Мудрый Юрист

Процедура "прямого ампаро": правовые основы организации и конституционно-правовой юрисдикции

Клишас А.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Российского университета дружбы народов и кафедры конституционного и муниципального права Московского университета МВД России.

Применительно к доктринальным основам организации специализированного конституционного правосудия <*>, реализуемого в рамках "процедуры ампаро", что согласно частям V и VI статьи 107 Политической Конституции 1917 года, статьям 158 - 160 Органического закона "Об ампаро", статьям 11, 24 - 27 и части I статьи 44 Федерального закона "О судебной системе" процедура прямого ампаро осуществляется в отношении окончательных решений, вынесенных по гражданским, уголовным, административным, трудовым делам и постановлений арбитражных учреждений.

<*> См. статью "Прямое ампаро" как один из видов конституционного контроля и конституционного правосудия в Мексике: проблемы доктринального характера".

В связи с чем можно говорить о том, что окружные коллегиальные суды и Верховный суд Мексики, наделенные правом осуществления конституционного правосудия в рамках прямой процедуры ампаро, реализуют функции последующего (репрессивного) и инцидентного конституционного контроля.

Относительно последующего (репрессивного) контроля следует иметь в виду, что одной из принципиальных проблем (и в этом мексиканская модель конституционной юстиции не во многом отличается от практики конституционно-правовых отношений большинства европейских и латиноамериканских государств, сталкивающихся с чем-то аналогичным является вопрос: кто имеет право обращаться в суд с заявлением (demanda de amparo) о возбуждении процедуры прямого ампаро?

В целом правом возбуждать процедуру контроля за конституционностью нормативных актов или действий должностных лиц обладают высшие органы государственной власти федерального и регионального (штатов) уровня, структуры местного самоуправления. Кроме того, это право принадлежит судам и частным лицам (как индивидам, так и их объединениям). Исходя из норм Органического закона об ампаро, иск о защите прав "может подать любое лицо, включая несовершеннолетних и замужних женщин, от своего имени или от имени тех, чьи права нарушены, и кто не в состоянии это сделать сам. Заявление подается в любой общий суд, в чьей юрисдикции находится орган или должностное лицо, совершившее противоправное действие или намеревающееся его совершить. Оно может быть сделано в письменной или устной форме (путем устного заявления в суде)" <*>.

<*> См.: Зеленцов А.Б. Контроль за деятельностью исполнительной власти в зарубежных странах. М.: Изд-во РУДН, 2002. С. 133.

Условием обращения в учреждение федеральной судебной системы, наделенное Конституцией и текущим законодательством функциями конституционного контроля (процедуры ампаро), чаще всего рассматривается наличие решения судебного органа, осуществлявшего полномочия общей (уголовной, гражданской, административной, трудовой) юрисдикции <*>.

<*> Обращение потерпевшего, чьи конституционные права нарушены нормативным актом или действиями должностного лица, предполагает выбор с его стороны способа защиты и восстановления (реституции) попранных прав. Сравнивая некоторые из способов обеспечения режима законности и конституционного правопорядка, их характерные качества, принципиальные для процессуальных правоотношений, нельзя не сформулировать некоторые замечания. С одной стороны, важным обстоятельством представляется степень профессиональной компетентности и квалифицированности судей. Так, известный специалист проблем административной юстиции А.А. Демин признает, что "при административном способе лица, разрешающие административный спор, в целом высококвалифицированны в области оперативного управления, но в вопросах права они чаще всего не имеют специальной подготовки и высокой осведомленности; при судебном способе компетентность этих лиц высока в правовой области, но низка в области знания специфики оперативного управления; при административной юстиции она относительно высока и в области права, и в области оперативного управления...". Цит. по: Демин А.А. Административный процесс в развивающихся странах. М.: Изд-во УДН, 1987. С. 11 - 12. От себя добавим, что сказанное с полным основанием может быть отнесено и к сфере конституционно-правовых отношений, организации и деятельности органов конституционного правосудия.

В рамках этого решения указанный судебный институт приходит к выводу о неконституционности соответствующего нормативного акта, который он должен применить для принятия решения по тому или иному конкретному делу. В ситуации подобного рода суд общей юрисдикции приостанавливает производство по данному делу <*>. "Одна из основных целей процесса ампаро - контроль за законностью и точным применением к конкретным ситуациям именно тех законов и нормативных актов, которые должны быть в этих случаях применены. Этим объясняется специфика решений суда, если они выносятся в пользу истца: а) акт публичных властей (закон, административное решение), провозглашенный неконституционным или незаконным, - считается таковым лишь для конкретного оспариваемого случая, - то есть декларация о незаконности акта не затрагивает саму юридическую норму, а касается только конкретного случая и конкретного лица, требующего ампаро; б) решение по ампаро предполагает реституцию правового положения, существовавшего на момент издания оспоренного акта или предпринятых на его основе действий" <**>. Причем приостановление дальнейшего рассмотрения дела и обращение с требованием о проверке конституционности акта возможны либо в силу должностных обязанностей судьи, либо на основании заявления одной из сторон процесса.

<*> См.: Borell Navarro, M. El Juicio de Amparo Laboral. Mexico, 1988. P. 8.
<**> Цит. по: Зеленцов А.Б. Административная юстиция. М.: Изд-во РУДН, 1997. С. 46.

Такая процедура предполагает, что в компетенцию обычного суда входят толкование Конституции и проверка конституционности тех нормативных актов, которые суд применяет. В то же время "суд не вправе сам отвергать закон как неприемлемый. Полномочие признавать норму противоречащей Конституции и потому ничтожной принадлежит лишь одной, особой судебной инстанции, и это позволяет избежать разного толкования одной и той же нормы Конституции или закона в решениях судов первой инстанции", а решения, принятые в порядке конституционного контроля, "приобретают силу общеобязательных актов толкования права" <*>.

<*> Подробнее об этом см.: Штайнбергер Хельмут. Структурные элементы западноевропейской конституционной юрисдикции // Современный немецкий конституционализм. М.: Институт государства и права РАН, 1994. С. 25 - 27.

Проверка конституционности законодательной нормы может осуществляться не только в порядке конкретного, но и так называемого инцидентного контроля. Инцидентный конституционный контроль отличается от конкретного тем, что предметом рассмотрения в окружных коллегиальных судах и Верховном суде Мексики является вопрос о соответствии Политической конституции не закона как такового, а иного (в том числе подзаконного и судебного) нормативного правового акта. При этом вопрос о соответствии нормы закона Конституции ставится в качестве предварительного вопроса - для того, чтобы затем выяснить правомерность изданного на основе этой нормы или каким-либо иным образом связанного с ней акта, например административного распоряжения. И хотя действительность законодательной нормы как таковой не оспаривается, тем не менее применительно к ситуациям подобного рода предусматривается, что судебный орган, осуществляющий функции конституционного контроля, "вправе в рамках этой процедуры объявить норму, инцидентно признанную им неконституционной, ничтожной с последствиями erga omnes" <*>.

<*> См.: Штайнбергер Хельмут. Структурные элементы западноевропейской конституционной юрисдикции... С. 28.

Статья 158 закона устанавливает, что процедура прямого ампаро осуществляется окружными коллегиальными судами в соответствии с требованиями ч. V и VI статьи 107 Конституции. В целом, за небольшими исключениями, связанными с детализацией положений, закрепленных в Политической конституции 1917 года, в указанной статье закона дублируется содержание конституционных норм. В том числе тот факт, что процедура прямого ампаро может быть возбуждена против окончательных решений или постановлений, вынесенных по итогам рассмотрения соответствующих дел судебными органами общей юрисдикции, административными или трудовыми трибуналами (параграф 1 статьи 158) <*>.

<*> При этом возникает вопрос о дифференциации юрисдикции конституционно-правового характера между теми органами судебной власти, которые вправе осуществлять конституционный контроль посредством процедуры ампаро. Отметим, что в пункте V статьи 107 Политической конституции законодатель закрепил лишь общее правило разграничения компетенции, в соответствии с которым разрешение дел в рамках прямого ампаро осуществляется окружными коллегиальными судами, однако "по своему усмотрению или мотивированной просьбе соответствующего окружного суда или Генерального прокурора Республики Верховный суд может принять к рассмотрению посредством прямого ампаро любое из дел, перечисленных в данном пункте...". См.: Constitucion Politica de los Estados Unidos Mexicanos. Mexico: Camara de Diputados, 2005. P. 56.

Закрепляя подобное процессуальное правило, Конституция отсылает нас к Органическому закону об ампаро и Федеральному закону о судебной власти, которые призваны детально регламентировать данный вопрос. Причем, разграничивая юрисдикцию окружных коллегиальных судов и Верховного суда при рассмотрении дел посредством процедуры ампаро, законодатель пошел по пути детальной регламентации компетенции окружных судов. При этом полномочия Верховного суда по рассмотрению дел в порядке прямого ампаро в настоящее время определены менее четко: на сегодняшний день высший судебный орган Мексики в данном вопросе руководствуется общим правилом, закрепленным в пункте V статьи 107 Конституции, процитированном выше. Более того, Федеральный закон о судебной власти при регламентации вопроса разграничения юрисдикции между окружными коллегиальными судами и Верховным судом страны также отсылает нас к нормам действующей Конституции 1917 года. Так, в пункте III статьи 24 установлено, что "Первая палата Верховного суда может по своему усмотрению принять к рассмотрению посредством процедуры прямого ампаро те уголовные дела, которые сочтет необходимым, в рамках осуществления полномочий, предоставленных Верховному суду пунктом V статьи 107 Конституции". Во многом аналогичные положения содержатся в законе о судебной власти относительно рассмотрения в рамках прямого ампаро Второй палатой Верховного суда административных коллизий (пункт III статьи 25), Третьей палатой - гражданских дел (пункт III статьи 26), Четвертой палатой - трудовых споров (пункт III статьи 27). См.: Fraccion III art. 24, Art. 25, 26, 27. Nueva Ley Organica del Poder Judicial de la Federacion. Mexico: Diario Oficial del 5 de enero de 1988. P. 240, 243 - 248.

Речь идет о коллизиях конституционно-правового характера, для разрешения которых не должны были быть использованы обычные судебно-процессуальные средства и механизмы защиты, благодаря которым решение подобного рода могло быть изменено, приостановлено или отменено, в силу следующих оснований: во-первых, наличия каких-либо нарушений законодательства, содержащихся непосредственно в тексте решений, во-вторых, по причине процедурных нарушений, допущенных при рассмотрении дела (в том числе если они в существенной мере повлияли на возможность истца прибегнуть к обычным способам защиты своих прав, воздействуя таким образом на окончательное судебное решение), наконец, в-третьих, по причине нарушения индивидуальных гарантий, допущенных в тексте вышеуказанных решений или постановлений.

В тех же целях второй параграф статьи 158 устанавливает, что процедура прямого ампаро может быть возбуждена исключительно против окончательных судебных решений или постановлений, выносимых по итогам рассмотрения спора гражданскими, уголовными и административными судами или трудовыми трибуналами. Имеются в виду те коллизии, в рамках которых оспариваемые решения или постановления противоречат следующим критериям. Во-первых, букве и духу закона, примененного в какой-либо конкретной ситуации, в итоге спровоцировавшей конфликт. Во-вторых, судебному толкованию или общим принципам права (в отсутствие надлежащего применения закона). В-третьих, если такие решения касаются действий, решений или вопросов, не являющихся предметом рассмотрения в рамках конкретного спора. В-четвертых, если действия, решения или вопросы, являвшиеся предметом рассмотрения, вообще не указаны в окончательном судебном решении или постановлении (ошибочно либо в силу явно выраженного отрицания).

В случае если в рамках рассмотрения спора возникают проблемы, не носящие необратимого характера, по вопросам конституционности законов, международных соглашений или регламентов, то они могут быть разрешены исключительно посредством процедуры прямого ампаро, возбуждаемой против окончательных решений или постановлений, выносимых по итогам рассмотрения дела (параграф третий статьи 158) <*>.

<*> См.: Art. 158. Ley de Amparo. Mexico: Diario Oficial del 5 de enero de 1988. P. 110 - 111.

В контексте положений, рассмотренных выше, особое значение приобретает определение того, что законодателем и судебной практикой понимается под "окончательными решениями", принимаемыми в рамках процедуры обычного судопроизводства, и гипотетически являющиеся предметом оспаривания посредством прямого ампаро. Ответ мы находим в формулировках статьи 46 Органического закона об ампаро <*>. Если следовать буквальному содержанию, то в качестве таковых признаются: а) решения, "разрешающие спор по существу и в отношении которых законодательством не устанавливаются обычные способы пересмотра, посредством которых такие решения могут быть изменены, приостановлены или отменены" б) решения, "вынесенные в первой инстанции при рассмотрении дела посредством гражданского судопроизводства" (при этом стороны явным образом должны были выразить отказ от использования права на пересмотр решения, если возможность подобного отказа законодательно предусмотрена) <**>.

<*> См.: Art. 46. Ley de Amparo... P. 38.
<**> Подробнее см.: Burgoa, Ignacio. El Juicio de Amparo. Mexico: Ed. Porrua, 1988. P. 659 - 660.

Известный государствовед Карлос Арельяно Гарсия пишет, причем заранее оговоримся, что его вывод не во многом отличаются от обобщений, приведенных выше: "Под решениями окончательного характера понимаются такие судебные решения, которые разрешают коллизионную проблему по существу и в отношении которых обычными законами не предусматривается никакого доступного процессуального способа обжалования, посредством которого они могли бы быть изменены, приостановлены или отменены... Кроме того, к решениям окончательного характера относятся решения, вынесенные в первой инстанции в рамках судебных процессов по гражданским делам, в том случае, если заинтересованные лица явным образом выразили отказ от использования обычных способов защиты прав, если при этом обычные законы допускают возможность каким-либо образом отказаться от этого..." <*>.

<*> Цит. по: Arellano Garcia, Carlos. Practica Forense del Juicio de Amparo. Mexico: Ed. Porrua, 1988. P. 433. В другом месте своего монографического исследования ученый дает несколько иное определение: "В качестве окончательных решений, применительно к целям и задачам института прямого ампаро, должны рассматриваться те из них, которые определяют существо спора, устанавливая правовую норму, подлежащую применению в связи с направленным исковым заявлением или ходатайством об отводе, послуживших основой для констатации спора (litis contestatio). Если только в отношении такого решения не применен какой-либо обычный способ обжалования, посредством которого оно может быть изменено". Там же. Р. 449. От себя добавим, что авторская интерпретация института "окончательного решения" определенным об разом корреспондирует официальному толкованию, сформулированному в постановлении Верховного суда.

Указанное законодательное определение окончательного решения (дополненное официальным толкованием Верховного суда), проиллюстрированное вариантами доктринальной интерпретации, включает, на наш взгляд, следующие элементы, наличие которых обязательно для того, чтобы соответствующее судебное решение могло быть квалифицировано как "окончательное". В противном случае оно не сможет стать предметом обжалования посредством прямого ампаро.

  1. Окончательное решение должно разрешать основную (принципиальную, фундаментальную с точки зрения конституционно-правовых отношений) коллизию, возникшую между отдельным физическим (не исключено, что и юридическим) лицом и государственным или муниципальным органом (их должностными лицами) и ставшую предметом разбирательства в рамках специализированного конституционного правосудия ("процедуры ампаро") <*>.
<*> Наличие данного элемента подтверждено в одном из решений Верховного суда. Высший орган судебной власти (в рамках своей Третьей палаты) определил, что "окончательным решением, принятым в рамках прямого ампаро, признается такое решение, которое, с одной стороны, разрешает спор по существу, с другой - определяет правовую норму, применимую к деянию или ограничению, послужившему основой для фиксации спора...".

Это условие, судя по всему, однозначно свидетельствует о том, что окончательными не могут быть признаны судебные решения, принимаемые в отношении предварительных, факультативных или дополнительных вопросов, рассмотренных в рамках того или иного конкретного процесса. Строго говоря, это решения своего рода "промежуточного характера", которые хотя и способствуют формированию более адекватного представления о проблеме, непосредственно ставшей предметом судебного рассмотрения, тем не менее не разрешают основных претензий конституционно-правового характера конфликтующих сторон.

  1. В отношении окончательного решения не может быть применен ни один из доступных легитимных механизмов и легальных способов обжалования обычного характера (предусмотренных для коллизий, связанных с деятельностью судов общей юрисдикции), целью которого "являлась бы отмена или изменение принятого решения, по причине отсутствия адекватного способа опротестования судебных решений в уголовном, гражданском, административном, трудовом праве или соответствующем процессуальном законодательстве, либо в силу нежелания заинтересованной стороны реализовывать свое право на пересмотр принятого решения, в случае если такой отказ допустим с юридической точки зрения" <*>.
<*> См.: Burgoa, Ignacio. El Juicio de Amparo... P. 660. В связи с этим один из авторов подчеркивает: "Решение может быть признано окончательным в случае, даже если опротестование гипотетически и могло быть осуществлено посредством одного их доступных механизмов обжалования, тем не менее соответствующий способ защиты не был использован в силу наличия явно выраженного отказа от использования права на обжалование, если такой отказ от предоставленного права допускается обычным законом...". Цит. по: Arellano Garcia, Carlos. Practica Forense del Juicio de Amparo... P. 432.

В пунктах III и IV статьи 107 Конституции рассматриваемый принцип сформулирован таким образом: "III. Обжалование актов судебных, административных органов власти, а также органов власти, деятельность которых касается сферы трудового права, посредством процедуры ампаро осуществляется только в следующих случаях: а) при обжаловании решений, вынесенных по окончании разбирательства дела, и вступивших в силу, в отношении которых законодательством не предусмотрены иные способы обжалования, в результате применения которых такие решения могут быть изменены; в случае если при вынесении решения или рассмотрения дела допущены нарушения, что помешало защите заявителя и отразилось на решении; в случае если при рассмотрении гражданского дела такое нарушение было оспорено непосредственно в рамках процесса с помощью законного средства защиты, и такое нарушение было подтверждено судом второй инстанции, если оно ранее было допущено судом первой инстанции; б) против актов, совершенных во время рассмотрения дела, обжалование которых невозможно, и против актов, совершенных вне процесса или по его окончании, при условии, что исчерпаны все доступные средства обжалования. IV. При рассмотрении административных дел процедура ампаро может быть возбуждена в отношении противоправных решений, обжалование которых невозможно ни в судебном порядке, ни при помощи иных законных средств защиты". Более того, эта норма продублирована и в статье 73 главы VIII "О случаях недопустимости возбуждения процедуры ампаро" органического закона об ампаро.

Отмеченное условие, по всей видимости, обусловлено следующим обстоятельством принципиального характера. Решения, разрешающие ту или иную коллизию по существу, которые могут быть обжалованы при помощи какого-либо обычного, законодательно закрепленного способа (как, например, апелляция), не считаются "окончательными" в рамках конституционного правосудия, связанного с защитой прав граждан от посягательств со стороны государства, его органов и должностных лиц, и осуществляемого посредством процедуры ампаро. Даже несмотря на тот факт, что они рассматриваются таковыми с точки зрения норм процессуального права.

Тем самым путем закрепления - через законодательство и практику Верховного суда - требования о невозможности оспаривания решения, разрешающего основной предмет коллизии, посредством какого-либо обычного легитимного способа, для того чтобы оно могло быть обжаловано непосредственно через институт прямого (уни-инстанционального) ампаро, устанавливается принцип "окончательности судебного решения", принятого в рамках конституционной юстиции <*>.

<*> Принцип "окончательности судебного решения", закрепленный в законодательстве, в частности, предполагает: до обращения в суд с заявлением о возбуждении рассмотрения дела посредством ампаро, потерпевшая сторона должна использовать все другие легитимные механизмы и легальные средства защиты своих прав от нарушений со стороны органа власти, издавшего обжалуемый акт. В противном случае заявление потерпевшей стороны о возбуждении процедуры ампаро не будет принято судом к рассмотрению. См.: Клишас А.А. Процедура ампаро как способ конституционного контроля: к постановке проблемы... С. 48. По мнению Карлоса Арельяно Гарсия, которое трудно не поддержать, "если решение может быть обжаловано посредством обычного способа, то в первую очередь должен быть использован именно этот механизм обжалования, для того, чтобы решение подобного рода могло быть оспорено во второй инстанции". Цит. по: Arellano Garcia, Carlos. Practica Forense del Juicio de Amparo... P. 433 - 434.
  1. Решение, удовлетворяющее вышеназванным требованиям, должно быть вынесено: а) в гражданском процессе (в широком смысле этого слова, то есть и по коммерческим, и собственно по гражданским делам), или б) в рамках уголовного судопроизводства, или в) по административным делам, рассматриваемым административными трибуналами (как, например, Федеральный налоговый трибунал).

Сформулированные тезисы не противоречат выводам мексиканских авторов. Так, один из них по этому поводу, в частности, отмечает: "Условия, формирующие окончательный характер судебных решений по гражданским, уголовным или административным делам, обжалование которых относится к юрисдикции институтов прямого ампаро, ничем не должны отличаться от решений, принимаемых, например, органами по трудовым спорам и конфликтам... Последнее необходимо для того, чтобы они впоследствии могли быть обжалованы посредством уни-инстанционального ампаро... Иными словами, эти решения должны разрешать трудовую коллизию по существу, определяя правовую норму, рассматриваемую и оспариваемую в рамках процесса по трудовому спору... Кроме того, они не должны подлежать обжалованию посредством какого-либо обычного, законодательно закрепленного средства защиты, что нашло свое закрепление в соответствующей норме федерального закона о труде... Из этого следует, что любое решение, вынесенное по трудовому спору, и не разрешающее конфликт по существу, может быть обжаловано в рамках процедуры косвенного ампаро, возбуждаемой районным судьей, несмотря на то что такое решение завершает соответствующий процесс" <*>.

<*> Цит. по: Burgoa, Ignacio. El Juicio de Amparo... P. 661.

Вместе с тем применительно к процедуре разрешения дела посредством уни-инстанционального ампаро необходимо иметь в виду одно исключение. Его суть состоит в следующем. В тех случаях, когда одновременно истцом обжалуется не только судебное решение, вынесенное в процессе рассмотрения коллизии гражданского, уголовного, административного характера (равно как и трудового конфликта), имеющее соответствующие недостатки, послужившие юридическим основанием к его обжалованию, но и все предшествующие ему процессуальные акты (последние обжалуются по причине наличия недостатков в самом решении). При этом определяющим обстоятельством является тот факт, что истец не был вовлечен в процесс рассмотрения дела. В таком случае процедура конституционного судопроизводства осуществляется районным судьей, следовательно осуществляется в форме косвенного или би-инстанционального ампаро.

Важно иметь в виду то обстоятельство, что прямое (или уни-инстанциональное) ампаро осуществляется против вышеперечисленных окончательных решений как по мотивам нарушений, содержащихся в тексте обжалуемых решений судов общей юрисдикции, так и по мотивам нарушений, допущенных непосредственно в процессе рассмотрения соответствующего дела. Правда, лишь в том случае, если указанные нарушения существенным образом повлияли на позицию истца (и в конечном счете - на характер окончательного решения). Следовательно, можно сделать вывод о том, что исследуемый процессуальный вид процедуры ампаро как бы трансформируется, с одной стороны, в средство контроля за соответствием судебных решений Конституции и нормам текущего законодательства, с другой - за законностью судебного процесса в целом. Основной задачей которого прежде всего является исправление всей совокупности ошибок "in judicando" и "in procedendo", допущенных судами общей юрисдикции при рассмотрении гражданских, уголовных, административных дел и трудовых споров.

Кроме того, нельзя не сделать еще одно замечания принципиального характера. Процессуальные акты, принимаемые при разрешении тех вопросов, которые стали предметом рассмотрения органов судебного контроля (как в рамках процесса, так и вне последнего), не могут быть пересмотрены в пользу заинтересованной стороны с использованием механизмов конституционного судопроизводства иначе, как посредством обжалования окончательного решения, вынесенного в соответствующем судебном заседании. За исключением случаев, когда акты подобного рода: а) влекут за собой необратимые последствия, б) затрагивают интересы третьих лиц, не являющихся сторонами процесса. В таких случаях обжалование указанных актов осуществляется посредством косвенного или би-инстанционального ампаро. Иными словами, в рамках процедуры ампаро, возбуждаемой районным судьей.

Мы уже говорили, что согласно статье 158 Органического закона об ампаро для того, чтобы процессуальные нарушения, допущенные судами общей юрисдикции в рамках гражданского, уголовного или административного процесса (так же как и при рассмотрении конфликта трудового характера), могли быть обжалованы путем прямого или уни-инстанционального ампаро, они должны быть существенными. Более того - оказывать определяющее воздействие на окончательный результат дела <*>.

<*> При этом, исходя из положений части XI статьи 159 и части XVII статьи 160 Органического закона об ампаро, необходимо учитывать следующую особенность, связанную с конституционным контролем. Если нормы процессуальных законов считаются нарушенными и это, в свою очередь, отражается на возможностях истца по защите конституционных прав, то Верховному суду и окружным коллегиальным судам предоставляются широкие полномочия для пересмотра таких дел. За исключением специфических случаев, непосредственно предусмотренных в законе или аналогичных им (в рамках которых были допущены подобные нарушения).

Статья 159 Органического закона об ампаро содержит вполне исчерпывающий перечень нарушений норм процессуального законодательства, встречающихся при рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции или трудовыми трибуналами, которые объективно препятствуют возможности истца прибегнуть к адекватным способам защиты своих конституционных прав. Речь, в частности, идет о тех ситуациях, которые гипотетически могут послужить поводом к возбуждению процедуры ампаро.

Во-первых, а) когда потерпевший вообще не был вызван для участия в судебном заседании или был уведомлен о его проведении в ненадлежащей форме; б) когда истец не имел должного представительства в рамках рассмотрения конкретного спора; в) когда представленные потерпевшим доказательства не были признаны допустимыми либо были признаны допустимыми в ненадлежащей форме.

Во-вторых, а) если добровольное признание перед истцом, его представителем или иным уполномоченным лицом противоречит закону; б) в случае незаконного применения последствий недействительности;

в) в случае непредоставления стороне отсрочки, предусмотренной законом.

В-третьих, а) когда без уведомления истца были приобщены к делу доказательства, предложенные другими сторонами процесса, за исключением официальных документов; б) если истцу не предоставлены какие-либо документы или выписки из дела и он не имеет возможности ссылаться на них; в) когда истцу отказано в использовании предусмотренных законом способов защиты против судебных решений, принятых в отношении основных процессуальных сторон, содержащих нарушения (предусмотренные предыдущими пунктами); г) когда судья суда общей юрисдикции, административного или трудового трибунала продолжает слушание по делу, несмотря на конфликт компетенции; д) когда судья, в том числе Верховного суда или трудового трибунала, продолжает рассмотрение дела, несмотря на заявленный отвод, если возможность продолжения слушания по делу в ситуации подобного рода прямо не предусмотрена законом.

В-четвертых, в других случаях, по мнению Верховного суда или окружных коллегиальных трибуналов, представляющих собой нарушения <*>.

<*> См.: Art. 159. Ley de Amparo... P. 111.

Подчеркнем, что если процедура прямого ампаро возбуждена против судебного решения по гражданскому, торговому, административному, налоговому или трудовому делу на основании нарушений процессуального законодательства, допущенных в процессе рассмотрения соответствующего дела, органы конституционного контроля квалифицируют нарушения подобного рода, исходя из норм статьи 159 Органического закона об ампаро.

В свою очередь, статья 160 Органического закона об ампаро перечисляет случаи нарушения процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел (причем не ограничивая этот перечень возможных нарушений лишь тем, о чем пойдет речь ниже), которые могут послужить поводом к возбуждению процедуры ампаро со стороны потерпевшего лица.

Итак, при рассмотрении уголовных дел нормы процессуального законодательства считаются нарушенными в том случае, если это затрагивает прежде всего конституционные права истца на защиту.

Во-первых, а) когда обвиняемый не был поставлен в известность относительно причин возбуждения уголовного дела или относительно оснований его обвинения; б) если обвиняемому не сообщили имя заявителя (при условии наличия последнего).

Во-вторых, а) если обвиняемому в соответствии с законодательно установленной процедурой не была предоставлена возможность выбрать адвоката; б) если обвиняемый не был обеспечен списком адвокатов, предоставляемых государством либо ему не сообщили имя судьи, осуществляющего рассмотрение дела (в случае, когда обвиняемый не имел возможности защищать свои права при помощи адвоката); в) если обвиняемому не было оказано содействие в выяснении имени назначенного ему государством адвоката; г) если обвиняемому препятствовали в общении с адвокатом либо последний сам препятствовал этому при осуществлении каких-либо процессуальных действий; д) если обвиняемый, которому было отказано в возможности самостоятельно выбрать себе адвоката, ясным образом не выразил, что намерен самостоятельно защищать свои права (при условии, что при этом государством ему не был назначен адвокат).

В-третьих, а) когда обвиняемому не была устроена очная ставка с другими участниками процесса, свидетельствующими против него; б) если свидетельства этих лиц были представлены в судебный орган по месту нахождения обвиняемого; в) если истец проживает в этом же судебном округе.

В-четвертых, а) если судья вел процесс без секретаря либо без участия свидетелей; б) если какие-либо процессуальные действия осуществлялись в порядке, отличающемся от того, что предписано законом.

В-пятых, а) когда обвиняемый не был уведомлен о проводимых процессуальных действиях, в которых он имел право принимать непосредственное участие; б) если обвиняемый был уведомлен об их проведении в форме, не соответствующей предписаниям законодательства (при том, что обвиняемый не принимал участия в проведении тех или иных процессуальных действий); в) если обвиняемый не был указан в акте, составленном при проведении каких-либо процессуальных действий, либо в том случае, если в этом акте были грубо нарушены права, предоставленные обвиняемому законом.

В-шестых, а) когда доказательства, представленные обвиняемым с соблюдением требований закона, не были должным образом учтены в деле; б) когда доказательства в нарушение норм процессуального законодательства вообще не были истребованы судом.

В-седьмых, когда обвиняемый по вине суда был лишен возможности прибегнуть к предоставленным ему законом способам защиты своих прав в отношении решений, затрагивающих интересы основных сторон процесса.

В-восьмых, когда обвиняемому не были предоставлены сведения, необходимые ему для защиты.

В-девятых, когда не было проведено публичное слушание дела в случаях, предусмотренных частью VI статьи 20 федеральной Конституции, в рамках которого аргументы обвиняемого в свою защиту должны были быть выслушаны.

В-десятых, в случае проведения слушания по делу в отсутствие представителя федеральной прокуратуры, в обязанности которого входит формулирование государственного обвинения.

В-одиннадцатых, а) когда дело, подлежащее рассмотрению судом присяжных, рассматривается другим судебным органом; б) если в составе суда присяжных количество судей не соответствовало установленному законом либо в случае отказа судей осуществлять правомочия, предоставленные им процессуальным законодательством (в целях образования необходимого судейского состава).

В-двенадцатых, а) когда судебное решение основано на добровольном признании обвиняемого, полученном в момент нахождения обвиняемого под арестом, либо если признание было получено в результате применения угроз, насилия и иных мер физического и морального воздействия; б) если судебное решение основано на каком-либо процессуально значимом действии, недействительность которого недвусмысленно установлена законом; в) если в процессе, возбужденном на основании обвинения в совершении одного преступления, указанного в постановлении об аресте, было вынесено решение по обвинению в другом преступлении <*>.

<*> По мнению Карлоса Арельяно Гарсиа, "не считается изменением вида преступления переквалификация в определении степени тяжести совершенного преступления по сравнению с той, которая рассматривалась в рамках судебного процесса. Кроме того, не считается изменением (переквалификацией) состава преступления ссылка в решении на те же самые материальные факты, на которых основывалось обвинение. За исключением, если только в этом последнем случае федеральная прокуратура не сформулировала выводы обвинительной части, изменив квалификацию преступления, указанную в постановлении об аресте либо о привлечении судебной ответственности, а аргументы обвиняемого в свою защиту не были выслушаны в рамках судебного процесса с учетом изменой квалификации". См.: Arellano Garcia, Carlos. Practica Forense del Juicio de Amparo... P. 431.

В целях обжалования посредством процедуры прямого или уни-инстанционального ампаро нарушений, допущенных в процессе рассмотрения того или иного конкретного дела, "потерпевший обязан осуществить необходимые предварительные действия (подготовительные мероприятия) для последующего возбуждения соответствующей процедуры конституционного судопроизводства, направленные против вынесенного окончательного судебного решения" <*>.

<*> Цит. по: Burgoa, Ignacio. El Juicio de Amparo... P. 662.

Подчеркнем, что указанная обязанность, согласно норме, закрепленной в части I статьи 161 Органического закона об ампаро, возлагается на потерпевшего только при рассмотрении гражданских дел (в широком смысле слова): "Нарушения процессуального законодательства, указанные в статьях 159 и 160, могут быть обжалованы не иначе, как посредством процедуры прямого ампаро, путем направления искового заявления против окончательного судебного решения или постановления, вынесенного по итогам рассмотрения соответствующего дела".

При разрешении коллизий, допущенных в процессе рассмотрения гражданского дела, потерпевшему необходимо выполнить следующие требования.

  1. Он обязан оспорить допущенное нарушение (в рамках того же гражданского производства) посредством обычного способа судебного обжалования в сроки, установленные соответствующим - материальным или процессуальным - законом.
  2. В том случае, во-первых, если законом не предусмотрена возможность пересмотра решения посредством обычного способа судебного обжалования, во-вторых, если потерпевший был лишен возможности прибегнуть к обычному способу судебного обжалования, в-третьих, если было объявлено о не обоснованности применения обычного способа судебного обжалования, - потерпевший обязан опротестовать судебное решение, осуществив последнее (если оно было допущено судебным органом первой инстанции) в суде второй инстанции - в порядке апелляции.

При этом действует правило, согласно которому указанные требования не действуют: а) в отношении процедуры ампаро, возбужденной против актов, нарушающих права несовершеннолетних или недееспособных; б) в отношении процедуры ампаро, возбужденной против решений, вынесенных по делам об актах гражданского состояния, либо касающихся этики семейных отношений, нравственности и стабильности семейных отношений.

По мнению Игнасио Бургоа, которое в основном разделяют Эмилио Рабаса, Серра Рохас, Эктор Фикс-Замудио и другие исследователи, с формально-юридической точки зрения значение предварительных действий ("подготовительных мероприятий") состоит в обжаловании решения, принятого в рамках обычного судопроизводства по какому-либо делу, в процессе вынесения которого были допущены нарушения процессуального характера, посредством обычного, предусмотренного в законодательстве, способа обжалования в течение законодательно установленного срока (часть I статьи 161 Органического закона об ампаро).

В соответствии с частью II статьи 161 Органического закона об ампаро в том случае, если судебное решение: а) не может быть обжаловано посредством обычных процессуальных действий; б) если имел место отказ потерпевшей стороны в использовании обычных средств обжалования; в) если применение обычных средств обжалования было признано необоснованным, - "такие нарушения, если они были допущены судом первой инстанции, должны обжаловаться во второй инстанции посредством процедур института апелляции" <*>.

<*> См.: Burgoa, Ignacio. El Juicio de Amparo... P. 660 - 662. Требование об осуществлении предварительных действий ("подготовительных мероприятий"), необходимых для возбуждения процедуры прямого ампаро, которые должны быть осуществлены при рассмотрении гражданских дел, не относится к гражданским спорам, касающимся гражданского состояния или затрагивающим стабильность семейных отношений (последний параграф статьи 161).

Характеризуя рассматриваемый институт, Карлос Арельяно Гарсия отмечает: "Обязанность потерпевшей стороны осуществить предварительные действия ("подготовительные мероприятия") в установленные законом сроки - до момента подачи искового заявления о возбуждении конституционной процедуры прямого ампаро - исключительно при рассмотрении гражданских дел посредством обычных способов защиты, предусмотренных для обжалования судебных решений, постановлений и актов, влекущих за собой процессуальные нарушения, приводит, по существу, к бессмысленности применения указанных способов обжалования при рассмотрении иных, помимо гражданских, дел. Поскольку при отсутствии данной обязанности в отношении иных, помимо гражданских, дел, можно избежать использования обычных способов обжалования. При этом процессуальные нарушения не будут признаны совершенными, что является отрицательным моментом, который возникает и при рассмотрении дел по вопросам гражданского состояния или затрагивающим стабильность семейных отношений...". Цит. по: Arellano Garcia, Carlos. Practica Forense del Juicio de Amparo... P. 432.

Вместе с тем анализ рассмотренных выше статей важнейшего законодательного акта, регламентирующего организацию конституционного контроля и конституционного правосудия Мексики, дает повод некоторым авторам сделать ряд обобщающих выводов, совпадающих или, наоборот, противоречащих высказываниям представителей другого научного направления.

Во-первых, процедура рассмотрения споров конституционно-правового характера посредством прямого ампаро, возбуждаемого против нарушений норм процессуального законодательства, являющихся основаниями для оспаривания соответствующих окончательных решений по гражданским или торговым делам, должна осуществляться в строгом соответствии с положениями о подготовке проведения процедуры ампаро, предусмотренными в статье 161 Органического закона об ампаро.

Причем нельзя не согласиться с теми государствоведами, которые считают, что первый параграф статьи 161 Органического закона об ампаро не ограничивается исключительно процессуальными нарушениями, допущенными по гражданским делам. Он касается также и процессуально-правовых коллизий, перечисленных в статьях 159 и 160, иными словами - имеет отношение к любым нарушениям процессуального характера, допущенным в ходе судебного разбирательства.

Второй параграф статьи 161 Органического закона об ампаро непосредственно посвящен процессуальным нарушениям, допущенным в ходе судебного разбирательства по гражданским делам. Он устанавливает ряд предварительных действий ("подготовительных мероприятий"), которые обязана осуществить по терпевшая сторона перед возбуждением процедуры прямого ампаро: а) на первом этапе использовать обычные легитимные способы судебной защиты прав (в установленные законом сроки в отношении указанных процессуальных нарушений); б) на втором этапе допущенное нарушение норм процессуального законодательства должно быть через институт апелляции обжаловано во второй инстанции (при условии, что оно было принято судом первой инстанции). Последнее допустимо лишь в случае отсутствия предусмотренного законом способа защиты соответствующих прав, либо в случае если при его наличии истец был лишен возможности прибегнуть к его помощи, либо получил определение о необоснованности применения указанного способа защиты.

Последний параграф статьи 161 Органического закона об ампаро освобождает потерпевшего от выполнения требований, предусмотренных предыдущими пунктами, в случае если речь идет о процедуре ампаро, возбужденной против актов, нарушающих права несовершеннолетних или недееспособных, а также если процедура ампаро возбуждена против судебных решений, вынесенных по делам об актах гражданского состояния либо затрагивающих вопросы нравственности и стабильности семейных отношений.