Мудрый Юрист

Общетеоретические вопросы защиты права собственности

Рассмотрение теоретических аспектов защиты права собственности следует начинать с понятия субъективного права, что само по себе является дискуссионной проблемой. Отметим, что в настоящее время в науке гражданского права существует несколько подходов к определению права на защиту.

Между тем юридическая наука не знает четкого понятия защиты права. Аналогично и в теории гражданского права нет достаточной ясности, что следует понимать под защитой права собственности, каковы ее юридическая природа и содержание, ее роль в механизме правового регулирования и взаимосвязь с другими правовыми категориями, в частности с охраной права, осуществлением права, правоприменением и др. В правовой литературе рассмотрение вопроса о защите субъективных гражданских прав зачастую сводится к характеристике форм и способов их защиты <*>.

<*> См.: Советское гражданское право. В 2 ч. / Под ред. В.А. Рясенцева. Ч. II. М.: Юрид. лит., 1986. С. 264 - 266.

Традиционно рассматривают право на защиту в его материально-правовом значении. В.П. Грибанов отмечал, что "в литературе по теории государства и права и в науке советского гражданского права проблема защиты гражданских прав обычно рассматривается в связи с вопросом о содержании субъективного гражданского права. При этом в большинстве случаев отмечают, что субъективное право по своему содержанию представляет собой совокупность ряда возможностей, в частности возможности для управомоченного лица осуществить право своими собственными действиями; возможности требовать определенного поведения от обязанного лица и, наконец, возможности обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием защиты нарушенного или оспариваемого права" <*>. В дальнейшем В.П. Грибанов уточняет, что под защитой гражданских прав в материально-правовом смысле следует понимать возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия <**>.

<*> Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 154.
<**> См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 155.

Приведенное выше мнение поддержано Н.Г. Александровым <1>, С.С. Алексеевым <2>, А.Б. Венгеровым <3>, В.В. Лазаревым <4>, Н.И. Матузовым <5>, В.М. Сырых <6> и др.

<1> См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 108 - 110.
<2> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1982. С. 110.
<3> См.: Венгеров В.А. Теория государства и права: Учебник. М., 1998. С. 487.
<4> См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. М., 2000. С. 470.
<5> См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2001. С. 525.
<6> См.: Сырых В.М. Теория государства и права. М., 1998. С. 345.

По нашему мнению, понятие защиты права собственности в материально-правовом смысле несколько шире понятия защиты субъективного права, предложенного В.П. Грибановым <*>. Во-первых, помимо возможности применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия, защита права собственности представляет собой возможность собственными правомерными действиями обеспечивать беспрепятственное осуществление указанного права его субъектом, а во-вторых, осуществление защиты возможно не только после совершения посягательства, но и в превентивных целях.

<*> См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 153.

Некоторые ученые рассматривают возможность защиты субъективного права как имманентно присущую ему способность, появляющуюся в момент возникновения субъективного права <*>. В литературе указывается, что принудительный характер субъективного права есть неотчуждаемое качество дозволенного поведения. Возможность прибегать в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями <**>.

<*> См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 73 - 74.
<**> См.: Александров Н.Г. Указ. соч. С. 109.

Другие цивилисты, соглашаясь с тем, что способность к защите содержится в самом субъективном праве, рассматривают ее диалектически, с позиций развития процесса осуществления субъективного права, в которых защита является одним из этапов такого процесса. Иными словами, возможность требования предлагается воспринимать в качестве элемента содержания, отсутствующего в момент возникновения субъективного права и проявляющегося исключительно в результате состоявшегося посягательства. Способность правоохранительного характера является хотя и обособленной, но составляющей частью нарушенного права <*>.

<*> См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 97.

Однако такое понимание права на защиту разделяется далеко не всеми правоведами. Оппонируя выше обозначенному мнению, они указывают, что любое ущемление субъективного права влечет возникновение нового материального права, исключительным предназначением которого является устранение помех в осуществлении нарушенного права. Представитель такой точки зрения О.В. Иванов считает, что право на защиту не есть свойство самого субъективного права, а есть самостоятельное право, хотя и тесно связанное с субъективным правом <*>.

<*> См.: Иванов О.В. Защита гражданских прав как правовой институт и как научная проблема // Вопросы советского государства и права: Труды Иркутского ун-та. Т. XLV. Сер. юрид. Вып. 8. Ч. 3. Иркутск, 1967. С. 47 - 48.

Особенным образом толкует мнение В.П. Грибанова в отношении права собственности О.А. Минеев. В частности, он утверждает, что, рассматривая право на защиту в качестве одной из возможностей собственника, мы вместо традиционной триады правомочий собственника - владение, пользование и распоряжение - получаем дополнительное четвертое правомочие - правомочие на защиту, что, по его мнению, недопустимо <*>. Ученый отмечает, что отсутствие в триаде правомочий собственника хотя бы одного из них создает иное субъективное право, отличное от права собственности. В то же время исключение из правомочий собственника права на защиту никак не меняет содержания права собственности.

<*> См.: Минеев О.А. Гражданско-правовые способы защиты вещных прав // Свобода, право, рынок. Волгоград, 2001. С. 102.

На основании вышеприведенных аргументов О.А. Минеев формирует собственное мнение на природу защиты права собственности. Он полагает, что "право на защиту необходимо признать особым субъективным гражданским правом, которое принадлежит обладателю любого из других гражданских прав как личности непосредственно в силу соответствующих норм Конституции РФ, в которой оно названо одним из важнейших прав человека, и Гражданского кодекса РФ" <*>. Данное право, следовательно, существует параллельно с тем правом, реализацию и уважение которого оно призвано обеспечить средствами государственного принуждения, и не должно отождествляться с самим защищаемым субъективным гражданским правом. Примечательно, что автор находит подтверждение своих рассуждений у самого В.П. Грибанова, мнение которого отрицает. Поскольку работа В.П. Грибанова носит название "Пределы осуществления и защиты гражданских прав", О.А. Минеев полагает, что автор монографии разделяет между собой понятия "осуществления" и "защиты" права.

<*> Минеев О.А. Указ. соч. С. 103.

Аналогично определяет защиту права собственности А.И. Базилевич, который указывает, что право на защиту является самостоятельным субъективным гражданским правом, установленным Конституцией РФ, Гражданским кодексом РФ и иными федеральными законами и международно-правовыми актами, и существует объективно, т.е. независимо от того, нуждается в нем носитель этого права в данный конкретный момент или нет <*>.

<*> См.: Базилевич А.И. Формы защиты субъективных гражданских прав. Дис. ... канд. юрид. наук / Ульяновский государственный университет. Институт права и государственной службы. Ульяновск, 2001.

Отметим, что даже в рамках рассматриваемой концепции о самостоятельности права на защиту единство мнений отсутствует. Дискуссия связана с моментом возникновения права на защиту.

Согласно первому мнению "защита гражданских прав является самостоятельным субъективным правом, пронизывающим все сферы гражданского права, но реализуется оно лишь при наличии такого факта, как нарушение" <*>. Отметим, что такая интерпретация аналогична представлению о праве на защиту как одном из правомочий субъективного гражданского права, только вместо термина "правомочие" используется термин "право". Противоположным является мнение, что право на защиту "в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения" <**>.

<*> Свердлык Г.А., Страунинг Е.Л. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав // Государство и право. 1998. N 5. С. 22.
<**> Гражданское право. Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. СПб., 1999. С. 281.

Однако нам представляется несостоятельной такая логика рассуждений. Защита права собственности не может быть самостоятельным субъективным правом, поскольку органично вписывается в содержание права собственности. Кроме того, при рассмотрении права на защиту в таком качестве мы столкнемся с проблемой классификации гражданских прав и гражданских правоотношений. Поскольку вещные права традиционно реализуются в составе вещных правоотношений, а обязательственные входят в содержание обязательственных правоотношений, право на защиту также должно осуществляться в рамках особого рода правоотношений. В.А. Тархов отмечает, что в литературе довольно широко распространено представление, будто бы защита субъективных прав всегда происходит в специально по этому проводу возникающих охранительных отношениях, с чем, по его мнению, нельзя согласиться <*>.

<*> См.: Тархов В.А. Гражданское право. Курс. Общая часть. Уфа, Уфимский юридический институт МВД РФ, 1998. С. 257.

Мы также полагаем, что данное мнение слабо теоретически обоснованно, и рассмотрим защиту права собственности с иных позиций. Указанное направление исследования необходимо начать с определения категории "субъективное право".

Ю.К. Толстой понимает субъективное право "как способность к определенному поведению самого управомоченного, а также способность вызывать необходимое для удовлетворения интересов управомоченного поведение других лиц" <*>. Существенным недостатком такого определения, на наш взгляд, является то, что оно не дает представления о том, какова структура субъективного права и входит ли в содержание права собственности право на защиту.

<*> Толстой Ю.К. Проблема обеспечения субъективных гражданских прав // Вестник МГУ. 1952. N 3. С. 22.

Отдельные исследователи, соглашаясь с предложенной дефиницией субъективного права, считают целесообразным включить в его содержание "возможность прибегнуть в необходимых случаях к содействию принудительной силы государственного аппарата для осуществления должного поведения обязанных лиц" <*>. Весьма существенно также дополнение О.С. Иоффе, который указывает, что "возможность прибегнуть в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями" <**>.

<*> Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М, 1955. С. 108 - 110.
<**> Иоффе О.С. Советское гражданское право. В 2 т. Т. 1. Л., 1958. С. 73.

Итак, субъективное право образует два вида возможностей: "Определять собственное поведение и требовать соответствующего поведения от обязанных лиц. При этом акцентируется внимание на единстве этих двух сторон, но не на противопоставлении с точки зрения приоритета одной из них" <*>.

<*> Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М, 1974. С. 227.

Отметим, что теория государства и права включает в содержание субъективного права возможность прикладывать определенные усилия для достижения позитивного интереса, используя при этом правомерные (т.е. предусмотренные законодательством) средства и методы; требовать от других участников соответствующих активных действий, направленных на удовлетворение собственного позитивного интереса; осуществлять защиту нарушенного права путем обращения к уполномоченным органам <*>.

<*> См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2001. С. 525.

Соответственно содержание субъективного гражданского права собственности с материально-правовой точки зрения представляет три группы возможностей:

а) собственник может прикладывать определенные усилия для достижения позитивного интереса, то есть владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в соответствии со ст. 209 ГК РФ;

б) может защищать свое право самостоятельно как посредством самозащиты, так и посредством применения мер оперативного воздействия;

в) может требовать защиты права собственности юрисдикционными органами путем применения мер принудительного воздействия.

Таким образом, содержание права на защиту составляют второй и третий элемент права собственности. В науке гражданского права данные возможности носят название материально-правовых и процессуальных <*>.

<*> См.: Дюрягин И.Я. Гражданин и закон. М., 1989. С. 57.

Материально-правовое содержание права на защиту включает в себя:

  1. Возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства принудительного воздействия на правонарушителя, защищать принадлежащие ему права собственными действиями фактического порядка (самозащита).
  2. Возможность применения управомоченным лицом в отношении обязанного лица так называемых мер оперативного воздействия или мер, близких к самозащите <*>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом ИНФРА-М, 1997 (издание третье, дополненное и исправленное).

<*> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 132 - 164; Комментарий к ГК РФ части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юринформцентр, 1996. С. 35; Кораблева М.С. Защита гражданских прав: Новые аспекты // Актуальные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1999.

К процессуально-правовым возможностям относится возможность управомоченного обратиться к органам государственной власти и местного самоуправления либо общественным объединениям с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению <*>.

<*> См.: Тархов В.А. Указ. соч. С. 266.

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что защита права самостоятельным субъективным правом не является, а органично вписывается в содержание права собственности. Такая защита обеспечивается не только в форме юрисдикционной деятельности соответствующих органов, но и действиями самих заинтересованных лиц в правоотношении, то есть действиями управомоченного или обязанного лица.

Поскольку понятие защиты права собственности в качестве составной части субъективного права собственности является ключевым для проводимого нами исследования, следует сформулировать его определение. По нашему мнению, под защитой права собственности следует понимать предоставленную в рамках права собственности возможность самостоятельно либо посредством применения мер государственно-принудительного воздействия обеспечить беспрепятственное осуществление правомочий собственником.

Полагаем, что определение защиты права формирует представление о ней как об особой правоприменительной деятельности либо как о механизме правового регулирования.