Мудрый Юрист

Нейролингвистическое программирование в следственной практике

М. Савельева, кандидат юридических наук.

В. Степанов, заслуженный юрист РФ, профессор (Саратовская государственная академия права).

Криминалистика возникла на основе использования естественных и технических наук в целях раскрытия и расследования преступлений. Все ее дальнейшее развитие связано с интеграцией данных других наук. Одно из перспективных направлений - взаимодействие криминалистики с психологией.

В условиях постоянного противодействия, недостатка материально-технического обеспечения и иных трудностей, с которыми сталкиваются сотрудники правоохранительных органов в процессе раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, следователю необходимо использовать достижения психологии, которые не требуют сложной специальной подготовки и применения дорогостоящих технических средств.

К таким относительно новым достижениям и разработкам психологии относится метод нейролингвистического программирования <*>. Суть его сводится к определению особенностей сложившейся у лица системы хранения, восприятия и передачи информации, именуемой репрезентационной системой. Она представляет главный канал восприятия и хранения информации. Именно через него человеку поступает основной поток информации <**>.

<*> Система НЛП была разработана в 70-х годах в Америке Р. Бэндлером и Дж. Гриндером. См.: Макдермот Я., Яго В. Введение в НЛП. М., 2003. С. 12 - 13; О. Коннор Дж. НЛП. Практическое руководство для достижения желаемых результатов / Пер. с англ. Т. Новиковой. М., 2005. С. 5.
<**> О нейролингвистическом программировании более подробно см., напр.: Бэндлер Р. Используйте свой мозг для изменения. Нейролингвистическое программирование. СПб., 1994; Любимов А. НЛП: мастерство коммуникации. М.: "Питер", 2003; Макдермот Я. Практический курс НЛП. М., 2005.

Репрезентация определяет, как организован наш опыт и как мы описываем мир. Это происходит в образах (визуальная система), звуках (аудиальная система) и ощущениях (кинестетика). Некоторые авторы выделяют также такой путь получения информации, как интеллект и выделяют рациональную систему.

Рациональный канал восприятия обращен к логике и мышлению человека. Наиболее важны визуальный, аудиальный и кинестетический каналы восприятия. Дискретный канал свойствен всем людям, но специфика восприятия информации заключается в степени его реализации индивидуумом. Люди, для которых характерно преимущественное обращение к определенному каналу, могут быть объединены в группы - психотипы. В частности, человек, у которого преобладает зрительный канал восприятия, называется визуалом, слуховой - аудиалом, чувствительный - кинестетиком.

Правильнее было бы считать нейролингвистическое программирование не теорией, способной объяснить всю коммуникацию, а, как обоснованно отмечено в литературе, некоторым набором, "комплексом психотехник, позволяющих в широком диапазоне корректировать состояние человека, его поведенческие установки и психические реакции" <*>.

<*> Акентьев П.В., Скрыпников А.И., Зубрилова И.О., Корнева Л.С. и др. Прикладная психология в расследовании преступлений и производстве следственных действий. М., 2002. С. 17.

Бесспорно, наибольший интерес в уголовном судопроизводстве имеют техники, которые можно применить при речевом общении в различных областях деятельности.

Практическая значимость использования рассматриваемого достижения науки психологии очевидна. Его реализация предполагает овладение следователем методикой распознавания репрезентативных систем участников уголовного судопроизводства: свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых. Это будет способствовать более эффективному взаимодействию и реализации тактических приемов.

Важный фактор применения рассматриваемого метода - получение информации о репрезентационной системе в процессе подготовки к различным следственным действиям. Решение этой задачи существенно облегчается при использовании помощи специалиста-психолога путем консультирования с ним и участия его в допросе и других следственных действиях.

Один из способов установления ведущего канала восприятия - анализ употребляемой людьми лексики. Очевидно, что определение психотипа возможно в ходе непосредственного коммуникативного контакта следователя либо оперативного сотрудника с подозреваемым (обвиняемым), например, при допросе. Однако информацией о психотипе желательно располагать до допроса, чтобы уже в ходе следственного действия ее использовать. Поэтому целесообразно использовать и иные способы: изучение документов (протоколов прежних допросов, объяснений, писем, записок, дневников), составленных этим лицом; изучение звукозаписей его телефонных переговоров; анализ звукозаписи (видеозаписи), фиксирующей ход следственных действий с его участием.

Для достижения максимального эффекта воздействия того или иного тактического приема следователю необходимо определить психотип объекта, на которого предполагается воздействие. И с учетом этого планировать отдельные тактические приемы, а также корректировать реализацию данных тактических приемов воздействия.

Помимо непосредственного воздействия в ходе следственного действия НЛП может также использоваться как одно из средств установления психологического контакта с участниками уголовно-процессуальных действий. Потенциал взаимодействия следователя с другими участниками следственного действия значительно возрастает в условиях установленного между ними психологического контакта. Психологический контакт сам по себе не является тактическим приемом. Значимость его состоит в том, что он отражает особое состояние отношений, сложившихся в ходе межличностных общений; особую атмосферу, благоприятствующую конструктивному обмену информацией, решению задач расследования.

Следует отметить, что наиболее целесообразным представляется изучение репрезентационной системы лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Именно этот процессуальный статус подразумевает неоднократное проведение разнообразных следственных действий с его участием, в отличие, например, от свидетеля, который, как правило, участвует при производстве небольшого круга следственных действий, главным образом на допросе.

Для определения психотипа допрашиваемого следователь должен учитывать, что визуал, как правило, использует следующие слова: видеть, рассматривать, наблюдать, глядеть, блестеть, светиться, вспыхивать, казаться, отражать, темнеть, вид, глаз, горизонт, знак и т.д.

Аудиалы, у которых доминирует звуковой канал, предпочитают термины: говорить, бормотать, слушать, молчать, звать, свистеть, разговор, голос, мотив, мелодия, тишина, молчание, звук, громкий, тихий, шумный, громко, вслух, молча.

Кинестетики, прежде всего, полагаются на ощущения, в любом их виде, поэтому в их лексиконе преобладают обычно слова: вздохнуть, гладить, чувствовать, ощущать, жарить, давить, жать, ударять, боль, голод, вкус, вес, жара, сила.

Из трех групп, о которых здесь идет речь, именно кинестетики любят больше всех двигаться, ведь с помощью движений они получают новые ощущения. Они наиболее непоседливы и предпочитают больше других подвижные игры, ощущения скорости и ритма.

Таким образом, реализация определенных тактических приемов будет достигать максимального успеха, если способы реализации будут варьироваться в зависимости от особенностей психотипа участника следственного действия.

В сложных ситуациях при недостаточности доказательственной базы, наличии лишь косвенных доказательств причастности лица к расследуемому событию, когда исчерпаны более доступные и традиционные методы получения и обработки информации, эффективным будет именно метод нейролингвистического программирования. Даже несмотря на то, что он представляет для следователя определенную сложность, поскольку в некоторых случаях процесс его подготовки трудоемок.

Рассмотрим с позиции НЛП применение наиболее распространенного приема предъявления доказательств в его четырех основных вариантах (предъявление всей совокупности доказательств, предъявление доказательств по нарастающей силе, по убывающей силе и единичное предъявление доказательств).

С учетом психотипа допрашиваемого могут быть рекомендованы такие способы его реализации. Визуалу целесообразно предъявлять доказательства в натуре, желательно, чтобы это были овеществленные объекты (вещественные доказательства и иные предметы), которые он мог бы обозревать, показать заключение эксперта без оглашения его содержания. Исходя из специфики репрезентационной системы, для допрашиваемого-визуала эффективной будет демонстрация на допросе объектов, по мнению допрашиваемого, имеющих существенное значение по делу; а также непроизвольное восприятие им в ходе допроса объектов, не имеющих статуса вещественных доказательств, но в силу "виновной осведомленности" допрашиваемого воспринимаемых как относящихся к преступлению.

Наилучшее воздействие на аудиала оказывает оглашение документов, имеющих доказательственную силу. Это могут быть заключение эксперта, протоколы допросов соучастников и свидетелей. Возможно также прослушивание аудиозаписи с обличающими показаниями либо отдельных фрагментов записи телефонных переговоров и т.д. При подготовке материала для оглашения следует настроиться на определенный тон, тембр, силу голоса, интонацию, речевые паузы и т.д. При работе с аудиалом следователь должен серьезно продумать содержание информации об имеющихся доказательствах, обстоятельствах дела, которую он намерен довести до допрашиваемого. При этом нужно иметь в виду нецелесообразность демонстрационных действий, поскольку основной поток информации воспринимается субъектом на слух.

Так как для кинестетика решающее значение имеют ощущения, целесообразно создание перед допросом ситуации, при которой он будет представлять, например, как ранее допрошенный соучастник подписывает протокол и следователь говорит, что он может быть свободен.

Специфика психотипа должна быть правильно реализована и при использовании такого тактического средства, как фактор внезапности.

Для визуала достаточно действенным будет внезапное проведение допроса в другом месте, не в кабинете следователя. Допрос, например, можно провести по месту работы или на месте совершения преступления либо поблизости с этим местом, а также в месте хранения определенных вещей и орудий преступления и т.д. В отношении визуала целесообразно использовать сочетание неожиданности места проведения и состава участников следственного действия. Зрительное восприятие этих элементов усилит эффект воздействия внезапности. Эффективным будет демонстрация объектов, воспринимаемых допрашиваемым как имеющих существенное значение для дела.

Для аудиала достаточно результативными будут: предъявление для опознания по голосу, очная ставка. Его целесообразно привлекать в определенных случаях к прослушиванию фонограммы, полученной при осуществлении контроля и записи переговоров, а также использовать такие тактические приемы, как передача косвенной, скрытой информации, которая в силу сложных ассоциативных связей приводит к внезапному проговору. В ходе обыска у аудиала эффективное воздействие окажет такой тактический прием, как словесная разведка.

Для кинестетика в силу восприятия информации посредством ощущений существенное воздействие может оказать получение образцов для сравнительного исследования. При допросе эффект неожиданности для него могут создать восприятие некоторых условий, в которых происходило расследуемое событие например, восприятие запаха духов жертвы либо музыки, которая звучала в момент совершения убийства, и т.д.

Особенности организации репрезентационной системы обусловливают и выбор способа вызова на допрос. Аудиалу будет достаточно извещения его по телефону. Для визуала большее значение будет иметь не вызов по телефону, а получение повестки, посредством прочтения которой он зрительно воспримет информацию о времени и месте производства допроса. Для допроса кинестетика возможно доставление его приводом, но только при наличии для этого процессуальных оснований. Такой же эффект будет иметь неожиданное прибытие к месту допроса самого следователя.

Необходимость использования определенных психолингвистических техник при производстве следственных действий обусловливается рядом факторов.

Во-первых, определенный уровень психического напряжения всегда присутствует при участии в проведении следственных действий, вызове на допрос, общении со следователем и т.д. В условиях противодействия уровень психического напряжения достаточно высок, что опосредовано и наличием конфликтных отношений, вызванных стремлением к противоположным целям. Все это будет сказываться на восприятии информации, особенно если она передается в форме, которая не соответствует основному каналу восприятия данного лица.

Во-вторых, нередко в процессе общения обнаруживается несовпадение смыслового значения используемых слов, что также приводит к возникновению проблем в информационном обмене.

Следовательно, большинство негативных моментов общения в процессе расследования, в частности отказ от дачи показаний, неполные свидетельские показания, неявка на допрос, предопределяются во многом незнанием следователем психотипа конкретного субъекта уголовного процесса и, как следствие, невозможностью наладить психологический контакт и донести до его восприятия необходимую информацию.

Перспективность использования НЛП не вызывает сомнений. Однако проблема заключается в обучении следователей методике его применения. Безусловно также и то, что различные аспекты реализации этого метода в целях уголовного судопроизводства должны быть глубоко исследованы.