Мудрый Юрист

Влияние норм международного права на законодательство Российской Федерации в сфере применения вооруженных сил Российской Федерации в период действия режима чрезвычайного положения

Чрезвычайное положение может быть введено на всей территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях (на территории или части территории субъекта Федерации, территориях нескольких субъектов Федерации, территории, входящей в несколько субъектов Российской Федерации). С учетом сложности этой меры и ее возможных последствий законодательство Российской Федерации ограничивает пределы усмотрения главы государства в реализации предусмотренного ею полномочия: она накладывает на Федеральное Собрание обязанность не только принять федеральный конституционный закон о чрезвычайном положении, в котором должны быть предусмотрены фактические основания (обстоятельства) и процедура (порядок) введения чрезвычайного положения, но и перечень оснований по привлечению Вооруженных Сил Российской Федерации к урегулированию создавшейся чрезвычайной ситуации. Одновременно Конституция России предусматривает обращенное к главе государства - Президенту РФ - Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами Российской Федерации императивное требование незамедлительно сообщать о введении чрезвычайного положения Совету Федерации и Государственной Думе. При этом если сообщение о введении чрезвычайного положения Государственной Думе имеет, скорее, информационное значение, то такое сообщение Совету Федерации влечет за собой существенные правовые последствия, ибо согласно п. "в" ст. 102 Конституции к ведению именно Совета Федерации относится утверждение указа Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения. Отказ Совета Федерации утвердить указ главы государства о введении чрезвычайного положения означает, что такой указ приходит в противоречие с Конституцией Российской Федерации, следовательно, реализация предусмотренных в нем мер чрезвычайного характера далее недопустима и применение Вооруженных Сил Российской Федерации будет незаконным.

При этом необходимо иметь в виду, что чрезвычайное положение вводит именно Президент Российской Федерации - Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Российской Федерации. Вступление указа главы государства о введении чрезвычайного положения в силу не обусловлено его утверждением Советом Федерации; речь идет лишь о незамедлительном сообщении о введении чрезвычайного положения Совету Федерации и Государственной Думе. Отказ Совета Федерации утвердить указ Президента Российской Федерации - Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации о введении чрезвычайного положения также не влечет автоматического прекращения его действия. Однако противоречие такого указа Конституции Российской Федерации в силу ч. ч. 1 и 2 ст. 15 и ч. 3 ст. 90 Конституции Российской Федерации, во-первых, обязывает всех участников конституционно-правовых отношений воздерживаться от соблюдения, исполнения или применения его положений, во-вторых, накладывает на самого Президента Российской Федерации - Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации обязанность отменить данный акт <*>.

<*> В частности, Совет Федерации Постановлением от 7 февраля 1995 г. (СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 611) не утвердил Указ Президента Российской Федерации от 4 февраля 1995 г. "О введении чрезвычайного положения на части территорий Республики Северная Осетия и Ингушской Республики". Президент в связи с этим признал данный Указ утратившим силу (СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 655).

Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. "О чрезвычайном положении" <*> устанавливает, что чрезвычайное положение вводится Президентом лишь при наличии обстоятельств, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю Российской Федерации и устранение которых невозможно без применения чрезвычайных мер. Закон определяет основные юридические параметры этого режима, его цели, устанавливает меры и ограничения, применяемые в условиях чрезвычайного положения, указывает на органы особого управления, силы и средства обеспечения режима чрезвычайного положения, предусматривает гарантии прав граждан и меры ответственности в условиях чрезвычайного положения. В нем детально изложены полномочия Президента Российской Федерации - Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации по объявлению и поддержанию режима чрезвычайного положения.

<*> СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277.

Чрезвычайное положение вводится указом Президента на всей территории страны или в ее отдельных местностях. Президент назначает коменданта территории, на которой устанавливается чрезвычайное положение, может вводить особое управление, в исключительных случаях привлекать для обеспечения режима Вооруженные Силы.

Режим чрезвычайного положения прекращается по истечении срока, на который вводился либо может быть продлен с согласия Совета Федерации указом Президента, если не достигнуты цели его введения. Президент также наделен правом досрочно отменять чрезвычайное положение. При этом следует учитывать, что подписанный 31 марта 1992 г. Федеративный договор предусматривал особый порядок введения чрезвычайного положения на территории республик в составе Российской Федерации: "В случае если чрезвычайное положение вводится федеральными органами государственной власти на территории республики в составе Российской Федерации, необходимо предварительное согласие органов государственной власти этой республики", а Конституция не требует для введения чрезвычайного положения согласия органов государственной власти субъектов Федерации, включая республики, что, по мнению автора, требует корреляции, согласованности в законодательстве.

Указом главы государства о введении чрезвычайного положения могут устанавливаться особые формы государственного управления, а государственные органы наделяться чрезвычайными полномочиями, а также предусматривается временное ограничение прав и свобод граждан.

Согласно ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участвующие в Пакте государства могут принимать меры в отступление от своих обязательств только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения. При этом любое участвующее в Пакте государство, использующее право отступления, должно немедленно информировать другие государства, участвующие в Пакте, через посредство Генерального секретаря Организации Объединенных Наций о положениях, от которых оно отступило, и о причинах, побудивших к такому решению. С прекращением чрезвычайного положения утрачивают силу акты, принятые для обеспечения режима чрезвычайного положения. Конституция Российской Федерации предусматривает важную гарантию сохранения в условиях чрезвычайного положения народного представительства и нормального течения законодательного процесса: в период действия на всей территории Российской Федерации чрезвычайного положения не может быть распущена Государственная Дума.

В Российской Федерации существует и ряд других законодательных актов, направленных на борьбу с терроризмом. Это Федеральные законы "О безопасности", "Об обороне", "О государственной границе", "О чрезвычайном положении".

Так, в соответствии с п. 3 ст. 10 Закона "Об обороне" Вооруженные Силы Российской Федерации могут привлекаться к выполнению задач с использованием вооружения не по предназначению и для содействия другим войскам и органам в борьбе с терроризмом, иными противоправными действиями. Такого рода задачи выполняются Вооруженными Силами в тесном взаимодействии с другими войсками и органами правопорядка Российской Федерации, не нарушая прерогатив, ограниченных законами, указами и другими правовыми актами. Российская Федерация всегда вела борьбу с терроризмом.

Ярким примером антитеррористического взаимодействия государств - участников СНГ можно, без сомнения, считать разработанную и принятую в 2000 г. Программу государств - участников СНГ по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма на период с 2000 до 2007 г. и решение о создании Антитеррористического центра (АТЦ) государств - участников СНГ. Впоследствии это решение было дополнено договоренностью об открытии филиала АТЦ в Бишкеке, призванного координировать конкретные меры по борьбе с международным терроризмом в регионе Центральной Азии. Подкреплять деятельность Центра планируется в том числе через механизм Комитета секретарей Советов безопасности (КССБ) государств - участников Договора о коллективной безопасности (ДКБ). Его внеочередное заседание, специально посвященное борьбе с международным терроризмом в Центральной Азии, прошло в 2004 г. По итогам этого заседания принято совместное заявление, в котором отмечена необходимость укрепления в странах Центральной Азии политической стабильности, внутренней сплоченности и взаимопонимания, подчеркнута важность скоординированных действий по проблемам беженцев и нелегальных мигрантов из Афганистана, выработаны дополнительные меры по обеспечению безопасности в регионе.

События подтвердили правильность сделанного государствами - участниками ДКБ выбора. Востребованность ДКБ проявила себя при обострении ситуации в Афганистане в 1996, 1998 и 2001, 2003 - 2005 гг., а также ликвидации угрозы со стороны вооруженных бандформирований на юге Кыргызстана и в Таджикистане.

Однако, по мнению автора, борьба с международным терроризмом с использованием лишь только силовых методов в конечном итоге не может быть эффективной. В войне против международного терроризма невозможно достичь абсолютной победы, применяя только военную силу.

Вопрос о взаимодействии государственных структур, участвующих в антитеррористической деятельности, неоднократно рассматривался на совещаниях различного уровня, конкретные задачи по координации взаимодействия правоохранительных органов нашли свое отражение в ряде указов Президента РФ - Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации и постановлениях Правительства России, исполнение которых поднадзорно органам прокуратуры. Генеральным прокурором Российской Федерации относительно борьбы с терроризмом изданы: в 1999 г. Приказ "О прокурорском надзоре и контроле за расследованием преступлений террористического характера", а в 2000 и 2005 г. указание "Об усилении прокурорского надзора за исполнением законов о борьбе с терроризмом".

Для оперативности реагирования на возможные проявления, в том числе террористических устремлений, в поднадзорных войсках и силах флота в 2000 г. приказом заместителя Генерального прокурора РФ - Главного военного прокурора введено в действие Положение об организации работы межрегиональных следственных групп раскрытия особо тяжких преступлений, а в Главной военной прокуратуре создана постоянно действующая рабочая группа по противодействию терроризму, на которую в качестве одной из основных задач возложена координация усилий всех поднадзорных органов и подчиненных военных прокуратур в выполнении задач по борьбе с терроризмом. Аналогичные группы созданы в военных прокуратурах окружного звена. Главная военная прокуратура вопросы борьбы с терроризмом рассматривает в неразрывной связи с надлежащим исполнением законодательства об обеспечении сохранности оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, взрывопожаробезопасности военных объектов, безопасности жизнедеятельности войск. С этой целью на местах во взаимодействии с командованием воинских частей и соединений, группировок Вооруженных Сил Российской Федерации регулярно проводятся проверки требований указанного законодательства. Проверки исполнения законодательства направлены на обеспечение физической защиты объектов промышленного производства, особенно относящихся к категории повышенной техногенной опасности, а также жизнеобеспечения личного состава войск военных округов, организацию пропускного режима и охраны, особенно в условиях чрезвычайного положения. Особую опасность при этом составляют угрозы терроризма.

Обеспечение безопасности от террористической деятельности осуществляется различными правовыми и неправовыми средствами. К последним относятся экономические, научно-технические, организационные и воспитательные мероприятия, которые государство осуществляет в целях обеспечения общественной безопасности. Значительный эффект в сфере обеспечения общественной безопасности достигается только в случае правильного сочетания всего арсенала средств. Одним из них является установление в законодательном порядке правовых норм в сфере обеспечения общественной безопасности. Право играет важную роль в общественном развитии. Особая значимость ему придается на современном этапе развития российской государственности. С помощью правовых норм и осуществляется упорядочение общественных отношений в сфере обеспечения общественной безопасности.

В террористической деятельности нельзя сбрасывать со счетов и причины субъективного характера. Ряд государств не желает связывать себя твердой формулой, способной стать препятствием для скрытой от мирового сообщества и собственного народа поддержки терроризма, использования его как средства достижения выгодных для себя политических целей. В настоящее время возможности всех государств координировать свои усилия в антитеррористической деятельности значительно возросли, и эта борьба, в том числе с использованием вооруженной силы, должна осуществляться на основе международного права, ведущей роли ООН. В отношении Договора о коллективной безопасности на постсоветском пространстве происшедшее за последние годы организационное укрепление ДКБ, накопленный им опыт в поддержании региональной безопасности подводят Договор к новому восприятию его статуса, прежде всего как международной региональной организации по смыслу гл. VIII Устава ООН.

Рассматривая вопрос участия Вооруженных Сил Российской Федерации в ликвидации чрезвычайных ситуаций, в том числе и с применением боевой техники, оружия, международное право требует и в случаях вооруженного конфликта немеждународного характера не причинять излишних страданий воюющими, и чтобы избежать ничем не оправданных жертв среди мирного населения, сопряженных с военными действиями, международное гуманитарное право устанавливает ограничения в выборе воюющими средств и методов ведения войны. Этот принцип выражается в формуле "воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю" <*>. К международно-правовым нормам о запрещении применения отдельных видов оружия относят конвенции об: отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль (1868 г.), запрещении снарядов, распространяющих удушающие или вредоносные газы, а также легко разворачивающихся или сплющивающихся пуль (1899 г.), запрещение применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств (IV Гаагская конвенция 1907 г., Женевский протокол 1925 г.), запрещение бактериологического (биологического) и токсинного оружия (Конвенция 1972 г.), химического оружия (Конвенция 1993 г.). Относительно ядерного оружия необходимо иметь в виду, что полного запрета на его применение нет в международном праве, но имеется ряд резолюций и деклараций Генеральной Ассамблеи ООН, содержащих заявление многих государств о запрещении применения его как оружия массового уничтожения <**>.

<*> Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г. М.: МККК. Ст. 22.
<**> Леншин С.И. Международное гуманитарное право. М.: ВУ, 2004. С. 562.

Современное международное право запрещает применять на войне (а значит, и при проведении контртеррористических операций) некоторые виды обычного оружия. Так, в 1981 г. была подписана Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. К этой Конвенции прилагаются три протокола:

Протокол I "О необнаруживаемых осколках" запрещает применять во всех вооруженных конфликтах любое оружие, "основное действие которого заключается в нанесении повреждений осколками, которые не обнаруживаются в человеческом теле с помощью рентгеновских лучей";

Протокол II "О запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств" ограничивает применение и полностью запрещает использование мин-ловушек, ассоциирующихся с медицинскими предметами, детскими игрушками, продуктами питания;

Протокол III "О запрещении или ограничении применения зажигательного оружия" запрещает применять зажигательное оружие против гражданского населения, лесов, растительного покрова, а также против военных объектов, расположенных в районе сосредоточения гражданского населения.

Основным квалифицирующим признаком отнесения оружия к запрещенным средствам ведения войны и при проведении контртеррористических операций <*> международное гуманитарное право относит те, которые причиняют излишние страдания своими поражающими свойствами:

<*> Леншин С.И. Там же. С. 479.

а) пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле. Гаагская декларация 1899 г., касающаяся запрета применения легко сплющивающихся и разворачивающихся в теле человека пуль, запретила не только специально произведенные пули такого рода, но и приспособленные впоследствии (например, путем снятия части жесткого покрытия). Сюда относится огнестрельное оружие, которое многократно увеличивает страдания людей, причиняет излишние повреждения и делает смерть неизбежной, снаряженное пулями, легко разворачивающимися или сплющивающимися в человеческом теле: пули 5,45 мм (Россия); 5,65 мм (США). В ходе подготовки Конвенции ООН 1981 г. о запрещении или ограничении применения обычных видов оружия был поднят вопрос о включении положения, запрещающего пули высокой скорости, или "кувыркающиеся" пули, пули со смещенным центром тяжести. Но согласие не было достигнуто, и применение подобных пуль остается не урегулированным международным гуманитарным правом;

б) снаряды весом менее 400 граммов, имеющие свойство взрывчатости или снаряженные ударным или горючим составом (Санкт-Петербургская декларация о запрете применения во время войны некоторых разрывных снарядов весом менее 400 граммов, 1868 г.). Данные снаряды легко отнести к разрывным пулям, а не к снарядам ввиду их небольшой массы, а значит, они запрещены;

в) яды или отравленное оружие;

г) снаряды, имеющие единственное назначение - распространять удушающие или вредоносные газы;

д) удушливые, ядовитые или другие подобные газы и бактериологические средства (Женевский протокол о запрещении применения во время войны удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств ведения войны 1925 г.).

Оружие массового поражения представляет собой наибольшую опасность, хотя международно-правового определения этого понятия нет <*>. Ряд ученых считают, что к такому оружию следует отнести оружие, применение которого: ведет к массовому уничтожению как комбатантов, так и гражданского населения, не вовлеченного в военные операции; разрушает основы существования человека не только в районе его использования, но и далеко за его пределами; оказывает уничтожающее действие не только в момент его применения, но и продолжительное время после его применения <**>.

<*> Леншин С.И. Там же. С. 522.
<**> По мнению И.Н. Арцибасова. С. 78.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН отмечается, что к оружию массового уничтожения относится такое оружие, которое "действует путем взрыва или при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое или бактериологическое оружие и любое иное оружие, которое будет разработано в будущем, обладающее свойствами, сопоставимыми по своему разрушительному действию со свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия" <*>.

<*> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, принятая на 22-й сессии в 1968 г.

Основными видами массового оружия являются:

а) радиационное оружие;

б) ядерное оружие;

в) химическое оружие. Женевский Протокол 1925 г. установил специальные запреты на применение данного оружия. В 1993 г. Парижская конференция по разоружению приняла Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, запретив не только применение химического оружия, но и подготовку такого применения, были запрещены отравляющие вещества временного действия;

г) бактериологическое (биологическое) и токсичное оружие <*> запрещено Конвенцией 1972 г., наложившей запрет на производство таких средств в военных целях, а также средств их доставки <**>;

<*> Статья 23 Положения о законах и обычаях сухопутной войны (приложение к Гаагской конвенции 1907 г.), ст. I-IV Конвенции ООН о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсического оружия и об их уничтожении 1972 г.
<**> Doswald-Beck L., Vite S. Le droit international humanitaire et le droit des droits de l'homme // RICR. N 800. Mars-avril 1993. P. 119 et s.

д) запрещены конкретные виды обычного оружия неизбирательного действия, использование которого вызывает чрезмерные повреждения или страдания: Конвенция 1980 г. "О запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие" и прилагаемые к ней Протоколы:

о необнаруживаемых осколках (Протокол I);

о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств (Протокол II) с поправками 1996 г.;

о запрещении применения противопехотных мин, не являющихся дистанционно устанавливаемыми минами, а также которые не соответствуют положениям о самоуничтожении и самодеактивации;

о запрещении, ограничении применения зажигательного оружия (Протокол III);

о запрещении применения лазерного оружия, специально предназначенного для использования в боевых действиях, с тем чтобы причинить постоянную слепоту органам зрения человека, не использующего оптические приборы (Протокол IV 1995 г.);

Конвенция о запрещении использования, накопления, производства и продажи противопехотных мин и об их уничтожении 1997 г. <*>.

<*> Леншин С.И. Там же. С. 574.

Протокол I к Конвенции 1980 г. запретил использование любого оружия, главное действие которого состоит в причинении вреда частицами, которые не могут быть обнаружены в человеческом теле при помощи рентгеновских лучей. К ним относятся: стеклянные мины; пластиковые мины; запрещено использование мин-ловушек и аналогичных устройств, которые своим внешним видом напоминают международно-признанный знак или символ (красный крест и красный полумесяц); не допускается минирование больных или погибших людей; мест захоронения, кремации или могилы; медицинские формирования, медицинское оборудование; запрещено минировать предметы культа, объекты религиозного характера, исторические памятники, произведения искусства, имеющие культурную и историческую ценность.

Особо следует рассмотреть Протокол II о минных полях, которые должны быть четко обозначены на местности, ограждены и охраняемы. В мае 1996 г. на конференции ООН были приняты дополнения к Конвенции 1980 г., которые запрещают передачу другим странам необнаруживаемых противопехотных мин. Данные мины могут передаваться только признанным государствам. Разрешены обнаруживаемые мины (которые содержат не менее 8 граммов металла).

Протокол III к Конвенции ООН 1980 г. ограничил применение зажигательного оружия, которое предназначено главным образом для поджога объектов или причинения ожогов воюющим. При любом использовании цель должна быть выделена для атаки, при этом действуют принципы целесообразности, пропорциональности и военной необходимости. Нельзя использовать любое зажигательное оружие (напалм, белый и желтый фосфор) против гражданского населения и невоенных объектов, а также лесов и иной растительности.

Протокол IV к Конвенции ООН 1980 г. запрещает применять лазерное оружие, специально предназначенное для использования в боевых действиях, с тем чтобы причинить постоянную слепоту органам зрения человека, не использующего оптические приборы, так как это не отвечает принципу непричинения излишних страданий.

Международное гуманитарное право запрещает "экологические войны". В п. 3 ст. 35 Дополнительного протокола I сказано: "Запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде".

Методы ведения войны - порядок и способы использования и применения средств ведения войны. К запрещенным методам ведения войны относится вероломство. Вероломство в отличие от военных хитростей определяется как "действия, направленные на то, чтобы вызвать доверие противника и заставить его поверить, что он имеет право на защиту или обязан предоставить такую защиту согласно нормам международного права, применяемого в период вооруженных конфликтов, с целью обмана такого доверия". Дополнительный протокол I закрепил положение: "Запрещается убивать, наносить ранения или брать в плен противника, прибегая к вероломству" <*>. Примерами вероломства могут служить следующие действия <**>:

<*> В п. "б" ст. 23 Гаагского положения, Дополнительный протокол I (п. 1 ст. 37).
<**> Как это предусмотрено в ст. 37 Дополнительного протокола I.

а) симулирование намерения вести переговоры под флагом перемирия;

б) симулирование капитуляции;

в) симулирование выхода из строя вследствие ранения или болезни;

г) симулирование обладания статусом гражданского лица или некомбатанта <*>;

<*> Леншин С.И. Там же. С. 511.

д) симулирование обладания статусом, предоставляющим защиту, путем использования знаков, эмблем или форменной одежды Организации Объединенных Наций, нейтральных государств или других государств <*>.

<*> Пункт 2 ст. 37 Дополнительного протокола I.

К военным хитростям могут быть отнесены следующие действия: а) ложные операции; б) демонстративные действия; в) дезинформация; г) ложная информация; д) маскировка с использованием природных, искусственных объектов; е) активная маскировка (отвлекающие удары, ложные аэродромы, базы, штабы, пункты управления, фиктивное сосредоточение сил на направлении не главного удара) <*>.

<*> Леншин С.И. Там же. С. 597.

К запрещенному методу ведения боевых действий относится применение оружия неизбирательного характера, когда не соблюдается принцип проведения различия между воюющими (комбатантами) и невоюющими <*>. Запрещены массированные бомбардировки, бомбардировки зон или ковровые бомбардировки, когда оружие применяется без разбора неизбирательно, то есть не только по военным целям.

<*> В п. 5 "а" ст. 51 Дополнительного протокола 2.

К запрещенным методам ведения войны относятся:

нападению подвергаются лишь комбатанты, имеющие оружие в руках и ведущие сопротивление;

окруженному противнику необходимо дать возможность сдаться в плен. Приказ не брать пленных является военным преступлением;

необороняемые местности и нейтральные зоны не должны подвергаться нападению;

запрещено предательское убийство, ранение комбатантов и некомбатантов;

объекты, содержащие опасные силы (атомные электростанции, дамбы, плотины), не должны подвергаться нападению;

взятие заложников запрещается;

следует с уважением относиться к гражданским, культурным объектам, отмеченным защитными знаками и эмблемами;

медицинский и духовный персонал, раненые и больные солдаты противника, гражданское население, личный состав гражданской обороны (пожарники, саперы, спасательные отряды) не подвергаются вооруженному нападению;

парламентеры с белым флагом не должны являться объектом нападения;

подвергать нападению можно только военные объекты (военные аэродромы, базы, склады, запасы горючего, порты, технику, корабли, летательные аппараты, вооружение, снаряжение, здания и объекты, которые используются противником в военных целях);

воюющим запрещается отдавать приказ не оставлять никого в живых, угрожая этим противнику;

следует воздерживаться от любых актов мести <*>;

<*> Леншин С.И. Там же. С. 365.

необходимо бережно относиться к собственности гражданского населения;

запрещено незаконно использовать отличительную эмблему Красного Креста, ООН, флаги, форменную одежду государств, не находящихся в конфликте;

нельзя причинять больший ущерб, чем это требуется для выполнения боевой задачи; неизбирательные нападения запрещены;

запрещено убивать или брать в плен противника, прибегая к вероломству (вызвав доверие противника и заставив его поверить, что имеется право на защиту согласно нормам международного права);

с военнопленными следует обращаться гуманно.

Объектами, которые предназначены для ведения боевых действий и на которые разрешено совершать вооруженные нападения, называются военными объектами. Протокол I определяет:

во-первых, разрешается сражаться с лицами, входящими в состав вооруженных сил противника (за исключение медицинского и духовного персонала);

во-вторых, (законными) военными объектами считаются объекты, "которые в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация которых, при существующих в данный момент обстоятельствах, дает явное военное преимущество".

Протокол I определяет гражданских лиц как лиц, не входящих в состав вооруженных сил.

Международное гуманитарное право проводит четкое разграничение объектной сферы военных действий. Так, в ст. 2 Гаагской конвенции о бомбардировании морскими силами во время войны от 1907 г. и ст. 43 и 52 Дополнительного протокола I 1977 г. установлено, что военными объектами являются <*>:

<*> Полторак А.И., Савинский Л.И. Вооруженные конфликты и международное право. М.: Наука, 2001.

а) вооруженные силы, кроме военно-медицинских служб и военного духовного персонала и их имущества;

б) учреждения, постройки и позиции, где дислоцируются вооруженные формирования и их имущество (например, позиции, казармы, склады);

в) другие объекты, которые в силу своего характера, расположения, назначения или использования вносят эффективный вклад в военные действия и чье полное или частичное разрушение, захват или нейтрализация при существующих в данный момент обстоятельствах дают определенное военное преимущество.



Гражданскими объектами являются все те объекты, которые не являются военными объектами.

С тем чтобы по мере возможности оградить людей от последствий войны, Протокол I:

а) запрещает нападать на целый ряд гражданских объектов (перечисляя их);

б) гражданские объекты вообще нельзя подвергать нападению <*>;

<*> Леншин С.И. Там же. С. 674.

в) в сомнительных случаях "объект, который обычно предназначен для гражданских целей, например место отправления культа, жилой дом или другие жилые постройки или школа", считается гражданским, и на него нельзя нападать, пока командир не убедится, что он переоборудован и используется противником для ведения боя;

г) все запрещения, относящиеся к нападению, действительны также и для репрессалий.

Статьей 54 защищаются все "объекты, необходимые для выживания гражданского населения". К таким объектам относятся, например, запасы продовольствия, скот, сооружения для снабжения питьевой водой. Естественно, такие объекты находятся под защитой, только если они используются гражданским населением, а не вооруженными силами. Имеется здесь и такое категорическое положение: "Запрещается использовать голод среди гражданского населения в качестве метода ведения войны".



Наконец, ст. 56 запрещает нападать на "установки и сооружения, содержащие опасные силы", в частности на плотины, дамбы и атомные электростанции. Этот налагаемый Протоколом I запрет объясняется тем, что разрушение таких объектов неминуемо будет иметь катастрофические последствия для гражданского населения. Следовательно, атомные электростанции, плотины и дамбы нельзя считать военными объектами, если их повреждение может нанести "ущерб здоровью или выживанию населения".

При подготовке военных операций надлежит принять ряд мер предосторожности. При нападениях необходимо в первую очередь собрать всю информацию, касающуюся возможного присутствия гражданских лиц (находящихся под защитой) или наличия гражданских объектов.

В случае обороны необходимо позаботиться о том, чтобы в районе потенциальных военных объектов не было гражданского населения. То есть обороняющаяся сторона должна позаботиться о том, чтобы ее гражданское население и объекты не пострадали от военных операций противной стороны <*>.

<*> Леншин С.И. Там же. С. 468.

Международное гуманитарное право предоставляет особую защиту некоторым географическим зонам, часть из них может устанавливаться соглашением сторон, находящихся в конфликте:

а) санитарные зоны;

б) санитарные местности;

в) безопасные зоны;



г) необороняемые местности (известные под названием "открытые города");

д) постоянно демилитаризованные зоны.

Во всех вышеуказанных случаях эти зоны не подлежат ни обороне, ни нападению. С согласия сторон в конфликте такие зоны могут быть переданы под управление представителей Державы-покровительницы или Международного Комитета Красного Креста.

Гаагское право стало действительно правом войны именно благодаря Протоколу I Женевского права, и, таким образом, налицо слияние в Дополнительном протоколе I Гаагского права и Женевского права.

В настоящее время Протокол I обязателен для большинства, но не всех государств. Пределы действия гуманитарного права распространяются на другие государства в пределах общего принципа, согласно которому во время войны всегда следует проводить различие между гражданским населением и комбатантами, а также между гражданскими и военными объектами. Этот очень общий принцип применим во всех обстоятельствах и ко всем государствам. В обычном - неписаном - праве, которое также имеет обязательную силу для всех государств, можно найти ряд конкретных указаний. Однако содержание этих норм обычного права должно в каждом конкретном случае определяться в сопоставлении с формулировкой соответствующего правила в Протоколе I.

В ст. 52 Дополнительного протокола I отмечается, что объекты, обычно являющиеся гражданскими объектами, могут в зависимости от конкретной военной обстановки стать военными объектами (производственное помещение, жилой дом, телевышка, используемые противником, становятся военной целью).



При планировании военных операций и организации боя обязанностью командующих, командиров является необходимость "удостовериться, что объекты нападения не являются гражданскими и не подлежат особой защите", принять все "практически возможные меры предосторожности при выборе средств и методов нападения с тем, чтобы избежать случайных потерь среди гражданского населения", сделать "эффективное заблаговременное предупреждение о нападении, затрагивающем гражданское население, за исключением случаев, когда обстоятельства этого не позволяют". Если же станет ясно, что объект не является военным, "нападение отменяется или приостанавливается" (ст. 51, 57 Дополнительного протокола 1 к Женевским конвенциям).

Если командир воинской части сомневается относительно того, является ли объект, который обычно предназначен для гражданских целей (школа, жилой дом, церковь), военным, то считается, что этот объект гражданский.

Но военный объект остается таковым, даже если на нем находятся гражданские лица, которые разделяют опасности, которым он подвергается.

В этой связи немаловажной с практической точки зрения является правовая регламентация следующих вопросов:

а) защиты медицинских объектов;

б) защита объектов гражданской обороны;

в) защита установок и сооружений, содержащих опасные силы (атомные электростанции, плотины, дамбы, химические предприятия);



г) защита нейтрализованных зон, санитарных зон и местностей, демилитаризованных зон, необороняемых местностей;

д) режима военной оккупации;

е) соблюдения режима нейтралитета государств.

Из вышеизложенного можно заключить, что положения Протокола I, относящиеся к защите гражданского населения от последствий военных действий, должны выполняться всеми воюющими государствами. Государства обязаны контролировать действия военнослужащих и отвечают за действия командующих и командиров, находящихся у них на службе, так как при отдаче негуманного приказа они действуют от имени своего государства. Но нормы международного гуманитарного права имеют обязательную силу в качестве норм обычного права даже для государств, не связанных Женевскими конвенциями и правом Гааги.

Защита культурных ценностей. Международное гуманитарное право содержит нормы, охраняющие культурные ценности в период войны, вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера <*>. Основными актами, в которых эти нормы закреплены, являются: Гаагская конвенция от 14 мая 1954 г. "О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта"; Конвенция от 14 ноября 1970 г. "О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности"; Дополнительные протоколы 1977 г. к Женевским конвенциям.

<*> Леншин С.И. Там же. С. 632.

В этих актах закреплено понятие "культурная ценность", под которой понимаются:

а) ценности, движимые или недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, такие, как памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские; археологические месторасположения, архитектурные ансамбли;

б) здания, главным назначением которых является сохранение или экспонирование движимых культурных ценностей;

в) центры, в которых собрано значительное количество культурных ценностей, - "центры сосредоточения культурных ценностей" <*>.

<*> Леншин С.И. Там же. С. 782.

Существуют два вида защиты культурных ценностей: общая и специальная.

  1. Общая защита. Всякий объект, подпадающий под конвенционное определение "культурная ценность", автоматически пользуется защитой, называемой общей. Защита включает два аспекта: охрана и неприкосновенность.

Охрана, по смыслу Конвенции, означает подготовку еще в мирное время мер, которые могли бы обеспечить защиту культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Государства могут принять такие меры охраны, которые они сочтут необходимыми. Государства обязаны уважать культурные ценности, которые расположены как на их собственной территории, так и на территории других государств.

Неприкосновенность культурных ценностей означает:

одна сторона обязана не использовать культурный объект в целях, которые могли бы привести его к разрушению;

другая сторона должна воздерживаться от какого-либо враждебного акта в отношении его.

Государствам (воюющим сторонам при вооруженном конфликте немеждународного характера) запрещается использовать культурные ценности, сооружения для их защиты, а также непосредственно прилегающие к ним участки в целях, которые могут привести к разрушению или повреждению этих ценностей в случае вооруженного конфликта.

Государства (воюющие стороны при вооруженном конфликте немеждународного характера) обязаны воздерживаться от какого-либо враждебного акта, направленного против этих ценностей, пресекать любые акты кражи, грабежа или незаконного присвоения культурных ценностей, расположенных на территории других стран. Конвенция от 14 ноября 1970 г. считает незаконными "принудительные вывоз и передачу права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой" (ст. 11). Признание незаконности вывоза культурных ценностей с оккупированных территорий влечет за собой обязательство возвращения их законному владельцу.

  1. Специальная защита заключается в том, что еще в мирное время государство вносит такую культурную ценность в Международный реестр культурных ценностей, находящихся под защитой (этот реестр ведет ЮНЕСКО - специальный орган ООН, ведающий культурными, образовательными программами, за него отвечает Генеральный директор ЮНЕСКО).

После окончания войны особую актуальность приобретают вопросы правового положения собственности иностранных государств. Речь идет о правовом положении культурных ценностей, перемещенных в результате войны и находящихся на территории враждующих государств.

Таким образом, международное право охраняет культурные ценности в районах военных действий. В ст. 53 со ссылкой на Гаагскую конвенцию от 14 мая 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта содержится запрет на нападения, направленные против "исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые составляют культурное или духовное наследие народов".

Защита культурных ценностей может быть общей, когда всякий объект, подпадающий под определение "культурная ценность", автоматически пользуется общей защитой, которая включает аспекты: охрану и неприкосновенность.

Охрана - подготовка еще в мирное время мер, которые могли бы обеспечить защиту культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Государства обязаны уважать культурные ценности, которые расположены и на собственной территории, и на территории других государств <*>.

<*> Лукашук И.И. Международное право: Общая часть. М., 2004. С. 248.

Как отмечалось, неприкосновенность означает, что одна сторона обязана не использовать культурный объект в целях, которые могли бы привести его к разрушению; другая сторона должна воздерживаться от какого-либо враждебного акта в отношении его, пресекать любые акты кражи, грабежа или незаконного присвоения культурных ценностей.

Специальная защита заключается в том, что наиболее важные культурные ценности берутся под специальную защиту и включаются в Международный реестр культурных ценностей, который ведется Генеральным директором ЮНЕСКО; копия реестра хранится у Генерального секретаря ООН и у каждой стороны, находящейся в военном конфликте, которую он вручает каждой стороне. С момента включения в Международный реестр ценности получают военный иммунитет, и воюющие обязаны воздерживаться от любого враждебного акта, направленного против них. Персонал, предназначенный для защиты культурных ценностей, пользуется уважением в интересах сохранения этих ценностей.

Ответственность индивидов. Устав Международного военного трибунала к международным преступлениям, влекущим уголовную ответственность физических лиц, относит следующие преступления:

а) преступления против мира: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров;

б) военные преступления: убийства, истязания, увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированных территорий; убийства или истязания раненых, больных, военнопленных, заложников, бессмысленное разрушение городов и строений, ограбление или уничтожение общественной или частной собственности;

в) преступления против человечности: убийства, истребление, порабощение, ссылки и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления преступлений или в связи с любыми преступлениями, подлежащими юрисдикции Трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет (ст. 6 Устава Международного военного трибунала) <*>.

<*> Уроки Балканского кризиса: Роль силы в обеспечении стабильности и безопасности в Европейском регионе. Сборник статей. М.: Институт Латинской Америки, 2000. С. 24.

Руководители, организаторы, подстрекатели и пособники преступлений против мира, военных преступлений, преступлений против человечности несут ответственность за все действия, совершенные любым лицом, с целью осуществления вышеперечисленных преступлений (ст. 7).

Равным образом "тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности, но может рассматриваться как довод для смягчения наказания, если Трибунал признает, что этого требуют интересы правосудия" (ст. 8).

Положения Устава Международного военного трибунала были дополнены Дополнительными протоколами I и II 1977 г. Протоколы исходят из недопустимости и преступности приказа, направленного на нарушение Женевских конвенций 1949 г. и Протоколов 1977 г. Лицо, издавшее такой приказ, и лицо, выполнившее его, совершают военное преступление и подлежат наказанию в уголовном порядке. Протоколы возложили обязательство на воюющие государства требовать от командиров своих вооруженных сил, чтобы они сами не нарушали положения Женевских конвенций, а в случае необходимости пресекали эти нарушения и уведомляли о таких действиях свои компетентные власти.

Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. предусматривает наказания не только самих наемников, но и лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также лиц, пытающихся совершить такие действия и принимающих соучастие в таких действиях. Конвенция обязывает государство - участника Конвенции или наказать такое лицо, или выдать его государству, обратившемуся к участнику Конвенции с требованием о выдаче преступника.

В 1976 г. в Луанде (Ангола) были осуждены наемники из США и Англии; в 1993 г. азербайджанским военным трибуналом были признаны наемниками и осуждены пять иностранных граждан (впоследствии помилованы Президентом Азербайджана); в бывшей Югославии в 1995 - 1996 гг. воевали наемники из различных стран. В Чечне в 1994 - 2005 гг. на стороне чеченской вооруженной оппозиции принимали участие наемники из европейских стран, государств Ближнего Востока, Афганистана.

Практически все страны мира согласились с тем, что срок давности не должен применяться к военным преступлениям и преступлениям против человечества, расширив перечень преступных деяний включением в него преступлений геноцида и апартеида. 26 ноября 1968 г. была принята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.

На военных преступников право убежища не распространяется. В РФ специального законодательства по вопросам выдачи нет, и в настоящее время правоотношения с другими государствами в данной сфере (режим экстрадиции) регулируются межгосударственными договорами.

Если рассматривать ответственность физических лиц в период вооруженного конфликта, немеждународного вооруженного конфликта, то необходимо иметь в виду, что на основании Женевских конвенций и Дополнительных протоколов к ним серьезные нарушения должны пресекаться лишь в том случае, если они были совершены во время международного вооруженного конфликта и при условии, что жертвами этих нарушений стали покровительствуемые лица. Ни общая для четырех Конвенций ст. 3, ни Дополнительный протокол II, применяемые в период немеждународного вооруженного конфликта, соответствующего обязательства не предусматривают. Но даже при отсутствии договорного обязательства пресекать в уголовном порядке деяния, совершенные в период внутреннего вооруженного конфликта, которые, будь они совершены в ситуации вооруженного конфликта международного характера, квалифицировались бы как серьезные нарушения, государства тем не менее обязаны преследовать их.

Понятие военного преступления. Ответственность должностных лиц государства, командного и начальствующего состава вооруженных сил за нарушение норм международного гуманитарного права, военные преступления осуществляется по международным нормам и внутригосударственным нормам.

По Уставу Нюрнбергского трибунала (ст. 6) военные преступления - это убийства; истязания; увод в рабство и для других целей гражданского населения оккупированных территорий; убийства и истязания военнопленных; убийства заложников; ограбление общественной и частной собственности; бессмысленное разрушение городов и деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью.

Международное гуманитарное право под военными преступлениями понимает нарушение принципов и норм, состоящих из: а) жестокого обращения с военнопленными и гражданским населением; б) депортации гражданского населения; в) разграбления национального имущества на оккупированной территории; г) применения в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором РФ; д) применения оружия массового поражения, запрещенного международным договором РФ (ст. 356 УК РФ).

Особая ответственность лежит на военных командирах, которые должны делать все возможное для предупреждения осуществления противоправных действий их подчиненными. В то же время каждый человек отвечает за свои поступки, даже если он действовал по приказу. В Уголовном кодексе РФ (ст. 42) предусмотрено, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях, а неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность <*>.

<*> Миличевич П. Шесть агрессий Запада против южных славян в XX столетии. М.: Палея-Мишин, 1999. С. 68.

Исключительно серьезные военные преступления, подразумевающие нарушение принципов и норм международного гуманитарного права, изложены в ст. 356 УК РФ, которая квалифицирует военные преступления как "применение средств и методов ведения войны".

В соответствии со Статутом Международного уголовного суда (Рим, 17 июля 1998 г.) к военным преступлениям относятся следующие действия лиц: а) серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов 1977 г. к ним; б) умышленное убийство; в) пытки или бесчеловечное обращение; г) умышленное применение сильных страданий; д) незаконное, бессмысленное и крупномасштабное присвоение имущества; е) принуждение военнопленного, гражданского населения к службе в войсках неприятельской державы; ж) взятие заложников; з) незаконная депортация; и) умышленное нападение на гражданское население; к) убийство, ранение незащищенного комбатанта;

В случае вооруженного конфликта немеждународного характера: посягательство на жизнь, человеческое достоинство, взятие заложников, вынесение приговоров без предварительного следствия, без суда, нанесение ударов по гражданским объектам, сексуальное рабство, вероломство, нанесение физических увечий и причинение страданий <*>.

<*> Международный уголовный суд. Казань: ЦИТ, 2004. С. 13 - 21.

Соблюдение норм международного гуманитарного права при проведении боевых действий позволяет военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации правовыми методами и средствами в условиях чрезвычайного положения выполнить боевые задачи.