Мудрый Юрист

Актуальные проблемы субъектов брачного договора

Чашин А.Н., заместитель председателя президиума Первой Магаданской областной коллегии адвокатов.

Семейный кодекс РФ в ст. 40 устанавливает, что брачный договор может быть заключен как супругами, так и лицами, вступающими в брак.

В настоящее время ведется дискуссия по поводу указанной нормы семейного права. Некоторые авторы считают, что термин "лица, вступающие в брак" неудачен, так как делает возможным предположение о том, что стороны должны вступить в брак в ближайшее время после заключения брачного договора <*>.

<*> См.: Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. М.: Ось-89, 2003. С. 32.

Е.А. Чефрановой высказано мнение, согласно которому для определения данной категории субъектов брачного договора следует пользоваться термином "лица, имеющие намерение вступить в брак" <*>.

<*> Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье: Практ. пособие. М., 1997. С. 53.

По мнению Н.Е. Сосипатровой, отсутствие в законе прямого указания на момент, с которого граждане могут быть отнесены к категории лиц, вступающих в брак, может привести к нарушениям, так как нотариус обязан идентифицировать обратившихся к нему по поводу заключения брачного договора лиц как надлежащих субъектов такого договора <*>.

<*> Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. 1999. N 3. С. 76.

Л.Б. Максимович называет поставленную проблему надуманной на том основании, что в случае, когда брачный договор заключен до регистрации брака, он вступит в силу только после его (брака) регистрации. "Следовательно, - пишет далее Л.Б. Максимович, - если даже нотариус и удостоверит брачный договор лиц, еще не подавших заявления в загс, то до регистрации брака этот договор не породит для сторон никаких правовых последствий, что, в свою очередь, исключает возможность каких бы то ни было нарушений" <*>.

<*> Максимович Л.Б. Указ. соч. С. 33.

В данном случае нам представляется верной позиция Н.Е. Сосипатровой, согласно которой вступающими в брак следует считать лиц после подачи ими заявления в органы записи актов гражданского состояния <*>. Одновременно считаем необходимым возразить против позиции Н.Н. Скрыпникова и А.А. Игнатенко, согласно которой "к лицам, вступающим в брак, относятся мужчина и женщина, имеющие намерение создать семью, но при этом не обязательно уже подавшие заявление в загс" <**>.

<*> Там же.
<**> Игнатенко А.А., Скрыпников Н.Н. Брачный договор. Законный режим имущества супругов. М.: Филинъ, 1997. С. 39.

В отмеченной дискуссии позиция Н.Е. Сосипатровой наиболее предпочтительна по следующим соображениям. Лица, вступающие в брак, должны быть лицами, которые уже начали процесс вступления в брак, но не окончили его. Началом процесса вступления мужчины и женщины в брак следует признать момент подачи ими совместного заявления о регистрации брака между ними в органы записи гражданского состояния. Упомянутое Н.Н. Скрыпниковым и А.А. Игнатенко намерение создать семью не должно признаваться юридическим фактом, порождающим какие-либо правоотношения. Мужчина и женщина могут в течение жизни неоднократно иметь намерение создать семью с различными партнерами, однако это не дает оснований для признания их лицами, вступающими в брак. Кроме того, намерение вступить в брак должно отвечать как минимум двум условиям: обоюдности и окончательности. Обоюдность данного намерения заключается в том, что обе стороны, т.е. мужчина и женщина, в полной мере осознают последствия заключения брака и совместно желают их наступления. Желание только одного партнера не может инициировать процесс заключения брака. Окончательность намерения о вступлении в брак характеризуется тем, что каждая из сторон обдумала свой поступок и решила его совершить.

Оба названных условия материализуются в одном документе - в заявлении о регистрации брака в момент его подачи в органы записи актов гражданского состояния. Доказательством обоюдности намерения вступить в брак служат подписи, которые ставят жених и невеста под своим совместным заявлением. Отсутствие подписи одной из сторон лишает заявление признака совместности, а намерения вступить в брак - обоюдности. В случае если одно из лиц, вступающих в брак, не имеет возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления, волеизъявление лиц, вступающих в брак, может быть оформлено отдельными заявлениями. В этом случае доказательством обоюдности намерения вступления в брак будет служить нотариально заверенная подпись лица, не имеющего возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния. Доказательством окончательности намерения вступить в брак является сам факт составления и подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния. В жизни возможны случаи, когда обещание вступить в брак может быть дано с легкостью, необдуманно, преждевременно. И только целенаправленная деятельность лиц, принявших решение стать супругами, включающая в себя ряд отдельных действий, таких, как прибытие в органы записи актов гражданского состояния, предъявление соответствующему работнику документов, удостоверяющих личность, составление текста заявления о регистрации брака, проставление под ним своей подписи и т.п. может свидетельствовать с высокой степенью достоверности об окончательности намерения о вступлении в брак. И только после подачи такого заявления лица приобретают статус вступающих в брак.

Н.Е. Сосипатрова делает правильный вывод о том, что брачный договор, заключенный лицами, не подавшими в загс заявление о регистрации брака, должен быть признан ничтожной сделкой и не порождает для сторон правовых последствий <*>.

<*> Сосипатрова Н.Е. Указ. соч. С. 76.

Л.Б. Максимович в качестве возражения ссылается на то, что "в данном умозаключении искажена причинно-следственная связь. Брачный договор в этом случае действительно не породит для сторон правовых последствий, но не потому, что заключен с пороком субъектного состава, а потому что, будучи заключенным до брака, является своего рода условной сделкой и, таким образом, вступит в силу лишь со дня регистрации брака, т.е. со дня выполнения требуемого законом условия" <*>.

<*> Максимович Л.Б. Указ. соч. С. 36.

По нашему мнению, с данным возражением нельзя согласиться, так как брачный договор, заключенный лицами, не вступающими в брак, не породит правовых последствий и в том случае, если эти лица в дальнейшем приобретут статус вступающих в брак путем подачи заявления о заключении брака в органы записи актов гражданского состояния и вступят в брак. В случае заключения брачного договора лицами, не подавшими заявления о регистрации брака, т.е. формально не являющихся лицами, вступающими в брак (так как процесс вступления в брак ими не инициирован в установленном законом порядке), у каждой из сторон в дальнейшем появляется основание для признания договора ничтожной сделкой. Это может привести к дестабилизации договорных отношений в семейном праве.

По нашему мнению, заключение брачного договора возможно между двумя гражданами до момента регистрации брака, но не в любое время, а с момента подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния. Одновременно мы осмелимся утверждать, что использование законодателем термина "лица, вступающие в брак" не является случайностью. Для обоснования своей позиции обратимся к иной проблемной ситуации брачно-договорных отношений.

Л.Б. Максимович в своей монографии, посвященной анализу брачного договора в отечественном праве, приводит позицию Н.Е. Сосипатровой, согласно которой в том случае, если регистрация брака после заключения брачного договора не состоится, брачный договор необходимо признать прекратившимся, и точку зрения М.Г. Масевич, которая считает, что в случае, когда брак не будет зарегистрирован, брачный договор аннулируется <*>. Далее Л.Б. Максимович в целях аргументации собственной позиции, отличной от позиций Н.Е. Сосипатровой и М.Г. Масевич, приводит сравнение двух сделок имущественного характера: брачного договора и завещания. Здесь Л.Б. Максимович, критикуя логику Н.Е. Сосипатровой, указывает на то, что завещание, несмотря на принадлежность к срочным сделкам, может породить правовую неопределенность, поскольку неизвестно время, которое пройдет со дня его составления до дня открытия наследства. "Однако в этом случае почему-то не предлагается признать его недействительным или аннулировать на том основании, что после его составления прошло уже слишком много времени" <**>. В данном случае упрек Л.Б. Максимович неуместен, так как вполне очевидно, что аннулировать завещание по причине того, что после его составления прошло много времени, нецелесообразно в силу двух обстоятельств.

<*> Там же. С. 39 - 40.
<**> Там же. С. 41.

Во-первых, в отличие от брачного договора при составлении завещания лицо заранее желает по возможности более позднего момента наступления соответствующего юридического факта, а именно своей смерти. Если лицо желает передать имущество кому-либо через непродолжительный срок, оно имеет возможность заключить договор дарения. Брачный договор, как правило, составляется с желанием его вступления в силу через непродолжительное время.

Во-вторых, юридический факт при завещании (смерть) когда-нибудь все-таки наступит, при этом ненаступление смерти завещателя само по себе не влияет на его правоотношения с наследниками. При брачном договоре, заключенном лицами, желающими вступить в брак, юридический факт (регистрация брака) может не наступить никогда, при этом длительное отсутствие регистрации брака влияет на правоотношения сторон. Так, например, лицо, заключившее брачный договор и не вступившее в брак, может продолжать заключать аналогичные договора и с иными гражданами. Кроме того, на практике может возникнуть ситуация, когда лицо, намеревающееся вступить в брак, заключило брачный договор с одним лицом, а зарегистрировало брак с другим. В дальнейшем в случае расторжения первого брака и регистрации второго брака с лицом, которое является стороной ранее заключенного брачного договора, возникает вопрос: должен ли первоначально заключенный брачный договор вступить в силу? По нашему мнению, вступление в силу такого брачного договора нецелесообразно, так как в приведенном условном примере (и в иных случаях, когда между моментом заключения брачного договора и моментом регистрации брака проходит значительный промежуток времени) значительно меняются материальное, семейное, жилищное положение сторон договора, их социальный статус и т.д.

Выход из данного положения заключается в буквальной трактовке действующего в настоящее время семейного законодательства, согласно которому субъектами брачного договора могут быть только супруги либо лица, вступающие в брак. При этом лицами, вступающими в брак, необходимо считать лиц, подавших соответствующее заявление в органы записи актов гражданского состояния. По общему правилу, закрепленному ч. 1 ст. 11 Семейного кодекса, заключение брака производится по истечении месяца со дня подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния. Таким образом, гражданин имеет статус лица, вступающего в брак, в течение одного месяца с момента подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния. В случае регистрации брака лица, вступающие в брак, приобретают статус супругов, а брачный договор вступает в силу. В случае если брак по истечении установленного законом месячного срока не зарегистрирован, лицо утрачивает статус вступающего в брак на том основании, что оно однозначно выразило свою волю, направленную на отказ от заключения брака с определенным лицом, путем совершения действия (отзыва заявления о заключении брака из органов записи актов гражданского состояния) либо бездействия (неявки в органы записи актов гражданского состояния для регистрации брака). Вряд ли целесообразно отказываться при таких обстоятельствах от признания автоматического аннулирования брачного договора и оставлять за ним потенциальную возможность вступления в силу на неопределенный срок.

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы. Действующая формулировка ст. 40 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которой брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения, является оптимальной. Данная формулировка позволяет, во-первых, ограничить круг субъектов брачного договора путем отсечения лиц, не являющихся вступающими в брак. Это ведет к упорядочению договорных семейных отношений, уменьшая количество преждевременных и необдуманных договоров. Во-вторых, действующая формулировка позволяет ограничить действие брачного договора, заключенного между лицами, вступающими в брак, во времени, установив его срок, в случае отказа от заключения брака, как правило, в один месяц.