сбор доказательств соответственно должен осуществляться этим лицом либо судьей. Пленум Верховного Суда Российской Федерации по этому поводу дает судам следующее разъяснение: "Поскольку статьей 25.9 КоАП РФ эксперту не предоставлено право истребовать доказательства для производства экспертизы и выяснять у участников производства какие-либо обстоятельства, все необходимые для производства экспертизы данные должны быть установлены и собраны судьей, назначившим экспертизу, и предоставлены эксперту" <*>. Такие данные могут быть получены судьей путем допроса свидетелей, потерпевших, а также лиц, осуществлявших производство по делу до его передачи в суд.

<*> Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" // Российская газета. 2005. 19 апр.

Сбор доказательств на стадии пересмотра постановлений и решений осуществляется соответственно должностным лицом или судьей, в компетенцию которых входит рассмотрение жалобы <*>.

<*> Статья 30.1 КоАП РФ.

Однако сбор доказательств по делу об административном правонарушении может осуществляться и до его возбуждения. При этом возможны два варианта. Вариант первый: сбор доказательств осуществляется должностным лицом, непосредственно обнаружившим событие административного правонарушения и затем возбудившим дело. Вариант второй: фактические данные собраны физическим либо юридическим лицом и затем переданы должностному лицу, правомочному возбуждать производство по таким категориям дел <*>. В первом случае доказательства, собранные до возбуждения дела об административном правонарушении, вполне допустимы к участию в процессе. Во втором же случае полагаем, что такие фактические данные могут быть использованы в качестве доказательств только после их проверки и подтверждения другими доказательствами, собранными уже в ходе производства по делу.

<*> Часть 1 ст. 28.1 КоАП РФ.

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрены обстоятельства, при наличии которых подлежат отводу некоторые участники производства по делу <*>. Полагаем, что в этом случае доказательства, полученные с участием таких лиц, также становятся недопустимыми. Не вызывает сомнения и тот факт, что лицо, осуществляющее производство по делу и подлежащее отводу, не вправе проводить никаких процессуальных действий. Представляется правильным и то, что все доказательства, добытые этим лицом в ходе производства по делу, также становятся недопустимыми.

<*> Статьи 25.12, 25.13, 29.2, 29.3 КоАП РФ.

Несмотря на то что в юридической литературе рассмотренные выше элементы допустимости доказательств в той или иной степени признаются почти всеми авторами, которые высказывались по данной проблеме, сущность допустимости понимается ими по-разному. Например, авторы "Теории доказательств в советском уголовном процессе" пишут: "...характеристики, содержание которых исчерпывается немотивированными утверждениями типа: "часто устраивал скандалы и драки", "недобросовестно относился к трудовым обязанностям", "систематически пьянствовал" и т.п., - сами по себе не имеют доказательственного значения, недопустимы в этом качестве". И далее в сноске к этому предложению сказано: "Точно так же, как и показания, заключения, документы в части, содержащей аналогичные суждения. Например, сообщение о том, что "мотоциклист ехал быстро", не подтвержденное фактами, позволяющими его конкретизировать и проверить" <*>. К сожалению, формулировки общего характера встречаются и в практике производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, особенно при описании существа правонарушения. Тем не менее позволим себе не согласиться с авторами "Теории доказательств в советском уголовном процессе", которые считают, что такие доказательства не отвечают требованиям допустимости. Полагаем, что в данном случае речь идет о содержании доказательства, а его содержание должно удовлетворять требованиям относимости и достоверности, тогда как требованиям допустимости должна удовлетворять процессуальная форма доказательства.

<*> Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 237.

В этой связи мы разделяем мнение Ю.К. Орлова, который считает, что допустимость доказательства определяется прежде всего соблюдением формальных правил, прямо указанных в законе. К сожалению, в действующем административно-процессуальном законодательстве такие правила представлены недостаточно полно, что вызывает определенные объективные трудности в определении допустимости доказательств в ходе производства по делам об административных правонарушениях. По нашему мнению, необходимо стремиться к максимально полной законодательной детализации правил допустимости, тем более что их формализация вполне доступна (в отличие от других свойств доказательств, оцениваемых в основном по внутреннему убеждению) <*>.

<*> Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. М.: Проспект, 2002. С. 44 - 45.