Мудрый Юрист

Актуальные проблемы применения обеспечительных мер в гражданском и арбитражном процессе

/"Арбитражный и гражданский процесс", 2006, N 4/
С. КУЗНЕЦОВ

Кузнецов С., помощник судьи Арбитражного суда Самарской области, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского и арбитражного процесса Самарского государственного экономического университета.

Судебная защита субъективных гражданских прав участников хозяйственного оборота осуществляется судами не только путем разрешения споров по существу, но и путем применения обеспечительных мер. Например, такой способ защиты гражданских прав, предусмотренный статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, в достаточной степени эффективно может быть реализован именно в рамках процессуального института обеспечительных мер.

Институт обеспечительных мер является неотъемлемым элементом арбитражного и гражданского процессуального права. Применение обеспечительных мер возможно в рамках конституционного судопроизводства в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации <*>. Работы, посвященные исследованию процессуального института обеспечительных мер, регулярно публикуются как в виде монографий <**>, так и в виде статей в ведущих периодических изданиях <***>. Однако применение обеспечительных мер в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции продолжает вызывать многочисленные острые вопросы, наличие которых позволяет говорить о недостаточной изученности данного правового института и о необходимости тщательного анализа вопросов, связанных с применением обеспечительных мер. Рассмотрим лишь наиболее актуальные проблемы применения обеспечительных мер в арбитражном и гражданском процессе.

<*> См.: Овсепян Ж.И. Становление конституционных и уставных судов в субъектах Российской Федерации (1990 - 2000 гг.). М.: МарТ, 2001. С. 591.
<**> См., например: Павлова Н.В. Ускоренная судебная защита: Предварительные обеспечительные меры в коммерческом процессе. М.: Дело, 2005. С. 304; Рогожин Н.А. Применение обеспечительных мер в арбитражном процессе: Сб. судеб. практики с коммент. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 512.
<***> См., например: Жукова Т.В. Вопросы обеспечения иска // Арбитражная практика. 2005. N 11. С. 49 - 55; Костенко А. Арсенал еще не заржавел // ЭЖ-Юрист. 2003. N 33; Кулаков Г., Орловская Я. Обеспечительные меры // ЭЖ-Юрист. 2004. N 11; Оксюк Т., Пиксин Н. Практика применения арбитражными судами обеспечительных мер // Бизнес-адвокат. 2004. N 18 - 20; Пацация М. Вы истец - и ваша просьба свята?! // ЭЖ-Юрист. 2004. N 33; Пулова Л. Особенности применения обеспечительных мер в арбитражном процессе // Право и экономика. 2004. N 1. С. 75 - 81; Сурметов Д.С., Шаламова Н.В. Некоторые проблемы применения обеспечительных мер по новому Арбитражному процессуальному кодексу // Законодательство и экономика. 2003. N 7; Щесняк А. Вопросы обеспечительного ареста судов в портах РФ // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 92 - 99; Щукин А.И. Некоторые вопросы, возникающие при применении арбитражным судом обеспечительных мер // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. N 4. С. 132 - 141.

Обеспечительные меры по общему правилу применяются арбитражными судами и судами общей юрисдикции в тех случаях, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта (часть 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 139 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Одним из основных принципов правосудия является обязательность судебных актов. Данный принцип закреплен в статье 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также нашел свое отражение в практике Европейского Суда по правам человека, который в Постановлении от 28 июля 1999 г. по делу "Иммобилиаре Саффи против Италии", в частности, отметил, "что, если внутреннее законодательство... допускает неисполнение окончательного судебного решения в ущерб одной из сторон, право на судебное разбирательство становится иллюзорным" <*>. Аналогичная правовая позиция высказана Европейским Судом по правам человека в целом ряде других дел <**>. На обеспечение реального исполнения вступивших в законную силу судебных актов и направлено, прежде всего, применение арбитражными судами и судами общей юрисдикции обеспечительных мер.

<*> Европейский Суд по правам человека: Избранные постановления 1999 - 2001 гг. и комментарии / Под ред. Ю.Ю. Берестнева и А.О. Ковтуна. М.: Юридическая литература, 2002. С. 433.
<**> См.: Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод // Судебная практика с 1960 по 2002 гг. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 300 - 302.

Вместе с тем согласно части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обеспечительные меры допускаются также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю. Гражданское процессуальное законодательство, так же как и ранее действовавшее арбитражное процессуальное законодательство, не предусматривает аналогичного основания для применения мер по обеспечению иска. Полагаем, что указанная законодателем в части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации цель - предотвращение причинения значительного ущерба заявителю - является самостоятельным основанием применения арбитражным судом обеспечительных мер, поскольку причинение значительного ущерба заявителю в части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указано в качестве самостоятельного основания применения арбитражным судом обеспечительных мер, наряду со случаем, если непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Из самостоятельного значения данного основания для применения арбитражным судом обеспечительных мер исходит и судебно-арбитражная практика.

С учетом этого полагаем, что указание законодателем в части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на предотвращение причинения значительного ущерба заявителю как цель применения арбитражным судом обеспечительных мер необходимо расценивать как допускающее применение арбитражным судом обеспечительных мер и при отсутствии затруднения или невозможности исполнения судебного акта. Необходимость наличия в арбитражном процессуальном законодательстве такого основания для применения обеспечительных мер, как возможность возникновения у заявителя значительных убытков, отсутствующего в гражданском процессуальном законодательстве, обусловлено отнесением к подведомственности арбитражных судов споров из отношений, возникающих в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, вероятность возникновения убытков для участников которых в силу рискового характера предпринимательских отношений значительно выше, чем для участников общегражданских правоотношений, споры из которых отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции.

Вместе с тем содержание используемой в статье 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации категории "обеспечительные меры" шире содержания используемой в статье 139 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации категории "меры по обеспечению иска" и помимо последних включает в себя также предварительные обеспечительные меры (статья 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), меры встречного обеспечения (статья 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 146 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), меры по обеспечению доказательств (статья 72 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 64 - 66 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), меры по обеспечению исполнения судебных актов (статья 100 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), меры по обеспечению заявленных требований из административных и иных публично-правовых отношений (часть 3 статьи 199, часть 3 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), меры по обеспечению заявленных требований кредиторов в делах о банкротстве (статья 46 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Поэтому применение обеспечительных мер может быть в отдельных случаях связано не с затруднением или невозможностью исполнения судебного акта, а с необходимостью предотвращения причинения значительного ущерба заявителю, например в случаях встречного обеспечения и обеспечения доказательств. Конкретные меры обеспечительного характера, применяемые для предотвращения причинения значительного ущерба заявителю, могут отличаться от обеспечительных мер, применяемых в случаях, в которых непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. В этой связи интересен зарубежный опыт применения обеспечительных мер. Так, английскому праву известен приказ Энтон Пиллер (Anton Piller order), примененный впервые в деле Anton Piller K.G. v. Manufacturing Process Ltd <*>. Германская компания, полагая, что ее английский контрагент мог сообщить технические детали нового модельного ряда компьютеров конкурентам, обратилась в суд ex parte за получением приказа, дающего право юристу компании войти в служебные помещения английского контрагента, осмотреть их и в случае необходимости изъять соответствующие документы, с помощью которых можно было бы доказать в суде нарушение ответчиком авторских прав истца. Приказ Энтон Пиллер заставляет предоставить доступ в помещения для того, чтобы дать возможность представителям истца искать любые документы, вещественные доказательства, информацию или материалы в какой-либо другой форме, арестовать их и, если необходимо, конфисковать. Наиболее часто Anton Piller order применяется при нарушении прав интеллектуальной собственности и при подлоге документов <**>. Представляется, что повышению эффективности предусмотренного Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации института обеспечительных мер будет способствовать установление в отечественном гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве мер по обеспечению доказательств, аналогичных приказу Энтон Пиллер, например как изъятие по определению суда в порядке исполнительного производства судебным приставом-исполнителем с участием компетентного специалиста и передача истцу доказательств, в том числе на электронных носителях, подтверждающих нарушение прав истца, с требованием о защите которых истец обратился или намерен обратиться в суд.

<*> (1976) Ch 55. СА. Цит. по: Павлова Н.В. Ускоренная судебная защита: Предварительные обеспечительные меры в коммерческом процессе. М.: Дело, 2005. С. 56.
<**> См.: Павлова Н.В. Ускоренная судебная защита: Предварительные обеспечительные меры в коммерческом процессе. М.: Дело, 2005. С. 56 - 57.

Новеллой действующего арбитражного процессуального законодательства являются предварительные обеспечительные меры. Так, в соответствии с частью 1 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд по заявлению организации или гражданина вправе принять предварительные обеспечительные меры, направленные на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска. Дореволюционное гражданское процессуальное законодательство и советское гражданское процессуальное законодательство не предусматривали институт предварительных мер по обеспечению незаявленных требований в качестве общего правила гражданского процесса <*>, в то время как зарубежному коммерческому процессу предварительные обеспечительные меры были известны и широко применялись в судебно-арбитражной практике <**>.

<*> См.: Плешанов А.Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции: проблемы теории и практики. М.: НОРМА, 2002. С. 296 - 301.
<**> См.: Нешатаева Т. О предварительных обеспечительных мерах в Арбитражном процессуальном кодексе РФ // Хозяйство и право. 2005. N 6. С. 45.; Павлова Н.В. Ускоренная судебная защита: Предварительные обеспечительные меры в коммерческом процессе. М.: Дело, 2005. С. 304.

Однако отдельные случаи, в которых допускалось применение предварительных обеспечительных мер, были известны советскому гражданскому процессуальному праву. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, утвержденный ВЦИК и СНК РСФСР 7 июля 1923 г., допускал возможность принятия судом предварительных мер по обеспечению будущих требований кредиторов к наследодателю и возможность предварительного обеспечения судом будущих бесспорных исковых требований государственных учреждений и предприятий к лицам по гражданским делам, если бесспорно установлено, что отсутствие обеспечения будущего иска повлечет за собой непоправимый ущерб для государства <*>.

<*> См.: Новичкова З.Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1972. С. 57; Рожкова М.А. Обеспечительные меры арбитражного суда // СПС КонсультантПлюс.

До принятия действующего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возможность применения такой предварительной обеспечительной меры как арест судна предусматривали положения Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации (статьи 388 - 393). Согласно пункту 1 статьи 388 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации арестом судна является любое задержание или ограничение в передвижении судна во время нахождения его в пределах юрисдикции Российской Федерации, осуществляемые на основании постановления суда, арбитражного суда или управомоченного законом налагать арест третейского суда по морским делам для обеспечения морского требования, как оно определено в статье 389 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, за исключением задержания судна, осуществляемого для приведения в исполнение решения суда, арбитражного суда или третейского суда, вступившего в законную силу. Судно может быть арестовано только по морскому требованию (п. 2 ст. 388 КТМ РФ). Исчерпывающий перечень морских требований содержится в статье 389 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации. При этом в соответствии с пунктом 4 статьи 388 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации судно может быть арестовано для получения обеспечения независимо от того, что в соответствии с юрисдикционной оговоркой или арбитражной оговоркой, предусмотренными соответствующим договором или иным образом, морское требование, по которому на судно наложен арест, подлежит рассмотрению в суде или арбитраже другого государства.

В соответствии с частью 3 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об обеспечении имущественных интересов подается в арбитражный суд по месту нахождения заявителя, либо по месту нахождения денежных средств или иного имущества, в отношении которых заявитель ходатайствует о принятии мер по обеспечению имущественных интересов, либо по месту нарушения прав заявителя. Данные положения арбитражного процессуального законодательства свидетельствуют об определенной самостоятельности процесса по применению арбитражным судом предварительных обеспечительных мер, который может быть начат не только в арбитражном суде, к подсудности которого относится рассмотрение материально-правовых требований заявителя, но и в ином арбитражном суде. При этом критерием определения арбитражного суда, компетентного в данном конкретном случае применять предварительные обеспечительные меры, является эффективность данных мер в случае их применения арбитражным судом. Так, в пункте 3 приложения к информационному письму от 7 июля 2004 года N 78 "Обзор практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер" Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что в целях достижения наибольшей эффективности предварительных обеспечительных мер заявитель вправе выбрать компетентный арбитражный суд в соответствии с частью 3 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Арбитражный суд вправе отказать в применении предварительных обеспечительных мер, если их осуществление иным компетентным судом в соответствии с частью 3 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации более эффективно.

Арбитражное процессуальное законодательство Российской Федерации не ограничивает применение арбитражными судами обеспечительных мер, в том числе предварительных, какими-либо отдельными категориями споров или в отношении каких-либо отдельных требований заявителей, в том числе неимущественного характера. Затруднение или невозможность исполнения судебного акта возможны и в том случае, если спор, по которому суд принял указанный судебный акт, носит неимущественный характер. Вместе с тем Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце 3 пункта 2 информационного письма от 13 августа 2004 года N 83 "О некоторых вопросах, связанных с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" <*> разъяснил, что понятие "ущерб", использованное в части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, охватывает как ущерб, определяемый по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, так и неблагоприятные последствия, связанные с ущемлением чести, достоинства и деловой репутации. Следовательно, ущерб в контексте положений части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, являющийся основанием для применения обеспечительных мер, в том числе предварительных, может иметь место и в случае, если предметом спора и, соответственно, требований заявителя является защита неимущественных благ, а спор носит неимущественный характер. В этой связи вызывает сомнения обоснованность разъяснений, содержащихся в абзаце 4 пункта 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2002 года N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" <**>, о том, что заявления, которые не содержат требования имущественного характера, не могут сопровождаться предварительными обеспечительными мерами <***>.

<*> СПС Консультант Плюс.
<**> СПС Консультант Плюс.
<***> Возможно, что такое ограничительное толкование Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о предварительных обеспечительных мерах продиктовано желанием Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации исключить возможность незаконного применения предварительных обеспечительных мер по заявлениям недобросовестных лиц, однако это не исключает необходимости нормативного основания для такого толкования, которое, как нам представляется, в данном случае в арбитражном процессуальном законодательстве отсутствует.

С применением арбитражными судами предварительных обеспечительных мер тесно связана другая новелла действующего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации - встречное обеспечение <*>. Так, в соответствии с частью 4 статьи 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при подаче заявления об обеспечении имущественных интересов заявитель представляет в арбитражный суд документ, подтверждающий произведенное встречное обеспечение в размере указанной в заявлении суммы обеспечения имущественных интересов. В случае непредставления указанного документа арбитражный суд вправе предложить заявителю предоставить встречное обеспечение в соответствии со статьей 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оставляет заявление об обеспечении имущественных интересов без движения по правилам статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации до представления документа, подтверждающего произведенное встречное обеспечение.

<*> См.: Балашов Ю.И. Встречное обеспечение как новая правовая норма в АПК РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 2. С. 132 - 136.

Основания и порядок предоставления встречного обеспечения установлены положениями статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, допуская обеспечение иска, по ходатайству ответчика может потребовать от обратившегося с заявлением об обеспечении иска лица или предложить ему по собственной инициативе предоставить обеспечение возмещения возможных для ответчика убытков (встречное обеспечение) путем внесения на депозитный счет суда денежных средств в размере, предложенном судом, либо предоставления банковской гарантии, поручительства или иного финансового обеспечения на ту же сумму. Необходимо также отметить, что согласно части 2 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицо, ходатайствующее о применении обеспечительных мер, в заявлении об обеспечении иска может указать встречное обеспечение.

Встречное обеспечение путем внесения на депозитный счет суда денежных средств в размере, предложенном судом, как правило, не вызывает существенных вопросов в судебно-арбитражной практике. Иная ситуация складывается со встречным обеспечением путем предоставления поручительства. В соответствии со статьей 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Исходя из положений статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации, арбитражные суды в отдельных случаях отказывались расценивать в качестве встречного обеспечения путем предоставления поручительства договор поручительства, заключенный между поручителем и истцом, поскольку кредитором в обязательстве по возмещению убытков, причиненных обеспечительными мерами, будет являться ответчик <*>, а в других случаях рассматривали такие договоры как иное финансовое обеспечение по смыслу части 1 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации <**>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 16 марта 2004 года по делу N А55-11917/03-16 // СПС КонсультантПлюс.
<**> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 ноября 2003 года по делу N А55-11920/03-24 // СПС КонсультантПлюс.

Встречное обеспечение в соответствии с частью 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации может быть предоставлено также ответчиком взамен мер по обеспечению иска о взыскании денежной суммы путем внесения на депозитный счет арбитражного суда денежных средств в размере требований истца.

Однако размер встречного обеспечения и срок его предоставления, который не может превышать пятнадцать дней, в соответствии с частью 3 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливаются определением арбитражного суда.

Положения части 3 статьи 94 в системном единстве с положениями части 2 статьи 92 и частей 1, 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливают возможность предоставления сторонами встречного обеспечения только во исполнение определения арбитражного суда, определяющего существенные условия встречного обеспечения: размер и срок предоставления. С учетом этого полагаем, что при отсутствии определения арбитражного суда о встречном обеспечении, определяющего размер встречного обеспечения и срок его предоставления, стороны не могут предоставлять встречное обеспечение по собственной инициативе <*>, за исключением случая подачи лицом заявления об обеспечении имущественных интересов до предъявления иска, поскольку не наделены в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации правом определять размер встречного обеспечения и срок его предоставления. Иное означало бы вторжение сторон в установленную Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации сферу компетенции арбитражного суда по определению размера встречного обеспечения и срока его предоставления, что недопустимо, как и всякое незаконное вмешательство в правосудие.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 апреля 2003 года по делу N А82-107/02-Г/15 // СПС КонсультантПлюс. Вместе с тем в судебно-арбитражной практике встречается и другой подход к возможности предоставления сторонами встречного обеспечения по собственной инициативе. Так, Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа высказана правовая позиция, состоящая в том, что предъявление встречного обеспечения по инициативе истца не противоречит нормам АПК РФ. См.: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21 октября 2004 года N Ф03-А73/04-1/2890 по делу N А73-3369/2004-22(АИ-1/564) Арбитражного суда Хабаровского края // Судебные решения (приложение к журналу "Арбитражная практика"). 2005. N 3 (9) (май - июнь). С. 44 - 46.

Вместе с тем судебно-арбитражная практика исходит из того, что определение арбитражного суда об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении встречного обеспечения не может быть обжаловано <*>.

<*> См.: Определение Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 ноября 2003 года по делу N Ф04/5639-1847а/А45-2003 // СПС КонсультантПлюс.

В соответствии с частью 4 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае вынесения определения о встречном обеспечении арбитражный суд не рассматривает заявление об обеспечении иска до предоставления в арбитражный суд документа, подтверждающего произведенное встречное обеспечение <*>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 июня 2004 года по делу N Ф04/3478-425/А67-2004 // СПС КонсультантПлюс; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 27 октября 2003 года по делу N А62-678/03 // СПС КонсультантПлюс.

Положения частей 1 и 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривают два случая предоставления встречного обеспечения. В первом случае, предусмотренном частью 1 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, встречное обеспечение предоставляется лицом, обратившимся с заявлением об обеспечении иска, как обеспечение возмещения возможных для ответчика убытков от применения арбитражным судом обеспечительных мер. Во втором случае, предусмотренном частью 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, встречное обеспечение предоставляется ответчиком взамен мер по обеспечению иска о взыскании денежной суммы. В соответствии с положениями части 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации во втором случае встречное обеспечение может быть предоставлено не всяким лицом, участвующим в деле, а только ответчиком, только взамен мер по обеспечению иска о взыскании денежной суммы <1>, и только путем внесения на депозитный счет арбитражного суда денежных средств <2> в размере требований истца. Представляется, что такое ограничение возможностей ответчика и иных лиц, участвующих в деле, по предоставлению встречного обеспечения не соответствует закрепленному в части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статье 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принципу равноправия сторон, согласно которому судопроизводство осуществляется на основе равноправия сторон. Вместе с тем применение обеспечительных мер осуществляется в рамках дискреционных полномочий арбитражных судов <3>. В этой связи полагаем, что положения части 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лишают арбитражные суды необходимых для осуществления правосудия дискреционных полномочий при определении вида встречного обеспечения и случаев, когда встречное обеспечение должно быть предоставлено, что не соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации о недопустимости в силу принципа самостоятельности судебной власти лишения законодателем суда необходимых для осуществления правосудия дискреционных полномочий <4>.

<1> См.: Балашов Ю.И. Встречное обеспечение как новая правовая норма в АПК РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 2. С. 134.; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 июня 2004 года по делу N Ф04/3478-425/А67-2004 // СПС КонсультантПлюс.
<2> См.: Павлова Н.В. Ускоренная судебная защита: Предварительные обеспечительные меры в коммерческом процессе. М.: Дело, 2005. С. 139; Балашов Ю.И. Встречное обеспечение как новая правовая норма в АПК РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 2. С. 134.
<3> См.: абзац 4 пункта 4 мотивировочной части Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 6 ноября 2003 года N 390-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета администрации Красноярского края о проверке конституционности части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации // СПС КонсультантПлюс.
<4> В абзаце 7 пункта 2 мотивировочной части Постановления от 12 марта 2001 года N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статьями 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц Конституционный Суд Российской Федерации установил, что в силу принципа самостоятельности судебной власти (статья 10 Конституции Российской Федерации) законодатель не вправе лишать суд необходимых для осуществления правосудия дискреционных полномочий. Также данная правовая позиция поддержана Конституционным Судом Российской Федерации в абзаце 4 пункта 3.2 мотивировочной части Определения от 12 мая 2005 года N 244-0 по жалобе граждан Вихровой Любови Александровны, Каревой Екатерины Ивановны и Масловой Валентины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134, статьями 220 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Полагаем, что в целях приведения в соответствие с содержанием принципа самостоятельности судебной власти и принципа равноправия сторон необходимо внесение изменений в положения части 2 статьи 94 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающих возможность предоставления всяким лицом, участвующим в деле, а не только ответчиком встречного обеспечения взамен мер по обеспечению любого иска, а не только иска о взыскании денежной суммы путем внесения на депозитный счет суда денежных средств в размере, предложенном судом, либо предоставления банковской гарантии, поручительства или иного финансового обеспечения на ту же сумму, а не только путем внесения на депозитный счет арбитражного суда денежных средств в размере требований истца.

Применение судом обеспечительных мер должно иметь место в целях создания условий для реального исполнения судебного акта и тем самым, предотвращения причинения истцу значительных убытков, и не должно влечь такие последствия, как порча или уничтожение имущества ответчика или третьих лиц, поскольку данные последствия противоречат правовой природе и назначению обеспечительных мер. Так, в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 октября 1996 год N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" отмечается, что наложение ареста на имущество возможно, если при длительном хранении оно не потеряет свои качества. Такая мера не может применяться, в частности, в отношении скоропортящихся товаров.

Вопрос об основаниях применения арбитражными судами обеспечительных мер приобретает особую актуальность в ситуации, когда с заявлением о применении обеспечительных мер в арбитражный суд обращается сторона третейского разбирательства. Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 25 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" заявление об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, подается стороной в компетентный суд по месту осуществления третейского разбирательства или месту нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры. К заявлению об обеспечении иска прилагаются доказательства предъявления иска в третейский суд, определение третейского суда о принятии обеспечительных мер, а также доказательства уплаты государственной пошлины в порядке и размере, которые установлены федеральным законом. Согласно пункту 5 статьи 25 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" рассмотрение компетентным судом заявления об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, и вынесение им определения об обеспечении иска или об отказе в его обеспечении осуществляются в порядке, установленном арбитражным процессуальным или гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации. Исходя из положений пунктов 4, 5 статьи 25 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" и статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, удовлетворение третейским судом ходатайства заявителя о применении обеспечительных мер не исключает обязанности арбитражного суда, рассматривающего в качестве компетентного суда заявление стороны третейского разбирательства о применении обеспечительных мер, проверить наличие предусмотренных частью 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для применения обеспечительных мер и при отсутствии таких оснований отказать в применении обеспечительных мер <*>. Вместе с тем представляется ошибочным отказ в удовлетворении заявления стороны третейского разбирательства о принятии арбитражным судом обеспечительных мер по тому мотиву, что аналогичные обеспечительные меры ранее приняты третейским судом. Полагаем, что указанная позиция противоречит положениям пунктов 4, 5 статьи 25 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" и статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 ноября 2003 года по делу N КГ-А40/9352-03 // СПС КонсультантПлюс.

/"Арбитражный и гражданский процесс", 2006, N 5/

Оперативность, свойственная применению обеспечительных мер, в немалой степени парализуется отсутствием единообразной судебно-арбитражной практики и наличием различных подходов к решению отдельных вопросов, связанных с применением обеспечительных мер по заявлениям заинтересованных лиц.

Проявляется неоправданное отсутствие единообразия как на стадии принятия к рассмотрению арбитражными судами и судами общей юрисдикции заявлений о применении обеспечительных мер, так и на стадии рассмотрения названных заявлений. Например, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает требований к содержанию заявления об обеспечении иска, в то время как Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации содержит специальную статью 92 "Заявление об обеспечении иска", посвященную вопросам содержания заявления об обеспечительных мерах и документам, прилагаемым к заявлению об обеспечительных мерах. В соответствии с частью 2 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет заявление об обеспечении иска без движения по правилам статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если оно не соответствует требованиям, предусмотренным статьей 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о чем незамедлительно сообщает лицу, подавшему заявление. После устранения нарушений, указанных судом, заявление об обеспечении иска рассматривается арбитражным судом незамедлительно. Наиболее распространенными нарушениями при подаче заявлений об обеспечительных мерах являются: 1) отсутствие в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах; 2) отсутствие среди документов, прилагаемых к заявлению об обеспечительных мерах, доверенности или иного подтверждающего полномочия на его подписание документа; 3) отсутствие среди документов, прилагаемых к заявлению об обеспечительных мерах, документа, подтверждающего уплату государственной пошлины по заявлению об обеспечительных мерах.

Отсутствие в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах не соответствует пункту 5 части 2 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Поэтому мы полагаем, что, установив отсутствие в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах, арбитражный суд в соответствии с частью 2 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен оставить заявление об обеспечительных мерах без движения по правилам статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как не соответствующее пункту 5 части 2 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а не отказывать в принятии обеспечительных мер. В этой связи вызывает возражения практика отказов арбитражными судами в принятии обеспечительных мер при отсутствии в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах со ссылкой на пункт 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2002 года N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации". Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 13 Постановления от 9 декабря 2002 года N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что арбитражные суды не должны принимать обеспечительные меры, если заявитель не обосновал причины обращения с заявлением об обеспечении требования конкретными обстоятельствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер, и не представил доказательства, подтверждающие его доводы. В приведенных положениях Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не указываются процессуальные последствия отсутствия в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах, а акцентируется внимание арбитражных судов на недопустимость принятия обеспечительных мер по заявлениям об обеспечительных мерах, в которых отсутствует обоснование причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах конкретными обстоятельствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер. Поэтому полагаем, что пункт 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2002 года N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" не исключает обязанности Арбитражного суда, установив отсутствие в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах, в соответствии с частью 2 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оставить заявление об обеспечительных мерах без движения по правилам статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как не соответствующее пункту 5 части 2 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а не отказывать в принятии обеспечительных мер. Вместе с тем значительную пользу для единства судебно-арбитражной практики могло бы принести Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, разъясняющее процессуальные последствия отсутствия в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах, а также допустимость принятия заявления об обеспечительных мерах к рассмотрению арбитражного суда при отсутствии в заявлении об обеспечительных мерах обоснования причины обращения с заявлением об обеспечительных мерах.

Отсутствие среди документов, прилагаемых к заявлению об обеспечительных мерах, доверенности или иного подтверждающего полномочия на его подписание документа не соответствует части 3 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Следует также отметить, что в соответствии с частью 2 статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в доверенности, выданной представляемым лицом, или ином документе должно быть специально оговорено право представителя на подписание заявления об обеспечении иска. Соответственно, отсутствие в доверенности, выданной представляемым лицом, или ином документе специального указания на право представителя на подписание заявления об обеспечительных мерах арбитражный суд расценивает как отсутствие у представителя права на подписание заявления об обеспечительных мерах и в соответствии с частью 2 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве основания для оставления заявления об обеспечительных мерах без движения по правилам статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как не соответствующего части 3 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации <*>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 апреля 2004 года по делу N Ф04/2177-853/А27-2004 // СПС КонсультантПлюс.

В соответствии с частью 6 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к заявлению об обеспечении иска, если оно оплачивается государственной пошлиной, прилагается документ, подтверждающий ее уплату. Согласно подпункту 9 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче заявления об обеспечении иска уплачивается государственная пошлина в размере 1000 рублей. Отсутствие среди документов, прилагаемых к заявлению об обеспечительных мерах, документа, подтверждающего уплату государственной пошлины по заявлению об обеспечительных мерах, не соответствует части 6 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Установив отсутствие среди документов, прилагаемых к заявлению об обеспечительных мерах, документа, подтверждающего уплату государственной пошлины по заявлению об обеспечительных мерах, арбитражный суд в соответствии с частью 2 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оставляет заявление об обеспечительных мерах без движения по правилам статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как не соответствующее части 6 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По смыслу части 1 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив при рассмотрении вопроса о принятии заявления к производству, что оно подано с нарушением установленных требований, выносит определение об оставлении заявления без движения. При этом согласно части 2 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в определении арбитражный суд указывает основания для оставления заявления без движения и срок, в течение которого заявитель должен устранить обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения. В случае если обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения, не будут устранены в срок, установленный в определении, в соответствии с частью 4 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд возвращает заявление и прилагаемые к нему документы в порядке, предусмотренном статьей 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом в срок, установленный в определении арбитражного суда, обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения, должны быть уже устранены полностью, а не только предприняты действия, направленные на устранение названных обстоятельств. Например, если заявителем в пределах установленного срока по почте направлены в адрес арбитражного суда необходимые документы, которые в арбитражный суд поступят по истечении срока, установленного в определении арбитражного суда, то нельзя рассматривать указанные действия заявителя как устранение обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без движения, в срок, установленный в определении арбитражного суда, поскольку в установленный срок документы в арбитражный суд не поступили. Такой подход к устранению обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без движения, в срок, установленный в определении арбитражного суда, нашел свое отражение в судебно-арбитражной практике <*>.

<*> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 декабря 2005 года N 10758/05 // СПС КонсультантПлюс.

Как нами уже отмечалось ранее, обеспечительные меры принимаются судами в тех случаях, в которых непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта (часть 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 139 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (часть 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Наличие указанных обстоятельств является основанием для принятия судами обеспечительных мер, а отсутствие - основанием для отказа в принятии мер. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает процессуальных последствий установления судом отсутствия оснований для принятия обеспечительных мер при рассмотрении заявления о принятии мер по обеспечению иска. Однако очевидно, что в таком случае суд должен отказать заявителю в принятии обеспечительных мер. В отличие от Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает процессуальные последствия, наступающие в случае установления арбитражным судом при рассмотрении заявления об обеспечительных мерах отсутствия оснований для принятия обеспечительных мер. В соответствии с частью 3 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в обеспечении иска может быть отказано, если отсутствуют предусмотренные статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для принятия мер по обеспечению иска. Бремя доказывания обстоятельств, подтверждающих наличие оснований для принятия судом обеспечительных мер в гражданском процессе в соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а в арбитражном процессе в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагается на заявителя обеспечительных мер. Полагаем, что при рассмотрении вопроса о принятии обеспечительных мер суд применительно к этому отдельному процессуальному действию устанавливает локальный предмет доказывания <*>, в который входят юридические факты, отсутствующие в общем предмете доказывания по делу, круг которых определяется судом с учетом оснований и принципов применения обеспечительных мер, установленных в арбитражном и гражданском процессе соответственно положениями статей 90, 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статей 139, 140 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Правильное определение судом предмета доказывания по заявлению об обеспечительных мерах и конкретных доказательств, подтверждающих наличие фактов, входящих в предмет доказывания, является необходимым условием законности и обоснованности судебных актов об обеспечительных мерах. Об этом убедительно свидетельствуют материалы судебно-арбитражной практики. Анализ практики применения судами обеспечительных мер позволяет нам выделить отдельные обстоятельства, которые, как правило, учитываются судами при решении вопроса об обеспечительных мерах.

<*> См.: Звягинцева Л.М., Плюхина М.А., Решетникова И.В. Доказывание в судебной практике по гражданским делам. М., 1999. С. 16 - 17; Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Екатеринбург, 1992. С. 74 - 75; Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2003. С. 214.

Так, обеспечение залогом исполнения обязательства, требование об обеспечении иска из которого заявлено истцом, рассматривается в практике арбитражных судов как обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии предусмотренных статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований принятия обеспечительных мер <*>, поскольку и исполнение судебного акта, принятого в пользу истца, и возмещение возможных убытков истца могут быть произведены за счет заложенного имущества, в отношении которого гражданское законодательство устанавливает правовой режим, направленный на приоритетное удовлетворение имущественных требований залогодержателя из стоимости заложенного имущества и ограничивающий правомочия собственника-залогодателя по распоряжению заложенным имуществом. Согласно пункту 2 статьи 346 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя. Вместе с тем обнаруженное истцом-залогодержателем при проверке сохранности предмета залога отсутствие у залогодателя в наличии заложенного имущества, удостоверенное составленным залогодержателем и залогодателем двухсторонним актом об отсутствии предмета залога, расценивается арбитражными судами как обстоятельство, свидетельствующее о недобросовестности ответчика-залогодателя и, соответственно, о наличии предусмотренных статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований принятия обеспечительных мер.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 февраля 2005 года по делу N А17-191/10 Арбитражного суда Ивановской области // Судебные решения (приложение к журналу "Арбитражная практика"). 2005. N 2 (8) (март - апрель). С. 63 - 65.

Наличие обеспечительных мер в отношении предмета спора, принятых иным судом, не рассматривается в судебно-арбитражной практике в качестве безусловного основания для принятия или, напротив, для отказа в принятии обеспечительных мер. В отдельных случаях суды отказывают в принятии обеспечительных мер со ссылкой на наличие обеспечительных мер в отношении предмета спора, принятых иным судом <*>, а в других случаях не рассматривают названное обстоятельство как препятствующее принятию обеспечительных мер <**>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 июля 2005 года по делу N А56-6301/04 // СПС КонсультантПлюс.
<**> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 октября 2003 года по делу N А56-22155/03 // СПС КонсультантПлюс.

Представление заявителем, требующим принятия обеспечительных мер по тому основанию, что в случае их непринятия ему будет причинен значительный ущерб, документов, подтверждающих его финансовое состояние, в том числе бухгалтерского баланса, обоснованной сметы текущих расходов, расшифровки балансовых счетов 76.6, 86, 90.1, 91.1, 91.2, оборотно-сальдовой ведомости, и свидетельствующих о значительном размере ущерба, который может быть причинен заявителю в случае непринятия обеспечительных мер, расценивается арбитражными судами как доказанность названных обстоятельств, свидетельствующих о наличии предусмотренных статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований принятия обеспечительных мер <*>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 24 февраля 2004 года, Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Курской области от 21 октября 2003 года и Определение Арбитражного суда Курской области от 8 августа 2003 года по делу N А35-4990/03-С23 // Судебные решения (Приложение к журналу "Арбитражная практика"). 2004. N 2 (март - апрель). С. 56 - 60.

Длительное неисполнение ответчиком обязательств по оплате задолженности перед истцом может быть обусловлено не только отсутствием у ответчика денежных средств, но и другими основаниями <*>, в том числе несогласием ответчика с размером задолженности или самим фактом ее наличия, поэтому при отсутствии иных обстоятельств, свидетельствующих о наличии предусмотренных статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований принятия обеспечительных мер, само по себе длительное неисполнение ответчиком обязательств по оплате задолженности перед истцом не расценивается в судебно-арбитражной практике как обстоятельство, свидетельствующее о наличии предусмотренных статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований принятия обеспечительных мер.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 июня 2004 года по делу N А56-9065/04 // СПС КонсультантПлюс.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце 3 пункта 13 Постановления от 9 декабря 2002 года N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что предварительные обеспечительные меры применяются по заявлению организации или гражданина лишь в случае представления доказательств наличия у них имущественных требований. Такими доказательствами могут быть, в частности, сведения о регистрации права собственности, коммерческий контракт, выписки из лицевого счета о перечислении денежных средств и т.д. Поэтому непредставление заявителем предварительных обеспечительных мер надлежащих доказательств, подтверждающих наличие у него имущественных требований к должнику, рассматривается в практике арбитражных судов как обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии предусмотренных статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований принятия предварительных обеспечительных мер. Так, непредставление заявителем в обоснование заявления о принятии предварительных обеспечительных мер доказательств, подтверждающих передачу в собственность должника денежных средств по договору займа, арбитражный суд расценил как непредставление доказательств наличия у заявителя имущественных требований к должнику по договору займа, поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, и отказал заявителю в удовлетворении заявления о принятии предварительных обеспечительных мер.

Отсутствие единства судебно-арбитражной практики применения обеспечительных мер очень наглядно проявляется при рассмотрении корпоративных споров, при рассмотрении которых суды зачастую исходят из различного понимания принципов и оснований применения обеспечительных мер.

Одним из основных принципов применения арбитражными судами обеспечительных мер, в том числе по заявлениям участников хозяйственных обществ, является принцип соразмерности обеспечительных мер заявленному требованию. Данный принцип закреплен в части 2 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Отсюда следует необходимость неукоснительного соблюдения судом при применении обеспечительных мер принципа взаимосвязи применяемых обеспечительных мер с предметом исковых требований. Однако конкретное содержание взаимосвязи обеспечительных мер с предметом исковых требований понимается судами неодинаково, допускается различное толкование связи применяемых обеспечительных мер с предметом исковых требований. В частности, неодинаково решается в судебной практике арбитражных судов вопрос о допустимости применения ареста имущества хозяйственных обществ и запрета хозяйственному обществу распоряжаться принадлежащим ему имуществом в качестве мер по обеспечению исков участников хозяйственных обществ о признании недействительными решений органов управления соответствующих обществ, учредительных документов и изменений в них, а также ненормативных актов государственных органов по регистрации указанных учредительных документов и изменений в них. Зачастую данный вопрос решается неодинаково в практике не только разных федеральных арбитражных судов округов, но и даже в практике одного федерального арбитражного суда округа.

Сложившиеся в судебно-арбитражной практике правовые позиции по данному вопросу сводятся к следующему.

Удовлетворяя заявления участников о применении обеспечительных мер в виде ареста имущества хозяйственных обществ или запрета хозяйственному обществу распоряжаться принадлежащим ему имуществом по искам об оспаривании решений органов управления хозяйственных обществ, учредительных документов и изменений в них, а также ненормативных актов государственных органов по регистрации указанных учредительных документов и изменений в них, арбитражные суды исходят из того, что отчуждение имущества общества может причинить значительный ущерб заявителю <*>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 17 мая 2005 года по делу N А08-15938/04-4 // СПС КонсультантПлюс; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 2 декабря 2004 года по делу N Ф08-5672/2004 // СПС КонсультантПлюс.

Другой подход в судебно-арбитражной практике к решению данного вопроса состоит в том, что исковые требования о признании недействительными решений органов управления хозяйственных обществ, учредительных документов и изменений в них, а также ненормативных актов государственных органов по регистрации указанных учредительных документов и изменений в них, непосредственно имущества общества не касаются, следовательно, исполнение судебных актов по данной категории споров не предполагает осуществление каких-либо действий с имуществом общества, соответственно, отсутствуют предусмотренные статьей 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для применения мер по обеспечению данных исков в виде ареста имущества хозяйственных обществ или запрета хозяйственному обществу распоряжаться принадлежащим ему имуществом <*>. В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обеспечительной мерой может быть наложение ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию (часть 2 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). По смыслу названных норм процессуального закона обеспечительная мера в виде наложения ареста на имущество юридического лица может применяться исключительно по спорам имущественного характера и должна быть соразмерна (адекватна) заявленным требованиям <**>.

<*> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 декабря 2004 года по делу N Ф08-6124/2004 // СПС КонсультантПлюс.
<**> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июля 2004 года по делу N Ф08-2824/2004 // СПС КонсультантПлюс; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июля 2004 года по делу N Ф08-2828/2004 // СПС КонсультантПлюс.

Мы полагаем, что при решении вопроса о допустимости применения ареста имущества хозяйственных обществ и запрета хозяйственному обществу распоряжаться принадлежащим ему имуществом в качестве мер по обеспечению исков участников хозяйственных обществ о признании недействительными решений органов управления соответствующих обществ, учредительных документов и изменений в них а также ненормативных актов государственных органов по регистрации указанных учредительных документов и изменений в них, следует, прежде всего, исходить из соразмерности обеспечительных мер тому объему правовых возможностей заявителя, о защите которых ставится вопрос в заявлении о применении обеспечительных мер. Если вопрос об аресте всего имущества хозяйственного общества ставится участником, доля которого в уставном капитале данного общества составляет 0,01%, то применение обеспечительных мер в данном случае не будет соответствовать принципу соразмерности обеспечительных мер, установленному в части 2 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку правовые возможности владельца 0,01% в уставном капитале общества не включают в себя правомочия, позволяющие определяющим образом влиять на принятие обществом решений по распоряжению имуществом общества. Иная ситуация складывается, если требование об аресте всего имущества хозяйственного общества в порядке применения обеспечительных мер заявлено участником, доля которого в уставном капитале данного общества составляет 90%, поскольку данный участник, очевидно, обладает правовыми возможностями, позволяющими определяющим образом влиять как на формирование органов управления общества, в том числе единоличного исполнительного органа общества, так и на принятие обществом решений об отчуждении имущества общества. Здесь необходимо оценивать связь заявленных обеспечительных мер с предметом иска. Если в результате оспариваемых изменений в учредительные документы заявитель действительно подвергается опасности утратить принадлежащий ему объем правовых возможностей в отношении общества, то арбитражному суду, видимо, следует применить обеспечительные меры. При этом, на наш взгляд, то обстоятельство, что участник, владеющий даже 100% долей в уставном капитале хозяйственного общества, не является собственником имущества данного общества, не может являться единственным и самостоятельным основанием для отказа в применении обеспечительных мер, поскольку обеспечительные меры применяются не только для защиты правовых возможностей собственников, но и для защиты правовых возможностей лиц, обладающих иными субъективными гражданскими правами.

Необходимо отметить, что отсутствие связи заявленных мер по обеспечению иска с предметом иска, наряду с несоразмерностью обеспечительных мер, является основанием для отказа в применении обеспечительных мер. Так, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о принятии мер по обеспечению иска к ответчикам о признании недействительным договора купли-продажи акций и применении последствий его недействительности. В качестве мер по обеспечению иска заявитель просит наложить арест на акции номинальной стоимостью 1729335 руб. в количестве 1729335 шт. и запретить ответчикам и иным лицам совершать любые действия, касающиеся предмета спора. Отказывая в применении обеспечительных мер, арбитражный суд первой инстанции в определении, оставленном без изменения апелляционной инстанцией, отметил, что права заявителя как кредитора, требования которого включены в реестр требований кредиторов должника (первого ответчика по делу), состоят в получении денежных средств, а не спорных акций. Заявитель не является стороной оспариваемой сделки, исковых требований о передаче ему акций в собственность или на ином праве не заявляет. Однако заявитель требует запретить ответчику и иным лицам совершать любые действия, касающиеся спорных акций, только номинальная стоимость которых составляет 1729335 руб., тогда как заявитель включен в реестр кредиторов должника (первого ответчика по делу) с кредиторской задолженностью всего 1300000 руб., причем требование о включении в реестр кредиторов заявлено только после закрытия реестра. В соответствии с частью 2 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию. Обеспечительные меры, применения которых требует заявитель, не соответствуют положениям части 2 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Анализ судебно-арбитражной практики применения обеспечительных мер позволяет сделать вывод о существовании определенных общих принципов применения обеспечительных мер в гражданском и арбитражном процессе. Основными общими принципами применения обеспечительных мер в гражданском и арбитражном процессе являются: принцип применения обеспечительных мер в рамках дискреционных полномочий суда, принцип применения обеспечительных мер в целях реального исполнения судебного акта и предотвращения причинения убытков заявителю, принцип связи обеспечительных мер с предметом требований заявителя, принцип соразмерности обеспечительных мер требованиям заявителя, принцип оперативности и незамедлительности обеспечительных мер <*>, принцип равноправия сторон при применении обеспечительных мер и предоставлении встречного обеспечения, принцип срочности обеспечительных мер.

<*> Данный принцип предопределяет применение судом обеспечительных мер по общему правилу незамедлительно без проведения судебного заседания и заслушивания мнения всех лиц, участвующих в деле, о необходимости применения обеспечительных мер, что не исключает возможности указанных лиц обратиться в суд с ходатайством об отмене обеспечительных мер, а также обжаловать применение судом первой инстанции обеспечительных мер в вышестоящую судебную инстанцию.