Мудрый Юрист

Проверка, обыск, изъятие...

Дмитрий Володин, заместитель прокурора Советского района г. Брянска, юрист 1-го класса.

Все большую актуальность приобретает практика проведения различных проверок предпринимателей со стороны контролирующих органов. Зачастую предприниматель, которому вменяют в обязанность представить необходимую документацию (порой включающую в себя информацию, относящуюся к коммерческой или иной тайне), не может отстоять свои права. То ли не урегулирован порядок проведения проверок, то ли существует корпоративная политика госорганов не придерживаться процессуальных норм, то ли ими движут корыстные интересы... В данном случае представляется интересным один из фактов обращений предпринимателей в прокуратуру.

В прокуратуру Советского района г. Брянска 18 января 2006 года из прокуратуры области поступило коллективное обращение работников ООО "С" и ООО "К". В своей жалобе заявители указывали, что в течение двух последних месяцев 2005 года в результате действий сотрудников милиции практически парализована деятельность ООО "С" и ООО "К" в связи с изъятием бухгалтерской документации. На основании этой жалобы прокуратурой Советского района в УНП УВД Брянской области были запрошены, изучены и проверены оперативно-розыскные документы, опрошены заявители и сотрудники УНП.

Проведенная проверка показала, что сотрудниками УНП УВД Брянской области допущены грубейшие нарушения ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" и ФЗ "О милиции". По выявленным нарушениям внесено представление в порядке ст. 24 ФЗ "О прокуратуре РФ", которое было удовлетворено судом. Согласно постановлениям о проведении обследования помещения от 27 декабря 2005 г., подписанным начальником УНП Б., сотрудниками УНП было произведено принудительное изъятие бухгалтерской и иной документации ООО "С" и ООО "К" за период времени с 2002 по 2005 г.

Из объяснений оперуполномоченных УНП А. и В. следовало, что до 27 декабря 2005 г. они с другими сотрудниками УНП, в том числе ревизорами, неоднократно посещали указанные выше юридические лица с целью изучения документации.

Принудительное изъятие

В связи с тем что руководитель ООО "С" и главный бухгалтер отказались предоставлять для ознакомления требуемую им документацию, начальник УНП Б. дал указание провести изъятие необходимых документов на основании постановления о проведении обследования помещений. По прибытии в ООО "С" сотрудниками УНП было предъявлено это постановление, и в связи с отказом представить требуемую документацию изъятие было произведено принудительно. Указанные выше обстоятельства были достоверно установлены из объяснений самих же сотрудников УНП, участвовавших в проведении обследования помещения, и полностью совпали с теми данными, которые вытекали из объяснений заявителей.

Так, опрошенный З., специалист-ревизор ОДП и РУНП, пояснил, что 27 декабря 2005 г. совместно с другими работниками прибыл в ООО "С". Его коллеги предъявили постановление сотрудникам бухгалтерии, которые подписывать его отказались, сославшись на неуполномоченность, что и было отражено в протоколе изъятия. После чего им и З. были собраны документы по финансово-хозяйственной деятельности ООО "С".

Главный бухгалтер ООО "С" Г. подтвердила пояснения З., дополнив их более подробными данными о выражении своего несогласия с изъятием документации и тем, что в ходе обследования сотрудниками УНП в том же порядке, то есть без получения согласия, вскрывались плательные шкафы, осматривались личные вещи, кабинеты и т.д. Аналогичные действия и по существу такие же объяснения были даны сотрудниками УНП в части изъятия документации ООО "К". Опрошенные заявители поддержали свои доводы.

Обыск или обследование помещений

Результаты проверки дают все основания считать, что сотрудниками УНП в связи с решением их руководителя Б. было произведено не оперативно-розыскное мероприятие - обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, а по своей сути два обыска.

Этот вывод вытекает из следующего. Опрошенный в ходе проверки начальник УНП Б. обосновал так свою позицию относительно законности проведенных по его указанию мероприятий. Постановлением о проведении обследования помещений он дал указания провести ОРМ на основании ведомственного нормативного акта, в котором регламентируется порядок его проведения. При этом Б. уточнил, что форма постановления об обследовании помещений никаким нормативным актом не предусмотрена, а разработана УНП УВД Брянской области с учетом опыта работы налоговой полиции, которой не существует с 1 июля 2003 г.

На вопрос, в соответствии с каким нормативным документом его сотрудники имели право изымать какую-либо документацию в ходе гласного обследования помещений, Б. ответил, что п. 16 ч. 1 ст. 11 Закона "О милиции" ее сотрудникам предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность и на основании ч. 1 ст. 15 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" производить изъятие предметов и материалов. Также он сослался на п. 25 ст. 11 Закона "О милиции", в соответствии с которым сотрудникам милиции предоставлено право изымать предметы и документы.

Также начальник УНП сослался на Постановление ФАС Центрального округа от 30.11.04 по делу А-14-6065-2004/145/14, в соответствии с которым действия сотрудников УНП ГУВД Воронежской области были признаны правомерными. Данный довод начальника УНП является неуместным в связи с тем, что в России судебный прецедент не является источником права и в связи с тем, что именно такие действия или бездействия сотрудников милиции могут обжаловаться только в суды общей юрисдикции.

Кроме того, в указанном Постановлении ФАС ЦО имеется ссылка и на Постановление N 642 о проведении изъятия необходимых документов, решение о котором, видимо, было вынесено в соответствии с п. 25 ст. 11 Закона "О милиции" и в данном случае не исполнялось.

Таким образом, начальник УНП Б. считает, что в ходе гласного обследования помещений на основании разработанного им же постановления в рамках оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 25 ст. 11 Закона "О милиции" сотрудники милиции имеют право изымать необходимые документы по финансово-хозяйственной деятельности, в том числе и принудительно. Действительно, сотрудники УНП УВД области в силу того, что они являются работниками милиции, имеют право проводить оперативно-розыскное мероприятие - обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

Вместе с тем необходимо признать, что ни одно из необходимых условий п. 25 ст. 11 Закона "О милиции", как-то:

Соблюдение данных требований п. 25 ст. 11 ФЗ "О милиции" в данном случае сотрудниками УНП было невозможно, так как действовали они на основании постановления о проведении обследования помещений, вынесенного к тому же и незаконно в рамках оперативно-розыскной деятельности.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в ходе гласного обследования помещений согласно внутриведомственному приказу МВД РФ какое-либо изъятие вообще не предусмотрено. Оно возможно только в случаях проведения негласного обследования, что прямо прописано в указанном приказе. Более того, в этом приказе четко определено, что результаты обследования оформляются (в данном конкретном случае) актом обследования, который в максимально допустимых пределах должен соответствовать процессуальному осмотру места происшествия. Следовательно, в этом пункте приказа не говорится о составлении именно протокола обследования в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона и ст. 2, 10, 11 ФЗ "О милиции", как имело место в данном конкретном случае. Сотрудники УНП если и должны были каким-то образом оформить результаты гласного обследования, то никак не протоколом, а актом. Кроме того, в этот незаконный протокол не были включены ревизоры УНП и другие сотрудники, которые исходя из объяснений всех работников УНП и заявителей присутствовали при изъятии документов.

Даже приведенные выше нарушения закона в настоящее время исключают из числа возможных в будущем доказательств результаты проведенного оперативно-розыскного мероприятия - обследование помещений. Однако наряду с этим самое главное нарушение ФЗ "Об ОРД" заключается в следующем.

Законные основания отсутствуют

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств - это оперативный (непроцессуальный) осмотр жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях поиска следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых преступников, а также получения другой информации, необходимой для решения задач ОРД. Обследование может носить гласный и негласный характер.

Гласное обследование осуществляется с согласия владельцев осматриваемых объектов. При зашифрованном обследовании оперативный работник имеет право скрывать истинную цель проводимого мероприятия, а также использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие его личность. Даже при таком обследовании обязательно согласие владельца объекта, а также участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Таким образом, какие-либо принудительные меры по отношению к изъятию каких-либо предметов и документов в ходе обследования помещений невозможны.

Обследование помещений в отличие от обыска производится оперативными работниками без наличия возбужденного уголовного дела. Обследование и обыск представляют собой совершенно разные юридические действия, в силу чего при обследовании не могут использоваться методы выявления имущества, используемые при обыске, то есть принудительное, помимо воли граждан, изъятие чего-либо невозможно.

Согласно ч. 1 ст. 15 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" при проведении ОРМ изъятие предметов, материалов и сообщений допускается лишь в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы безопасности страны. Если такой угрозы нет, законные основания для изъятия отсутствуют. На практике лица, осуществляющие ОРД, при невозможности изъятия найденных материалов фотографируют их на месте обнаружения, производят видеозапись. Если к моменту начала расследования обнаружить и изъять подлинные материалы не удается, полученное их отображение, введенное в уголовный процесс по правилам, предусмотренным УПК РФ, может рассматриваться как производное вещественное доказательство.

Изъятые во время именно такого "силового" обследования, которое имело место в данном случае, помещений документы в соответствии со ст. 75 и 89 УПК РФ должны исключаться из числа доказательств, как полученные с нарушением закона. Таким образом, в результате проведенных двух обследований помещений были незаконно получены заранее недопустимые доказательства.

Основание для возбуждения уголовного дела

Представляется, что изъятие документов в соответствии со ст. 11 "О милиции" возможно при соблюдении следующих норм закона. Так, применение п. 25 ст. 11 ФЗ "О милиции" возможно только в тех случаях, когда сообщение о совершенном или подготавливаемом преступлении зарегистрировано в КУСПе и эта проверка проводится в рамках ст. 144 и 145 УПК РФ.

Из части первой ст. 144 УПК РФ видно, что орган дознания, то есть милиция, при проверке сообщения о преступлении вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов. Данное положение и было реализовано сотрудниками УНП путем привлечения ревизоров, которые в дальнейшем и будут проводить документальную проверку.

Подтверждением того, что проверочные мероприятия, предусмотренные п. 25 ст. 11, могут проводиться только в рамках уголовно-процессуального закона, служит и тот факт, что в ранее действовавшей редакции п. 25 именно фраза "в пределах сроков, установленных уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об административных правонарушениях для проверки сведений о совершенном либо готовящемся преступлении или совершенном административном правонарушении" была заменена фразой "в срок не более тридцати дней". То есть положения Закона "О милиции" были приведены в соответствие с положениями УПК РФ.

Этот вывод вытекает из того, что в п. 25 ст. 11 четко определено, что изъятие необходимых документов возможно только "в целях установления оснований для возбуждения уголовного дела". Эти положения ФЗ "О милиции" полностью согласуются с возможностью проведения процессуальных документальных проверок и ревизий именно в течение 30 суток, то есть как и в п. 25 ст. 11 ФЗ "О милиции".

В случае же непредставления необходимых документов Законом под угрозой привлечения к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП установлена ответственность. Именно этой нормой и следовало руководствоваться сотрудникам УНП в случае отказа от представления каких-либо документов для изучения.

Наша позиция

Сотрудникам милиции действительно предоставлено право изымать бухгалтерскую документацию в соответствии с п. 25 ст. 11 ФЗ "О милиции".

Такое изъятие должно проводиться не в рамках ФЗ "Об ОРД", а в рамках упомянутого Закона, то есть при условии, что уполномоченный орган располагает информацией о совершенном экономическом преступлении, должна идти регистрация в КУСПе, одновременно выноситься постановление в соответствии с п. 25 ст. 11 ФЗ "О милиции", далее производится изъятие нужных документов, после этого назначается документальная проверка, которая должна быть проведена в течение 30 суток. После всего этого необходимо принять решение о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом в соответствии с положениями УПК РФ.

Считаю, что только в этом случае будет соблюден закон.

Тогда, когда изъятие документов происходит в рамках Закона "Об ОРД", такие действия сотрудников милиции даже не подлежат обжалованию, так как предмет обжалования предпринимателю никто на руки не выдаст. По сути, бухгалтерская документация может находиться у них неограниченное время, вплоть до одного года, фактически на законных основаниях, так как подобного рода действия они проводят в рамках дел оперативного учета.