Мудрый Юрист

Правовой статус саморегулируемых аудиторских объединений

Тотьева А., аудитор.

В настоящее время российский законодатель идет по пути делегирования части функций государства в области регулирования аудиторской деятельности профессиональным аудиторским объединениям. Такая функция саморегулируемых организаций <*> существенным образом отражается на их правовом статусе.

<*> В настоящей статье понятия "саморегулируемые объединения" и "саморегулируемые организации" являются тождественными.

Подробнее см.: Тотьева А. Правовые средства обеспечения качества аудита // Финансовое право. 2005. N 11. С. 35 - 41.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 2 июля 2005 г. N 80-ФЗ <*> были внесены дополнения в ст. 18 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" <**>, согласно которым с 1 января 2006 года предполагалось отменить лицензирование аудиторской деятельности. Однако согласно ст. 1 Федерального закона от 31 декабря 2005 года N 200-ФЗ <***> срок отмены лицензирования был перенесен на 1 июля 2006 года.

<*> Собрание законодательства РФ (далее - СЗ РФ). 2005. N 27. Ст. 2719.
<**> СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3430.
<***> СЗ РФ. 2006. N 1. Ст. 11.

С вступлением в силу указанных изменений условием осуществления аудиторской деятельности будет не наличие у организации соответствующей лицензии, а обязательное членство в одном из саморегулируемых аудиторских объединений (далее - САО). Также Правительством РФ подготовлены необходимые изменения и дополнения в Федеральный закон от 7 августа 2001 года N 119-ФЗ "Об аудиторской деятельности" <*> (далее - Закон об аудиторской деятельности), находящиеся на рассмотрении в Государственной Думе. Согласно указанному законопроекту <**> такие функции (в настоящее время они выполняются Министерством финансов РФ), как внешний контроль качества аудиторских организаций, применение мер ответственности к указанным организациям по итогам контрольных мероприятий, утверждение программ повышения квалификации аудиторов, ведение Единого реестра аудиторов и аудиторских организаций, предполагается возложить на САО.

<*> СЗ РФ. 2001. N 33. Ст. 3422.
<**> Текст приводится в СПС "КонсультантПлюс".

Перечисленные нововведения обосновываются их разработчиками наличием у государства потенциально избыточных функций регулирования в области аудита, к которым они относят все упомянутые задачи.

Таким образом, с принятием законопроекта в функции Министерства финансов РФ в части контроля за аудиторской деятельностью будет входить только анализ отчетов САО об исполнении ими и их членами законодательства России и иных актов об аудиторской деятельности. Все остальные регулирующие функции перейдут в ведение САО.

Для обеспечения эффективного исполнения таких функций предполагается ввести обязанность аудиторской организации быть членом одного из САО. В этой связи возникает вопрос о юридической обоснованности данной обязанности.

Согласно ч. 1 ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для любой не запрещенной законом экономической деятельности. Из этого конституционного положения следует, что ограничения на осуществление предпринимательской деятельности могут существовать только в форме прямых запретов. Например, в ст. 171 Уголовного кодекса РФ содержится запрет на осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии). Обязательное вступление в какие-либо организации или объединения как условие занятия предпринимательской деятельностью является не прямым запретом, а дополнительной обязанностью граждан и юридических лиц. В этой связи указанное требование вызывают сомнения как не соответствующее Конституции РФ.

Еще одним аргументом против положений указанного законопроекта служат нормы ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона об аудиторской деятельности аудиторская деятельность определяется как предпринимательская деятельность по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей. При этом согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ условием осуществления предпринимательской деятельности является государственная регистрация лиц, осуществляющих указанную деятельность, в установленном законом порядке.

В п. 1 ст. 49 ГК РФ также указывается, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Таким образом, действующее законодательство не ставит возможность заниматься предпринимательской деятельностью в зависимость от членства в каких-либо организациях, в том числе саморегулируемых объединениях.

Вместе с тем установление указанного требования как обязательного для занятия определенными видами предпринимательской деятельности не является новым для российского законодательства. Например, в настоящее время существуют саморегулируемые организации арбитражных управляющих и саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг.

При этом имеются различные точки зрения по вопросу о необходимости и эффективности существования саморегулируемых объединений. Так, по мнению ряда авторов <*>, создание системы саморегулируемых организаций (далее - СО) может в конечном итоге привести к образованию таких СО, которые будут претендовать на монополизацию рынка услуг в той или иной области. Члены таких СО (в частности, арбитражные управляющие, аудиторы) попадут в полную зависимость от них, поскольку последние наделены правом применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности вплоть до исключения из числа членов саморегулируемой организации. Во избежание указанных проблем предлагается сохранить наряду с существованием СО систему независимых арбитражных управляющих, аудиторских организаций, индивидуальных аудиторов, не состоящих членами СО <**>. Подобный порядок позволит создать конкурентную среду.

<*> См., например: Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" // Под ред. В.В. Витрянского.
<**> См., например: Павлодский Е.А. Саморегулируемые организации: Мода или тенденция.

Наряду с проанализированной высказывается и другая точка зрения. В соответствии с ней обязательное членство в саморегулируемых аудиторских объединениях вообще не согласуется с основополагающим принципом осуществления участниками гражданско-правовых отношений своих субъективных прав своей волей и в своем интересе, а также с принципами свободы договора и добровольности при создании юридических лиц (п. 1 и п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9, ст. 18, ст. 421 ГК РФ) <*>.

<*> См., например: Булгакова Л.И. Аудит в России: Механизм правового регулирования. М., 2005. С. 146.

Соглашаясь с противниками анализируемого нами законопроекта, следует дополнить их аргументацию. На наш взгляд, правовые нормы, в соответствии с которыми членство в саморегулируемых объединениях является одним из условий занятия предпринимательской деятельностью, противоречат не только гражданскому законодательству, но и положениям Конституции РФ. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 30 Конституции РФ <*> никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем. В ч. 1 ст. 34 Конституции РФ также установлено, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

<*> Российская газета. 1993. N 237.

Таким образом, в настоящее время не существует однозначного мнения по вопросу о правомерности установления обязательного членства в саморегулируемом объединении как одном из необходимых условий осуществления того или иного вида предпринимательской деятельности.

Для юридически обоснованного решения этой проблемы необходимо обратиться к практике Конституционного Суда РФ. Так, в своем Постановлении от 19 мая 1998 года N 15-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" <*> Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что нотариальные палаты имеют публично-правовое предназначение, которое проявляется в осуществлении контроля за исполнением нотариусами, занимающимися частной практикой, своих профессиональных обязанностей. Именно в силу такого публичного предназначения нотариальных палат для их организации неприемлем принцип добровольности, характерный для членства в других объединениях, которые создаются в целях удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан исключительно на основе общности их интересов (ст. 30 Конституции РФ, ст. 117 ГК РФ).

<*> РГ. 1998. N 101.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 года N 12-П "По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева" <*> для обоснования правомерности обязательного членства арбитражных управляющих в саморегулируемых организациях арбитражных управляющих указывается на то, что в деле о банкротстве законодатель должен гарантировать баланс прав и законных интересов кредиторов и должников. Это и является публично-правовой целью института банкротства. Достижение данной цели обеспечивает арбитражный управляющий, утверждаемый арбитражным судом в порядке, установленном ст. 45 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <**>. Для проведения процедур банкротства арбитражный управляющий наделяется полномочиями, которые в значительной степени носят публично-правовой характер. Его решения являются обязательными и влекут правовые последствия для широкого круга лиц. Публично-правовой статус арбитражных управляющих обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования, касающиеся в том числе членства в профессиональном объединении, на которое государство также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом.

<*> РГ. 2005. N 293.
<**> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Создание саморегулируемых организаций арбитражных управляющих практически одновременно с отказом от лицензирования деятельности арбитражных управляющих означает, что государство переложило на эти организации часть своих публично-правовых функций. Такой подход напрямую связан с проводимой в Российской Федерации административной реформой, среди приоритетных направлений которой (согласно Указу Президента Российской Федерации от 23 июля 2003 года N 824 "О мерах по проведению административной реформы в 2003 - 2004 годах" <*>) обозначено ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства. В силу того что на саморегулируемые организации арбитражных управляющих возложены публично-правовые функции, в их деятельности неприемлем вытекающий из ст. 30 Конституции РФ принцип добровольности, характерный для объединений граждан.

<*> СЗ РФ. 2003. N 30. Ст. 3046.

Данная правовая позиция, по мнению Конституционного Суда РФ, соответствует выводам Европейского Суда по правам человека. Как отметил Европейский Суд, органы профессиональных структур, создаваемых лицами свободных профессий (например, нотариусами, арбитражными управляющими, аудиторами, оценщиками), не признаются в качестве ассоциаций (объединений) в смысле ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод <*>. Целью подобных органов является осуществление контроля и содействие развитию профессиональной деятельности. Они выполняют важные публично-правовые функции, и их нельзя отождествлять с профессиональными союзами.

<*> См.: Право Европейского Союза: Документы и комментарии / Под ред. проф. С.Ю. Кашкина. М., 1999. С. 607.

Однако при вынесении анализируемого Постановления Конституционного Суда РФ один из его судей А.Л. Кононов высказал следующее особое мнение. Институт несостоятельности является частноправовым и регулируется нормами гражданского законодательства. Арбитражные управляющие не выполняют каких-либо публичных функций, и их обязанности укладываются в схему доверительного управления имуществом, то есть отношений, регулируемых гражданским правом. Соответственно обязательность членства арбитражных управляющих в саморегулируемых организациях действительно ограничивает возможность заниматься профессиональной деятельностью. Кроме того, по мнению судьи А.Л. Кононова, ч. 2 ст. 30 Конституции РФ носит императивный характер и не допускает каких-либо исключений.

Из анализа указанных постановлений можно сделать вывод о том, что и впоследствии Конституционный Суд РФ будет занимать позицию, направленную на подтверждение правомерности обязательного членства в саморегулируемых организациях. С этой точки зрения можно говорить о том, что в случае обращения заинтересованных лиц в Конституционный Суд РФ последний признает анализируемые нами положения соответствующими Конституции РФ.

Такие положения содержатся в законопроекте. Проанализируем их подробнее.

В указанном законопроекте САО определяется как основанная на членстве некоммерческая организация, объединяющая аудиторов и (или) аудиторские организации. В состав САО должно входить не менее 3000 аудиторов или не менее 1500 аудиторских организаций. Кроме того, должна быть разработана система внешнего контроля качества работы членов САО (в том числе должны существовать специализированные органы, осуществляющие внешний контроль качества работы членов объединения и рассмотрение дел о применении к членам объединения мер ответственности, предусмотренных внутренними документами объединения).

Таким образом, предполагаемые обязательные требования к САО можно классифицировать следующим образом:

  1. требования к организационно-правовой форме САО (некоммерческая организация, основанная на членстве);
  2. требования к количественному составу членов САО;
  3. требования к внутренней структуре органов САО.

Поскольку любое САО по своей организационно-правовой форме является некоммерческой организацией, то ее правовой статус регулируется общими нормами о некоммерческих организациях, установленными ГК РФ (п. 3 ст. 50) и Федеральным законом от 12 января 1996 года N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" <*> (далее - Закон о некоммерческих организациях). К САО применяются как общие (для некоммерческих организаций всех организационно-правовых форм), так и специальные нормы (регламентируют деятельность только некоммерческих организаций, основанных на членстве).

<*> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 146.

Общие нормы устанавливают требования к:

  1. созданию некоммерческих организаций (путем учреждения или реорганизации (ст. 13 Закона о некоммерческих организациях));
  2. содержанию учредительных документов (в учредительных документах должны быть указаны сведения, перечисленные в подп. 1 п. 3 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях);
  3. объему и содержанию правоспособности некоммерческой организации. Некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана (п. 2 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях);
  4. компетенции высшего органа управления, а также исполнительного органа некоммерческой организации (п. 2 ст. 30 Закона о некоммерческих организациях).

Специальные нормы устанавливают следующие требования к САО как к некоммерческой организации, основанной на членстве:

  1. САО создается только в форме некоммерческого партнерства, поскольку согласно Закону о некоммерческих организациях это единственная организационно-правовая форма, основанная на членстве;
  2. учредительным документом САО является устав, утвержденный учредителями. Также законодательство не запрещает учредителям заключать и учредительный договор;
  3. учредительные документы САО как некоммерческого партнерства должны содержать условия о составе и компетенции органов управления, о порядке принятия ими решений и о порядке распределения имущества, остающегося после ликвидации САО;
  4. САО не может быть учреждено одним лицом;
  5. в особом порядке распределяется имущество САО в случае его ликвидации. По общему правилу имущество распределяется между членами САО в соответствии с их имущественным взносом. Имущество, превышающее указанный взнос, может быть направлено на благотворительные цели или обращено в доход государства;
  6. высшим органом управления САО является общее собрание членов;
  7. члены САО могут по своему усмотрению выходить из его состава, а также могут быть исключены из состава членов САО в случае и порядке, которые определены учредительными документами САО.

К специальным нормам, определяющим правовой статус САО, также можно отнести требования, которые предполагается установить в законопроекте. Данные положения можно классифицировать следующим образом:

  1. нормы, которыми предполагается ввести ряд ограничений для деятельности саморегулируемых аудиторских объединений по сравнению с общим порядком в отношении некоммерческих организаций;
  2. нормы, с помощью которых проектируются обязательные требования к внутренней структуре САО.

К первой группе положений относятся следующие:

  1. САО не вправе заниматься предпринимательской деятельностью. Исключение составляет деятельность, связанная с предпринимательской и профессиональной деятельностью членов САО;
  2. САО не вправе осуществлять деятельность и предпринимать действия, которые могут повлечь конфликт интересов членов САО или могут создать угрозу возникновения подобных конфликтов;
  3. САО не вправе учреждать аудиторские организации и становиться участником аудиторских организаций (пп. 3 и 4 ст. 20 законопроекта).

Таким образом, положения законопроекта существенно ограничивают правоспособность САО как некоммерческих организаций по сравнению с нормами действующего Закона о некоммерческих организациях. Согласно законопроекту возможность заниматься предпринимательской деятельностью предоставляется САО в исключительных случаях, общим же правилом является запрет на занятие какими-либо видами предпринимательской деятельности. Напротив, Закон о некоммерческих организациях ограничивает указанное право лишь теми видами деятельности, которые соответствует целям их создания.

В настоящее время специалистами высказывается неоднозначное мнение относительно количественного критерия членов САО (1500 аудиторских организаций и 3000 аттестованных аудиторов). В частности, отдельные авторы считают, что количественные критерии, установленные в законопроекте, могут нарушить баланс сил, сложившийся на рынке аудита. Однако большое количество аудиторов и аудиторских организаций в составе САО отвечает интересам Министерства финансов РФ, поскольку в этом случае будет легче осуществлять надзор за небольшим количеством САО <*>. Кроме того, по мнению ряда авторов, САО из-за опасения потерять старых членов и стремления привлечь новых будут предлагать им более мягкие условия членства, ослабляя контроль за качеством предоставляемых ими услуг <**>.

<*> См., например: Аскери О. Успех зависит от искусства пропаганды // Новые системы финансового учета. 2005. N 8. С. 19.
<**> См., например: Потапова Е., Мамедова Л. Родственные души // Новые системы финансового учета. 2006. N 1. С. 17.

Однако, на наш взгляд, с приведенными выше мнениями трудно согласиться. Дело в том, что ограниченное количество САО на рынке аудиторских услуг может создать обратную ситуацию. Аудиторские организации и индивидуальные аудиторы, выполняя требования законопроекта об обязательном членстве в одном из САО, будут вынуждены соглашаться и на невыгодные для себя условия членства, поскольку у них не будет возможности выбирать САО в силу небольшого количества последних на рынке аудиторских услуг.

В соответствии с нормами, устанавливающими требования к обязательной внутренней структуре САО, саморегулируемое аудиторское объединение должно создать специализированные органы (п. 6 ст. 20 законопроекта). К числу таких органов согласно ст. 21 законопроекта относятся орган внешнего контроля качества работы аудиторов и аудиторских организаций - членов САО, а также орган по рассмотрению дел о применении к членам САО установленных мер ответственности. Каждый специализированный орган действует на основании соответствующего положения, утвержденного САО.

Согласно законопроекту предполагается предоставить САО следующие права:

  1. права по контролю за деятельностью членов и применению санкций в случае выявления нарушений (например, право разрабатывать и устанавливать требования к членству аудиторских организаций и аудиторов в САО);
  2. права, связанные с организацией деятельности САО (в частности, право на представление интересов членов САО в отношениях с федеральными органами государственной власти);
  3. права, обеспечивающие квалификационные требования (например, право на организацию повышения квалификации членов САО).

В обязанности САО согласно законопроекту, в частности, входит осуществление внешнего контроля качества работы его членов, ведение Единого реестра аудиторов и аудиторских организаций в отношении своих членов, представление в уполномоченный федеральный орган отчета об исполнении САО (его членами) законодательства РФ об аудиторской деятельности.

Однако следует иметь в виду, что САО в соответствии с законопроектом предполагается наделить специальной правоспособностью. Поэтому особое внимание в учредительных документах следует уделить подробному описанию их прав и обязанностей.

Нельзя не отметить, что и в настоящее время Законом об аудиторской деятельности также предусматривается возможность создания аудиторских объединений и их аккредитация (официальное признание и государственная регистрация) при Министерстве финансов РФ.

Проанализируем положения действующего законодательства об аудиторских объединениях, а также сравним их с положениями, которые в будущем могут быть приняты в качестве федерального закона.

В настоящее время правовой статус профессиональных аудиторских объединений регулируется нормами Закона об аудиторской деятельности, а также Приказом Министерства финансов РФ от 29 апреля 2002 года N 38н "Об утверждении временного положения о порядке аккредитации профессиональных аудиторских объединений при Министерстве финансов Российской Федерации" <*> (далее - Приказ от 29 апреля 2002 года N 38н).

<*> Финансовая газета. 2002. N 23.

Согласно ст. 20 Закона об аудиторской деятельности аккредитованное аудиторское объединение - это саморегулируемое объединение аудиторов, индивидуальных аудиторов, аудиторских организаций, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях обеспечения условий аудиторской деятельности своих членов и защиты их интересов и получившее аккредитацию в уполномоченном федеральном органе. Оно действует на некоммерческой основе.

Аккредитованное аудиторское объединение вправе устанавливать обязательные для своих членов внутренние правила (стандарты) аудиторской деятельности и профессиональной этики, а также осуществлять систематический контроль за их соблюдением. Аудиторская организация или индивидуальный аудитор могут являться членами по крайней мере одного аудиторского объединения.

Порядок аккредитации профессиональных аудиторских объединений определяется в Приказе от 29 апреля 2002 года N 38н. В соответствии с данным Приказом профессиональное аудиторское объединение, желающее получить аккредитацию Министерства финансов России, должно отвечать следующим требованиям:

  1. в объединении должны состоять не менее 1000 аттестованных аудиторов и (или) не менее 100 аудиторских организаций;
  2. объединение должно состоять из соответствующих рабочих органов (комитетов, комиссий), в том числе исполнительного и руководящего органов, постоянно действующего органа контроля за соблюдением членами аудиторского объединения установленных правил (стандартов) аудиторской деятельности, качеством аудита и органом по рассмотрению дел о применении к членам аудиторского объединения установленных мер воздействия;
  3. необходимо наличие у аудиторского объединения обязательных для своих членов правил (стандартов) аудиторской деятельности и Кодекса профессиональной этики;
  4. требуется наличие разработанной системы контроля за соблюдением членами аудиторского объединения установленных правил (стандартов) аудиторской деятельности и профессиональной этики, качеством аудита членов объединения, а также осуществление мероприятий по ее практическому применению.

Аккредитация аудиторских объединений при Министерстве финансов России в настоящее время осуществляется сроком на три года.

Аккредитованным профессиональным аудиторским объединениям предоставлены следующие права:

  1. права, связанные с контролем качества аудита (например, право на проведение проверок качества работы аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов, являющихся членами аудиторских объединений);
  2. права, связанные с аттестацией аудиторов (в частности, право на участие в аттестации на осуществление аудиторской деятельности);
  3. права, связанные с деятельностью по совершенствованию регулирования аудиторской деятельности в Российской Федерации (право на обращение в Совет по аудиторской деятельности с предложениями по регулированию аудиторской деятельности);
  4. права на защиту интересов аудиторов в различных государственных и негосударственных органах (например, право на представление и защиту профессиональных интересов аудиторов в органах государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, судах и правоохранительных органах);
  5. права, связанные с профессиональной подготовкой аудиторов (в частности, право на разработку учебных программ и планов).

К обязанностям аудиторских объединений, аккредитованных при Министерстве финансов России, относятся соблюдение законодательства РФ и предоставление Министерству финансов России документации, связанной с осуществлением деятельности в рамках аккредитации.

Если аудиторским объединением не соблюдаются установленные требования и условия, Министерством финансов РФ аккредитация может быть отозвана. Так, данное решение принимается в следующих случаях:

  1. несоответствие аккредитованного объединения указанным выше требованиям и условиям;
  2. систематическое (не менее двух раз) невыполнение аккредитованным объединением возложенных на него обязанностей;
  3. неустранение и (или) несоблюдение сроков, установленных Министерством финансов России для устранения причин, послуживших основанием для предупреждения о возможном отзыве аккредитации;
  4. предоставление аккредитованным объединением Министерству финансов РФ недостоверных сведений о себе и своей деятельности в документах, представляемых для предоставления аккредитации или в период действия аккредитации;
  5. заявление аккредитованного объединения об отказе от аккредитации.

Проверку на соответствие аудиторских объединений указанным требованиям осуществляет Министерство финансов РФ. Как правило, Министерство финансов РФ не вправе проводить в течение одного календарного года более одной проверки по одним и тем же вопросам. В случае обнаружения по итогам проверок фактов нарушений Министерство финансов РФ направляет объединению предупреждение с указанием выявленных нарушений и сроков их устранения. Если в определенный срок объединение не устраняет нарушения, то Министерством финансов РФ принимается решение об отзыве аккредитации указанного объединения.

Из анализа правовых норм, регулирующих в настоящее время порядок создания профессиональных аудиторских объединений и их аккредитации при Министерстве финансов РФ, можно сделать вывод, что они имеют много общего с нормами о САО, которые будут создаваться в соответствии с законопроектом.

Прежде всего такое сходство касается организационно-правовой формы. Действующие профессиональные аудиторские объединения, как и САО, создаются в форме некоммерческих организаций. Одной из основных функций объединений является контроль за качеством аудита, проводимого членами указанных объединений.

Однако между существующими профессиональными аудиторскими объединениями и САО имеются принципиальные отличия. Так, с принятием законопроекта членство в САО станет обязательным. Более того, это будет одним из необходимых условий осуществления аудиторской деятельности, то есть доступа к соответствующей профессии. По разным подсчетам, сейчас в профессиональные объединения входит не более 33% аудиторских организаций и аудиторов <*>. Кроме того, предполагается введение более жесткого количественного критерия членов САО по сравнению с существующим (не менее 1500 аудиторских организаций и не менее 3000 аудиторов вместо не менее 1000 аудиторских организаций и не менее 100 аудиторов).

<*> Потапова Е., Мамедова Л. Родственные души. Новые системы финансового учета. 2006. N 1. С. 17.