Мудрый Юрист

Порядок возмещения вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием

Яна Валежникова, аспирант кафедры криминалистики ВГУ, консультант юридической компании "Центральный округ".

Мы продолжаем начатую в прошлом номере тему (ЭЖ-Юрист, N 13, п. 10) определения надлежащего ответчика по делам о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования и суда. В данной статье речь пойдет не только о порядке, но и о подведомственности данной категории дел в части возмещения вреда, причиненного юридическим лицам.

О правах юридического лица

Включение в главу 18 "Реабилитация" УПК РФ 2001 года нормы о возмещении вреда юридическим лицам вызвало удивление многих практических работников, хотя ст. 1070 ГК РФ с 1996 года содержит подобную норму. Некоторые авторы отметили, что "такой субъектный состав правоотношений не согласуется прежде всего со ст. 53 Конституции РФ, где право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, относится лишь к физическим лицам. Вместе с тем общеизвестно, что уголовному преследованию подлежат только физические лица; вопрос о виновности или невиновности и о реабилитации юридических лиц в уголовном процессе лишен смысла" <*>.

<*> Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М.: ООО "ТК Велби", 2003. С. 191 - 192.

Субъектами, имеющими право на реабилитацию, являются действительно только физические лица. В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, а реабилитация в соответствии с п. 34 ст. 5 УПК РФ включает в себя наряду с восстановлением трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного лица право на возмещение вреда, а не отождествляется с данным правом.

Юридические лица обоснованно имеют право именно на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) соответствующих органов, а не реабилитируются как физические лица. При этом ст. 139 УПК РФ не содержит правило о том, что возмещение вреда происходит независимо от вины должностных лиц соответствующих органов, делается ссылка только на порядок возмещения вреда, установленный для реабилитированных граждан.

В Конституции РФ в ст. 53 сказано, что "каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц". В данном случае, на наш взгляд, термин "каждый" подлежит расширительному толкованию - каждый гражданин или юридическое лицо, потому что: 1) Конституция РФ не содержит формулировки "каждый гражданин", использование термина "каждый" - это прием законодательной техники, свойственный именно Конституции РФ; 2) цель закрепления данной правовой нормы в Конституции РФ - это определение обязанности именно государства возместить вред, причиненный органами власти, а не субъектного состава правоотношений по возмещению вреда; 3) лишение юридического лица права на возмещение вреда является по меньшей мере не соответствующим принципам правового государства.

Необходимо определиться

Согласно ст. 139 УПК РФ вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания, возмещается государством в полном объеме в порядке и сроки, которые установлены главой 18 УПК РФ о реабилитации.

Вызывает обоснованное недоумение то, каким образом порядок возмещения вреда реабилитированным гражданам применим к возмещению морального вреда (хотя вопрос о возможности возмещения морального вреда юридическому лицу также является дискуссионным) или (и) вреда имущественного (убытков), причиненного юридическим лицам. В частности, Б.Т. Безлепкин пишет, что "если в организации были проведены незаконный обыск, выемка документов, наложение ареста на банковские счета, имущество либо другие связанные с применением принуждения следственные действия по собиранию доказательств, то независимо от исхода уголовного преследования конкретного физического лица (или лиц) и вообще независимо от их отношения к данному юридическому лицу организация вправе в пределах сроков исковой давности обратиться за возмещением причиненных убытков в тот же орган, в производстве которого находится и, быть может, еще не завершено уголовное дело, а исковое и гражданское судопроизводство исключается" <*>.

<*> Там же. С. 192.

Однако реабилитированный обращается в орган, постановивший приговор и (или) вынесший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений, то есть всегда должен быть акт органа (оправдательный приговор суда, постановление следователя о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям и т.д.), с которым закон связывает начало процесса реабилитации гражданина.

Если уголовное дело еще находится в производстве, то порядок, установленный УПК РФ для возмещения вреда юридическому лицу, неприменим. В данном случае можно было бы руководствоваться п. 2 ст. 1070 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК РФ. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

В целом ст. 1070 ГК РФ об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, является специальной нормой по отношению к общей норме - ст. 1069 ГК РФ об ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами. Но о порядке возмещения вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу, ст. 1069 ГК РФ ничего не говорит (статья закрепляет только, что вред подлежит возмещению и возмещается он за счет казны соответствующего уровня). Поэтому юристами данная норма толкуется двояко.

Первая точка зрения сводится к тому, что, так как акты органов власти предполагаются законными, для возмещения имущественной ответственности в данном случае необходимо предварительное признание таких актов недействительными в судебном порядке <*>.

<*> См.: Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2002. С. 401 (автор соответствующего раздела - Е.А. Суханов).

По мнению других практикующих юристов, предварительное признание недействительными или незаконными действий органов государственной власти и должностных лиц в административном или судебном порядке для принятия решения о возмещении вреда не требуется в обязательном порядке <*>.

<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 898 (автор соответствующего раздела - Е.Н. Васильева).

В первом случае сначала необходимо обжаловать действия (бездействие) или решения дознавателя, следователя, прокурора в районный суд по месту производства предварительного расследования или обжаловать постановление суда, а затем, если соответствующие действия или решения будут признаны незаконными или необоснованными, обращаться с иском о возмещении вреда в порядке гражданского судопроизводства, ссылаясь на п. 2 ст. 1070 ГК РФ.

Что касается второй точки зрения, то здесь необходимо сразу отметить - вред может быть причинен и правомерными действиями, например при обыске в помещении, принадлежащем юридическому лицу. При этом подозреваемый, обвиняемый действительно не будет иметь никакого отношения к данному юридическому лицу, а, с другой стороны, следователь, действуя в рамках закона, может причинить вред имуществу юридического лица.

Рассмотрим ситуацию: у следователя есть достаточные данные полагать, что в помещении организации находится труп. При производстве обыска труп обнаруживают, повредив в организации все полы. Кто должен возмещать причиненный ущерб? Государство в данном случае ущерб возмещать не обязано, так как в соответствии со ст. 53 Конституции РФ, п. 2 ст. 1070 ГК РФ и ст. 139 УПК РФ подлежит возмещению за счет казны вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Если же вынесены, к примеру, оправдательный приговор, постановление о прекращении уголовного дела, необходимо руководствоваться главой 18 УПК РФ. Здесь опять возникает вопрос, как по сложнейшим имущественным правоотношениям дознаватель, следователь, прокурор, судья по уголовным делам будет определять размер возмещаемого вреда. При этом в соответствии с п. 2 ст. 136 УПК РФ иски о компенсации за причиненный моральный вред предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Необходимо внести изменения в УПК РФ и возмещение вреда, причиненного юридическим лицам незаконными действиями правоохранительных органов, производить только в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства.

О подведомственности

В заключение необходимо сказать о подведомственности дел о возмещении юридическим лицам вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов (если уголовное дело еще не завершено). В Постановлении кассационной инстанции ФАС Северо-Кавказского округа от 19.01.2004 N Ф08-5331/2003 указано, что арбитражный суд неправомерно прекратил производство по делу, сославшись на неподведомственность спора.

По материалам дела пресс-группой Управления Федеральной службы налоговой полиции в газете была опубликована статья, в которой упоминалось о привлечении к уголовной ответственности индивидуального предпринимателя Ш., имеющей свидетельство на право занятия аудиторской деятельностью за уклонение от уплаты обязательных платежей при осуществлении ею предпринимательской деятельности. Суд апелляционной инстанции правильно указал, что споры о защите деловой репутации неподведомственны арбитражному суду, если они возникли из отношений, не относящихся к экономической деятельности истца. Однако здесь определяющей является природа не тех отношений, в связи с которыми осуществлялось незаконное уголовное преследование, а отношений, из которых непосредственно возникло рассматриваемое дело. В данном случае это несение истцом убытков в виде упущенной выгоды вследствие подрыва деловой репутации.

Если лицо (при условии доказанности причинной связи, т.е. того, что в результате его незаконного уголовного преследования юридическому лицу причинен вред) было подвергнуто незаконному или необоснованному уголовному преследованию за преступления, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью, то для возмещения вреда, причиненного юридическому лицу, необходимо обращаться в арбитражный суд. В остальных случаях спор будет подведомствен суду общей юрисдикции.