Мудрый Юрист

Соотношение институтов уголовного преследования и реабилитации

Толстой А.В., аспирант.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации впервые в истории отечественного законодательства вводит институт реабилитации. Под реабилитацией понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещение причиненного ему вреда. Таким образом, законодатель напрямую связывает появление данного права с реализацией органами предварительного расследования своей процессуальной функции - уголовного преследования. Как же соотносятся данные правовые институты? Включается ли деятельность следователя, дознавателя и прокурора по реабилитации невиновных лиц в функцию уголовного преследования?

Пункт 55 ст. 5 УПК РФ определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Таким образом, при характеристике данной процессуальной функции необходимо иметь в виду, что это прежде всего деятельность, т.е. совокупность действий и решений дознавателя, следователя и прокурора, направленная на изобличение конкретного лица в совершении преступления. Словарь С.И. Ожегова под глаголом "изобличить" подразумевает "обнаружить в ком-либо что-нибудь предосудительное, уличить в чем-либо" <*>. Следовательно, и деятельность участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения также направлена на выявление лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, доказывание его вины с целью назначения ему справедливого наказания судом.

<*> Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1997. С. 585.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу сущности уголовного преследования. М.С. Строгович определял уголовное преследование как "деятельность следователя (или органа дознания) и прокурора в отношении определенного лица, привлеченного к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, направленную на то, чтобы изобличить это лицо в совершении преступления, доказать его виновность, обеспечить применение к нему заслуженного наказания" <*>. В связи с этим напрашивается вывод о том, что уголовное преследование имеет место быть исключительно с момента привлечения в качестве обвиняемого конкретного лица. Всю предшествующую этому юридическому факту деятельность он называет подготовкой к уголовному преследованию. Он пишет: "Главная задача подготовки к осуществлению уголовного преследования - раскрыть преступление, обнаружить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности" <**>. Таким образом, М.С. Строгович фактически отождествляет уголовное преследование с обвинением. По нашему мнению, уголовное преследование как процессуальная функция намного шире, нежели обвинение, которое представляет собой одну из форм реализации данной функции. Данная позиция автора значительно суживает субъектный состав лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование. Современный законодатель совершенно справедливо ввел фигуру подозреваемого как субъекта, подлежащего уголовному преследованию. Несомненно, этот участник уголовного судопроизводства претерпевает соразмерные с обвиняемым ограничения в осуществлении своих прав и свобод, поэтому он обязательно должен быть включен в категорию лиц, подлежащих уголовному преследованию.

<*> Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 65.
<**> Там же. С. 66.

А.М. Ларин характеризовал уголовное преследование как предшествующую разрешению дела уголовно-процессуальную деятельность, которая состоит в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом <*>. В такой интерпретации уголовного преследования из него выпадает деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств дознавателем, следователем и прокурором, являющаяся центральным звеном уголовного преследования. Без нее уголовное преследование было невозможным.

<*> Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. С. 25.

По нашему мнению, уголовное преследование представляет собой деятельность, осуществляемую дознавателем, следователем, начальником следственного отдела и прокурором, направленную на выявление лица, совершившего преступление, и последующее его изобличение с целью реализации уголовной ответственности. В этой деятельности могут также принимать участие потерпевший, гражданский истец, частный обвинитель и их представители в пределах предоставленных им законом полномочий.

Наиболее сложным является вопрос о начальном моменте осуществления уголовного преследования. М.С. Строгович совершенно определенно указывает на него - это привлечение лица в качестве обвиняемого по уголовному делу: "...нельзя считать, что уголовное преследование ведется в отношении каждого лица, на которое в материалах следствия появилось то или иное указание. Для того чтобы вести уголовное преследование в отношении того или иного лица, следователь должен принять об этом решение, которым это лицо ставится в определенное процессуальное положение. Этим решением является постановление следователя о привлечении данного лица в качестве обвиняемого" <*>. В данной интерпретации вопроса о начале уголовного преследования неохваченным остается целый этап расследования по уголовному делу - с момента его возбуждения и до привлечения лица в качестве обвиняемого.

<*> Строгович М.С. Указ. работа. С. 108.

Следует согласиться с М.А. Чельцовым, который говорил, что "начальным моментом процесса и является возбуждение уголовного преследования. Мы понимаем под ним процессуальный акт соответствующего государственного органа, в котором последний устанавливает наличие в определенном событии признаков уголовного преступления и поэтому решает начать уголовное преследование. Объектом уголовного преследования в этот начальный момент процесса необязательно является индивидуально определенное лицо (оно может быть неизвестно), а всякий предполагаемый совершитель преступления" <*>.

<*> Чельцов М.А. Уголовный процесс. 1948. С. 348.

По нашему мнению, уголовное преследование имеет своим первоначальным моментом возбуждение уголовного дела. Во-первых, уголовное преследование есть деятельность процессуальная, осуществляемая в рамках уголовно-процессуального закона и в порядке, установленном им.

Во-вторых, эта деятельность целенаправленная, имеющая перед собой ориентир в виде привлечения лица к уголовной ответственности. Поэтому говорить о ее начале только с момента появления в деле обвиняемого означало бы искусственно сузить границы ее осуществления. В случае возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица данный участник уголовного судопроизводства изначально ставится в процессуальное положение подозреваемого. Дознаватель, следователь, прокурор в ходе расследования уголовного дела с самого начала сориентированы в отношении данного лица и ведут целенаправленную деятельность по его изобличению с целью реализации уголовной ответственности.

Сложнее решить вопрос о начальном этапе уголовного преследования, когда органы предварительного расследования остаются еще в неведении относительно предположительного субъекта совершения преступления, - такая ситуация складывается при возбуждении уголовного дела по факту. В ч. 2 ст. 21 УПК РФ законодатель излагает императивное требование о том, что в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Это и есть сущность уголовного преследования. Совершение преступления всегда изменяет общественные отношения, охраняемые законом. Оно обязательно налагает отпечаток на их осуществление в виде материальных или идеальных следов. Процессуальная деятельность следователя по выявлению данных внешних проявлений преступления и составляет первоначальный этап осуществления уголовного преследования. Он может быть охарактеризован как обезличенное или неперсонифицированное уголовное преследование, направленное на установление конкретного лица, совершившего преступление. Данный этап прекращается с появлением в процессе фигуры подозреваемого или обвиняемого. С этого момента уголовное преследование приобретает индивидуально определенный характер, так как появляется субъект, в отношении которого оно осуществляется.

Подведем итоги. Под уголовным преследованием, по нашему мнению, следует понимать регламентированную уголовно-процессуальным законом деятельность стороны обвинения, направленную на выявление лица, совершившего преступление, и последующее его изобличение с целью реализации уголовной ответственности. Данная деятельность начинается с момента возбуждения уголовного дела и завершается вынесением обвинительного приговора судом с последующим его исполнением либо прекращением уголовного преследования и реабилитацией незаконно или необоснованно привлеченных к уголовной ответственности лиц.

Выяснение начального момента возникновения уголовного преследования не является исключительно научным спором. Решение данного вопроса имеет огромное значение и для практической деятельности, потому что напрямую связано с возможностью осуществления подозреваемым или обвиняемым права на защиту. Защита всегда обусловлена обвинительной деятельностью органов расследования, она появляется после того, как следователь, дознаватель или прокурор возбуждают уголовное преследование в отношении конкретного лица и инициируют деятельность по его изобличению, иначе защита являлась бы беспредметной, бесцельной. Она может осуществляться от чего-либо, а если нет обвинительной деятельности, то соответственно и защита возникнуть не может.

Привлечение к уголовной ответственности невиновного лица является грубейшим нарушением принципа законности, играет значительную роль в формировании общественного мнения о государстве в целом и компетентности правоохранительных органов в частности. Для невиновного, который в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования подвергается значительным правоограничениям, существенно важным является вопрос о возмещении причиненного ему вреда и восстановлении возможности осуществлять свои права.

В ныне действующем уголовно-процессуальном законе впервые введен институт реабилитации. Глава 18 УПК РФ раскрывает содержание данного правового института. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Право на реабилитацию является важнейшей процессуальной гарантией соблюдения прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве и составным элементом права на защиту.

Реабилитация представляет собой процессуальный порядок возмещения вреда и восстановления в правах лица, подвергнутого незаконному или необоснованному уголовному преследованию, признанного в установленном в законе порядке невиновным в совершении преступления. Когда же у лица возникает данное право? Законодатель дает нам совершенно четкий ответ на этот вопрос. В ч. 1 ст. 134 УПК РФ говорится, что суд в приговоре, определении, постановлении, а прокурор, следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда. Таким образом, законодатель признает возникновение права на реабилитацию у лица, признанного невиновным, с определенным юридическим фактом - вынесением властными участниками уголовного судопроизводства приговора, определения или постановления о признании за ним права на реабилитацию. По нашему мнению, данное право фактически возникает гораздо раньше, а именно - с момента привлечения невиновного лица к уголовной ответственности. Это право, являясь неотъемлемой частью права на защиту, возникает с момента незаконного или необоснованного ограничения прав конкретного лица в ходе осуществления в отношении него уголовного преследования. Как только в ходе расследования уголовного дела появляется подозреваемый, у него возникает право на защиту, а вместе с ним и возможность появления в дальнейшем права на реабилитацию. Ведь в ходе расследования по уголовному делу у следователя нет четкого представления о виновности лица, которое задержано по подозрению в совершении преступления, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения или в отношении которого возбуждено уголовное дело. Задача следователя в этом случае - разобраться в хитросплетениях механизма совершенного преступления, выявить виновное лицо и в последующем изобличить его в инкриминируемом деянии. Предположение дознавателя, следователя или прокурора о причастности подозреваемого к совершению преступления является предварительным, основанным на фактических данных, которые еще недостаточно проверены и подтверждены всей совокупностью собранных по делу доказательств. Поэтому вероятность следственной ошибки в этом случае наиболее велика. Если лицо (в данном случае невиновное) становится подозреваемым по ошибке или в результате злоупотребления служебными полномочиями, то у него уже возникают фактические предпосылки права на реабилитацию, которые потом приобретают юридический статус с момента признания его невиновности и возможности реабилитироваться.

Что же касается обвиняемого, то в этом случае выводы следователя о его виновности уже основываются на совокупности собранных доказательств, обоснованных, проверенных, однако полностью исключить возможность заблуждения относительно личности обвиняемого или квалификации деяния, вменяемого ему в вину, и в данном случае нельзя. Часть 2 ст. 175 УПК РФ гласит, что если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника и прокурора. С этого момента у обвиняемого, подозреваемого появляется право на реабилитацию, а у следователя, дознавателя и прокурора - обязанность обеспечить возможность осуществления этими лицами данного права. В рамках данной обязанности следователь определяет размер причиненного вреда реабилитируемому и выносит соответствующее постановление о производстве выплат, кроме того, прокурор приносит официальное извинение от имени государства за причиненный вред. По требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменное сообщение о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства и т.д. Законодатель обязывает в данном случае возмещать вред в полном объеме.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что появление права на реабилитацию обусловлено деятельностью органов предварительного расследования по осуществлению функции уголовного преследования. Именно в случае незаконности или необоснованности в действиях этих органов государства, причинивших вред личности, появляется возможность возмещения вреда и восстановления в правах у подозреваемого или обвиняемого, признанного невиновным в совершении преступления.