Мудрый Юрист

Принципы и нормы совета европы в уголовном судопроизводстве Российской Федерации

Курочкина Лариса Александровна - кандидат юридических наук (Москва).

Российская Федерация вступила в Совет Европы 28 февраля 1996 г., присоединившись к Уставу этой организации и другим основополагающим ее актам. 30 марта 1998 г. была ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы N 1, 4, 7, 9, 10 и 11 к ней, которые приобрели для России силу в международно-правовом аспекте - 5 мая 1998 г., в день сдачи на хранение ратификационной грамоты Генеральному секретарю Совета Европы.

Вступление в Совет Европы, ратификация его договорно-правовых актов потребовали от России усовершенствовать национальное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство и привести его в соответствие с европейскими принципами и стандартами.

1 января 1997 г. вступил в действие основанный на общепризнанных принципах и нормах международного права Уголовный кодекс Российской Федерации, а с 1 июля 1997 г. - Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. Следуя по пути либерализации уголовного законодательства, за восемь лет в действующие УК и УИК было внесено более 500 и соответственно 80 изменений.

В Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах, отражающих политику государства в сфере борьбы с преступностью на современном этапе, воплощены наиболее значимые общесоциальные идеи справедливости, равенства и гуманизма, защиты прав и свобод человека и гражданина. Сочетание жесткого, но основанного на принципе справедливости, отношения к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, с гуманным подходом к иным категориям осужденных отвечает происходящим в жизни общества и государства изменениям, тенденции и динамике преступности <*>. В УК и УИК РФ появились новые виды наказаний, не связанные с лишением свободы. Применение таких наказаний, как обязательные работы, ограничение свободы, арест, имеет большое социальное значение. По предварительным прогнозам Министерства юстиции РФ, такие наказания будут назначаться судами в год в отношении 110 - 120 тыс. человек, которые "не попадут в места лишения свободы и тем самым будут защищены от негативного влияния тюрьмы, сохранят социально полезные связи и жизненную перспективу" <**>.

<*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 3-е изд. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 7 - 10; Уголовно-исполнительное право России: Учебное пособие / Под ред. О.Г. Перминова. М.: Юридическая литература, 2001. С. 15 - 18.
<**> Чайка Ю. За единое правовое пространство // Российская юстиция. 2004. N 2. С. 4.

Положения УК и УИК РФ о наказании в виде обязательных работ уже введены в действие на основании Федерального закона от 28 декабря 2004 г. N 177-ФЗ. Как отмечает директор федеральной службы исполнения наказаний Ю.И. Калинин, сегодня эти осужденные востребованы в целях благоустройства родных городов. Это - работы по уборке улиц, погрузочно-разгрузочные и ремонтные работы. Осужденному придется трудиться в свободное от основных занятий время, причем бесплатно <*>.

<*> См.: Тюрьма с доставкой на дом // РГ. 2005. 6 апр.

В настоящее время проводится работа по созданию условий для исполнения и других альтернативных лишению свободы видов наказания. В то же время такое наказание, как ограничение свободы, требует законодательно иного порядка исполнения, путем установления обязанностей или запретов. Например, не выходить на улицу после 20 часов или не приближаться к кому-то ближе установленного расстояния. Готовится к внедрению и система электронного мониторинга, с помощью которой можно будет следить за местонахождением осужденных <*>.

<*> См.: Там же.

Россия выполнила и другое обязательство, взятое при вступлении в Совет Европы, - совершенствовать организацию и деятельность уголовно-исполнительной системы. Началом реформирования органов и учреждений, исполняющих уголовные наказания, явилось принятие Концепции реорганизации уголовно-исполнительной системы (на период до 2005 г.), одобренной Президентом РФ 13 января 1996 г. На основании Указа Президента РФ от 8 октября 1997 г. "О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации" уголовно-исполнительная система была передана из Министерства внутренних дел в ведение Министерства юстиции Российской Федерации. Постановлением Правительства РФ от 29 августа 2001 г. утверждена Федеральная целевая программа "Реформирование уголовно-исполнительной системы на 2002 - 2006 годы". Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" образована Федеральная служба исполнения наказаний, которой переданы функции Министерства юстиции РФ по обеспечению исполнения уголовных наказаний, содержания подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных, находящихся под стражей, этапирования, конвоирования, а также контроля за поведением условно осужденных и осужденных, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания. За Министерством юстиции осталась лишь функция по принятию нормативных правовых актов.

Реализация политики по гуманизации уголовного законодательства, исполнения уголовных наказаний привела к сокращению численности лиц, содержащихся в местах лишения свободы. На конец 2003 г. их число с учетом осужденных, стоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях, сократилось на 330 тыс. человек <*>. В сентябре 2005 г., согласно статистическим данным Министерства юстиции, в местах лишения свободы находилось 808 507 человек при лимите 958 628 <**>.

<*> См.: Чайка Ю. Указ. соч. С. 4.
<**> См.: В квартире, на нарах // РГ. 2005. 3 нояб.

Прогресс в работе пенитенциарной системы, существенное снижение количества переполненных помещений в следственных изоляторах (СИЗО), улучшение санитарных условий отметил и Комитет министров Совета Европы в Предварительной резолюции N ResDH (2003) 123 от 4 июня 2003 г. относительно Постановления Европейского суда по правам человека от 15 июля 2002 г. по делу "Калашников против Российской Федерации".

Согласно представленной Правительством РФ информации, государство предприняло необходимые меры, существенно улучшило условия предварительного заключения и последовательное соблюдение Конвенции. В частности, как уже отмечалось, произошло существенное сокращение переполненных помещений следственных изоляторов. Кроме того, Федеральная целевая программа "Реформирование уголовно-исполнительной системы на 2002 - 2006 годы" предусматривает строительство новых СИЗО на 10 130 мест и реконструкцию большого числа существующих, с перспективой улучшения и санитарных условий содержания заключенных. В 2002 г. в российских СИЗО создано 838 новых мест.

В результате указанных мер размер санитарной площади в расчете на одного заключенного увеличился к 1 января 2003 г. до 3,46 кв. м. В 32 из 89 российских регионов число лиц, содержащихся в предварительном заключении, больше не превышает предельных норм, установленных для следственных изоляторов. Улучшение условий содержания в следственных изоляторах предполагается осуществлять и в дальнейшем <*>.

<*> См.: Предварительная резолюция Комитета министров Совета Европы от 4 июня 2003 г. N ResDH (2003) 123 относительно Постановления Европейского суда по правам человека от 15 июля 2002 г. (окончательное решение от 15 октября 2002 г.) по делу "Калашников против Российской Федерации".

По мнению Уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптева, на сегодня положение в системе исполнения наказаний существенно изменилось: решены многие технические проблемы, включая оснащенность камер, их санитарное оборудование и состояние, серьезное внимание уделяется вопросам оказания гражданам квалифицированной и своевременной медицинской помощи. К такому выводу П.А. Лаптев пришел, осмотрев четыре следственных изолятора в Курской и Вологодской областях <*>.

<*> См.: В отношениях с Европейским судом мы должны иметь улицу с двусторонним движением // РГ. 2005. 6 апр.

Однако в целом эти сведения не являются утешительными. Как напомнил Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в решении от 20 января 2005 г. по делу "Майзит против России", 7 кв. м - норма площади на одного заключенного, установленная Европейским комитетом против пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения с виновным или наказания его, соответствует европейским стандартам и обеспечивает права человека. И если нарушения прав В.Е. Калашникова имели место частично еще до вступления России в Совет Европы, то Ю.Е. Майзит содержался под стражей в ненадлежащих условиях в 2000 - 2001 гг. и ЕСПЧ нашел в этом нарушение ст. 3 Конвенции. Подобные нарушения Суд установил также по делам Новоселова и Лабзова против Российской Федерации.

Все это свидетельствует о том, что наша страна пока еще не вышла на необходимый уровень обеспечения прав человека, в том числе в местах лишения свободы. Но Россия твердо намерена сделать все возможное, чтобы соответствовать европейским стандартам.

В настоящее время ученые и практики с учетом исторического и современного опыта работы уголовно-исполнительной системы разрабатывают фундаментальные основы и определяют перспективные направления уголовно-исполнительной политики государства до 2011 г. В частности, реформирование системы должно быть направлено на дальнейшую гуманизацию исполнения уголовного наказания, широкое применение наказаний, не связанных с лишением свободы, внедрение международных стандартов обращения с осужденными.

Внесен на ратификацию, но до настоящего времени так и не ратифицирован Федеральным Собранием и не подписан Президентом Российской Федерации Протокол N 6 от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни). 16 мая 1996 г. Президент подписал Указ N 724 о поэтапном сокращении применения смертной казни, а 27 февраля 1997 г. он, издав распоряжение N 53-рп о подписании Протокола N 6 к Конвенции, ввел мораторий на исполнение наказания в виде смертной казни. Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан" был наложен запрет на назначение судами наказания в виде смертной казни. Такое решение было принято в свете необходимости обеспечения на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. В настоящее время в России действует мораторий на исполнение этого вида наказания. Однако в целом проблема остается нерешенной. В соответствии с Федеральным законом "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" с 1 января 2007 г. (после введения суда присяжных в Чеченской Республике) суды с участием присяжных заседателей начнут действовать во всех субъектах Российской Федерации, а следовательно, запрет на назначение наказания в виде смертной казни может быть снят.

Хотя до 2007 г. Россия все еще может ратифицировать Протокол N 6 к Конвенции, рост преступности не способствует восприятию общественным мнением отказа от смертной казни. Главными аргументами против смертной казни в стране, помимо идеологических и политических соображений, служат "отсутствие стопроцентной гарантии от судебных ошибок и опасность казни невиновных. Практикуемое правоохранительными органами выбивание ложных признаний в совершении преступлений делает эту опасность вполне реальной, тем более что некоторые факты казни невиновных известны" <*>.

<*> Страшун Б.А. Десять лет конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2003. N 11.

Представляется, что государство в лице Федерального Собрания и Президента Российской Федерации, гаранта прав и свобод человека и гражданина, не может занимать выжидательную позицию, оставаться в стороне от решения проблемы отмены смертной казни, поскольку именно высшие должностные лица и органы государства должны взять на себя груз ответственности за действия и решения подчиненных органов и лиц.

Общественное мнение - не что иное, как общественная оценка работы правоохранительных органов, судов и исправительных учреждений. Зачастую именно неспособность государства остановить преступность, найти преступника, привлечь его к уголовной ответственности и наказать за совершенное злодеяние (можно сказать, и перевоспитать осужденного) заставляет людей придерживаться крайней позиции, по их мнению, справедливой и наиболее действенной, такой как необходимость сохранения смертной казни. Повлиять на мнение общества, на взгляд автора, может лишь эффективная и слаженная работа должностных лиц и государственных органов по борьбе с преступностью.

Новый импульс после вступления в Совет Европы получила проводимая в России с 1992 г. судебно-правовая реформа. В 1997 г. были приняты Федеральные законы "О судебной системе Российской Федерации", "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве", в 1998 г. - "О мировых судьях в Российской Федерации", "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации", в 1999 г. - "О военных судах Российской Федерации". В 2001 г. в Законы "О Конституционном Суде Российской Федерации", "О судебной системе Российской Федерации", "О статусе судей в Российской Федерации" были внесены изменения и дополнения, уточнившие понятие неприкосновенности судей и установившие процедуру привлечения их к ответственности, ограничив корпоративное воздействие при решении этих вопросов.

Принятие этих Законов способствовало укреплению независимости судей, что отметил в своем докладе и Комиссар по правам человека А.Х. Роблес в ходе своего визита в Российскую Федерацию в 2004 г. <*> В частности, он указал на то, что "отныне судьи не могут быть смещены со своего поста до достижения возраста 65 лет", что создан профессиональный судебный орган, которому поручено контролировать работу судей, - квалификационная коллегия судей. То, что этот орган уполномочен выполнять некоторые административные функции, регулировать продвижение судей по службе, позволит избежать риска давления, которое могут оказывать на судей.

<*> См.: Доклад А.Х. Роблеса, Комиссара по правам человека, о его визите в Российскую Федерацию с 15 по 30 июля 2004 г. и с 19 по 29 сентября 2004 г. // http://www.coe.ru.

Обеспечена независимость судов и от исполнительной власти - создана новая централизованная система финансирования судов, которая с 1998 г. существует в лице Судебного департамента под эгидой Верховного Суда Российской Федерации, а не Министерства юстиции, как это было ранее.

Принципиальные изменения в порядок производства по уголовным делам были внесены после принятия и вступления в действие 1 июля 2002 г. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Новый Кодекс в качестве назначения судопроизводства провозгласил защиту прав и законных интересов человека и предусмотрел меры по их обеспечению. В этих целях УПК расширил права участников процесса и их гарантии, объект судебного контроля на предварительном следствии, закрепил в числе основополагающих принцип состязательности сторон, предусмотрел возможность применения мер обеспечения безопасности потерпевшего и свидетелей, восстановил стадию назначения судебного заседания и институт апелляции, ликвидировав (в том виде, как предусматривал УПК РСФСР) институт возвращения уголовного дела судом на дополнительное расследование, а также ввел запрет на ухудшение положения осужденного при пересмотре судебного решения в порядке надзора, за исключением случаев, когда в ходе предыдущего судебного разбирательства было допущено существенное нарушение закона, повлиявшее на исход дела.

Рассматривая вопрос о влиянии принципов и норм Совета Европы на уголовно-процессуальное законодательство России, необходимо сказать, что их значимость для уголовного судопроизводства отражена не только в Конституции, но и непосредственно в УПК РФ. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (в числе которых Конвенция о защите прав человека и основных свобод) согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Именно правила международного договора должны применяться, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ.

Вопросы применения европейских стандартов и принципов при осуществлении правосудия рассматривались Пленумом Верховного Суда РФ, который в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" с учетом правовых позиций Европейского суда по правам человека дал разъяснения судам по указанным вопросам, обратил внимание судей на допущенные нарушения и указал на необходимость принятия мер, направленных на предупреждение повторения подобных нарушений. В частности, при разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей надлежит учитывать, что согласно п. 3 ст. 5 Конвенции каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста. Вместе с тем такое подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержания под стражей, должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества. Указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями. В случае продления сроков содержания под стражей суды должны указывать конкретные обстоятельства, оправдывающие продление этих сроков, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств.

Неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права (неприменение нормы, подлежащей применению, либо применение нормы, не подлежащей применению, или неправильное толкование нормы) может явиться основанием к отмене или изменению судебного акта в апелляционном или кассационном порядке (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5).

Вступившие в законную силу приговор, определение или постановление суда могут быть также отменены, а производство по уголовному делу возобновлено в том случае, если Европейским судом по правам человека будет установлено нарушение положений Конвенции при рассмотрении судом РФ уголовного дела. Это обстоятельство впервые закреплено как новое, ввиду которого вступившее в законную силу решение суда может быть пересмотрено (п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ). Нарушение положений Конвенции при рассмотрении уголовного дела судом может быть связано с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции, а также с иными нарушениями. В уголовном судопроизводстве такими законами являются УК и УПК РФ. Установленное ЕСПЧ несоответствие Конвенции положений именно этих законов, примененных в ходе производства по делу, может служить основанием для пересмотра приговора, определения или постановления суда ввиду новых обстоятельств. Иными нарушениями Конвенции, что неоднократно констатировал Европейский суд по правам человека в своих решениях против Российской Федерации, может являться несоблюдение норм или неисполнение требований этих законов следователями, прокурорами, судьями при расследовании и рассмотрении уголовного дела, повлекшее нарушение прав человека.

Принятие УПК РФ, по мнению как российских ученых и практиков, так и представителей Совета Европы <*>, явилось важнейшим шагом России вперед на пути демократических преобразований.

<*> См.: Выполнение европейских принципов и стандартов касательно роли и места прокуратуры в системе уголовного правосудия в России. Материалы международного семинара, состоявшегося 7 - 8 июля 2003 г. в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. М., 2004. С. 79.

Вместе с тем уже в первые месяцы работы в условиях действия УПК РФ выявилось немало пробелов в этом законе, множество неоднозначно понимаемых правоприменителями положений, целый ряд сложностей и проблем, что отразилось на работе правоохранительных органов и судов, эффективности борьбы с преступностью. Так, во втором полугодии 2002 г. значительно уменьшилось количество зарегистрированных преступлений и соответственно рассмотренных уголовных дел судами. В то же время отмечался рост числа оправданных судами лиц.

С 1 июля 2002 г. практически во всех регионах России возникли сложности, связанные с реализацией новых правил оглашения в суде показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования. Согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ в редакции ФЗ от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ оглашение ранее данных показаний потерпевшего или свидетелей (как в случае их неявки в судебное заседание, так и при наличии противоречий в их показаниях) допускается с согласия обеих сторон. При этом обязанность противоположной стороны мотивировать свое несогласие и возможность суда пренебречь несогласием стороны не предусматривались. В условиях состязательности и противоречивости интересов сторон в судебном заседании, как правило, невозможно было получить согласие защиты на представление доказательств стороной обвинения путем оглашения показаний потерпевшего или свидетелей, данных ими в ходе предварительного следствия, в результате чего суды отклоняли ходатайства прокуроров об оглашении таких показаний. Это приводило к сокращению доказательственной базы обвинения, а в некоторых случаях и к постановлению оправдательного приговора.

Так, М. обвинялся в хищении чужого имущества в крупном размере путем обмана. Из-за невозможности явки в суд потерпевших И. (умер) и Ш. (находился в тяжелом состоянии после дорожно-транспортного происшествия), показаниями которых М. изобличался в мошенничестве, и возражений стороны защиты против оглашения показаний И. и Ш., а также протоколов очных ставок с ними, суд посчитал представленные государственным обвинителем доказательства недостаточными и оправдал М. за непричастностью к совершению преступления.

Ввиду несовершенства законодательства практические работники изыскивали различные правовые, в том числе международно-правовые, обоснования решения об оглашении в судебном заседании показаний потерпевших и свидетелей, данных в ходе предварительного следствия, ввиду неявки указанных лиц в суд по уважительной причине.

Так, в Нижегородской области суд в ходе судебного следствия по уголовному делу, руководствуясь положением п. 3 "d" ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с учетом практики ЕСПЧ, вопреки возражениям стороны защиты огласил показания потерпевшего, который в связи со смертью не мог быть допрошен в суде. Как было установлено, в ходе предварительного следствия обвиняемый имел возможность задавать вопросы потерпевшему во время опознания, в связи с чем суд нашел, что оглашение показаний потерпевшего не нарушает прав обвиняемого, и положил эти доказательства в основу обвинения.

О положительном опыте применения положений ст. 281 УПК РФ, с учетом позиции ЕСПЧ, были информированы как дознаватели, следователи, прокуроры, так и суды, которым предложено было изучить и применять нормы Конвенции <*>.

<*> См.: информационное письмо заместителя прокурора Нижегородской области "О практике применения п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК РФ" от 28 августа 2002 г. // Реализация полномочий прокурора в заключительной стадии судоговорения: Научно-практическое пособие. Н. Новгород, 2002. С. 95 - 98.

Федеральным законом от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ в указанную норму внесено изменение, статья 281 дополнена новыми частями второй и третьей. Согласно ч. 2 ст. 281 УПК РФ при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе огласить ранее данные ими показания в случаях смерти потерпевшего или свидетеля; тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд. Такое решение суд может принять как по ходатайству стороны, так и по собственной инициативе.

За три года со дня принятия нового уголовно-процессуального закона в него было внесено более 400 изменений и дополнений. В числе этих изменений те, которые внесены Россией в целях соблюдения норм и принципов Совета Европы. Так, в связи с решением Европейского суда по правам человека по делу "Смирновы против Российской Федерации", установившим нарушение со стороны государства п. 1 и 3 ст. 5, п. 1 ст. 6, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимые изменения были внесены и в УПК РФ (ФЗ от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ), в частности, ч. 1 ст. 108 дополнена новым положением о том, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Под влиянием правовой практики Совета Европы Федеральным законом от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ внесено дополнение в УПК РФ, в соответствии с которым впервые допускается возможность исполнения в России приговора суда иностранного государства.

Вместе с тем в числе изменений в УПК РФ были и такие, которые обратили реформу вспять. Так, на основании Федерального закона от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ, как и прежде, допускается рассмотрение уголовного дела по существу тем же судьей, который принимал решение о заключении обвиняемого под стражу. В соответствии с Федеральным законом от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ судья единолично при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением без исследования доказательств может признать лицо виновным в совершении тяжкого преступления.

Принятие УПК РФ потребовало принятия других законов, регламентирующих деятельность участников уголовного судопроизводства. Так, в 2002 г. принят Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в который были внесены изменения и дополнения Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2003 г. N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда" Приказом Минюста РФ и Минфина РФ от 6 октября 2003 г. определен Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органа дознания, предварительного следствия, прокурора или суда. В 2004 г. приняты такие важнейшие в уголовном судопроизводстве Федеральные законы, как "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", определяющий порядок составления списков кандидатов в присяжные заседатели и закрепляющий гарантии независимости и неприкосновенности присяжного заседателя, и "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства", устанавливающий систему мер государственной защиты участников уголовного судопроизводства.

В настоящее время судебно-правовая реформа фактически вступила в третий этап, о чем сообщил В.В. Путин 30 ноября 2004 г. на Всероссийском съезде судей в Кремле. Ключевой проблемой реформы названа наиболее полная реализация принципа независимости судебной власти <*>. Только сильный, независимый от исполнительной власти суд может вынести справедливое решение по уголовному делу, выступать гарантом прав и свобод человека, опорой общества и государства. Реально независимая судебная власть способна обнажить ошибки и недостатки в работе всех правоохранительных органов, а также иных учреждений и организаций. Третий этап судебно-правовой реформы, иными словами, призван реализовать провозглашенные и закрепленные в федеральных законах демократические принципы уголовного судопроизводства в практической деятельности судов и правоохранительных органов.

<*> См.: Судьям прибавили пять лет и зарплату // РГ. 2004. 1 дек.

Пока же, как следует из Доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2004 г., законодательные и организационные мероприятия последних лет не обеспечили достижения всех целей судебно-правовой реформы, в частности преодоления обвинительного уклона при рассмотрении уголовных дел судами, быстрого и эффективного восстановления нарушенных прав жертв преступлений и злоупотребления властью, реального исполнения решений судов о материальной компенсации причиненного гражданам вреда, ограждения судов от вмешательства в их деятельность федеральных и местных органов власти. Судебный механизм по-прежнему работает медленно, коррупция в судейском корпусе не искоренена <*>.

<*> См.: Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2004 г. // РГ. 2005. 31 марта.

Наличие соответствующих европейским стандартам законов еще не означает, что государство является правовым, а права человека гарантированы. Эти законы должны точно соблюдаться и строго исполняться должностными лицами и органами государства.

Правовые акты Совета Европы, решения Европейского суда по правам человека доводятся до сведения судей и прокурорских работников. Осуществляется это на координационных совещаниях, семинарах с участием Уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, проводимых в рамках их переподготовки и повышения квалификации. При организации учебного процесса особое внимание обращается на изучение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации. Организуются ознакомительные поездки судей и прокуроров в Страсбург для участия в заседаниях Европейского суда по правам человека. Источники европейского права, тексты решений ЕСПЧ, практические пособия, комментарии, монографии, другая учебная, методическая и научная литература направляются на места для изучения и использования в работе.

Однако до настоящего времени случаи, когда дознаватель, следователь, прокурор или суд, принимая решения, руководствуются положениями непосредственно Конвенции о защите прав человека и основных свобод, имеют единичный характер. Подобная практика, на наш взгляд, объясняется следующим.

Во-первых, УПК РФ, так же как и другие законы в уголовно-правовой сфере (УК РФ (ч. 2 ст. 1), УИК РФ (ч. 3 ст. 3)), основан не только на Конституции Российской Федерации, но и на общепризнанных принципах и нормах международного права, в том числе на правовых актах Совета Европы. Конституционный Суд РФ, рассматривая дела о конституционности отдельных положений норм УПК РФ, руководствуется, в частности, нормами Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что отражается в его решениях. Это означает, что дознаватель, следователь, прокурор, судья, руководствуясь в своей деятельности положениями УПК РФ, действуют согласно принципам и нормам европейского права, хотя и не указывая отдельно подпункт, пункт, статью правового акта Совета Европы.

Во-вторых, как пишет Л.Б. Алексеева, в уголовном судопроизводстве применимы не вообще все общепризнанные принципы и нормы международного права, а только в области прав человека <*>. В Конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплены минимальные права граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства (например, право на жизнь, личную неприкосновенность, справедливое судебное разбирательство), обязанность гарантировать которые возложена на участников Совета Европы. При этом государство свободно и самостоятельно в выборе способов и средств обеспечения прав личности, которые в то же время должны быть четко определены и отражены в национальном уголовно-процессуальном законе.

<*> См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004. С. 60 - 62.

Европейский суд по правам человека, рассматривая жалобы граждан, указывая на факты нарушения норм Конвенции, совершения должностными лицами того или иного государства незаконных действий или принятия необоснованных решений, выработал определенные стандарты, или возможные способы и средства обеспечения прав человека. Однако единого порядка обеспечения прав участников уголовного судопроизводства, обязательного для всех государств - членов Совета Европы, нет, не может и, как представляется, не должно быть ввиду национальных особенностей каждого государства.

Так, в некоторых государствах - членах Совета Европы сложилась традиция объявлять решения суда, особенно суда кассационной инстанции, путем их депонирования в канцелярии, доступной для граждан. Европейский суд по правам человека признал такую практику соответствующей Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В Российской Федерации решения суда первой и второй инстанций всегда оглашаются в зале судебного заседания в присутствии сторон, иных участников уголовного судопроизводства, а также любых других лиц, находящихся в зале судебного заседания (ч. 1 ст. 310, ч. 3 ст. 388 УПК РФ). Кроме того, в течение пяти суток со дня провозглашения приговора его копии согласно ст. 312 УПК РФ должны быть вручены осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям при наличии ходатайств. Следовательно, обеспечивая одно и то же право различными способами, право на публичное разбирательство уголовного дела и соответственно п. 1 ст. 6 Конвенции не нарушаются.

Таким образом, принципы и нормы Совета Европы определяют не порядок производства по уголовному делу, а конкретные процессуальные права человека, обеспечение которых лежит в основе деятельности дознавателя, следователя, прокурора, суда.

Именно права человека, и в первую очередь гарантированные нормами международного права, определяют смысл, содержание и применение уголовно-процессуальных законов, деятельность правоохранительных органов и суда (ст. 18 Конституции Российской Федерации). А вот способность и умение применить положения УПК РФ, руководствуясь нормами Совета Европы, зависят непосредственно от должностных лиц государства, участвующих в уголовном судопроизводстве.

Реализация положений УПК РФ не всегда обеспечивает права человека, гарантированные нормами Совета Европы. Причиной тому является как несоблюдение или неисполнение должностными лицами государства закона, его несовершенство, так и неприменение общепризнанных принципов и норм международного права, которые как раз и призваны предупредить нарушение прав участников уголовного судопроизводства. Если предполагается, что в результате применения конкретных норм национального закона права человека будут нарушены, должностное лицо государства может и должно руководствоваться принципами и нормами международного права. Как отметил Председатель Европейского суда по правам человека Л. Вильдхабер в своем выступлении 22 января 2004 г., посвященном открытию нового судебного года, если бы суды страны автоматически применяли бы положения Конвенции по собственной инициативе, то не было бы допущено нарушений прав граждан и им не пришлось бы ждать много лет их восстановления <*>.

<*> См.: Яви великую любовь к правосудию и почтение к нему... Речь Председателя Европейского суда по правам человека Л. Вильдхабера // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2004. N 2. С. 4.

Вопрос в том, как в условиях постоянной динамики толкования норм европейского права (с учетом практики работы ЕСПЧ) определить, какая норма и в каких ситуациях подлежит применению, а какая нет. Определенную ясность вносит Конституционный Суд Российской Федерации своими решениями по делам о соответствии положений УПК РФ Конституции.

Представляется, что дознаватель, следователь, прокурор, судья, реализуя назначение уголовного судопроизводства, должны исходить из необходимости обеспечить права его участников, применять ту норму УПК РФ, согласно которой гарантируются права человека. В обоснование своего решения необходимо ссылаться на нормы Совета Европы. Так, обвиняемый имеет право на разбирательство его уголовного дела независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 6 Конвенции). Сомнения в беспристрастности суда, по мнению ЕСПЧ, могут иметь место в тех случаях, когда дело рассматривает судья, принимавший решение о заключении обвиняемого под стражу. Согласно же УПК РФ (ст. 63) участие судьи по уголовному делу в ходе досудебного производства не является препятствием для его участия в рассмотрении дела по существу. Налицо несоответствие УПК РФ нормам Конвенции.

В связи с тем, что указанная норма национального законодательства в данном случае не предоставляет гарантий права обвиняемого на независимый и беспристрастный суд, принимая решение о рассмотрении уголовного дела, судья обязан руководствоваться нормами Конвенции, в частности положением п. 1 ст. 6. Чтобы не допустить рассмотрения дела тем же судьей, что принял решение о заключении обвиняемого под стражу или иное решение в ходе предварительного следствия по делу, судья обязан заявить самоотвод, а иные участники судебного разбирательства - отвод судье, который должен быть удовлетворен. Главным образом в таких ситуациях необходимо руководствоваться наряду с положениями уголовно-процессуального закона непосредственно нормами Конвенции, как того требует ч. 3 ст. 1 УПК РФ.