Мудрый Юрист

Экспертное исследование следов обуви в целях определения их пригодности для идентификации

Смотров С.А., кандидат юридических наук, полковник милиции, начальник ЭКЦ УВД Ивановской области.

Рекомендации по производству трасологических экспертиз обуви и ее следов описаны в работах ряда авторов, в частности Г.Л. Грановского [1], Е.И. Зуева [2], И.И. Пророкова [3] и других [4, 5, 6, 7].

Согласно методическим рекомендациям на первом этапе исследования эксперт должен установить пригодность следа подошвы обуви, изъятого с места происшествия, для идентификации оставившей его обуви.

Экспертное исследование следа подошвы обуви в целях установления его пригодности для идентификации обуви, оставившей его, предполагает разделение всех признаков, отобразившихся в следе, на признаки подошвы обуви, оставившей след, и признаки, обусловленные процессами следообразования и фиксации следа. В определенной мере наличие проблем при решении вопросов, связанных с установлением пригодности отображения для идентификации по нему объекта, отмечает и Ю.Г. Корухов: "Наряду с выявлением диагностических признаков может решаться и часто решается сопутствующая задача - установить пригодность отображения для идентификации по нему объекта. Данная задача по своей природе также является диагностической и всегда предшествует задаче идентификационной (пригоден ли след для идентификации). Она является частной по отношению к задаче "определить возможность судить по отображению о свойствах объекта" и решается по общим правилам диагностирования. Выводы в результате ее решения могут иметь следующий вид: отображение пригодно для идентификации объекта; не пригодно; для решения вопроса о пригодности необходим еще и сам проверяемый объект" [9]. Последняя форма вывода, на наш взгляд, заслуживает более подробного анализа. При наличии проверяемого объекта решение диагностических задач зависит от результатов сравнительного исследования отображения и объекта, то есть не "предшествует задаче идентификационной" и лишает их самостоятельного значения.

Сложность проведения указанной выше дифференциации признаков в процессе экспертного исследования при отсутствии конкретного проверяемого экземпляра обуви очевидна. Она связана, в частности, с тем, что "получать представление о предмете приходится, изучая отображение предмета в следе, а оно не всегда содержит достаточные для этого признаки" [8], и, кроме того, для данных целей не всегда удается решить вопрос о том, "насколько условия отображения повлияли на перенос информации с объекта на отображение" [9]. По нашему мнению, именно с данными обстоятельствами связано требование методики, согласно которому эксперт в своем заключении должен описать объект таким образом, чтобы "можно было, не видя объект, его представить и выделить по характерным признакам из числа подобных" [10].

При подробном описании признаков у эксперта, по нашему мнению, возникают следующие проблемы [11]:

а) в зависимости от особенностей механизма следообразования, а также условий хранения следов и их копий в исследуемых следах подошв обуви могут быть не выявлены и соответственно не описаны признаки, которые в ходе дальнейшего сравнительного исследования с конкретным экземпляром подошвы обуви будут установлены и положены в основу решения задачи идентификации;

б) при искажении элементов рисунка в процессе следообразования описание элементов рисунка, отобразившегося в следе, может не соответствовать описанию элементов рисунка подошвы обуви, фактически оставившей исследуемый след. Ю.К. Орлов приводит следующий показательный пример: по делу Г. эксперт дал категорический вывод о том, что след, обнаруженный на оконной занавеске, оставлен не обувью подозреваемого. В исследовательской части заключения было указано, что на занавеске имеется рисунок следа в форме ромбиков, а на подошве туфель Г. рисунок представлял собой квадратики. Следователь назначил повторную экспертизу, указав в постановлении, что ткань занавески имеет подвижную основу и способна сокращаться или увеличиваться, изменяя форму и размеры. При повторном исследовании следы на ткани исследовались под натяжением, и был получен другой вывод [12];

Для решения указанных выше проблем в качестве альтернативы словесному описанию можно рекомендовать следующее:

а) если рисунок подошвы обуви в следе отобразился достаточно четко, то при описании следа в тексте заключения давать ссылку на его масштабный фотоснимок, помещенный в фототаблицу;

б) при наличии компьютерной техники в текстах заключений словесное описание формы элементов рисунка подошвы обуви, отобразившихся в следе, заменять их графическими изображениями, помещаемыми в соответствующий абзац текстовой части заключения эксперта [14].

По нашему мнению, при замене словесного описания следа качественным масштабным фотоснимком не только не происходит утраты криминалистически значимой информации, но и устраняется возможность неодинакового прочтения признаков следа разными лицами.

Постановка диагностического вопроса о пригодности следа подошвы обуви, изъятого с места происшествия, для идентификации обуви, оставившей его, на наш взгляд, является переносом методики диагностического исследования папиллярных узоров рук на иной вид объектов без учета их специфики. В дактилоскопии возможность установления пригодности следа папиллярного узора для идентификации личности, оставившей его, обусловливается следующими особенностями папиллярных узоров рук как следообразующих объектов: индивидуальность, неизменность во времени, восстанавливаемость. Данные свойства папиллярных узоров рук обеспечивают наличие в каждом папиллярном узоре устойчивой, неизменной во времени, индивидуальной совокупности признаков его строения.

В отличие от следов папиллярных узоров рук следы обуви как следообразующие объекты не обладают вышеуказанными свойствами. Признаки подошв обуви образуют динамические комплексы, которые с течением времени в процессе эксплуатации обуви изменяются. Данное обстоятельство приводит к тому, что даже если эксперт, зная закономерности отображения признаков подошв обуви в следах, признает след подошвы обуви пригодным для идентификации обуви, оставившей его, то ко времени проведения идентификационного исследования подошва обуви, оставившая в действительности след на месте происшествия, может не содержать искомого комплекса признаков. В такой ситуации эксперт может только отказаться от решения задачи идентификации. Вывод о невозможности решения вопроса он будет обосновывать вероятностью изменения частных признаков подошвы обуви в процессе ее эксплуатации в период с... (дата изъятия следа) по... (дата изъятия обуви). Таким образом, проведенное ранее диагностическое исследование теряет свое информационное значение. Как видно из изложенного выше, перенос методики диагностического исследования следов одного вида объектов (следов папиллярных узоров), обладающих статичным во времени индивидуальным комплексом признаков, направленного на установление их пригодности к идентификации, на аналогичное диагностическое исследование следов другого вида объектов, имеющих динамически изменяющийся, но индивидуальный на протяжении определенного промежутка времени, комплекс признаков, является обоснованным только в рамках идентификационного периода. Если же идентификационный период превышен, то положительное решение о пригодности следа подошвы обуви для идентификации обуви, оставившей его, сделанный при диагностическом исследовании следа, теряет свое информационное значение. В данном случае, так как свойства папиллярных узоров и подошв обуви имеют разную природу возникновения, как справедливо отмечал Б.И. Шевченко, "формальная аналогия с какими-то другими предметами, природа которых, однако, иная, недопустима" [8].

Наличие проблем с решением вопроса об установлении пригодности следов обуви для идентификации по результатам их диагностического исследования подтверждает изучение заключений экспертов, выполненных в различных экспертных учреждениях. В ряде регионов РФ вопрос о пригодности следов подошв обуви для идентификации обуви, оставившей их, не решается даже после сравнения с идентифицируемой обувью (см., например, заключение эксперта от 22 сентября 2000 г. N 72 45/03 (Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы МЮ РФ); заключение эксперта от 17 декабря 1998 г. N 119 (ЭКУ ГУВД г. Санкт-Петербурга)) [15]. В определенной мере данное обстоятельство связано с тем, что вывод о пригодности следа подошвы обуви для идентификации обуви, оставившей его, в соответствии с методикой предшествует сравнительному исследованию, а на практике определяется результатами сравнительного исследования: если в результате экспертного исследования будет дан вывод о наличии тождества, то след пригоден для идентификации (как показывает изучение учебных заключений, выполненных в ВУЗах МВД РФ, при составлении текстовой части заключения на стадии раздельного исследования эксперт описывает только те признаки следа и обуви, по которым установлены совпадения, и на основании данной совокупности признаков признает след пригодным для идентификации обуви, оставившей его); при всех других формах вывода по результатам сравнительного исследования на этапе раздельного исследования формулируется вывод о пригодности следа для установления групповой принадлежности обуви, оставившей его. В этой связи необходимо отметить, что:

Кроме того, как показывает практика, при исследовании комплементных [16] следов возможна идентификация обуви по следам, признаки которых существенно отличаются от признаков идентифицируемой обуви. Очевидно, что за пределами идентификационного периода решение вопроса о пригодности для идентификации следа обуви вообще лишено какого-либо смысла.

Проведенный анализ различных аспектов экспертного диагностического исследования следов обуви с целью решения вопроса об их пригодности для идентификации обуви, оставившей их, показывает, что в настоящее время решение данного вопроса еще не имеет строгого научного обоснования.

В практике экспертно-криминалистического сопровождения расследования и раскрытия уголовных дел более актуальным вопросом при производстве диагностических судебно-трасологических экспертиз по следам обуви является вопрос об установлении по следу внешнего вида рельефного рисунка подошвы обуви, оставившей его, и вероятного верха обуви. Постановкой данного вопроса, по нашему мнению, и следует заменить ставящийся на разрешение экспертов вопрос о пригодности следа подошвы обуви для идентификации.

Литература

  1. Грановский Г.Л. Криминалистическое исследование следов ног. Киев, 1970.
  2. Зуев Е.И. Трасологическая экспертиза следов обуви. М., 1964.
  3. Пророков И.И. Криминалистическая экспертиза следов. Волгоград, 1980.
  4. Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы / Под ред. В.А. Снеткова. М.: ЭКЦ МВД РФ, 1993.
  5. Криминалистическая экспертиза. Вып. VI. Раздел 8. Трасология. М., 1968.
  6. Методика трасологического исследования изделий массового производства / М.Я. Сегай, В.П. Прищепа, Г.К. Гимон / Науч. рук. М.Я. Сегай. Киев, 1983.
  7. Демин К.Е., Федорович В.Ю. Трасология: Особенности составления экспертных заключений: Учебное пособие. ООП РИО Московского университета МВД России, 2003.
  8. Шевченко Б.И. Теоретические основы трасологической идентификации в криминалистике. М.: Изд-во МГУ, 1975.
  9. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М.: Издательская группа "НОРМА-Инфра-М", 1998.
  10. Ивашков В.А. Особенности составления заключения эксперта при выполнении дактилоскопических экспертиз: Учебное пособие. М., ЭКЦ МВД РФ, 1999.
  11. Смотров С.А. Производство и составление текстовой части дактилоскопических и отдельных видов трасологических экспертиз. Иваново, 1992.
  12. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учебное пособие. М.: Юрист, 1995.
  13. Смотров С.А. Особенности образования поверхностных следов обуви // Экспертная практика и новые методы исследования. М.: ВНИИСЭ, 1993. Вып. 4. С. 13 - 14.
  14. Смотров С.А. Дактилоскопические и трасологические экспертизы: производство и текстовая часть // Теория и практика судебной экспертизы / Сост. А.В. Пахомов. СПб.: Питер, 2003.
  15. Корниенко Н.А. Следы человека в криминалистике. СПб: Питер, 2001.
  16. Смотров С.А. Теоретические и практические аспекты криминалистической идентификации обуви по малоинформативным следам: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.