Мудрый Юрист

Лишение условно осужденного права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью

С. Улицкий, профессор.

Статья 73 УК РФ разрешает назначать при условном осуждении дополнительное наказание. Нередко таким наказанием суды избирают предусмотренное ст. 47 УК лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Это значит, что суд может запретить виновному занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью. Такое запрещение допустимо на срок от шести месяцев до трех лет.

Не обязательно, чтобы лишение определенных прав <*> было предусмотрено в соответствующей норме Особенной части УК. Но в любом случае это наказание можно назначить лишь тогда, когда суд признает невозможным сохранить за виновным право занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

<*> Это выражение здесь и далее употребляется для краткости.

Понятия "определенная должность" и "определенная деятельность". Должность - это служебное положение, предполагающее выполнение определенных обязанностей и связанных с ними прав. Поэтому занимать должности могут не только должностные (скажем, начальник РУВД), но и недолжностные лица (например, референты, помощники депутатов Государственной Думы и т.д.).

Отсюда, конечно, не следует, что суд вправе запретить условно осужденному занимать всякую должность. На мой взгляд, нельзя, например, лишить человека права занимать должность электрика или сантехника.

Раскрывая понятие "лишение права занимать определенные должности", закон указывает, что это наказание состоит в запрещении занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления (ч. 1 ст. 47 УК).

Перечень должностей государственной гражданской службы дан в реестре, утвержденном Указом Президента РФ от 31 декабря 2005 г.

Слово "служба", по-моему, предполагает, что речь идет лишь о служащих, являющихся или не являющихся должностными лицами. Значит, суд может, например, лишить права занимать определенные должности не только, допустим, руководителей структурных подразделений краевой (областной) администрации, но и того, кто, не будучи должностным лицом, использовал служебное положение для совершения преступлений (например, консультантов, советников).

Определенная деятельность включает в себя деятельность, требующую специальной подготовки (педагогической, врачебной, автоводительской и т.п.), а также деятельность, позволяющую принимать организационные или другие решения, характер которых устанавливается правовыми актами (например, адвокатская, нотариальная деятельность).

Лишая условно осуждаемых права занимать определенную должность, суды обычно конкретизируют ее содержание или указывают в приговоре группы должностей, занимать которые виновному не дозволено. Скажем, должности, связанные с руководством учреждением и его подразделениями, или должности, предполагающие распоряжение, хранение и учет материальных ценностей.

Лишение условно осужденного определенных прав возможно лишь тогда, когда совершенное им преступление прямо связано с использованием той или иной должности или деятельности. Нельзя, например, руководителю облздрава запретить занимать должности, связанные с подбором и расстановкой медицинских кадров, когда его приговаривают к условному осуждению по ч. 2 ст. 258 УК за групповую незаконную охоту.

Но из этого вовсе не следует, что лишение определенных прав возможно только в тех случаях, когда виновный совершает преступление непосредственно в сфере служебной деятельности. Судебная практика допускает лишение рассматриваемых прав и тогда, когда используется в преступных целях авторитет занимаемой должности. Вот один из примеров. Главный бухгалтер государственного учреждения Ч. была признана виновной в мошенничестве. Злоупотребляя доверием граждан, она в качестве частного лица брала у них деньги, заранее не собираясь возвращать. Ч. причинила потерпевшим значительный ущерб. Для облегчения завладения чужими деньгами мошенница говорила, что раз она работает главным бухгалтером, то ей можно доверять. Пострадавшие также рассказали суду, что, если бы ни авторитет занимаемой Ч. должности, они не дали бы ей денег.

Приговорив Ч. к условному наказанию по ч. 2 ст. 159 УК, суд лишил ее права занимать должности, связанные с распоряжением, хранением и учетом денежных и материальных ценностей.

Такое решение представляется правильным, ибо работа главным бухгалтером, несомненно, облегчала осужденной возможность похищать деньги потерпевших. Значит, сохранение за Ч. права занимать подобные должности не исключало бы ее нового аналогичного мошенничества.

Указание закона на запрет занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью не позволяет лишить условно осужденного права вообще трудиться в каком-нибудь ведомстве или в какой-либо системе. Поэтому, на мой взгляд, ошибочен приговор по делу инспектора паспортно-визовой службы Л. Признав ее виновной в получении взятки, суд приговорил Л. по ч. 2 ст. 290 УК к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года и лишением права занимать любые должности в правоохранительных органах сроком на два года. Но ведь любые должности - это не должности определенные. Да и само понятие "правоохранительные органы" в законе пока не раскрыто. В литературе же по этому поводу разнобой. Одни авторы считают правоохранительными только органы уголовной юстиции, другие относят к ним еще таможню и нотариат, третьи дополняют перечень уголовно-исполнительной инспекцией и службой судебных приставов и т.д.

Установление начала срока лишения условно осужденных определенных прав. При условном осуждении срок лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью исчисляют с момента вступления приговора в законную силу (ч. 4 ст. 47 УК). Но верно ли такое законодательное решение?

При подаче жалобы или представления в кассационном порядке приговор вступает в силу в день вынесения определения судом второй инстанции, если, конечно, оно не отменяет приговор (ч. 3 ст. 390 УПК).

По сложившейся практике кассационная инстанция оглашает лишь резолютивную часть определения или еще коротко называет некоторые доводы. На изготовление же полного мотивированного текста определения уходит немало времени, особенно если условно осужденный - фигурант группового дела с множеством эпизодов, к которым он часто не имеет отношения.

После оформления уголовное дело возвращают в суд первой инстанции. Бывает, что почта его доставляет лишь через две-три недели. В особенности когда суд находится в отдаленных районах Сибири или Дальнего Востока.

Итак, дело вернулось из областного (краевого) суда. А что дальше? Теперь приговор надо направить в уголовно-исполнительную инспекцию. Не обязательно сразу. Закон разрешает это сделать в течение трех суток (ч. 4 ст. 390 УПК).

Получив приговор, инспекция направляет его вместе с нужными материалами по месту работы осужденного или в органы, правомочные аннулировать разрешение на занятие определенной деятельностью. Для этого у нее есть еще три дня (п. 26 Инструкции Министерства юстиции РФ от 12 апреля 2005 г. "О порядке исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества") <*>.

<*> Российская газета. 2005. 11 мая.

Организации, получившие приговор, обязаны выполнить его требования не позднее трех суток после поступления документов из инспекции (ст. ст. 34 и 35 УИК РФ).

Вот и выходит, что от момента вступления приговора в законную силу до начала исполнения дополнительного наказания проходит, как правило, не меньше месяца. А бывает - и несколько месяцев. В это время дополнительное наказание, понятно, не исполняют. Но если началом его реализации считать день вступления приговора в законную силу, то назначенный судом срок лишения определенных прав всегда искусственно сокращается (в одних случаях меньше, в других - больше). При нынешней редакции ч. 4 ст. 47 УК иначе быть не может.

Какой же выход? Пожалуй, только путем изменения закона, изложив его примерно так: "При условном осуждении срок дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью соответственно исчисляется с момента освобождения осужденного от должности, которую он лишен права занимать, или фактического прекращения занятия определенной деятельностью".

Время погашения судимости, когда срок дополнительного наказания превышает испытательный. Срок дополнительного наказания (лишение определенных прав) может быть больше испытательного срока в следующих случаях.

  1. Когда длительность назначенного судом дополнительного наказания не превышает испытательного срока, но условно осужденный, не подчиняясь приговору и требованиям уголовно-исполнительной инспекции, продолжает занимать возбраненную должность или заниматься запрещенной ему деятельностью.
  2. Когда суд сразу же устанавливает менее длительный испытательный срок, чем продолжительность назначенного им лишения определенных прав.

В первом случае время невыполнения осужденным предъявленных требований в срок дополнительного наказания не засчитывается (ч. 1 ст. 36 УИК). Уголовно-исполнительная инспекция составляет справку с указанием продленного срока наказания и приобщает к ней подтверждающие документы. О продлении срока инспекция ставит в известность администрацию по месту работы осужденного и сообщает органам, правомочным аннулировать разрешение на занятие соответствующей деятельностью.

И тут возникает вопрос. Он относится и к первому, и ко второму случаю. Когда погашается судимость условно осужденного, если продолжительность исполнения лишения определенных прав выходит за пределы испытательного срока?

Так, Ф. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности тяжкий вред здоровью. Суд приговорил Ф. к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года и лишением права управлять транспортным средством на три года.

Через месяц после окончания испытательного срока Ф. проник в квартиру Д. и ограбил потерпевшего. Теперь суд приговаривает Ф. по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК к шести годам лишения свободы, присоединив к ним неотбытые 10 месяцев лишения права управлять транспортным средством (этот срок был исчислен с момента заключения Ф. под стражу за грабеж). Отменять же условное осуждение и присоединять полностью или частично неотбытое лишение свободы суд не стал.

Подобное решение представляется правильным. Бесспорно, судимость условно осужденных погашается по истечении испытательного срока (п. "а" ч. 3 ст. 86 УК). Но это указание по смыслу закона имеет, на мой взгляд, отношение только к наказанию, назначенному условно.

Лишение же права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью исполняется не условно, а безусловно. Значит, осужденный должен отбыть его полностью. Идем дальше. При отбывании любого наказания виновный считается судимым. Иначе неотбытое наказание нельзя было бы присоединять к вновь назначенному.

Следовательно, когда лишение определенных прав продолжительнее испытательного срока, вопрос о судимости нужно, по-моему, решать дважды. Во-первых, применительно к условно назначенному наказанию и, во-вторых, применительно к наказанию дополнительному.

Теперь вновь обратимся к приговору по делу Ф. Как условно осужденного, его нельзя признавать судимым на основании п. "а" ч. 3 ст. 86 УК, а как продолжавшего отбывать дополнительное наказание до взятия под стражу за грабеж, Ф. нужно считать судимым. И эта судимость (если бы Ф. не совершил нового преступления) была бы погашена лишь спустя год после отбытия им дополнительного наказания.

Сейчас же, раз Ф. осужден за тяжкое преступление, его судимость будет погашена по истечении шести лет после отбытия основного и дополнительного наказания, если, разумеется, он не освободится из колонии условно-досрочно или не возникнут иные основания для освобождения ранее срока, установленного приговором (п. "г" ч. 3 и ч. 4 ст. 86 УК).