Мудрый Юрист

Договор транспортной экспедиции

Юлия Нестерчук, адвокатский кабинет Н.А. Зорина.

Характеризуя правовую природу договора транспортной экспедиции, его зачастую определяют как разновидность или вид договора возмездного оказания услуг <*>. Вместе с тем договор транспортной экспедиции представляет собой самостоятельный вид гражданско-правового договора. Договору транспортной экспедиции посвящена отдельная глава ГК РФ, в которой предусматривается, что регулирование отношений, вытекающих из договора транспортной экспедиции, осуществляется также специальным федеральным законом. Таким законом является ФЗ от 30 июня 2003 года N 87 "О транспортно-экспедиционной деятельности".

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 4. М.: Статут, 2003. С. 651.

Специфика правового регулирования отношений из договора транспортной экспедиции состоит в том, что все нормы ГК РФ либо ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности" (далее - Закон) имеют приоритет над положениями, установленными по соглашению сторон.

Сторонами договора являются экспедитор и клиент (более подробно о субъектном составе договора ниже). Исходя из смысла ст. 801 ГК РФ договор транспортной экспедиции имеет следующую правовую природу:

Если в доктрине гражданского права еще ведутся споры по поводу консенсуальности или реальности рассматриваемого договора в некоторых случаях <*>, то в судебной практике в основном сложилась устойчивая позиция по признанию транспортной экспедиции консенсуальным договором.

<*> Гражданское право: Учебник. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 413 (цит. по: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 4. М.: Статут, 2003. С. 647).

Клиент обратился в арбитражный суд с требованием о возмещении экспедитором убытков, вызванных невыполнением обязательств по транспортно-экспедиционному обслуживанию, основываясь на том, что им была подана заявка на экспедирование груза (стекло), соответствующая условиям договора, которая была принята экспедитором, хотя несколько позже экспедитор отказался от выполнения своих обязательств по этой заявке, сделав соответствующую запись на бланке заявки. В результате клиент вынужден был самостоятельно принимать меры по доставке груза в пункт назначения автомобильным транспортом (договором транспортной экспедиции предусматривалась железнодорожная перевозка), что повлекло дополнительные расходы, которые он и просил взыскать в качестве убытков, причиненных ему экспедитором, не выполнившим свои обязательства.

При рассмотрении данного дела арбитражный суд констатировал, что обязательства экспедитора по принятию груза от клиента и обеспечению его доставки возникли из договора транспортной экспедиции, заключенного сторонами. В связи с тем что судом был установлен факт нарушения экспедитором своих обязательств, вытекающих из договора транспортной экспедиции, а также причинная связь между противоправным бездействием экспедитора и убытками, причиненными клиенту, указанные убытки были взысканы с экспедитора <*>.

<*> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 6 июня 2000 г. по делу N ФО4/1421-282/А70-2000 // СПС "КонсультантПлюс".

Вместе с тем возникает вопрос: как можно квалифицировать непередачу груза клиентом экспедитору? На наш взгляд, данное действие следует рассматривать как односторонний отказ от исполнения договора по смыслу ст. 450 ГК РФ. В любом случае данный акт не будет являться односторонним отказом от исполнения обязательства по смыслу ст. 310 ГК РФ. Кредитор отказывается от договора в целом, поскольку отказ затрагивает не только обязанности, вытекающие из договора, но и права требования. По договору транспортной экспедиции односторонний отказ от договора допускается при соблюдении условий, установленных ст. 806 ГК РФ, то есть уведомление в разумный срок и обязанность возместить убытки.

Отграничение от смежных гражданско-правовых договоров

Отграничение транспортной экспедиции от перевозки связано с целью и предметом данных договоров, относящихся по своей правовой природе к договорам возмездного оказания услуг. Целью перевозки является физическое перемещение груза. Для разграничения данных категорий договоров суд зачастую прибегает к правилу п. 2 ст. 431 Кодекса: соотносятся ли воля сторон и цель договора. Например, в Постановлении ФАС Центрального округа от 1 октября 2003 г. по делу N А68-24/5-305/4-02 суд оценивал, направлена ли воля сторон на "технологический процесс подачи и уборки вагонов, осуществляемых ответчиком по своему подъездному пути", или на "лицензируемую доставку грузов из пункта отправления в пункт назначения с выдачей транспортной накладной".

ФАС Московского округа в деле N КГ-А40/247-03 от 11 февраля 2003 г. признал, что обязательство по перевозке груза, взятое на себя экспедитором, может быть как самостоятельным, так и составной частью экспедиторских услуг.

Договор транспортной экспедиции является вспомогательным по отношению к перевозке. По сути, договор экспедиции не может быть заключен при отсутствии договора перевозки груза, уже заключенного или подлежащего заключению. Данный вывод следует и из содержания п. 1 ст. 801 ГК РФ, определяющего, что стороной по договору транспортной экспедиции является грузоотправитель либо грузополучатель, которые выступают субъектами договора перевозки. Однако клиент не обязательно должен быть стороной по договору перевозки: экспедитор может заключить данный договор как от имени клиента, так и от своего имени.

Проблема отграничения договора транспортной экспедиции от перевозки возникает в том случае, если экспедиционное обслуживание включает и перевозку либо экспедиционные услуги оказываются перевозчиком. Проблема легко решается, если услуги экспедитора оказывает перевозчик: данная ситуация разрешается на основании ст. 801 ГК РФ: п. 2 указывает, что на отношения между клиентом и перевозчиком, осуществляющим функции экспедитора, распространяются правила регулирования договора транспортной экспедиции.

Можно сделать вывод, что договор будет являться смешанным. Но возникает вопрос: если экспедитор самостоятельно осуществляет перевозку, то входит ли это в перечень услуг экспедитора, либо договор будет являться смешанным и отношения по перемещению груза будут регулироваться нормами главы 40 Кодекса? Исходя из вышеприведенных Постановлений Федеральных арбитражных судов Московского и Центрального округов следует прийти к выводу о том, что в судебной практике не сложилось единой позиции по квалификации подобных договоров.

Думается, что более верным является признание этого договора смешанным. Статья 801 ГК РФ признает смешанным договор, если функции экспедитора выполняет перевозчик. По аналогии можно сделать вывод о правовой природе договора транспортной экспедиции, включающего и оказание услуг по перевозке груза.

Предмет договора

Предмет договора транспортной экспедиции составляет совокупность услуг, оказываемых экспедитором, и действия клиента, направленные на возмещение расходов экспедитора и уплату вознаграждения.

Характеризуя обязательства экспедитора, следует принимать во внимание их неразрывную связь с договором перевозки.

В рамках характеристики предмета договора транспортной экспедиции следует помнить о его двусторонне обязывающем и взаимном характере. В этой связи в судебной практике существует проблема оценки содержания обязательства клиента по возмещению расходов. Так, стороны согласовали первоначально размер вознаграждения и смету по расходам, определив цену договора. Впоследствии расходы фактически превысили размер согласованных, в результате чего экспедитор предъявил иск о взыскании дополнительно затраченных средств с клиента.

В иске было отказано по причине того, что суд исходил из обязательности условия о размере расходов в случае его предварительного согласования. Кроме того, суд указал, что данная сумма не может рассматриваться в качестве убытков экспедитора <*>. Думается, что в подобных ситуациях экспедитору следует руководствоваться ст. 3 Закона, которая предусматривает право экспедитора отступать от указаний клиента, предварительно запросив согласие клиента и не получив такового в течение суток на свой запрос, либо действуя исходя из интересов клиента.

<*> Постановление ФАС Поволжского округа от 9 сентября 2002 г. по делу N А55-14311/01-07 // СПС "КонсультантПлюс".

Особенностью договора транспортной экспедиции выступает неопределенность предмета данного договора законодательным путем. В ГК РФ предмет сформулирован достаточно абстрактно: как выполнение или организация выполнения услуг, связанных с перевозкой. ГК РФ не содержит ни исчерпывающего перечня подобных услуг, ни перечня основных из них, которые должны входить в предмет договора. Отсюда можно сделать вывод, что стороны должны в договоре перечислить предоставляемые экспедитором клиенту услуги как предмет договора, согласование которого является обязательным для признания его заключенности.

Судебная практика по данному вопросу противоречива. К интересному выводу пришел ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении по делу N Ф08-3830/2003 от 8 октября 2003 г. Суд установил, что экспедитор отвечает за сохранность груза исходя из его обязанности доставить груз (то есть доставить груз в том же количестве и в том же состоянии, что и было во время принятия груза). В данном деле груз был уничтожен во время пожара. Экспедитор не принимал на себя обязанность осуществлять хранение груза. Риск случайной гибели по общему правилу несет собственник, перераспределение риска в отношении договора транспортной экспедиции не осуществляется кодексом или законом. Таким образом, суд фактически расширил предмет договора.

Аналогичная позиция высказана в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 28 мая 2003 г. по делу N Ф08-1826/2003. К противоположному выводу пришел ФАС ДВО в Постановлении от 22 декабря 1999 г. по делу N Ф03-А51/99-1/1935. Позиция суда сводилась к тому, что экспедитор несет ответственность лишь в рамках тех услуг, предоставление которых предусмотрено договором.

Споры, связанные с предметом договора транспортной экспедиции, включают в себя и проблему индивидуальной определенности груза или его относимости к категории родовых вещей. По своей правовой природе вещи, составляющие груз, могут быть как родовыми, так и индивидуально-определенными. Тем не менее совершение действий по доставке, перевозке груза так или иначе индивидуализирует имущество. Кроме того, у имущества на любом этапе перевозки есть собственник либо законный владелец. Проблема возникает в связи с перевозкой грузов, принадлежащих различным собственникам, либо с хранением подобных грузов до сдачи их перевозчику. В ситуации случайной гибели такого имущества невозможно определить, чей конкретно груз подвергся гибели или порче. Проблемы правовой природы вещей, выступающих грузом по договору транспортной экспедиции, рассматривались судами в Постановлениях ФАС Московского округа от 2 марта 2004 г. по делу N КГ-А40/237-04 и ФАС ДВО от 10 августа 2004 г. по делу N Ф03-А51/04-1/2198.

В первом случае суд справедливо указал на возможность определения стоимости утраченного груза как индивидуально-определенного имущества, а не родового, как утверждал ответчик. По второму делу суд оценивал вопрос: является ли неисполнением договора транспортной экспедиции хранение и погрузка груза не того качества? Действительно, не ясно, будет ли в данном случае исполнение ненадлежащим, либо следует вести речь о неисполнении, поскольку согласованный груз доставлен не был. Ненадлежащее исполнение включает в себя и ненадлежащий предмет. Думается, в случае доставки "не того" груза следует оценивать назначение груза в том или ином случае. Если вместо компьютеров доставили зубочистки, то следует вести речь о неисполнении, но если вместо одного сорта бревен доставили другой (как в деле, рассмотренном ФАС ДВО), то это следует расценивать как ненадлежащее исполнение. Разница в квалификации определяется статьей 393 Кодекса.

Форма и порядок заключения договора

Кодекс не содержит каких-либо специальных правил о заключении договора транспортной экспедиции. Выше мы уже затрагивали проблему признания перечня услуг экспедитора существенным условием договора. Позиция судебной практики неоднозначна. Кроме того, суд иногда рассматривает данное условие в качестве определимого <*>. Дело в том, что некоторые специальные акты содержат перечень услуг экспедитора в рамках того или иного вида перевозки.

<*> Постановление ФАС Московского округа от 4 января 2003 г. по делу N КГ-А40/8602-02 // СПС "КонсультантПлюс".

Не является существенным и условие договора о цене. Вместе с тем суд не рассматривает в качестве согласования предмета договора конклюдентные действия по оплате услуг экспедитора.

Строительная организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества денежной суммы в размере уплаченных железной дороге за ответчика железнодорожных тарифов за перевозку грузов акционерного общества с начислением на указанную сумму процентов годовых за пользование чужими денежными средствами. В обоснование иска строительная организация ссылалась на то, что между сторонами сложились договорные отношения по транспортной экспедиции, поскольку оплата перевозок грузов осуществлялась на основании письменных заявок акционерного общества, которые должны быть признаны офертой, а действия строительной организации по уплате соответствующих сумм - акцептом (конклюдентные действия). Таким образом, ответчику на основе заключенного договора были оказаны услуги, связанные с перевозкой его грузов.

При рассмотрении дела выяснилось, что истцом действительно была произведена уплата железной дороге тарифа за перевозку грузов по пяти железнодорожным накладным, грузоотправителем по которым выступал ответчик. Суд констатировал, что в соответствии со ст. 81 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации плата за перевозки грузов может вноситься экспедиторами, выступающими от имени грузоотправителей или грузополучателей. Однако арбитражный суд признал, что в материалах дела отсутствуют доказательства заключения между сторонами договора транспортной экспедиции, и в связи с этим требования истца не могут быть квалифицированы как требования экспедитора о возмещении ему расходов, понесенных при исполнении транспортно-экспедиционных обязательств, что выдвигалось истцом в качестве предмета предъявленного им иска <*>.

<*> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 января 2001 г. по делу N А28-4140/00-197/8 // СПС "КонсультантПлюс".

Ответственность сторон

Применительно к отдельным нарушениям условий договора перевозки груза ответственность перевозчика установлена либо в форме возмещения прямого ущерба или его части (но не упущенной выгоды), например за несохранность груза, либо в форме исключительной неустойки, в частности за просрочку его доставки.

Что касается ответственности клиента за нарушение обязательств по договору транспортной экспедиции, в главе 41 Кодекса содержится лишь одно специальное правило на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения клиентом обязанности по предоставлению экспедитору документов и другой информации о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иной информации, необходимой для исполнения экспедитором обязанностей, предусмотренных договором транспортной экспедиции. При этих условиях клиент несет ответственность за убытки, причиненные экспедитору в связи с нарушением обязанности по предоставлению соответствующей информации (п. 4 ст. 804 Кодекса). Экспедитор вправе не приступать к исполнению своих обязанностей до предоставления информации клиентом. Исходя из позиции судов клиент несет и риск ненадлежащего исполнения обязанностей экспедитора ввиду непредоставления ему информации.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с транспортно-экспедиционной компании денежной суммы, включающей убытки от порчи груза во время его перевозки, стоимость провозной платы, а также расходы, понесенные в связи с проведением экспертизы груза. При рассмотрении этого дела арбитражный суд квалифицировал правоотношения сторон как договор транспортной экспедиции, приняв во внимание, что по их соглашению в обязанности транспортно-экспедиционной компании входили получение груза от иногороднего (по отношению к индивидуальному предпринимателю) отправителя, доставка груза до станции, сдача его железной дороге, сопровождение груза во время его перевозки по железной дороге проводником транспортно-экспедиционной компании и выдача груза клиенту (получателю - индивидуальному предпринимателю).

Груз (банки с краской) клиентом был получен, однако в связи с тем, что его транспортировка осуществлялась в зимний период, груз в пути следования замерз и краска, как следовало из акта экспертизы, проведенной бюро товарных экспертиз, оказалась испорченной и непригодной к использованию. В отзыве на иск ответчик (экспедитор) не соглашался с требованиями клиента, сославшись на то, что ни истец (клиент), ни грузоотправитель не поставили его в известность о специфических свойствах груза и необходимости соблюдения особого температурного режима при его перевозке, в результате чего он не имел договорной обязанности транспортировать груз при определенном температурном режиме.

В Постановлении арбитражного суда кассационной инстанции, оставившем в силе решение первой инстанции об отказе в иске, говорится, что согласно ст. 804 Кодекса клиент обязан предоставить экспедитору документы и другую информацию о свойствах груза, об условиях его перевозки. Материалами дела не подтверждается, что истец как грузополучатель и клиент ответчика по договору транспортной экспедиции или отправитель груза поставили ответчика в известность об особенных свойствах груза.

В товарно-транспортной накладной, посредством которой оговаривались сторонами условия перевозки, отсутствуют какие-либо отметки об особенностях груза и особых условиях перевозки. Материалами дела не подтверждается вина перевозчика в порче груза, а также причинно-следственная связь между виновными действиями ответчика и порчей груза - причинением ущерба истцу <*>.

<*> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 4 сентября 2000 г. по делу N А33-8092/99-С1-Ф02-1762/00-С2.

Ввиду того что деятельность экспедитора является предпринимательской, его ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции наступает по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 401 Кодекса.

Закон предусматривает претензионный порядок урегулирования споров, возникающих из договоров транспортной экспедиции.

В судебной практике известны случаи, когда претензия рассматривается как уведомление о расторжении договора в одностороннем порядке. Так, в деле N КГ-А40/5634-00 от 14 декабря 2000 г. ФАС Московского округа указал, что требование возврата денежных средств за неосуществленное экспедиционное обслуживание следует рассматривать как односторонний отказ от исполнения договора транспортной экспедиции.

Полагаем, что по своему характеру данные виды документов выполняют различные функции. Претензия представляет собой требование реализации права, уведомление об одностороннем отказе направлено на прекращение правоотношения. Тем не менее в некоторых случаях претензия может содержать в себе и уведомление о прекращении договора в порядке одностороннего отказа от его исполнения. Так, если договор предусматривал предоплату услуг экспедитора, то требование возврата денежных средств при неисполнении обязательств экспедитором в срок выступает как в качестве уведомления об отказе от исполнения договора, так и в качестве претензии, поскольку направлено на досудебное урегулирование спора.