Мудрый Юрист

Судебная власть в системе обеспечения государственной безопасности Российской Федерации

/"Российский судья", 2006, N 3/
М.Р. ЧАРЫЕВ

Чарыев М.Р., ФСБ России, кандидат юридических наук.

Для характеристики судебной власти <*> в системе обеспечения государственной безопасности Российской Федерации автором статьи планируется изучить теоретические взгляды на возможность судов защищать интересы государства, провести анализ нормативного правового регламентирования и практики участия судов в обеспечении государственной безопасности Российской Федерации.

<*> Судебную власть автор рассматривает в пяти аспектах - функциональном, институциональном, организационном, регулятивном и идеологическом.

Функциональный аспект судебной власти предполагает выделение направлений ее деятельности; институциональный предусматривает рассмотрение ее в качестве самостоятельного института государственной власти; организационный удобен для характеристики системы, структуры, полномочий судов, определения подсудности дел; регулятивный включает в себя социальные нормы, регулирующие деятельность субъектов, входящих в судебную систему, связи между ними, закрепляет их права и обязанности; идеологический воздействует на правовую культуру граждан, связан с воздействием судебной власти на сознание людей, формированием их мировоззрения относительно судебной власти.

Об увеличении масштабов подрывной деятельности против Российской Федерации, изменении форм и методов этой деятельности, а также о появлении новых источников угроз государству отмечается в Концепции национальной безопасности Российской Федерации <*>, Военной доктрине Российской Федерации <**>, актах палат Федерального Собрания Российской Федерации <***>.

<*> Утверждена Указом Президента России от 17 декабря 1997 г. N 1300 "О Концепции национальной безопасности Российской Федерации".
<**> Утверждена Указом Президента России от 21 апреля 2000 г. N 706 "Об утверждении Военной доктрины Российской Федерации".
<***> См., например: Постановление Совета Федерации Федерального Собрания России от 26 июля 2000 г. N 231-СФ "О "круглом столе" на тему "О состоянии борьбы с преступностью и мерах по укреплению правопорядка и законности в Российской Федерации".

Помимо спецслужб, которые традиционно обеспечивали безопасность Российской Федерации, в последнее время учеными и практиками все чаще высказывается мнение о том, что и судебная власть в лице судов не только может, но и должна более эффективно способствовать укреплению Российского государства; судебная власть участвует в обеспечении государственной безопасности Российской Федерации, а также имеет возможность влиять на жизненно важные интересы государства.

Данная тенденция выражается в том, что в действующем законодательстве сформулированы задачи, в соответствии с которыми деятельность судов должна сводиться не только к защите прав и свобод человека и гражданина, но и к участию в обеспечении государственной безопасности Российской Федерации.

В связи с возрастанием угроз государственной безопасности возникает острая необходимость более тесного взаимодействия всех органов, организаций и должностных лиц для противодействия угрозам данному виду безопасности. Такое взаимодействие происходит в рамках системы обеспечения государственной безопасности Российской Федерации (далее - система обеспечения государственной безопасности, если не употребляется иное).

Прежде чем рассматривать вопросы участия судебной власти в обеспечении государственной безопасности Российской Федерации, необходимо определиться с тем, что понимается под данным видом безопасности и составляет основу системы обеспечения государственной безопасности <*>.

<*> В статье понятия "государственная безопасность Российской Федерации", "государственная безопасность", "безопасность государства", "безопасность Российской Федерации" и "безопасность Российского государства" рассматриваются как синонимы.

Принимая за основу определение безопасности, закрепленное в Законе Российской Федерации от 5 марта 1992 г. N 2446-1 "О безопасности" (далее - Закон "О безопасности"), автор рассматривает государственную безопасность как такое состояние государства, которое выражается в незыблемости его жизненно важных интересов <*>. Согласно ст. 1 Закона объектами государственной безопасности являются жизненно важные интересы государства, среди которых выделяются его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность. Концепция национальной безопасности относит незыблемость конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации к интересам государства. При этом Концепция отмечает, что интересы государства состоят также в политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка, в развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества <**>.

<*> Жизненно важные интересы государства - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития государства (ст. 1 Закона "О безопасности").
<**> В статье рассматривается участие судов в обеспечении государственной безопасности, исходя из того, каким образом и насколько эффективно их деятельность может влиять на незыблемость конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности; на политическую, экономическую и социальную стабильность; на обеспечение законности и поддержание правопорядка; на развитие равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

Имея в виду то, что согласно Концепции национальной безопасности система обеспечения национальной безопасности Российской Федерации создается и развивается в том числе в соответствии с указами Президента России, а также учитывая, что, исходя из п. 2 Указа Президента России от 17 декабря 1997 г. N 1300 "Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации", органам государственной власти было рекомендовано руководствоваться положениями Концепции национальной безопасности в практической деятельности и при разработке документов, касающихся обеспечения национальных интересов Российской Федерации, в статье автор берет за основу интересы государства, перечисленные в Концепции национальной безопасности.

В соответствии с разделом IV Концепции национальной безопасности основу системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации составляют органы, силы и средства обеспечения национальной безопасности, осуществляющие меры политического, правового, организационного, экономического, военного и иного характера, направленные на обеспечение безопасности личности, общества и государства. Статья 2 Закона "О безопасности" к основному субъекту обеспечения безопасности относит государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной власти.

Учитывая положения Концепции национальной безопасности и ст. 2, 10, 12 Закона "О безопасности", органы, силы и средства обеспечения государственной безопасности можно рассматривать в качестве субъектов обеспечения государственной безопасности. Вместе с тем влияние на жизненно важные интересы государства отличается у различных субъектов и обусловлено их спецификой, предназначением в обществе, наличием у них необходимых полномочий, с помощью которых государство может быть защищено.

К субъектам обеспечения государственной безопасности, на взгляд автора, относятся:

Суды относятся к субъектам обеспечения государственной безопасности, которые участвуют в обеспечении данного вида безопасности, однако непосредственно, как это делают спецслужбы, ее не обеспечивают и не организуют деятельность по ее обеспечению, как это делает Президент России.

Несмотря на то что Концепция национальной безопасности напрямую не включает суды в состав субъектов, принимающих участие в формировании и реализации политики обеспечения национальной безопасности, она содержит ряд положений, свидетельствующих о невозможности обеспечения национальной безопасности без их участия. Концепция, например, отмечает, что национальные интересы, представляющие собой совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства, должны обеспечиваться институтами государственной власти (раздел II).

Концепция подчеркивает, что осуществление конституционного принципа народовластия обеспечивается разделением властей, установлением более четкого функционального распределения полномочий между государственными институтами (раздел IV).

Рассматривая важнейшие задачи в области борьбы с преступностью, Концепция национальной безопасности отмечает, что таковыми являются привлечение государственных органов в пределах их компетенции к деятельности по предупреждению противоправных деяний, выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность (раздел IV). Решение данных задач в полной мере без участия судов невозможно.

Участие судебной власти в обеспечении государственной безопасности осуществляется через деятельность судов. Такое участие - не самоцель, а необходимое условие для защиты прав и свобод человека и гражданина, достижения стабильности во всем обществе.

Судебная власть в лице своих органов обладает достаточными полномочиями для обеспечения государственной безопасности, осуществляет деятельность, влияющую на жизненно важные интересы государства. Суды оказывают содействие субъектам обеспечения государственной безопасности.

Точки зрения многих российских юристов на судебную власть так или иначе подтверждают возможность судов участвовать в защите интересов государства <*>.

<*> Например, см.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб., 1902. С. 6; Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М., 1913. C. 87; Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 337; Ленин В.И. Первоначальный набросок статьи "Очередные задачи Советской власти". Соч. Т. 27. С. 191; Вышинский А.Я., Ундревич В.С. Курс уголовного процесса. Т. 1. М., 1934. С. 8; Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. 1. М., 1957. С. 7; Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М., 2000. С. 5; Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М., 2000. C. 43; Иванников И. От Гегеля до наших дней // Российская юстиция. 1998. N 5. C. 7; Магомедов А.М., Сергеев Л.И., Швецов В.И. Судоустройство в России. Вып. 1. М., 1995. C. 28; Скуратов Ю.И., Семенов В.М. Правоохранительные органы России. М., 1998. С. 18 и др.

Так, некоторые ученые не без оснований утверждают, что судебная власть реализует себя в целях защиты не только прав и свобод человека и гражданина, но и конституционного строя, единства экономического и правового пространства <*>.

<*> См.: Гуськова А.П. О спорных вопросах российского правосудия // Рос. судья. 2001. N 3. С. 6.

Ориентированность функций судебной власти на обеспечение не только прав и свобод граждан, но и на защиту государства, в том числе на содействие отдельных функций "оборонной мощи страны", отмечается в научной литературе <*>.

<*> См., например: Петрухин И.Л. Правосудие в системе государственных функций // Правоведение. 1983. N 3. С. 36; Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия. М., 1979. С. 19; Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: важная функция судебной власти (проблемы осуществления в условиях уголовно-правовой реформы): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 20, 21, 24.

Анализируя сущность судебной власти, некоторые судьи отмечают: "Сейчас с удовлетворением можно констатировать, что после целого десятилетия отрицания необходимости следования органов судебной власти в русле единой государственной политики руководители высших судебных органов не отрицают, что суды призваны не только защищать какие-то гипотетические права граждан, но и в пределах своих конституционных полномочий обязаны служить делу "укрепления законности и правопорядка", обеспечению социально-политической безопасности общества в целом" <*>.

<*> Колоколов Н.А. Роль судебной власти в достижении социально-политических целей государства // Рос. судья. 2000. N 1. C. 3.

По словам председателя Конституционного Суда России в отставке М. Баглая, "содействие укреплению и усилению нашего государства вытекает для Конституционного Суда отнюдь не из конъюнктурных соображений. Наша деятельность органически связывает идею сильного государства с государством правовым и конституционным... Конституционный Суд с первых шагов своей деятельности выступил в защиту единого правового и конституционного поля, с позиций конституционализма обосновал единство системы государственной власти и целостности России в условиях федерализма..." <*>.

<*> Баглай М.В. Слово о конституционном правосудии в России // Закон и право. 2002. N 2. С. 13 - 16.

Задачи судебной власти в 90-х гг. ХХ в. формулировались главой Российского государства, который относил к основным из них укрепление законности и правопорядка в России <*>.

<*> См.: Послание Президента России Федеральному Собранию России 1999 г. "Россия на рубеже реформ" // Рос. газета. 1999. 31 марта.

В зависимости от того, какие задачи стоят перед судами, можно говорить о том, на что направлена деятельность судебной власти в целом.

Задачи, стоящие перед судами и направленные на защиту Российской Федерации и ее жизненно важных интересов, сформулированы в федеральных законах по-разному.

Задачи, закрепленные за судами в рамках норм материального права, порой отличны от задач, закрепленных за судами в рамках норм процессуального права. При определении таких задач употребляются различные термины, что приводит к неоднозначности в понимании объектов защиты со стороны судов и к нечеткости формулировок стоящих перед судами задач.

В федеральных законах закреплены следующие задачи, стоящие перед судами:

Кроме того, арбитражные суды и суды общей юрисдикции в рамках гражданского судопроизводства также призваны содействовать укреплению законности и предупреждению правонарушений, формировать уважительное отношение к закону и суду, а Конституционный Суд России призван обеспечивать верховенство Конституции России на всей территории России.

Обобщая взгляды ученых и практиков, а также положения нормативных правовых актов, касающиеся задач, решаемых судебной властью, можно сказать, что в целом их направленность сводится к необходимости обеспечения (защиты, охраны) прав и свобод личности, прав и интересов общества и государства. Несмотря на то что данные задачи схожи с задачами, решаемыми другими органами государственной власти, их формулировки отличаются.

Так, перед Президентом России в числе других стоит задача по защите государства, сформулированная следующим образом: "Президент Российской Федерации... принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти" (п. 2 ст. 80 Конституции России).

Задача по защите государства, решаемая Правительством России, выражена так: "Правительство Российской Федерации осуществляет меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности..." (пп. "д" п. 1 ст. 114 Конституции России).

Решая поставленные задачи, суды, как и другие государственные органы (например, органы прокуратуры, Президент России и др.), призваны: разрешать правовые конфликты, возникающие в обществе, защищая при этом субъектов, принимающих участие в таких конфликтах; добиваться соблюдения существующих в государстве правовых норм, тем самым создавать условия для беспрепятственной реализации права всеми участниками правоотношений. Вместе с тем для решения этих вопросов судебная власть обладает отличающимися от других органов функциями и полномочиями.

Функции судебной власти реализуются через конституционное, гражданское, уголовное, административное и арбитражное судопроизводство. При этом в Конституции России не употребляется понятие "арбитражное судопроизводство", что, по мнению отдельных ученых, является пробелом в законодательстве <*>.

<*> См.: Абова Т.Е. Арбитражный суд в судебной системе России // Государство и право. 2002. N 9. С. 5 - 14; Петрухин И.Л. Проблемы судебной власти в современной России // Государство и право. 2000. N 8. С. 5 - 10.

По мнению автора, о правомерности выделения арбитражного судопроизводства в качестве самостоятельного вида судопроизводства свидетельствует наличие в России (наравне с ГПК РФ, УПК РФ, КоАП РФ) АПК РФ, регулирующего порядок судопроизводства в арбитражных судах.

Функции судебной власти автор подразделяет на основные и вспомогательные. Основанием для такой классификации является совокупность следующих обстоятельств: способность более эффективного решения задач, стоящих перед судебной властью; частота использования в судебной практике; возможность непосредственно и по существу разрешать возникшие конфликты; возможность пресекать и предупреждать или создавать условия по предупреждению и пресечению деятельности, представляющей угрозу безопасности Российской Федерации.

К основным функциям судебной власти относятся правосудие и судебный контроль, к вспомогательным - выступление с законодательной инициативой и обобщение судебной практики <*>.

<*> Подробнее о функциях судебной власти см.: Чарыев М.Р. Функции судебной власти // Рос. судья. 2002. N 3. С. 7 - 12; Чарыев М.Р., Яковлев Л.С. Судебная власть: ее место и роль в обеспечении национальной безопасности // Правовые основы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Монография / Ю.И. Авдеев, С.В. Аленкин, В.В. Алешин и др.; Под ред. проф. А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 135 - 142.

Для ликвидации угроз государственной безопасности функция правосудия может эффективно использоваться в уголовном судопроизводстве.

В рамках уголовного судопроизводства особое значение для государственной безопасности имеет рассмотрение и разрешение судом дел о преступлениях, посягающих на основы конституционного строя и безопасность государства, ответственность за которые установлена гл. 29 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ).

Путем реализации функции правосудия в рамках уголовного судопроизводства противоправная деятельность лиц, посягающих на государственную безопасность, может быть пресечена привлечением их к уголовной ответственности или применением принудительных мер медицинского характера. Например, за государственную измену в форме шпионажа были осуждены Сапычев, Величко, Дудник, Авраменко, Ветров, Калядин, Калугин, Моисеев, Поуп, Обухов и др.

Суды могут участвовать в обеспечении государственной безопасности помимо отправления правосудия в рамках уголовного судопроизводства с помощью полномочий в рамках гражданского и арбитражного судопроизводства, значимость которых для стабильности жизненно важных интересов государства отмечалась в Государственной Думе Федерального Собрания России <*>.

<*> См.: Постановление от 4 декабря 1998 г. N 3331-II ГД "О недопущении перехода в собственность нерезидентов Российской Федерации акций акционерных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства".

В рамках гражданского судопроизводства суды могут влиять на жизненно важные интересы государства путем: защиты гостайны при рассмотрении и разрешении гражданских дел; признания организаций террористическими; приостановления или прекращения деятельности (ликвидации) общественных объединений, цели и деятельность которых направлены на подрыв основ конституционного строя, и др.

Например, решением Верховного Суда России от 14 февраля 2003 г. на территории России была запрещена деятельность 15 террористических организаций, ставящих своей целью насильственный захват власти в России и пропагандирующих идеи экстремистского толка. В числе таких организаций были "Маджлисуль-Шура Объединенных народов Кавказа", "Аль-Каида", "Талибан", "Конгресс народов Ичкерии и Дагестана", "Братья мусульмане".

Решением Бутырского межмуниципального суда г. Москвы от 19 апреля 1999 г. в Москве было ликвидировано движение "РНЕ" в связи с тем, что оно провозглашало в качестве своей идейной основы лозунги экстремистского толка, а решением Хамовнического суда г. Москвы от 26 июля 2002 г. была прекращена деятельность газеты "Лимонка" по причине того, что ее публикации призывали к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства. Мосгорсудом данное решение оставлено в силе.

В рамках арбитражного судопроизводства суды влияют на жизненно важные интересы государства при рассмотрении и разрешении дел, связанных с банкротством или приватизацией стратегически важных для государства предприятий, учреждений; дел, связанных с защитой государственной собственности, и др.

Например, заместитель Генпрокурора России предъявил иск к акционерному обществу "Ратрем", администрации Химкинского района Московской области о признании недействительными распоряжения о приватизации специализированного конструкторского бюро экспериментального оборудования, свидетельства о регистрации и учредительных документов этого акционерного общества, а также об истребовании федеральной собственности из чужого незаконного владения. Решением от 12 сентября 1995 г. арбитражный суд иск удовлетворил и признал недействительными указанные акты о приватизации, а также обязал АО "Ратрем" вернуть федеральное имущество, перечисленное в акте оценки, стоимостью более 1 млн. руб. <*>.

<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда России. 1996. N 9.

В качестве примера решений арбитражных судов, благоприятно влияющих на государственную безопасность при рассмотрении дел о банкротстве, можно привести решение Арбитражного суда Московской области от 18 мая 1999 г., которым в нефтяной компании "Сиданко" было введено внешнее управление в интересах государства (внешним управляющим был назначен представитель государства), которое было призвано способствовать нормальной производственной деятельности компании и должно было привести к значительному улучшению финансового состояния дочерних подразделений предприятия <*>.

<*> См.: Рос. газета. 1999. 18 мая.

Наравне с правосудием основной функцией судебной власти является судебный контроль.

По мнению отдельных ученых, контрольную функцию суда необходимо отграничивать от других функций <*>. Автор разделяет данную точку зрения и считает, что во всех случаях, когда в суде обжалуются действия (решения, акты), государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, даются разрешения на совершение определенных действий, речь должна идти о судебном контроле. В остальных случаях при рассмотрении и разрешении дел в суде речь идет о правосудии. У правосудия и судебного контроля есть общая задача - восстановление нарушенных прав, однако у правосудия, помимо этого, есть и другая задача - наказание виновных в нарушении закона (это может происходить путем привлечения к уголовной ответственности, взыскания с ответчика денежных средств, конфискации имущества и т.д.). При этом в исковом заявлении, заявлении об обжаловании действий может быть соединено несколько требований, разрешение которых происходит как в форме правосудия, так и в форме судебного контроля (например, просьба признать в исковом заявлении действия органов безопасности незаконными и обязать вернуть изъятый товар). В данном случае суд будет проверять законность действий (решений, актов) соответствующих органов, должностных лиц и по результатам проверки разрешать материально-правовые требования к ответчику. Рассмотрение подобных требований в рамках искового производства по присущим ему правилам является правосудием (при простом обжаловании действий соответствующих органов принципы искового судопроизводства распространяются со своими особенностями).

<*> См., например: Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования... С. 26.

При осуществлении судебного контроля устанавливается один основной факт - законно ли действие (бездействие) либо акт соответствующего органа, должностного лица. В рамках же правосудия существует возможность установления и других юридических фактов - признание банкротом, признание сделки недействительной, признание организации террористической, установление факта виновности в преступлении и др.

Определенными особенностями обладает контроль за проведением оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). При проведении данного вида контроля проверяется законность оснований для проведения ОРМ.

В соответствии со ст. 23 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О Федеральной службе безопасности", ст. 31 Федерального закона от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ "О государственной охране" судебные органы в пределах полномочий, определенных Конституцией России, федеральными конституционными и федеральными законами, осуществляют контроль за деятельностью органов безопасности.

Согласно ст. 9 Федерального закона "О Федеральной службе безопасности" для получения судебного решения на право осуществления контрразведывательной деятельности в случаях, предусмотренных ч. 6 и 7 данной статьи, органы безопасности по требованию суда предоставляют служебные документы, касающиеся оснований для осуществления контрразведывательной деятельности.

Помимо контроля за ОРМ важное значение для обеспечения государственной безопасности имеет судебный контроль за арестами и продлением сроков содержания под стражей лиц, подозреваемых в преступлениях, посягающих на жизненно важные интересы государства.

Значимость данного полномочия судов общей юрисдикции в первую очередь обусловлена тем, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу позволяет затруднить правонарушителям возможность скрыться от следствия и суда и избежать уголовного наказания.

Например, обвиняемый в госизмене И. Сутягин неоднократно обжаловал незаконность своего ареста. Калужский районный суд Калужской области дважды отказывал в удовлетворении жалоб на незаконность ареста (29 июня 2000 г. и 10 августа 2000 г.), обосновывая свое решение тяжестью предъявленного обвинения. Калужский областной суд в Постановлении от 9 декабря 2000 г. и Верховный Суд России в Определении от 7 февраля 2001 г., разрешая вопрос о мере пресечения в отношении И. Сутягина, отметили, что нет оснований изменять ранее избранную меру пресечения, так как заключение под стражу может быть избрано по мотивам одной лишь опасности преступления.

/"Российский судья", 2006, N 4/

Особой разновидностью судебного контроля является судебный конституционный контроль, осуществляемый прежде всего Конституционным Судом России и конституционными (уставными) судами субъектов России <*>.

<*> В силу того что суды при осуществлении своих полномочий призваны руководствоваться Конституцией России, автор не исключает возможности проверки судами общей юрисдикции или арбитражными судами на соответствие Конституции России актов, которые рассматриваются в конкретном судебном заседании, однако принимать решения о признании их противоречащими Конституции России и отменять их данные суды не могут. Не имеют права суды общей юрисдикции и арбитражные суды принимать заявления, в которых содержатся просьбы о проверке на соответствие Конституции России нормативных правовых актов.

С помощью конституционного контроля осуществляются предупреждение и пресечение посягательств на государственную безопасность. Такое предупреждение и пресечение может происходить путем проверки на соответствие Конституции России нормативных правовых актов, проверка которых отнесена к компетенции Конституционного Суда России, с точки зрения возможности нанесения актами и лицами, действующими на основании этих актов, ущерба государственной безопасности.

Проверка Конституционным Судом России нормативных правовых актов может осуществляться и с точки зрения соответствия их тем нормам Конституции России, которые имеют непосредственное отношение к регулированию правоотношений в сфере обеспечения государственной безопасности (например, с точки зрения проверки нормативного правового акта на соответствие нормам Конституции России об основах конституционного строя, разграничении компетенции и предметов ведения между Россией и ее субъектами и др.).

В случае лишения нормативного правового акта, на основании которого действовало лицо (организация), юридической силы, его (ее) деятельность, направленная на нанесение ущерба государству, основанная на данном неконституционном нормативном акте, пресекается.

В случае признания нормативного правового акта, на основании которого функционировали правоохранительные органы по пресечению противоправной деятельности лиц (организаций), деятельность которых была направлена на нанесение ущерба жизненно важным интересам государства, соответствующим Конституции России суд тем самым признает законность действий правоохранительных органов по обеспечению безопасности России, позволяя им продолжать разведывательную, контрразведывательную, оперативно-розыскную и иную деятельность, направленную на защиту государства.

Судебный конституционный контроль может способствовать пресечению противоправной деятельности субъектов, представляющих угрозу государственной безопасности, создавать условия, в соответствии с которыми эти субъекты будут вынуждены действовать в строгом соответствии с предписаниями Конституции России и других нормативных правовых актов. Таким образом, государство, общество и личность защищены от нанесения им ущерба <*>.

<*> Подробнее о деятельности Конституционного Суда России по обеспечению государственной безопасности см.: Чарыев М.Р. Государственно-правовое регламентирование деятельности Конституционного Суда Российской Федерации в системе обеспечения государственной безопасности России // Рос. судья. 2001. N 11. С. 10 - 18.

Помимо функций правосудия и судебного контроля судебной власти принадлежит функция выступления с законодательной инициативой, которая, на взгляд автора, относится к ее вспомогательным функциям и выражается во внесении высшими судебными инстанциями законопроектов в Государственную Думу Федерального Собрания России. Данные законопроекты по своему содержанию должны относиться к вопросам ведения высших судебных инстанций.

По мнению некоторых ученых, сохранение за высшими судебными инстанциями законодательной инициативы позволяет судебной власти на "уровне нормотворчества участвовать в выработке общегосударственной политики, защищать общество и государство" <*>.

<*> Колоколов Н.А. Идеология и политика - неотъемлемые функции современной судебной власти // Рос. судья. 2001. N 9. С. 6.

В рамках реализации функции выступления с законодательной инициативой могут быть использованы такие полномочия, как: совершенствование механизма судебного разбирательства по делам, решения по которым влияют на стабильность Российской Федерации; участие в разработке и обсуждении нормативных правовых актов, а также проведение экспертизы проектов законов и иных актов, которые могут быть использованы для защиты государства; разработка предложений по совершенствованию нормативных правовых актов, в которых фигурируют жизненно важные интересы государства; участие председателей судов и их заместителей в заседаниях Государственной Думы Федерального Собрания России и Совета Федерации Федерального Собрания России, в работе их комитетов и комиссий по вопросам обеспечения безопасности Российской Федерации; подготовка научно обоснованных рекомендаций по вопросам, связанным с формированием практики применения законов и иных нормативных правовых актов и разработкой предложений по их совершенствованию в сфере защиты государства и др.

Например, за последние 10 лет Пленум Верховного Суда России принял 68 постановлений о внесении в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу Федерального Собрания России проектов законов <*>.

<*> См.: Интервью с секретарем Пленума Верховного Суда Российской Федерации В.В. Демидовым // Адвокатские вести. 2004. N 1.

Другой вспомогательной функцией судебной власти, с помощью которой судебная власть может влиять на жизненно важные интересы государства, является функция обобщения судебной практики.

В пользу выделения обобщения судебной практики в качестве функции судебной власти говорит то обстоятельство, что она оформляется самостоятельными видами судебных актов - постановлениями Пленумов Верховного Суда России и Высшего Арбитражного Суда России. Другие суды также имеют право обобщать судебную практику, но их деятельность в данном направлении не может быть рассмотрена как самостоятельная функция судебной власти, так как она не оформляется итоговым судебным актом, не закрепляется в законодательстве в качестве полномочия суда либо функции судебной власти. То же касается и толкования судами общей юрисдикции и арбитражными судами нормативных правовых актов, которое законодательно не закрепляется в качестве функции либо полномочия данных видов судов.

Несмотря на это, в рамках обобщения судебной практики Верховным Судом России и Высшим Арбитражным Судом России, дачи ими руководящих разъяснений имеет место толкование нормативных правовых актов (нормативное толкование). Нижестоящие суды в ходе принятия решения по конкретному делу также могут толковать нормативные правовые акты (казуальное толкование). При толковании нормативных правовых актов нижестоящими судебными инстанциями обобщения судебной практики не происходит. Толкование судами нормативных правовых актов имеет место при реализации функции правосудия, обобщения судебной практики.

За Верховным Судом России и Высшим Арбитражным Судом России законодательно закреплена дача разъяснений по вопросам судебной практики (ст. 126, 127 Конституции России). Такие разъяснения в соответствии со ст. 56 Закона "О судоустройстве РСФСР" являются обязательными для всех судов, органов и должностных лиц <*>.

<*> Однако по ст. 13 ГПК РФ разъяснения Верховного Суда России по вопросам судебной практики не относятся к судебным постановлениям, обязательным для всех без исключения органов и организаций. Помимо ГПК РФ, УПК РФ и АПК РФ также не относят постановления Пленумов Верховного Суда России и Высшего Арбитражного Суда России к судебным актам, имеющим общеобязательный характер.

В рамках реализации функции обобщения судебной практики высшими судебными органами могут быть использованы такие полномочия, как: информирование судов по отдельным вопросам судебной практики, связанной с правонарушениями, посягающими на безопасность государства; изучение и обобщение практики применения законодательства в сферах, затрагивающих жизненно важные интересы государства; ведение судебной статистики и организация работы по ее ведению по делам, решения по которым влияют на безопасность Российского государства; дача разъяснений по вопросам судебной практики, связанной с правонарушениями, посягающими на государственную безопасность, и др.

По мнению автора, существенное значение для политической стабильности Российской Федерации имеет Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда России от 11 июня 1999 г. N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса", в котором отмечается, что арбитражные суды Российской Федерации имеют право отклонить любую просьбу об оказании правовой помощи по поручению судов иностранных государств, если оказание такой помощи может нанести ущерб суверенитету или безопасности Российской Федерации.

Вспомогательные функции судебной власти направлены на создание условий по защите государства. С их помощью могут предупреждаться посягательства на безопасность Российской Федерации.

Резюмируя материал, касающийся функций судебной власти, целесообразно заключить, что в рамках функций судебной власти суды могут участвовать в обеспечении государственной безопасности, используя такие полномочия, как: лишение или ограничение прав и свобод лиц, обвиняемых в совершении преступлений, посягающих на основы конституционного строя и безопасность государства, путем назначения им наказаний, предусмотренных УК РФ; применение при наличии оснований к лицам, обвиняемым в совершении преступлений, посягающих на основы конституционного строя и безопасность государства, принудительных мер медицинского характера; принятие решений о приостановлении или прекращении деятельности (ликвидации) общественных объединений, представляющих угрозу безопасности Российской Федерации; принятие актов о признании незаконной процедуры приватизации и банкротства организаций, предприятий и учреждений, имеющих стратегическое значение для государства; принятие решений об истребовании государственной собственности из чужого незаконного владения; принятие решений, обязывающих средства массовой информации дать опровержение сведений, подрывающих деловую репутацию органов, обеспечивающих государственную безопасность; признание не соответствующими Конституции России и (или) вышестоящим нормативным правовым актам нормативных правовых актов, имеющих меньшую юридическую силу, и актов, не содержащих нормативных предписаний, в том случае, если эти акты затрагивают вопросы обеспечения безопасности Российского государства; отмена решений избирательных комиссий о результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания России в случае установления обстоятельств, когда кандидат, признанный избранным, политическая партия, избирательный блок, федеральные списки кандидатов которых допущены к распределению депутатских мандатов, при проведении предвыборной агитации выступали с призывами к насильственному захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации; избрание лицам, которым предъявлено обвинение в совершении преступлений, посягающих на основы конституционного строя и безопасность государства, меры пресечения в виде заключения под стражу; дача разрешений на проведение ОРМ по делам, решения по которым затрагивают жизненно важные интересы государства; вынесение частных определений, указывающих на недопущение совершения действий, наносящих ущерб государственной безопасности; признание законными решений органов и должностных лиц при осуществлении ими деятельности, направленной на обеспечение безопасности Российской Федерации (например, принятие судом актов о законности выдворения, депортации уполномоченными законом государственными органами иностранных граждан и лиц без гражданства, в отношении которых имеются материалы об осуществлении ими деятельности, направленной на нанесение ущерба жизненно важным интересам государства, за пределы Российской Федерации, принятие решений об обоснованности отказа в приеме таких лиц в гражданство Российской Федерации; принятие решений о правомерности сокращения сроков пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, а также решений о возможности отказа таким лицам во въезде на территорию Российской Федерации в случае, если их деятельность угрожает государственной безопасности); официальное толкование норм Конституции России, затрагивающих основы конституционного строя и других ее положений, касающихся жизненно важных интересов государства; обеспечение в ходе судебного разбирательства сохранности сведений, составляющих гостайну, и др.

С помощью функций судебной власти и полномочий судов при разрешении подсудных дел осуществляются: пресечение противоправной деятельности субъектов, посягающих на жизненно важные интересы государства; создание условий, затрудняющих совершение действий, представляющих угрозу государственной безопасности, а также создание условий, благоприятно влияющих на осуществление правоохранительными органами деятельности по обеспечению государственной безопасности.

Функции и полномочия судебной власти воплощаются в жизнь с помощью судебных актов, которые облекаются в форму постановлений, решений, определений, судебных приказов, приговоров, заключений и имеют общеобязательный характер. Неисполнение судебных актов влечет за собой уголовную и иную ответственность. Вместе с тем принятые по уголовному, гражданскому, арбитражному и административному делу решения обязательны для тех лиц, в отношении которых они приняты, решения же Конституционного Суда России обязательны для всех субъектов правоотношений вне зависимости от участия в конкретном деле.

Одна из особенностей принимаемых судами актов состоит в том, что они не могут быть пересмотрены и отменены другими органами <*>. Решение о признании недействительным или недействующим нормативного правового акта не может быть преодолено повторным принятием такого же акта (ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", ст. 253 ГПК РФ).

<*> Это не относится к пересмотру судебных актов вышестоящими судами в апелляционном, кассационном и надзорном порядке в рамках уголовного, гражданского, арбитражного и административного судопроизводства.


С помощью судебных решений может быть оказано благоприятное воздействие на жизненно важные интересы государства.

Возможность использования функций судебной власти и полномочий судов для пресечения и предупреждения деятельности, направленной на нанесение ущерба государству, юридически закрепляют действующие нормативные правовые акты.

Нормативные правовые акты, регламентирующие участие судов в обеспечении государственной безопасности, имеют разную юридическую силу, издаются (принимаются) различными органами государства, отличаются по механизму принятия и своей форме.

К основным таким актам относятся Конституция России, федеральные конституционные и федеральные законы. В действующем законодательстве нет прямого запрета на возможность закрепления задач, форм и способов взаимодействия органов законодательной, исполнительной власти и Президента России с судами по вопросам обеспечения государственной безопасности в других, помимо Конституции России, федеральных конституционных и федеральных законах, нормативных правовых актах. В этой связи в отдельных нормативных правовых актах Президента России, Правительства России, Государственной Думы Федерального Собрания России, Совета Федерации Федерального Собрания России, федеральных органов исполнительной власти закрепляются некоторые вопросы взаимодействия с судами Президента России, органов законодательной и исполнительной власти. Но чтобы формы и способы такого взаимодействия были обязательны для судов, надо закрепить их в нормативном правовом акте не ниже уровня федерального закона или в совместном с соответствующим судом акте Президента России, палат Федерального Собрания России или федерального органа исполнительной власти <*>.

<*> Подробнее о правовом регулировании участия судов в обеспечении государственной безопасности см.: Чарыев М.Р. Государственно-правовое регламентирование места судебной власти в системе обеспечения государственной безопасности России // Рос. судья. 2002. N 10. С. 6 - 12.

Помимо норм национального законодательства положения некоторых международных договоров могут быть также использованы российскими судами при обеспечении ими безопасности Российского государства, так как предусматривают сотрудничество России с другими государствами в сфере борьбы с правонарушениями (в том числе с такими правонарушениями, которые по российскому законодательству признаются правонарушениями, посягающими на основы конституционного строя и безопасность государства).

По общему правилу нормативные правовые акты закрепляют полномочия судов, которые могут быть использованы как для обеспечения государственной безопасности, так и для защиты личности и общества. Вместе с тем в отдельных случаях законодатель закрепляет полномочия судов, предназначенные непосредственно для защиты государства. При этом существенное значение с точки зрения отнесения полномочий судов к полномочиям, с помощью которых может обеспечиваться государственная безопасность, имеют правоотношения, в рамках которых полномочия судов реализуются. Это, например, правоотношения в сфере защиты гостайны и государственной собственности, ликвидации экстремистских общественных объединений, банкротства и приватизации предприятий и учреждений, имеющих стратегическое значение для государства, и др.

Например, исходя из пп. 3 п. 2 ст. 96 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", пп. 3 п. 2 ст. 85 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации", пп. "в" п. 2 ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", одним из оснований для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания России после определения результатов выборов является установление судом обстоятельств, в соответствии с которыми кандидат, признанный избранным, политическая партия, избирательный блок, федеральные списки кандидатов которых допущены к распределению депутатских мандатов, при проведении предвыборной агитации выступали с призывами к насильственному захвату власти, изменению конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации, вели пропаганду войны.



Федеральные законы от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях", от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и религиозных объединениях", от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях", от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 "О средствах массовой информации" закрепляют полномочия судов общей юрисдикции по приостановлению и прекращению деятельности (ликвидации) общественных объединений и организаций, в том числе в случае, если их цели или действия направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства.

Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" наделяет суды общей юрисдикции полномочиями по ликвидации или запрещению деятельности общественных или религиозных объединений, в случае если они осуществляют экстремистскую деятельность, а Федеральный закон от 25 июля 1998 г N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" - правом на признание организаций террористическими.

Статьи 9, 10, 22, 23, 26, 31 Закона "О государственной тайне", ст. 23, 24 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации", ст. 19, 21 Федерального закона от 4 июля 1996 г. N 85-ФЗ "Об участии в международном информационном обмене" закрепляют полномочия судов, связанные с защитой государственных информационных ресурсов, в том числе гостайны.

Рассматривая судебную власть в системе обеспечения государственной безопасности, необходимо отметить проблемы, которые встречаются как в нормативном правовом регламентировании участия судебной власти в обеспечении государственной безопасности, так и в правоприменительной практике участия судов в обеспечении данного вида безопасности.

В нормативном правовом регламентировании целей и задач, стоящих перед судами, отсутствуют единая концепция (подход) в определении прав и интересов государства, которые судам необходимо защищать, однозначность употребляемой в формулировках задач терминологии, а также единая направленность задач, стоящих перед судами.

Также нет четкости в используемых юридических формулировках и единства в употребляемой терминологии:

перед одними судами выделяются задачи по защите прав и законных интересов России и ее субъектов, без указания, в чем эти права и интересы заключаются, перед другими - основ конституционного строя без уточнения, каких именно основ, перед третьими - только политической и экономической систем государства без упоминания о других его составляющих;



в большинстве проанализированных автором нормативных правовых актов не закреплено, какие конкретные права и законные интересы Российской Федерации должны защищаться судами;

в отдельных случаях в нормативных правовых актах термин "Российская Федерация" не выделяется в качестве объекта защиты, а говорится лишь о защите органов, организаций (УПК РФ);

в нормативных правовых актах не раскрываются категории "законные интересы" и "охраняемые законом интересы";

в одних случаях нормативные правовые акты, закрепляющие цели и задачи судов, употребляют понятия "защита", в других - "охрана", в иных - "обеспечение защиты".

Задачи, стоящие перед судами, в ряде случаев сформулированы неточно: без учета других, помимо правосудия, функций судебной власти (например, судебного контроля); не совсем корректно словосочетание "обеспечивают защиту"; неудачен термин "конституционный строй", редко используемый в действующем законодательстве (юридически корректнее употреблять используемый в Конституции России термин "основы конституционного строя").

Из анализа действующего законодательства следует, что формулировки задач, закрепленные в нормах об организации и деятельности некоторых судов (например, арбитражных судов и судов общей юрисдикции), отличаются от формулировок задач, закрепленных за данными судами в нормах процессуального права.



В этой связи необходимо более определенно и единообразно формулировать задачи, стоящие перед судами, конкретнее определиться с используемой для обозначения этих задач терминологией, уточнить жизненно важные интересы государства, которые должны защищать суды.

Учитывая изложенное, ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" целесообразно дополнить п. 5, в котором закрепить конкретный перечень задач, стоящих перед всеми судами Российской Федерации безотносительно какого-либо вида судопроизводства или конкретного суда. Такая задача может быть сформулирована следующим образом: "Деятельность судов Российской Федерации при рассмотрении подсудных им дел направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, прав и охраняемых законом интересов коммерческих и некоммерческих организаций и объединений, прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, прав и охраняемых законом интересов местного самоуправления".

При формулировке данной задачи необходимо учитывать, что суды должны защищать Российскую Федерацию в лице ее прав и интересов, и при этом иметь в виду, что употребляемые в Законе "О безопасности" термин "жизненно важные интересы государства" и в Концепции национальной безопасности термин "интересы государства" должны рассматриваться как синонимы.

Постановка перед судами единой задачи позволит обобщить разрозненные задачи, закрепленные за различными судами в разных видах судопроизводства в многочисленных нормативных правовых актах, и будет способствовать однозначности употребляемой в формулировках задач, стоящих перед различными судами, терминологии, а также благоприятно скажется на выработке более четкого подхода к объектам, которые должен защищать суд.

В нормативном правовом регламентировании полномочий судов также имеются недостатки, к числу которых относятся: закрепление в различных нормативных правовых актах одних и тех же полномочий судов; формулировка полномочий судов, позволяющая их двояко толковать; отсутствие в законодательстве четкости в вопросе о том, какому из судов принадлежит право проверять на соответствие Конституции России ненормативные акты Президента России, палат Федерального Собрания России, Правительства России, федеральных органов исполнительной власти; закрепление в актах меньшей, чем предусмотрено законодательством, юридической силы полномочий федеральных судов и др. Эти обстоятельства на практике могут приводить к проблемам, связанным с неопределенностью в возможности использования отдельных полномочий тем или иным судом, а также затруднению в определении подсудности (в том числе дел, решения по которым затрагивают жизненно важные интересы государства).

Следует подчеркнуть, что закрепление полномочий высших федеральных судов в каких-либо других (кроме Конституции России и федеральных конституционных законов) актах входит в противоречие с предписаниями ст. 128 Конституции России, в соответствии с которой полномочия Верховного Суда России, Конституционного Суда России, Высшего Арбитражного Суда России и других федеральных судов должны устанавливаться федеральным конституционным законом. Исключений из данного правила ст. 128 Конституции России не содержит. Это обстоятельство требует приведения всех федеральных законов, в которых в настоящее время закрепляются полномочия федеральных судов, в соответствие с предписаниями ст. 128 Конституции России и ускорения процесса принятия законов: "О Верховном Суде Российской Федерации", "О судах общей юрисдикции", "Об административных судах в Российской Федерации", "Об основах конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации".

Несмотря на достаточность полномочий федеральных судов для обеспечения государственной безопасности, по мнению автора, на обеспечении государственной безопасности благоприятно скажется предоставление Конституционному Суду России права проверять на соответствие Конституции России ненормативные акты Президента России, палат Федерального Собрания России, Правительства России, федеральных органов исполнительной власти, а также права выносить представления о нарушении Конституции России.



Право выступления Конституционного Суда России перед Федеральным Собранием России с ежегодным посланием о состоянии конституционной законности в России необходимо закрепить на уровне Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Ключевым моментом при аргументации указанного предложения является то обстоятельство, что согласно требованиям ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" полномочия Конституционного Суда России не могут закрепляться на уровне подзаконных нормативных правовых актов (в том числе Регламента Конституционного Суда).

В заключение статьи необходимо отметить, что, исходя из анализа теоретических взглядов на судебную власть, нормативных правовых актов и правоприменительной деятельности судов автор установил, что специфика судебной власти в системе обеспечения государственной безопасности проявляется в следующем:

задачах, стоящих перед судами, к числу которых относятся защита прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, государственных органов, организаций, учреждений, конституционного строя (в отдельных случаях говорится о цели по защите основ конституционного строя и обеспечении верховенства Конституции России на всей территории России), политической и экономической систем государства;

функциях судебной власти, к которым относятся правосудие, судебный контроль, выступление с законодательной инициативой и обобщение судебной практики;

полномочиях судов, как то: толкование Конституции России, дача разрешения на проведение оперативно-розыскных мероприятий, проверка на соответствие вышестоящим нормативным правовым актам нормативных правовых актов, имеющих меньшую юридическую силу, вынесение решений и частных определений, постановление приговоров и др.;

закреплении задач и полномочий судов в Конституции России, федеральных конституционных и федеральных законах;

реализации функций судебной власти и полномочий судов в строго установленных законами процессуальных формах - уголовном, гражданском, конституционном, арбитражном и административном судопроизводстве;

видах судебных актов и их юридической силе;

обязанности всех участников правоотношений выполнять законные требования судов;

гарантиях независимости и самостоятельности судей; особом порядке наделения судей полномочиями и лишения их полномочий.

Основной формой участия судов в обеспечении государственной безопасности является разрешение в судебных заседаниях дел в рамках конституционного, уголовного, гражданского, арбитражного и административного судопроизводства, а также рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий.