Мудрый Юрист

О перспективах применения сетевых технологий для автоматизации арбитражного процесса

Голоскоков Л., кандидат философских наук, доцент кафедры специально-правовых дисциплин Пятигорского филиала ГОУ ВПО "Северо-Кавказский государственный технический университет".

Сегодня в мире интенсивно формируются сетевые структуры и виртуальные организации <*>, виртуальное пространство, называемое также кибернетическим пространством <**>, а темпы развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) значительно превышают как скорость восприятия правом новых технологий, так и скорость качественных преобразований самого права. Отсюда возникает необходимость приведения в соответствие темпов этих процессов и ускорения использования правовой сферой последних достижений ИКТ.

<*> См.: Ahuja M.K., Carley K.M. Network Structure in Virtual Organizations // Journal of Computer-Mediated Communication. 1998. Vol. 3. Issue 4; http://www.ascusc.org/jcmc/vol3/issue4/ahuja.html.
<**> См.: Noveck B.S. Designing Deliberative Democracy in Cyberspace: The Role of the Cyber-Lawyer // Boston University Journal of Science & Technology Law. Winter 2003. Vol. 9. Issue 9; http://www.bu.edu/law/ scitech/volume9issue1/Noveck.pdf.

Предложим модель применения сетевых технологий в арбитражном процессе, основанную на комплексной модернизации арбитражного процессуального и гражданского права. Интенсивное развитие ИКТ и сетей создает предпосылки для реализации некоторых правоотношений в сети. Однако кроме технологий необходима некоторая модернизация права методом оптимизации соотношения в нем дискретного <*> и континуального <**>.

<*> От лат. discretus - прерывистый, состоящий из отдельных частей (Словарь иностранных слов. М., 1949. С. 216).
<**> От лат. continuum - непрерывное, сплошное (Словарь иностранных слов. М., 1949. С. 328).

Континуальность права обеспечивается, в частности, принципом "разрешено все, что не запрещено" и принципом диспозитивности. Большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер, и, применяя их, субъекты права реализуют правоспособность по своему усмотрению. Это значит, что количество вариантов договора одного вида может быть бесконечно большим, и данное обстоятельство работает на обеспечение теоретической возможности существования бесконечной последовательности таких вариантов. Бесконечная же последовательность может рассматриваться (подобно математической) как неразрывная последовательность - континуальность. Однако принципы компьютерных вычислений, хранения и обработки информации строятся на противоположном принципе - дискретности.

Нас интересует тот аспект континуальности, который задается принципом диспозитивности, когда две стороны могут создать множество вариантов договора одного вида, и в этом состоит проблема: в таком случае трудно унифицировать и автоматизировать процедуры исполнения договора или судебного разбирательства уже только потому, что каждый договор может быть уникальным.

Полагаем, что почти все возможные варианты любого договора можно составить путем комбинации его составных частей на основе ГК РФ. В таком аспекте переход от континуальности к дискретности, то есть к некоторому большому, но конечному числу вариантов, вполне возможен. Трудно не согласиться с А.А. Клочковым, когда он пишет, что "становится бессмысленным в век компьютеризации и глобальной интернационализации при постоянно нарастающем жизненном ритме человечества и необъятном потоке информации разрабатывать каждый раз новый договор для сложных, но при том совершенно однотипных сделок - тратить время на изобретение колеса" <*>.

<*> Клочков А.А. Стандартные (общие) условия договоров в коммерческом обороте: правовое регулирование в России и зарубежных странах: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 18.

Конструкции, избавляющие от необходимости составлять нечто неповторимое, известны. Об особенностях юридической техники прецедентного права Англии упоминает Л.А. Лунц: "В вопросе о гражданских правонарушениях (tort) английское право до сих пор представляет собой собрание типовых исков, из которых каждый предназначен для определенного вида деликта" <*>. К. Шмиттгофф описывает типовые (стандартные) условия во внутренних сделках, стандартизацию методов компьютерной связи (EDI), стандартизацию основных компьютерных сообщений и стандартные формы договоров ("договор FIDIC") <**>. Что же касается возможностей формирования контракта электронными средствами, то Г. Зекос обратил внимание лишь на то, что необходимо начать исследование этого вопроса <***>.

<*> Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. М., 2002. С. 226 - 227.
<**> Шмиттгофф К.М. Экспорт: право и практика международной торговли / Пер. с англ. М., 1993. С. 53.
<***> См.: Zekos G.I. EDI: Electronic Techniques of EDI, Legal Problems and European Union Law // Web Journal of Current Legal Issues. 1999. N 2; http://webjcli.ncl.ac.uk/1999/issue2/zekos2.html.

Изложим свое видение решения проблемы формирования контракта электронными средствами. Полагаем, что законодатель должен проделать работу по составлению всех возможных вариантов договора данного вида и узаконить эти варианты (модули) под соответствующими номерами в электронной базе данных. Это позволит перейти в рамках сетевой системы взаимодействия контрагентов от континуальности к дискретности и при этом оставить в прежнем виде континуальность, существующую сегодня, чтобы стороны, желающие составить свой особый договор, могли воспользоваться нынешними возможностями гражданского права в полном объеме, используя старые бумажные технологии, или же, используя сетевые технологии, могли составить договор дистанционно, пошаговым образом согласуя его отдельные модули.

В данной схеме диспозитивность будет обеспечена достаточным для обычных нужд количеством вариантов, из которых сторонам останется лишь выбрать подходящий, заполнить пустые графы договора, проставив в них сумму, срок и другие необходимые в данном случае параметры и условия. Договор, составленный из набора стандартных модулей, будет отвечать всем требованиям закона. Он должен иметь свой уникальный номер, который будет слагаться из номеров всех использованных модулей, что позволит однозначно идентифицировать договор уже только по его номеру и сторонам, и третьим лицам, и судам. Причем идентифицировать его в сетевой системе будет не столько человек, сколько компьютерная программа, что принципиально важно для ускорения правовых процессов. Так, оптимизируя в правовой сфере соотношение континуального и дискретного, можно расширить область применения ИКТ в праве и сферу безошибочной реализации права, предупредить возникновение ряда судебных процессов или упростить их разбирательство, переведя их часть в автоматизированное дистанционное разбирательство в сетевом режиме, то есть в онлайновое разбирательство, к рассмотрению возможностей которого мы приступаем.

М. Айкенхэд в 1995 г. писал: "В то время как создание действительно интеллектуальной компьютерной системы, которая может автоматически применять право, находится в настоящее время за пределами реальности, исследования продолжаются, и даже если эта святая чаша Грааля никогда не будет найдена, получаемое понимание, тем не менее, может немедленно приносить большую пользу и адвокатам, и правовой системе" <*>. Одну из первых попыток применить компьютерное моделирование для изучения возможностей принятия в суде логичных, непротиворечивых и состоятельных решений предприняли Т. Аллен, М. Айкенхэд и Р. Виддисон <**>, а уже сегодня "разные американские суды имеют идентичные решения о том, что контракты, заключенные через Интернет, имеют обязывающую силу" <***>. Это подтверждает наличие процесса освоения новых технологий, и наша задача состоит в выдвижении ряда предложений по дальнейшей модернизации права. Полагаем, что автоматизация в арбитражном процессе должна начинаться с развития институтов регистрации сделок и движений капитала в электронной сети. В регистрации электронных сделок объективно заинтересованы и субъекты права, и государство. Сетевая система должна автоматически регистрировать сделки и хранить тексты договоров. Если они составлены из стандартных модулей, подписаны сторонами с помощью средств электронной цифровой подписи (ЭЦП), это должно означать, что они соответствуют нормам права и не нуждаются в толковании.

<*> Aikenhead M. Legal knowledge based systems: some observations on the future // Web Journal of Current Legal Issues. 1995. N 2; http://www.ncl.ac.uk/~nlawww/articles2/aiken2.html.
<**> См.: Allen T., Aikenhead M., Widdison R. Computer Simulation of Judicial Behaviour // Web Journal of Current Legal Issues. 1998. 3; http://webjcli.ncl.ac.uk/1998/issue3/allen3.html.
<***> Freedman B.J. Electronic Contracts Under Canadian Law - A Practical Guide // Manitoba Law Journal. Vol. 28. Issue 1. P. 10; http://www.umanitoba.ca/faculties/law/Journal/back_issues/articles/28_1_freedman.pdf.

Однако Д. Додд и Дж. Хернандес справедливо считают, что "только после того как электронная подпись станет полным функциональным эквивалентом традиционной подписи, результаты идентификации будут абсолютно надежными" <*>, и работа в этом направлении идет. В. Вироу и Р. Клейн предлагают использовать биометрические характеристики человека, которые могут включать лицо, отпечатки пальцев, радужную оболочку <**>, что обеспечит гарантии подписания договора надлежащим лицом. Разумеется, такие способы нуждаются в правовом закреплении. И тогда, как считает Р. Виддисон, если в суде предприняты все меры по установлению подлинности электронных документов, их доказательная сила не должна отличаться от документов бумажных <***>.

<*> Dodd J.C., Hernandez J.A. Contracting in Cyberspace // Computer Law Review & Technology Journal. Summer 1998. P. 26; http://www.smu.edu/csr/Sum98-1-Dodd.pdf.
<**> Wyrough W.E., Klein R. The Electronic Signature Act of 1996: Breaking Down Barriers to Widespread Electronic Commerce in Florida // Florida State University Law Review. Winter 1997. Vol. 24. N 2; http://www.law.fsu.edu/journals/lawreview/frames/242/wyrofram.html.
<***> Widdison R. Beyond Woolf: The Virtual Court House // Web Journal of Current Legal Issues. 1997. N 2; http://webjcli.ncl.ac.uk/1997/issue2/widdison2.html.

Почему контрагентам будет выгодно регистрировать свои сделки? Потому что они получат большую гарантию исполнения договора, а при судебном рассмотрении спора - быстрое разрешение спора, которое станет возможным в результате развития процесса судопроизводства в сетевом режиме, без явки сторон в суд <*>. В таком режиме будет возможен не всякий процесс, но все же большая часть процессов по спорам сторон, заключившим типовую сделку, вполне могут рассматриваться в виртуальном суде. Э. Франка описал некоторые этапы создания виртуального судопроизводства в США: "Альтернативно арбитражное соглашение может быть специально создано для правового разрешения споров в контексте киберпространства. Успешным примером является модельный закон о Коммерческом арбитраже, подготовленный Объединенной Национальной Комиссией по международному торговому законодательству. Другая возможность - так называемый проект "Виртуальный магистрат", который апробируется Американской Арбитражной Ассоциацией. Этот проект, разработанный Виллановским Центром информационного законодательства - по существу виртуальный арбитражный механизм" <**>.

<*> Так, например, Д. Ротшильд предлагает по сделкам, заключенным онлайновым способом, альтернативные механизмы разрешения споров - в онлайновом арбитраже. См.: Rothchild J. Protecting the Digital Consumer: The Limits of Cyberspace Utopianism // Indiana Law Journal. Summer 1999. Vol. 74. N 3. P. 984; http://www.law.indiana.edu/ilj/v74/no3/rothchil.pdf.
<**> Fransa H. de A.F. Legal Aspects of Internet Securities Transactions // Boston University Journal of Science & Technology Law. 1999. Vol. 5. June 1. Par. 44; http://www.bu.edu/law/scitech/volume5/5bujstl4.pdf.

Есть суждения о том, что этот проект пока не привел к созданию широко применяемой действующей системы <1>, однако иные проекты уже реализованы, например перуанский онлайновый суд представляет информацию о своей работе на своем вебсайте <2>. Имеется информация о создании онлайнового суда в штате Мичиган <3>, а также сайт, содержащий законодательство, правовую и иную информацию об этом суде <4>. Д.О. Хэнлон и Дж. Блэр пишут, что это только вопрос времени - применение информационных технологий для проведения процедуры обвинения, а потом и целиком судебных процессов путем использования видеотехнологий <5>, и работа в этом направлении идет: Бельгия в 2000 г. ввела Закон "О введении телекоммуникационных средств и электронной подписи в судебные и внесудебные процедуры" <6>, в США "суды медленно, но последовательно приспосабливаются к появлениям компьютерных технологий. Ныне общепризнанное обязательство предоставлять доказательства в электронном виде - это не единственная попытка найти баланс между беспрестанным темпом технологии и правовой системой, ориентированной на традиционные бумажные способы коммуникации" <7>.

<1> См.: Тарасов В.Н. Онлайн-суды // Третейский суд. 2000. N 4; http://www.arbitrage.spb.ru/4_00/art03.htm.
<2> См.: http://www.cibertribunalperuano.org/ingles/quees_ing5.htm.
<3> "В начале января Губернатор штата Мичиган Джон Энглер подписал закон, устанавливающий первый в Соединенных Штатах, а возможно, и в мире, "киберсуд" (Ramasastry A. Michigan's Cybercourt: Worthy Experiment Or Virtual Daydream? // FindLaw's Writ. 2002. Wednesday, Feb. 06; http://writ.news.findlaw.com/ commentary/20020206ramasast ry.html; См. также: MacMillan R. Michigan creates online cybercourt // Newsbytes. 2002. January 14; http://www.computeruser.com/news/02/01/14news4.html.
<4> См.: http://www.michigancybercourt.net.
<5> O'Hanlon D., Blair J. Mediation on the Net: A Unique Jurisdiction with Unique Possibilities // 1 West Virginia Journal of Law and Technology. 1997. 1.2; http://www.wvu.edu/~wvjolt/Arch/OHan/OHan.htm.
<6> Шамраев А.В. Правовое регулирование информационных технологий (анализ проблем и основные документы). Версия 1.0. М., 2003. С. 580.
<7> Rustin L.M. Inadvertent Disclosure of Electronic Mail: One Click of the Mouse and the Cat's Out of the Bag // UWLA Law Review. Vol. 29; http://www.firms.findlaw.com/UWLAlawreview/memo20.htm.

В российских судах для рассмотрения дел в кассационном порядке используются новые технологии видеоконференцсвязи с СИЗО <*>. Логика развития этих процессов позволяет нам выдвинуть следующее предложение: при наличии соглашения сторон о рассмотрении возможного спора в виртуальном процессе все дальнейшие контакты по исполнению договора должны производиться только электронным способом, как и будущий судебный процесс. Стороны должны обмениваться электронными документами по поводу исполнения договора через нотариуса (или иного регистратора). Учитывая негативный зарубежный опыт, когда каждый американский суд устанавливает свои правила электронных процедур пересылки и хранения информации <**>, необходимо разработать единые правила регистрации взаимодействия сторон по договору и производить регистрацию только средствами автоматики.

<*> См.: Гусев А. Ресурсы и суды // Российская юстиция. 2003. N 12. С. 18.
<**> Griese M. Electronic Litigation Filing in the USA, Australia and Germany: a Comparison // E Law - Murdoch University Electronic Journal of Law. December 2002. Vol. 9. N 4. Par. 28, 33, 34; http://www.murdoch.edu.au/elaw/issues/v9n4/griese94_text.html.

Тогда в случае спора виртуальный процесс мог бы проводиться без бумажных документов и явки сторон в суд. Пока это непривычно, но К. Чанг и Д. Байер пишут: "По всей Америке и в уголовном, и в гражданском судопроизводстве суды, адвокаты, присяжные обнаруживают, что информация, сохраненная в электронной форме, часто содержит решающие доказательства" <*>, и авторы заключают, что времена бумажных свидетельских показаний проходят, а М. Рэдиш полагает, что "...было бы опасно игнорировать значительное практическое влияние технологических изменений, и никого не должны шокировать изменения в нахождении (электронных) документов, которые могли бы послужить доказательствами в суде" <**>.

<*> Byer J.D., Chung C.S. The Electronic Paper Trail: Evidentiary Obstacles to Discovery and Admission of Electronic Evidence // Boston University Journal of Science & Technology Law. 5. September 22, 1998. Vol. 4. P. 5. Par. 7; http://www.bu.edu/law/scitech/volume4/4jstl05.pdf.
<**> Redish M.H. Electronic Discovery and the Litigation Matrix // Duke Law Journal. November 2001. Vol. 51. N 2. P. 627; http://www.law.duke.edu/ journals/dlj/articles/dlj51p561.htm#H1N8.

Сетевые технологии помогут упростить некоторые судебные процедуры. Например, Верховный Суд РФ уже применяет видеоконференцсвязь для слушания дел в режиме удаленного присутствия осужденных <*>. В развитие таких элементов практики электронного судопроизводства мы предлагаем упрощение процедур в арбитражных судах в следующем виде. Обращение в арбитражный суд по спорам, возникающим в связи с неисполнением стандартных договоров, заключенных в сетевом режиме, должно производиться в электронном виде, включая оплату государственной пошлины, пересылку искового заявления, его регистрацию судом. Электронные документы обеспечат надежность судопроизводства: они не смогут сгореть, как в 2004 г. при пожаре в Арбитражном суде г. Москвы <**>.

<*> См.: Система видеоконференцсвязи в залах судебного заседания // Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации: http://www.supcourt.ru/it/video.html.
<**> См.: Петракова И. Дела о банкротстве сгорели в арбитражном суде // http://www.gazeta.ru/2004/03/04/oa_113793.shtml (4 марта 2004 г.).

Арбитражные судьи для обеспечения подлинной независимости должны быть "распределены" в сети <*>. Это означает такую организацию работы, когда судья, живущий в данном регионе, в соответствии с будущим законом будет получать в производство (только виртуальное) дела сторон, географически максимально отдаленных от него. Необходимо запретить всякое указание о регионе проживания судьи. Это обеспечит его безопасность, недосягаемость для сторон, затруднит передачу взяток. Законом должен быть предусмотрен запрет на любые иные контакты с судьей, иначе как в "электронном" порядке, запрет на наведение справок о месте проживания судьи с введением больших финансовых санкций за его нарушение (кратных сумме иска). Все контакты с судьей должны иметь официальный характер и осуществляться по установленным каналам в сети, которая будет запоминать содержание всех таких контактов. Необходимо усилить защиту персональных данных судей и вменить правоохранительным органам пресекать попытки нахождения судей и установления с ними непредусмотренных законом контактов по находящимся в их производстве виртуальным делам.

<*> Существует некий аналог нашему предложению: Р. Виддисон предлагает для безопасности присяжных распределять их на большой территории. Конечно, как он признает, возникает и другая проблема - требования ответчика и его адвокатов информации о присяжных, что вынуждает искать баланс между этими возможностями. См.: Widdison R. Beyond Woolf: The Virtual Court House // Web Journal of Current Legal Issues. 1997. N 2; http://webjcli.ncl.ac.uk/1997/issue2/widdison2.html.

Использование электронной цифровой подписи, позволяющей включиться в сетевой судебный процесс только надлежащему лицу, а также цифровая видеозапись процесса во всех точках нахождения сторон, свидетелей, экспертов и судьи позволят обеспечить полную гарантию соблюдения всех прав и исполнение всех обязанностей в судебной процедуре и судом, и сторонами. Видеозапись должна быть помещена в архив суда и в несколько других электронных архивов, а также в видеоархив сайта, к которому должен быть неограниченный доступ граждан. Такая система будет способствовать более объективному рассмотрению дел, облегчать проверку законности и обоснованности судебных актов в апелляционной, кассационной инстанциях и в порядке надзора.

Использование цифровой видеозаписи и ЭЦП судьи сразу после окончания процесса полностью решит две существующие проблемы: видеопротокол будет готов сразу после окончания процесса, его подпись средствами ЭЦП придется сделать тут же, ибо видеозапись уже не подправишь, а секретарь с помощником для ведения протокола при этом вообще не нужны.