Мудрый Юрист

Гаагская конвенция в отношении соглашений о выборе суда 2005 года: основные положения

Щукин А., специалист 1 категории Федерального арбитражного суда Московского округа.

В рамках Гаагской конференции по международному частному праву на ее двадцатой сессии государства-участники, желая содействовать развитию международной торговли и инвестициям, посредством усовершенствованного судебного сотрудничества 30 июня 2005 года подписали Конвенцию в отношении соглашений о выборе суда <*>. Такое судебное сотрудничество видится в установлении единых правил в отношении юрисдикции, а также в отношении признания и принудительного исполнения решений иностранных судов по гражданским или коммерческим делам. Кроме того, такое сотрудничество нуждается в некотором международном (интернациональном) правовом режиме, который обеспечивает определенность, гарантирует эффективность соглашений об исключительном выборе суда между сторонами торговой сделки и регулирует признание и принудительное исполнение решений, вынесенных в судебных разбирательствах, основанных на таких соглашениях.

<*> Текст Конвенции на английском языке может быть найден в Интернете по адресу: http://www.hcch.net/index_en.php?act=conventions.text&cid=98.

Это новое многостороннее соглашение представляет собой, по мнению канадского юриста, "значительный шаг вперед к усовершенствованной гармонизации права международной торговли, обеспечивая большую уверенность и предсказуемость для участников, вовлеченных в хозяйственные соглашения и транснациональные судебные споры" <*>.

<*> См.: Pribetic A.I. The Hague Convention on Choice of Court Agreements // The Globetrotter. Vol. 10. September 2005. N 1. P. 2.

Как отмечает профессор Питсбургского университета Рональд Бранд, "эти правила предназначены для усиления предсказуемости в международной торговле, гарантируя, что частные соглашения стороны будут соблюдены и что результаты судебного процесса, согласующегося с этими соглашениями, будут исполнены. Если они будут ратифицированы Соединенными Штатами, это будет первое соглашение Соединенных Штатов, которое содержит признание и приведение в исполнение судебных решений как основное средоточие. В то время как Нью-Йоркская конвенция об арбитраже обеспечивает признание и приведение в исполнение арбитражных соглашений и окончательных решений в более чем 130 договаривающихся государств, не существует такой всеобщей конвенции для судебных решений. Если Гаагская конвенция станет так широко признаваемой как Нью-Йоркская, участники, вступающие в международные торговые сделки, будут иметь более сбалансированную альтернативу между выбором арбитража или судебного процесса как способа для урегулирования споров" <*>.

<*> См.: Brand R.A. The New Hague Convention on Choice of Court Agreements // http://www.asil.org/insights/2005/07/insights050726.html.

Сфера применения Конвенции

Рассматриваемая Конвенция подлежит применению в транснациональных судебных делах к соглашениям об исключительном выборе суда по гражданским или коммерческим делам. В частности, судебное дело является транснациональным, когда требуется признание или принудительное исполнение решения иностранного суда, говорится в пункте 3 статьи 1 Конвенции.

Следует отметить, что в Конвенции используется словосочетание "international cases", т.е. дословный перевод которого означает "международные, интернациональные дела". На наш взгляд, употребление слова "международный" при переводе на русский язык не совсем будет отражать суть того явления, о котором идет речь в Конвенции, и может ввести в заблуждение. Представляется более правильным использовать при переводе термин "интернациональный" или "транснациональный", поскольку речь идет о присутствии в судебном деле, рассматриваемом национальным судом государства, иностранного элемента, который связывает судебное разбирательство по этому делу, по крайней мере, с двумя национальными правопорядками. В данном случае речь не идет о рассмотрении международными судебными органами как раз таки международных дел.

Согласно пункту 2 статьи 1 Конвенции судебное дело не является транснациональным, если стороны являются резидентами одного и того же договаривающегося государства и отношения между сторонами, а также все прочие аспекты, относящиеся к спору, вне зависимости от местонахождения выбранного суда, связаны только с таким государством. Резидентом государства считается любое лицо, кроме физического лица, имеющее в этом государстве законное местонахождение, центр управления, основное место осуществления деловых операций, а также зарегистрированное или учрежденное по законам данного государства.

Соглашение об исключительном выборе суда определяется в Конвенции как соглашение, заключенное двумя или большим числом сторон, отвечающее требованиям пункта "с" и определяющее в целях разрешения споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с конкретными правовыми отношениями, суды в одном из договаривающихся государств либо один или несколько конкретных судов одного из договаривающихся государств с исключением юрисдикции любого иного суда. Требования пункта "с" предусматривают, что соглашение должно быть заключено или оформлено в письменном виде или любыми иными средствами связи, которые делают информацию доступной, так чтобы она могла быть использована для последующей ссылки.

Соглашение о выборе суда, которое определяет суды одного из договаривающихся государств либо один или несколько конкретных судов одного из договаривающихся государств, будет считаться исключительным, если стороны явным образом не предусмотрят иное.

Соглашение, составляющее часть некоторого договора, будет считаться не зависящим от прочих положений такого договора. Юридическая действительность соглашения об исключительном выборе суда не может быть оспорена только на том основании, что сам такой договор юридически недействителен.

Настоящая Конвенция не применяется к соглашениям об исключительном выборе суда, относящимся к договорам личного найма, включая коллективные договоры, а также к соглашениям, в которых одной из сторон является физическое лицо, действующее преимущественно в личных, семейных или домашних целях (потребитель).

Рассматриваемая Конвенция также не применяется в отношении вопросов, касающихся:

a) статуса и правоспособности физических лиц;

b) алиментных обязательств;

c) прочих вопросов семейного права, включая режимы общей собственности супругов, а также прочих прав или обязанностей, возникающих, из супружеских или аналогичных отношений;

d) завещаний и правопреемства;

e) несостоятельности (банкротства), компромиссных соглашений должника с кредиторами и аналогичных вопросов;

f) перевозки пассажиров и грузов;

g) загрязнения морей, ограничения ответственности по морским искам, общей аварии, а также буксировки и спасательных операций в чрезвычайных ситуациях;

h) антитрестовских дел (конкуренции);

i) ответственности за ядерный ущерб;

j) исков о возмещении личного вреда, возбужденных физическими лицами или от их имени;

k) деликтных исков за ущерб материальному имуществу, возникший не из договорных отношений;

l) вещных прав в отношении недвижимого имущества и владения недвижимым имуществом на правах аренды;

m) юридической действительности, ничтожности или ликвидации юридических лиц, а также юридической действительности решений их органов;

n) юридической действительности прав интеллектуальной собственности, кроме авторского права и смежных с ним прав;

o) нарушения прав интеллектуальной собственности, кроме авторского права и смежных с ним прав, за исключением случаев, когда судебное разбирательство против такого нарушения начато или может начаться в связи с нарушением договора между сторонами в отношении таких прав;

p) юридической действительности записей в государственные реестры.

Кроме того, настоящая Конвенция не применяется к арбитражному или связанному с ним производству.

Судебное разбирательство по делу, касающемуся договора страхования или перестрахования, не исключается из сферы применения Конвенции на том основании, что такой договор касается вопросов, к которым положения настоящей Конвенции не применяются. Например, спор, вытекающий из договора страхования риска ответственности, по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни или здоровью, может быть предметом судебного разбирательства в суде, выбранном сторонами в соглашении, в то время как рассматриваемая Конвенция не применяется к вопросам, касающимся исков о возмещении личного вреда, возбужденных физическими лицами или от их имени.

В особенности озабоченным, как замечает профессор Рональд Бранд, в течение обсуждений было применение Конвенции к вопросам прав исключительной собственности. Патент, товарный знак и другие такие права часто рассматриваются в пределах исключительной юрисдикции судов государства, предоставляющего соответствующее право, особенно где осуществлена его регистрация. В то же самое время много международных сделок включают передачу прав интеллектуальной собственности некоторыми способами. Таким образом, по мнению профессора, полное исключение вопросов прав интеллектуальной собственности из Конвенции привело бы ее к ограниченному значению. Выбранное решение исключило большинство вопросов действительности и нарушения прав интеллектуальной собственности из сферы Конвенции, но прояснило, что исключение не применяется, когда эти вопросы возникают только как предварительные вопросы в достижении главной цели судебного разбирательства <*>.

<*> Brand R.A. Op. cit.

Защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан и юридических лиц осуществляется главным образом при рассмотрении конкретного дела по существу. Достижение этой основной цели судопроизводства невозможно без проведения надлежащей подготовки дела к судебному разбирательству, которая и направлена на обеспечение правильного и своевременного разрешения дела <*>.

<*> См.: Гражданское процессуальное право: Учебник (автор главы - И.И. Черных) / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С. 233 .

Поэтому судебное заседание не исключается из сферы применения настоящей Конвенции, в котором вопрос, исключенный согласно пункту 2 статьи 2 Конвенции, возникает просто как предварительный, а не как предмет судебного разбирательства по существу вопроса. Так, например, в предварительном судебном заседании суд по ходатайству сторон направляет судебные поручения, оказывает содействие сторонам в получении необходимых доказательств, разъясняет сторонам их права и обязанности, последствия совершения или несовершения процессуальных действий в установленный срок, а также совершает иные процессуальные действия, направленные на обеспечение правильного и своевременного рассмотрения вопроса по существу.

При всем при этом временные меры защиты не регулируются настоящей Конвенцией, в частности она не препятствует предоставлению, отклонению или прекращению судом договаривающегося государства временных мер защиты, а также не затрагивает так или иначе возможность стороны просить, а суда предоставить, отклонить или прекратить такие меры.

Производство по делу не исключается из сферы применения настоящей Конвенции только на основании того, что его стороной является некоторое государство, включая его правительство, учреждение или некоторое лицо, действующее от имени государства. При этом подчеркивается, что ничто не будет умалять привилегии и иммунитеты государств или международных организаций в отношении их самих и их имущества.

Юрисдикция суда

Суд или суды договаривающегося государства, определенные в соглашении об исключительном выборе суда, будет/будут иметь юрисдикцию для разрешения спора, к которому такое соглашение применяется, если только такое соглашение не является ничтожным и не имеющим юридической силы в соответствии с законодательством такого государства. Таким образом, действительность соглашения, как в свое время отмечал М. Иссад, должна оцениваться в соответствии с законом избранного суда <*>.

<*> См.: Иссад М. Международное частное право / Пер. с фр., ред. и послесл. М.М. Богуславского, примеч. Л.Р. Сюкияйнена. М., 1989. С. 225.

Согласно пункту 2 статьи 5 Конвенции суд, имеющий юрисдикцию согласно заключенному соглашению, не будет отказываться от ее осуществления на том основании, что такой спор должен рассматриваться судом другого государства. Вышеизложенное не влияет на правила определения юрисдикции в отношении предмета или суммы иска, а также внутреннего разграничения юрисдикции между судами договаривающегося государства. Данное положение подтверждает вывод о том, что транснациональная компетенция национального суда и его внутренняя компетенция - совершенно разные процессуальные категории, несмотря на то, что для их определения в законодательстве и международных договорах, соглашениях могут использоваться одинаковые критерии, принципы <*>.

<*> См.: Аверин Д.Д. Подсудность дел, возникающих из правоотношений международного гражданского оборота (к 10-летию принятия гражданских процессуальных кодексов союзных республик) // Вестник Московского университета. Серия XII "Право". 1975. N 1. С. 4.

В Конвенции обращается внимание на тот случай, когда выбранный суд имеет дискреционное право в отношении передачи дела <*>, и подчеркивается, что в данном случае к выбору сторон следует относиться с должным вниманием, поскольку в противном случае это может в дальнейшем отразиться на признании и принудительном исполнении судебного акта. В связи с этим следует отметить положительный момент в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, в статье 249 которого говорится о том, что арбитражный суд, определенный в соглашении сторон, одна из которых является иностранным лицом, будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда.

<*> Например, глава 28 U.S.C. (Свода законов США), § 1404 (а), предусматривает, что "для удобства сторон и свидетелей, в интересах правосудия окружной суд может передать любое дело (иск) в любой другой округ или подразделение, где оно может быть предъявлено".

Любой суд договаривающегося государства, кроме выбранного суда, должен приостановить или прекратить производство по делу, к которому применяется соглашение об исключительном выборе суда, за исключением тех случаев, когда:

a) такое соглашение является ничтожным и не имеющим юридической силы в соответствии с законодательством государства выбранного суда;

b) одна из сторон не обладала дееспособностью для заключения такого соглашения по законам государства рассматривающего суда;

c) приведение в действие такого соглашения приведет к явной несправедливости или будет явно противоречить публичному порядку государства рассматривающего суда;

d) по исключительным причинам, не зависящим от сторон, соглашение не может быть надлежаще исполнено или

e) выбранный суд решил не рассматривать такое дело.

В рассматриваемой Конвенции нашла свое отражение так называемая доктрина "Forum non convenience", сформулированная судебной практикой в Англии и Шотландии, а в ХХ в. воспринятая судами США <*>. Любое государство, согласно статье 19 Конвенции, может заявить, что его суды могут отказать в рассмотрении споров, к которым применяется соглашение об исключительном выборе суда, если помимо местонахождения выбранного суда нет никакой связи между таким государством и сторонами такого спора.

<*> См.: Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс: Учебный курс в 3 ч. М., 2004. С. 467.

Наличие этой статьи, на наш взгляд, объясняет столь положительное отношение ряда стран судов общего права к настоящей Конвенции. Например, по настоянию профессора Гарварда Артура фон Мехрен и других, Соединенные Штаты инициализировали этот проект Конвенции из-за его потенциального значения для американских сторон в судебном процессе и многонациональном бизнесе. Это объясняет, почему, пишет американский юрист Питер Трубоф, некоторое количество из 65 государств - членов конференции могут ожидать выполнение Соединенными Штатами Конвенции до ее ратификации. Заинтересованные стороны, вероятно, поддержат Госдепартамент Соединенных Штатов, продолжает американский юрист, быстро подготовить необходимое представление для Конгресса так, чтобы тот смог быстро его рассмотреть и согласиться на ратификацию... <*>.

<*> См.: Peter D. Trooboff. International law Foreign Judgments // http://hcch.e-vision.nl/upload/bibl37_pt.pdf; The National Law Journal. 2005. October 17.

Между тем, как отмечают некоторые авторы, "отклонение иска со ссылкой на "Forum non convenience" приводит к отказу от правосудия, и суды многих государств создают себе таким образом "легкую жизнь", а это ведет к угрозе отрицательного конфликта и вызывает многочисленные спорные ситуации" <*>.

<*> См.: Каргополов С.Г., Сидорук А.А., Савко Ю.В. Юридическое обоснование выбора адекватной альтернативной судебной юрисдикции и ее условия в международном гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 4. С. 35.

Применяя положения данной статьи, государства должны учитывать, что "сами заинтересованные лица в каждом отдельном случае, без сомнения, ближе стоят к своим интересам и потому лучше могут оценить их, чем законодатель. Потому им предоставляется право по добровольному соглашению изменять установленную законом подсудность, насколько это не нарушает публичных интересов" <*>.

<*> См.: Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т. 1. СПб., 1876. С. 175.

На наш взгляд, именно соглашение об исключительном выборе суда как раз и должно быть тем средством защиты субъектов международной торговли и транснациональных споров от дискриминационной политики некоторых иностранных судов при применении доктрины "Forum non convenience".

Признание и принудительное исполнение решений

Как сказал Ивон Луссуарн: "Вечна проблема международной эффективности судебных решений, и много тех, кто поставил своей целью найти идеальное решение, способное разрешить проблемы примирения противоречивых императивов, исходящих, с одной стороны, из необходимости международного сотрудничества, а с другой - из требований защиты национальных интересов" <*>.

<*> См.: предисловие к Issad M. Le jugement tranger devant le juge de l'exequatur: De la revision au contrle. Paris, 1970. (Цит. по: Литвинский Д.В. Признание иностранных судебных решений по гражданским делам (сравнительно-правовой анализ французского законодательства, судебной практики и юридической доктрины). СПб., 2005. С. 13).

Итак, договаривающиеся стороны - участники рассматриваемой Конвенции, стремясь найти то самое идеальное решение проблемы, договорились о том, что судебное решение, вынесенное судом договаривающегося государства, определенным в соглашении об исключительном выборе суда, будет признаваться и принудительно исполняться в других договаривающихся государствах в соответствии с настоящей Конвенцией. Отказ в признании или принудительном исполнении возможен только по основаниям, точно предусмотренным в настоящей Конвенции.

Согласно пункту 1 статьи 4 Конвенции "судебное решение" означает любое решение по существу дела, вынесенное судом, как бы такое решение не называлось, включая постановление или приказ, а также определение судебных издержек или расходов при условии, что такое определение относится к решению по существу дела, которое может быть признано или принудительно исполнено согласно настоящей Конвенции. В той же статье отмечается, что временная мера защиты не является судебным решением.

Не предрешая окончательного разрешения вопроса о пересмотре, как необходимого для применения положений Конвенции, в ней говорится о том, что не может быть пересмотра по существу судебного решения, вынесенного судом. Суд обращения должен быть ограничен установленными в результате судебного разбирательства фактическими обстоятельствами, на которых суд вынесения судебного акта основывал свою юрисдикцию, если только судебное решение не было вынесено в пользу истца вследствие неявки ответчика.

Судебное решение признается и принудительно исполняется только в том случае, если оно имеет законную силу и подлежит принудительному исполнению в государстве его вынесения.

Признание или принудительное исполнение может быть отсрочено или отклонено, если судебное решение подлежит пересмотру в государстве его вынесения или если не истек срок для подачи жалобы по такому решению. Между тем такой отказ не будет препятствовать последующему заявлению о признании или принудительном исполнении судебного решения.

Нами уже отмечалось, что в тех случаях, когда выбранный суд имеет дискреционное право в отношении передачи дела, следует с должным вниманием относиться к выбору сторон ввиду следующего обстоятельства. В признании и принудительном исполнении судебного решения суда, которому было передано дело, против стороны, своевременным образом возразившей такой передаче, может быть отказано. Вместе с тем в Конвенции говорится о том, что ее положения распространяются на судебные решения, вынесенные судом договаривающегося государства в соответствии с передачей дела из выбранного суда в таком государстве.

В данном случае, не вдаваясь здесь в анализ судебной практики, следует признать неправильной позицию, согласно которой при рассмотрении споров с участием иностранных лиц допущение процессуальных ошибок, в частности рассмотрение спора не тем судом, который определен в пророгационном соглашении, при правильном разрешении спора по существу не должно влечь за собой отмены судебного акта. Такой судебный акт, хотя и правильный по существу спора, может быть не исполнен в государстве обращения, поскольку не исключено, что именно его судебные органы были определены в соглашении компетентными рассматривать спор. Таким образом, при рассмотрении споров, в особенности с участием иностранных лиц, нарушение судом процессуальных норм, в частности неправильное определение транснациональной компетенции суда, должно влечь за собой отмену принятого судебного акта, даже если он правилен по существу спора, чтобы избежать напрасной траты времени и сил как со стороны суда, так и сторон.

В соответствии со статьей 9 Конвенции в признании или принудительном исполнении судебного решения может быть отказано, если:

a) соглашение было ничтожным и не имеющим юридической силы в соответствии с законодательством государства выбранного суда, если только выбранный суд не определил, что такое соглашение юридически действительно;

b) любая из сторон не обладала дееспособностью для заключения соглашения по законам государства обращения;

d) судебное решение был получено обманным путем в связи с процессуальным вопросом;

e) признание или принудительное исполнение будет явно несовместимым с публичным порядком государства суда обращения, включая ситуации, в которых конкретное судебное разбирательство, приведшее к судебному решению, было бы несовместимым с основными принципами процессуальной справедливости такого государства;

f) данное судебное решение несовместимо с судебным решением, вынесенным в государстве обращения, в отношении спора между теми же сторонами или

g) данное судебное решение несовместимо с судебным решением, ранее вынесенным в другом государстве по делу между теми же сторонами по тем же основаниям, при условии, что это судебное решение отвечает условиям, необходимым для его признания в государстве обращения.

В признании или принудительном исполнении может быть также отказано, если документ, возбуждающий рассмотрение дела в суде или эквивалентный документ, в котором излагаются существенные аспекты иска, не был доведен до сведения ответчика за достаточное время и, таким образом, чтобы тот мог подготовить возражения по иску, если только ответчик не зарегистрировал явку в суде вынесения решения и не изложил правовую позицию по делу неоспаривания извещения, при условии, что законодательство государства такого суда позволяет оспорить такое извещение. К тому же может быть отказано и в том случае, если документ и был вручен ответчику в государстве обращения, но способом несовместимым с основными принципами такого государства, касающимися вручения процессуальных документов.

Таким образом, судам необходимо особо обращать внимание на надлежащее извещение лиц участвующих в деле, чтобы соблюсти их законные права и интересы и гарантировать признание и исполнение судебных актов, поскольку сила и авторитет судебной власти заключаются "в создании условий и предпосылок для обеспечения стабильности и исполнимости судебных актов" <*>.

<*> См.: Савельева Т.А. Судебная власть в гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 4

В Конвенции затрагивается вопрос о признании и принудительном исполнении судебного решения о возмещении ущерба, в частности, в статье 11 говорится, что в признании или принудительном исполнении судебного решения может быть отказано, если и в какой степени такое решение присуждает возмещение убытков, включая штрафные убытки (присуждаемые в порядке наказания), которые не возмещают стороне действительный ущерб или допущенный вред. Это тот случай, когда иностранное судебное решение имеет целью взыскать с ответчика денежные суммы в порядке применения карательных мер. Очевидно, что исполнение такого решения будет противоречить правовому принципу возмещения имущественного ущерба, например в нашей стране, отмечает профессор Т.Н. Нешатаева <*>. Суд обращения, отмечается в той же статье 11, должен принять во внимание, покрывают ли и насколько убытки, присужденные судом вынесения решения судебные издержки и расходы.

<*> См.: Нешатаева Т.Н. Указ. соч. С. 561; См. также: Ануфриева Л.П. Международное частное право: Учебник в 3 т. Т. 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс. М., 2001. С. 390.

Мировое соглашение, утвержденное судом договаривающегося государства, указанным в соглашении об исключительном выборе суда или заключенное в таком суде в ходе судебного разбирательства и подлежащее принудительному исполнению точно так же как и судебное решение в государстве его утверждения, будет принудительно исполняться в соответствии с настоящей Конвенцией таким же образом, как и судебное решение.

Предписание суда по вопросу, исключенному из сферы применения настоящей Конвенции, но возникшему как предварительному, а не по его существу, не будет согласно пункту 1 статьи 10 Конвенции признаваться или принудительно исполняться в соответствии с ее положениями.

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции в признании или принудительном исполнении судебного решения может быть отказано, если и насколько такое судебное решение основывалось на решении по вопросу, исключенному согласно пункту 2 статьи 2 Конвенции из сферы ее применения. Речь идет о таких вопросах, касающихся статуса и правоспособности физических лиц, алиментных обязательств, несостоятельности, перевозки пассажиров и грузов, вещных прав на недвижимое имущество и т.п.

Однако в случае принятия решения о юридической действительности права интеллектуальной собственности, кроме авторского или смежного с ним права, в признании или принудительном исполнении судебного решения может быть отказано или отложено в соответствии с вышеизложенным только в том случае, когда:

a) такое решение несовместимо с судебным решением или решением компетентного органа по такому делу, вынесенным в государстве, в соответствии с законодательством которого такое право интеллектуальной собственности возникло или

b) когда в таком государстве на рассмотрении суда находится иск в отношении юридической действительности такого права интеллектуальной собственности.

Любое государство может заявить, что его суды могут отказать в признании или принудительном исполнении судебного решения, вынесенного судом другого договаривающегося государства, если стороны являлись резидентами государства суда обращения и отношения сторон, а также все прочие аспекты соответствующего спора, кроме как местонахождения выбранного суда были связаны только с государством суда обращения.

Сторона, добивающаяся признания или ходатайствующая о принудительном исполнении, должна представить:

a) окончательное судебное решение или его заверенную копию;

b) соглашение об исключительном выборе суда, его заверенную копию или иное доказательство его наличия;

c) если судебное решение было вынесено в пользу истца вследствие неявки ответчика, оригинал или заверенную копию документа, доказывающего, что документ, возбуждающий рассмотрение дела в суде, или эквивалентный документ, был доведен до сведения неявившейся стороны;

d) документ, необходимый для доказательства того, что судебное решение имеет законную силу или, когда применимо, подлежит принудительному исполнению в государстве суда вынесения.

В том случае, когда требуется принудительное исполнение мирового соглашения, необходимо представить свидетельство суда, его утвердившего, о том, что мировое соглашение или его часть подлежат принудительному исполнению точно так же, как и судебное решение в государстве нахождения такого суда.



Если условия судебного решения не позволяют суду обращения проверить соблюдение положений настоящей Конвенции, такой суд может затребовать любые необходимые документы. На наш взгляд, данное положение следует толковать расширительно, а именно: суд может не только затребовать соответствующие документы у сторон, но и обратиться с просьбой к судебному органу, вынесшему судебный акт, поскольку стороны, ходатайствующие о признании и принудительном исполнении судебного акта, не всегда, например, могут проинформировать суд обращения о вступлении судебного акта в законную силу. Тем более что данный вопрос регулируется по-разному в различных государствах и имеет свою специфику, требующую специальных познаний в данной области.

Документы, составленные не на официальном языке государства суда обращения, должны сопровождаться заверенным переводом на официальный язык, если только в законодательстве такого государства не предусмотрено иное.

Согласно статье 18 Конвенции никакие документы, направляемые или вручаемые в соответствии с настоящей Конвенцией, не требуют легализации или аналогичных формальностей, включая апостиль.

Если в настоящей Конвенции не предусмотрено иное, процедура признания, подачи заявления о возможности принудительного исполнения, а также процедура принудительного осуществления судебного решения регулируются законодательством государства суда обращения. Такой суд должен быстро действовать в таком отношении, говорится в Конвенции.

Заключительные положения

Настоящая Конвенция подлежит применению к соглашениям об исключительном выборе суда, заключенным после ее вступления в силу в государстве нахождения выбранного суда. Конвенция не будет применяться к судебному разбирательству, начатому до вступления ее в силу в государстве рассматривающего суда.

Когда государство сильно заинтересовано в том, чтобы не применять настоящую Конвенцию к некоторому особому вопросу, такое государство может заявить, что оно не будет применять ее к такому вопросу. Между тем государство, делающее такое заявление, должно обеспечить, чтобы такое заявление не было бы общим, данным в общих чертах, чем это необходимо, и чтобы такой исключаемый особый вопрос был ясно и точно определен.

В отношении такого вопроса настоящая Конвенция не будет применяться:



a) в договаривающемся государстве, которое сделало такое заявление;

b) в других договаривающихся государствах, в которых соглашение об исключительном выборе суда определяет суды либо один или несколько конкретных судов государства, сделавшего такое заявление.

В соответствии со статьей 22 Конвенции любое договаривающееся государство может заявить, что его суды будут признавать и принудительно исполнять судебные решения, вынесенные судами других договаривающихся государств, указанных в соглашении о выборе суда, заключенном между двумя или большим числом сторон, соответствующем требованиям пункта "c" Статьи 3 <*> и определяющем в целях разрешения споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с конкретными правовыми отношениями, суд или суды одного или нескольких договаривающихся сторон (соглашение о неисключительном выборе суда).

<*> Требования пункта "с" предусматривают, что соглашение должно быть заключено или оформлено в письменном виде или любыми иными средствами связи, которые делают информацию доступной так, чтобы она могла быть использована для последующей ссылки.

Когда признание или принудительное исполнение судебного решения, вынесенного в договаривающемся государстве, которое сделало такое заявление, требуется в другом договаривающемся государстве, так же сделавшем такое заявление, такое судебное решение будет признаваться и принудительно исполняться в соответствии с настоящей Конвенцией, если:

a) суд вынесения судебного акта был определен в соглашении о неисключительном выборе суда;

b) не существует ни судебного решения, вынесенного каким-то другим судом, в котором судебное разбирательство могло бы быть начато в соответствии с соглашением о неисключительном выборе суда, ни судебного разбирательства между теми же сторонами в каком-либо ином таком суде по тем же самым основаниям и

c) суд вынесения судебного акта был первым, рассматривающим соответствующее дело.



При толковании настоящей Конвенции следует учитывать ее международный характер и необходимость обеспечить единообразие ее применения.

Настоящая Конвенция будет насколько возможно толковаться так, чтобы быть совместимой с другими международными договорами, действующими в договаривающих государствах вне зависимости от того, были они заключены до или после подписания настоящей Конвенции.

Конвенция не будет влиять на применение договаривающимся государством международного договора, который был заключен до ее введения в силу в таком договаривающемся государстве, если применение настоящей Конвенции будет несовместимо с обязательствами такого договаривающегося государства перед каким-либо не договаривающимся государством. Настоящее положение будет также применяться к международным договорам, которые пересматривают или заменяют международный договор, заключенный до введения настоящей Конвенции в силу в таком договаривающемся государстве, за исключением того, насколько такой пересмотр или такая замена создаст новые противоречия с настоящей Конвенцией.

Согласно пункту 5 статьи 26 Конвенции она не будет влиять на применение договаривающимся государством международного договора, который в отношении конкретного вопроса регламентирует юрисдикцию, признание или принудительное исполнение судебного решения, даже если такой международный договор был заключен после подписания настоящей Конвенции и даже если все заинтересованные государства являются сторонами настоящей Конвенции. Вышеизложенное будет применяться только в том случае, если такое договаривающее государство сделало заявление в отношении такого международного договора в соответствии с настоящим пунктом. В случае наличия такого заявления другие договаривающиеся государства не будут обязаны применять настоящую Конвенцию к конкретному вопросу настолько, насколько это противоречит такому международному договору, когда соглашение об исключительном выборе суда определяет суды либо один или несколько конкретных судов договаривающегося государства, сделавшего вышеуказанное заявление.

Генеральный секретарь Гаагской конференции по международному частному праву будет регулярно принимать меры для нижеследующего:

a) пересмотра действия настоящей Конвенции, в том числе любых заявлений, и



b) решения вопроса о желательности внесения поправок в настоящую Конвенцию.

Настоящая Конвенция открыта для подписания всеми государствами, а также подлежит ратификации, принятию или утверждению подписавшими ее государствами. Все государства могут присоединиться к настоящей Конвенции. Документы, удостоверяющие ратификацию, принятие, утверждение или присоединение, должны быть представлены в Министерство иностранных дел Королевства Нидерланды, выступающего в качестве депозитария настоящей Конвенции.

Если государство имеет две или большее число административно-территориальных единиц с разными правовыми системами, применимыми к вопросам, предусматриваемым в настоящей Конвенции, оно может во время ее подписания, ратификации, принятия или утверждения либо во время присоединения к ней заявить, что Конвенция будет распространяться на все ее административно-территориальные единицы или только на одну или несколько из них, и может в любое время сделать иное заявление вместо вышеуказанного. Такое заявление должно быть направлено в депозитарий. В нем должно быть четко указано, к каким административно-территориальным единицам настоящая Конвенция применяется. Если государство не делает заявления, настоящая Конвенция будет распространяться на все административно-территориальные единицы такого государства.

Региональная организация экономической интеграции, состоящая только из суверенных государств и имеющая компетенцию в отношении некоторых или всех вопросов, регламентируемых настоящей Конвенцией, может аналогично подписать, принять или утвердить настоящую Конвенцию либо присоединиться к ней. В таком случае соответствующая региональная организация экономической интеграции будет иметь права и обязательства договаривающегося государства настолько, насколько она имеет компетенцию в отношении вопросов, регламентируемых настоящей Конвенцией.

Конвенция вступает в силу в первый день месяца, следующего за истечением трех месяцев после представления второго документа, удостоверяющего ратификацию, принятие, утверждение или присоединение. Впоследствии настоящая Конвенция будет вступать в силу для каждого государства после ее ратификации, принятия или утверждения либо присоединения к ней в первый день месяца, наступающего через три месяца после представления соответствующего документа, удостоверяющего ратификацию, принятие, утверждение или присоединение.

Депозитарий будет уведомлять членов Гаагской конференции по международному частному праву, а также прочие государства и региональные организации экономической интеграции, которые подписали, ратифицировали, приняли или утвердили настоящую Конвенцию или присоединились к ней, о фактах подписания, ратификации, принятия, утверждения или присоединения, денонсирования, а также дате вступления настоящей Конвенции в силу.

Если достаточное число членов Гаагской конференции по международному частному праву ратифицируют Конвенцию о выборе суда, тогда это создаст, по мнению зарубежных авторов, "большую уверенность для канадских предпринимателей, вовлеченных в международные сделки, предлагая жизнеспособную альтернативу арбитражу как способу разрешения спора. Как минимум, функциональное взаимодействие между договаривающимися государствами более вероятно будет достигнуто через это многостороннее соглашение, которое кодифицирует принципы международного частного права: вежливости, добросовестности, порядка и справедливости, поддерживаемые большинством судов общего права, включая Верховный суд Канады" <*>.

<*> Pribetic A.I. Op. cit. P. 4.


Как отмечают некоторые ученые, существование системы, которая способствует принудительному исполнению обоих соглашений об арбитраже и окончательных арбитражных решений, прибавляет предсказуемость и эффективность, которые заставляют деловые стороны часто предпочитать арбитраж судебному процессу. Если достаточно стран станут участниками настоящей Конвенции, это сможет благоприятствовать определению места судебного процесса и арбитража на равных началах во всемирной торговле, таким образом, предоставляя участниками транснациональных сделок возможность выбирать форму разрешения спора, основываясь на их характерных достоинствах <*>.

<*> Brand R.A. Op. cit.

В заключение хотелось бы присоединиться к американскому юристу Питеру Трубофу, призывающему практикующих юристов, да и не толь их, начать изучать положения настоящей Конвенции, несмотря на то, что она еще не вступила в силу, поскольку они могут быть уверены, что некоторые текущие соглашения о выборе суда станут предметом регулирования настоящей Конвенции <*>, имеющей в целом огромное значение для развития международной торговли и ее субъектов в транснациональных спорах.

<*> Peter D. Trooboff. Op. cit.