Мудрый Юрист

Разграничение видов имущественного страхования

Ольга Паутова, юрист ООО "Агентство "Право и экономика", соискатель кафедры гражданского права РГУ.

В последнее время все большее значение для защиты имущественных интересов участников гражданского оборота приобретает имущественное страхование как один из способов защиты от неполучения прибыли или несения убытков при осуществлении хозяйственной деятельности. Но чтобы договор страхования был на пользу, важно правильно определить его вид. Ошибка в выборе может привести к отказу в страховом возмещении.

По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст. 930 ГК РФ), риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности (ст. 931, 932 ГК РФ), риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск (ст. 933 ГК РФ).

В развитие положений ГК РФ Закон РФ от 27.11.92 N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации" среди видов страхования называет в том числе страхование гражданской ответственности; страхование предпринимательских рисков; страхование финансовых рисков.

Определение объекта страхования

Для достижения цели заключения договора страхования страхователю необходимо в первую очередь определить объект страхования. От этого выбора зависит верное определение вида имущественного страхования, а следовательно, выбор заключаемого договора.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций об удовлетворении иска страхователя к страховой компании о взыскании страхового возмещения (Постановление ФАС МО от 24.04.2002 N КГ-А40/2500-02).

ООО "Информационно-технический центр", осуществляющее в соответствии с уставными документами риелторскую деятельность, а также реализацию арестованного имущества с аукционов на конкурсной основе, заключило с ОАО "Военно-страховая компания" договор страхования.

Стороны договора определили, что страховым случаем является возникновение обязанности страхователя возместить реальный имущественный ущерб, причиненный пострадавшим третьим лицам в результате преднамеренных ошибочных действий, небрежности или упущений, допущенных страхователем в процессе выполнения профессиональных обязанностей риелтора в течение срока действия договора страхования. Застрахованными считаются профессиональные действия страхователя, указанные в лицензии на осуществление риелторской деятельности.

Как установлено материалами дела, между страхователем и ООО "Эксим Ойл" заключены договор поручения и агентский договор на подготовку и проведение торгов. Данные торги признаны недействительными с приведением сторон в первоначальное положение - взысканием со страхователя внесенной ООО "Эксим Ойл" суммы задатка. Суды первой и апелляционной инстанций признали, что ошибка произошла в результате осуществления профессиональной деятельности страхователя.

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании страхового возмещения, суд кассационной инстанции исходил из того, что страховой случай по спорному договору страхования не наступил. При этом суд, руководствуясь положениями ст. 931, 933 ГК РФ, пришел к выводу, что имело место причинение вреда страхователем ООО "Эксим Ойл".

Из п. 3 ст. 931 ГК РФ вытекает, что договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор был заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен.

В ст. 933 ГК РФ утверждается, что по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен.

Кассационная инстанция пришла к выводу, что суды при принятии обжалуемых актов неправильно применили вышеназванные нормы материального права, ибо неправильно определили вид страхования и соответственно характер сложившихся между сторонами правоотношений, а поэтому пришли к необоснованному выводу, касающемуся наступления страхового случая. Кроме того, суд при принятии решения и постановления не установил и того факта, что в спорном договоре страхования предмет страхования не соответствует виду страхования, а поэтому и разновидности страховой ответственности, которая могла наступить для ответчика.

Действительное намерение страхователя, на мой взгляд, заключалось в страховании именно своего предпринимательского риска. Об этом свидетельствует в том числе формулировка договора о том, что "застрахованными считаются профессиональные действия страхователя".

При этом, определив в качестве страхового случая возникновение обязанности по возмещению имущественного ущерба, причиненного пострадавшим третьим лицам, страхователь в действительности застраховал риск своей ответственности за причинение вреда.

Таким образом, ошибочное определение вида страхования не обеспечило страховую защиту его имущественных интересов.

В то же время не в полной мере можно согласиться с правовым обоснованием позиции суда. Налицо смешение понятий "предмет" и "объект" страхования. Согласно ст. 4 Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" объект - страховой интерес. Под предметом страхования понимается обязательство страховщика уплатить определенную сумму. Поэтому, говоря о правовой природе заключенного договора страхования, нужно оценивать в первую очередь соответствие объекта страхования его виду. Предмет страхования, в свою очередь, не зависит от вида страхования и является единым для всех договоров имущественного страхования.

Примером верного определения сторонами договора вида страхования может служить следующее дело.

Иск о взыскании суммы страхового возмещения по договору страхования морского судна в связи с наступлением страхового случая - повреждения главного двигателя в ходе ремонтных работ, проводимых подрядчиком страхователя, удовлетворен, так как суд признал условие договора о страховании убытков от судоремонта как страхование предпринимательского риска страхователя (Постановление ФАС ДО от 31.08.2004 N Ф03-А51/04-1/2523).

Как следует из текста договора, стороны предусмотрели страховое покрытие убытков, возникших в результате небрежности со стороны судоремонтной фирмы.

Данное условие договора суды правомерно на основании п. 2 ст. 929 ГК РФ расценили как страхование предпринимательского риска, поскольку предметом страхования является не имущество (судно), а риск убытков из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя, то есть предпринимательский риск.

Разграничение предпринимательского и финансового рисков

Не меньший интерес представляет проблема разграничения предпринимательского и финансового рисков. Законодатель включил предпринимательский риск в три основные группы интересов, которые могут быть застрахованы по договору имущественного страхования (ст. 929, 933 ГК РФ), не дав при этом его нормативного определения.

В ст. 32.9 Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" среди видов страхования названы как предпринимательский, так и финансовый риски.

В то же время страховщик вправе вести страховую деятельность только после получения лицензии (ст. 938 ГК РФ, п. 1 ст. 6 Закона), в которой должны быть указаны разрешенные страховщику виды страхования. Анализ определения финансового риска позволяет сделать вывод о том, что законодатель среди "совокупности видов страхования" подразумевал в том числе и предпринимательский риск. В соответствии с положениями ст. 933 ГК РФ в договоре страхования предпринимательского риска не может быть назначен ни выгодоприобретатель, ни застрахованное лицо. По отношению к страхованию финансового риска подобные ограничения отсутствуют. Возникает вопрос: может ли лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность и зарегистрированное в этом качестве в установленном законом порядке, обойти законодательно установленные ограничения для страхования предпринимательского риска путем заключения договора страхования финансового риска? Полагаю, что действующее гражданское законодательство не содержит прямых запретов на заключение подобных договоров.

Так, страховая компания обжаловала решение налогового органа о привлечении ее к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ, ссылаясь на неправомерное изменение налоговым органом юридической квалификации договоров страхования.

Постановлением апелляционной инстанции решение налогового органа признано недействительным. Кассационная инстанция не нашла оснований для изменения или отмены оспариваемого налоговым органом постановления (Постановление ФАС ЗСО от 30.05.2001 N Ф04/1534-499/А45-2001).

Как установлено материалами дела, страховщик заключал договоры страхования со страхователями, являющимися, в свою очередь, арендаторами государственного имущества по договорам аренды. По условиям договоров застрахованным лицом являлся Комитет по управлению госимуществом.

При проверке налоговый орган пришел к выводу, что поскольку по указанным договорам страхования объектом страхования является предпринимательский риск Комитета по управлению госимуществом, не являющегося страхователем, то в соответствии со ст. 933 ГК РФ такие договоры являются ничтожными, а суммы, выплачиваемые Комитету, не относятся к страховым и не должны учитываться при налогообложении прибыли.

Арбитражный суд, признавая недействительным решение налогового органа, обоснованно исходил из того, что объектом страхования по данным договорам является не предпринимательский риск государственного органа, а финансовый риск неполучения бюджетом арендных платежей.

Кассационная инстанция указала, что выводы суда соответствуют понятию финансового риска, приведенного в Условиях лицензирования страховой деятельности на территории РФ, - утверждено Приказом Росстрахнадзора от 19.05.94 N 02-02/08. Суммы страхового возмещения, выплачиваемые страховщиком застрахованному лицу - Комитету по управлению госимуществом, направлялись на покрытие задолженности арендаторов, которые соответственно освобождались от внесения арендных платежей за этот же период, а также в результате этого наступали иные последствия (отсутствие оснований для расторжения договора аренды в связи с неисполнением его условий и т.п.).

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии имущественного интереса страхователей (арендаторов) и о соответствии условий заключенных договоров страхования требованиям ст. 929 ГК РФ.

Рассмотренные примеры наглядно иллюстрируют, что правильность определения вида страхования может повлиять на выводы о законности и правомерности заявленных требований как страхователя к страховщику об исполнении последним своих обязательств по договору страхования, так и на правильность определения налогооблагаемой базы и, как следствие, возможность избежания ответственности за налоговые правонарушения.