Мудрый Юрист

Статус судей конституционных судов земель германии

Кровельщикова В.В., старший преподаватель кафедры конституционного и международного права Юридического института Томского государственного университета, кандидат юридических наук.

В юридической литературе отмечается, что статус судьи конституционного суда включает права и обязанности, а также правовые принципы, выражающие взаимоотношения судьи, общества и государства (независимость, неприкосновенность судьи, равенство прав судей и др.). К статусу примыкают гарантии, обеспечивающие использование прав и исполнение обязанностей судьи. В совокупности статус судьи и его гарантии определяют правовое положение судьи <*>.

<*> Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс: Учеб. пособие для вузов. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998. С. 131.

Основной закон ФРГ устанавливает, что правовое положение судей в землях регулируется особыми законами земель (ст. 98, абз. 3) <*>. Вместе с тем к судьям конституционных судов предъявляются дополнительные требования, их правовое положение имеет ряд существенных отличий по сравнению с положением членов других земельных судов. Поэтому основу их статуса составляют нормы земельных конституций, закрепляющие некоторые принципиальные положения, которые находят свое дальнейшее развитие в специальных законах об органах конституционного контроля.

<*> Основной закон Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г. // Конституции зарубежных государств. М., 1996. С. 181.

Законодательство Нижней Саксонии, Северного Рейна - Вестфалии, Саксонии распространило на членов органов конституционного контроля также предписания немецкого <*> и земельных законов о судьях в той мере, в какой они затрагивают деятельность данного суда <**>.

<*> Параграф 84 немецкого Закона о судьях от 8 сентября 1961 г. (Deutsches Richtergesetz) в редакции от 19 апреля 1972 г. закрепляет право субъектов федерации устанавливать пределы действия настоящего Закона в отношении членов конституционных судов земель (см.: Deutsches Richtergesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 19. April 1972 // BGBl. I. S. 713).
<**> Gesetz uber den Staatsgerichtshof des Land Niedersachsen in der Fassung vom. 1. Juli 1996 (§ 5) // GVBl. S. 342; Gesetz uber den Verfassungsgerichtshof fur das Land Nordhein-Westfalen vom 14. Dezember 1989 (§ 8) // GV NW S. 708; Gesetz uber den Verfassungsgerichtshof des Freistaates Sachsen (Sachsisches Verfassungsgerichtshofsgesetz-SachsVerfGHG) vom 18. Februar 1993 (§ 5) // GVBl. S. 177.

Судьи конституционных судов земель Германии избираются на определенный срок. В Бремене и Гессене - на период полномочий ландтага <*>, в Тюрингии - 5 лет, в Гамбурге, Рейнланд-Пфальце, Сааре, Северном Рейне - Вестфалии - 6 лет, в Берлине, Гессене, Нижней Саксонии, Саксонии-Ангальт - 7 лет, в Саксонии - 9 лет, в Бранденбурге - 10 лет, в Мекленбурге - Передней Померании - 12 лет. Срок полномочий Председателя Баварского Конституционного суда, членов суда из числа профессиональных судей, а также первого и второго заместителей Председателя составляет восемь лет. Остальные члены суда избираются по мере необходимости новым ландтагом после начала его работы.

<*> В соответствии со ст. 75 Конституции Вольного ганзейского города Бремена от 21 октября 1947 г. Гражданское собрание (ландтаг) избирается сроком на 4 года; статья 10 Конституции Гамбурга от 6 июня 1952 г. устанавливает, что Гражданское собрание избирается сроком на 4 года.

При общем девятилетнем сроке полномочий членов Государственного суда Баден-Вюртемберга его состав обновляется на одну треть каждые три года.

Во всех федеральных землях по истечении срока полномочий члены конституционных судов продолжают свою служебную деятельность до назначения преемника. В целом относительно длительный срок полномочий судей способствует независимости и непрерывности деятельности земельных органов конституционного контроля.

Предельный возраст пребывания в должности члена конституционного суда устанавливается только в пяти федеральных землях: в Мекленбурге - Передней Померании, Северном Рейне - Вестфалии, Тюрингии - 68 лет; Саксонии и Рейнланд-Пфальце - 70 лет.

В Берлине, Бранденбурге, Мекленбурге - Передней Померании член конституционного суда может быть избран лишь на один срок, в Гамбурге, Нижней Саксонии и Саксонии-Ангальт - не более чем на два срока. Законодательством остальных земель не устанавливается вообще какого-либо ограничения для занятия должности судьи на последующие сроки.

В конституциях земель и главным образом в специальных законах устанавливаются определенные требования к кандидатам в члены конституционных судов:

  1. компетентность, высокая профессиональная квалификация. Компетентность определяется высоким уровнем юридического образования и продолжительным стажем профессиональной юридической деятельности. Указанное требование необходимо рассматривать с учетом особенностей организации и функционирования земельных органов конституционного контроля.

Во всех федеральных землях примерно треть членов конституционных судов должны обладать правом на занятие судейской должности (нем. Befdhigung zum Richteramf) <*>. Условия реализации такого права закреплены в Законе ФРГ о судьях от 8 сентября 1961 г. На эти посты могут претендовать лица, которые получили университетское юридическое образование, завершившееся сдачей первого государственного экзамена, и прошли непосредственно после этого подготовительную служебную стажировку, закончившуюся сдачей второго государственного экзамена <**>.

<*> В Гамбурге - 2; Баден-Вюртемберге, Берлине, Бранденбурге, Тюрингии - 3; Мекленбурге - Передней Померании, Северном Рейне - Вестфалии - 4; Нижней Саксонии - 6; Сааре - 8; Баварии - 15.
<**> Deutsches Richtergesetz in der Fassung der Bekanntmachung vom 19. April 1972 (§ 5) // BGBl. I. S. 713.

В Бранденбурге предусматривается возможность избрания в Конституционный суд как лиц, имеющих пригодность к должности судьи, так и дипломированных юристов. В Сааре и Северном Рейне - Вестфалии к праву занимать должность судьи приравнивается пригодность к занятию высших административных должностей.

В Баварии членом суда может быть избран преподаватель правовых наук в одном из баварских университетов, в Саксонии-Ангальт - пожизненно назначенный университетский профессор права.

В отдельных землях к кандидатам на пост члена конституционного суда предъявляются более высокие требования компетентности. Они должны быть профессиональными судьями и выполнять свои обязанности в других судах земли. Так, в состав Конституционного суда Баден-Вюртемберга должно входить не менее трех профессиональных судей, Саксонии - пяти профессиональных судей.

Председатель Баварского конституционного суда избирается из числа председателей баварских высших земельных судов. Остальные 22 члена должны быть пожизненными судьями в одном из судов Свободного государства Бавария.

В Саксонии-Ангальт три члена Конституционного суда должны избираться из числа Председателей судов земли либо председательствующих судей высших судов земли. В Сааре как минимум два члена из восьми должны быть профессиональными судьями и входить в состав высшего суда земли. В Рейнланд-Пфальце двое членов должны быть приглашены из судов общей компетенции. В Бремене ставится условие наличия у двух таких членов ученой степени.

В трех федеральных землях предусматривается возможность вхождения в состав конституционных судов автоматически по должности. Так, в Бремене законным членом органа конституционного контроля является Председатель ганзейского Высшего земельного суда. В Северном Рейне - Вестфалии и Рейнланд-Пфальце Председатели Высших административных судов одновременно являются председателями конституционных судов;

  1. возрастной ценз. Во всех федеральных землях исходят из того, что судьями могут быть лица, обладающие достаточным жизненным опытом. В Берлине, Бранденбурге, Бремене, Гессене, Мекленбурге - Передней Померании, Северном Рейне - Вестфалии, Рейнланд-Пфальце, Сааре и Тюрингии кандидату в судьи должно быть не менее 35 лет, в Баварии, Гамбурге, Нижней Саксонии и Саксонии-Ангальт - не менее 40 лет. Исключением является Баден-Вюртемберг, где в законодательстве не устанавливается нижний возрастной предел;
  2. в большинстве федеральных земель кандидаты должны обладать правом быть избранными в земельные парламенты. В Берлине, Бранденбурге, Бремене и Саксонии закрепляется требование наличия пассивного избирательного права в Бундестаг (нижнюю палату Парламента ФРГ), т.е. не менее одного года состоять в немецком гражданстве; не быть лишенным по судебному приговору пассивного избирательного права или права занимать общественные должности;
  3. наличие немецкого гражданства закрепляется только в законодательстве Саара. В остальных федеральных землях это требование хотя прямо не предусматривается, однако оно устанавливается в качестве условия участия немецких граждан в выборах в земельный ландтаг и в Бундестаг;
  4. в Бремене и Гамбурге члены судов, не имеющие юридического образования, должны иметь опыт в публичном праве. В Гессене, Мекленбурге - Передней Померании, Нижней Саксонии, Рейнланд-Пфальце и Саксонии-Ангальт это требование имеет более широкую трактовку - опыт в общественной жизни. Однако указанное условие не требует особого законодательного закрепления. Назначение в состав органа конституционного контроля лиц, не имеющих юридического образования, неизбежно предполагает определенный опыт и участие в общественной жизни;
  5. в Бремене кандидат должен предоставить гарантию, что он в любое время будет выступать за демократическую форму государства в соответствии с Конституцией Вольного ганзейского города Бремен и Основным законом Федеративной Республики Германия;
  6. в качестве формального требования законодательство Бранденбурга, Гессена, Мекленбурга - Передней Померании, Нижней Саксонии устанавливает, что кандидат должен дать письменное согласие стать членом органа конституционного контроля.

Элементом правового статуса являются права и обязанности судей, которые находят свое закрепление в земельных конституциях и в специальных законах об органах конституционного контроля. При этом лица, являющиеся непрофессиональными судьями, при рассмотрении дела и вынесении решения по нему обладают полными правами и обязанностями профессионального судьи.

Член конституционного суда:

участвует во всех заседаниях конституционного суда;

имеет право требовать созыва конституционного суда, выражать свое мнение по обсуждаемым вопросам;

обладает иными правами, предусмотренными земельной конституцией и законами.

Основные обязанности члена конституционного суда закреплены в тексте присяги. Он обязан:

соблюдать и охранять конституцию земли (в Баварии, Бранденбурге, Бремене, Гамбурге, Нижней Саксонии, Саксонии, Саксонии-Ангальт, также и Основной закон ФРГ) и законы;

руководствоваться в судейской службе всеми своими знаниями и умениями, добросовестно исполнять свои обязанности и соблюдать справедливость по отношению к каждому;

информировать о невозможности участвовать в судебном разбирательстве в случае отпуска, болезни либо по другим уважительным причинам;

хранить служебную тайну.

Законодательство немецких земель устанавливает, что должность члена конституционного суда несовместима с определенными должностями в законодательной и исполнительной власти. Эта несовместимость обусловлена тем, что конституционный суд полномочен проверять акты законодательства и управления на их конституционно-правовую прочность. Таким образом, должна исключаться любая ситуация, при которой судья конституционного суда должен проверять акт органа, в состав которого он входит. Это несовместимо как с принципом независимости судей, так и с принципом разделения властей <*>.

<*> Beate Harms-Ziegler. Verfassungsrichterwahl in Bund und Landern // Verfassung und Verfassungsgerichtsbarkeit auf Landesebene: Beitrage zur Verfassungsstaatlichkeit in den Bundeslandern. 1. Aufl. Baden-Baden: Nomos Verl.-Ges., 1998. S. 198.

Во всех федеральных землях предусмотрено, что члены земельных парламентов и правительств не могут быть избраны судьями конституционного суда. В законах об органах конституционного контроля, за исключением Бремена и Рейнланд-Пфальца, закрепляется также несовместимость положения судьи с постом служащего федерального органа. Кроме того, в Баварии, Берлине, Бранденбурге, Гамбурге, Гессене, Мекленбурге - Передней Померании, Нижней Саксонии, Северном Рейне - Вестфалии, Сааре, Саксонии, Саксонии-Ангальт и Тюрингии член конституционного суда не может входить в состав конституционного органа другой федеральной земли. Наконец, в законодательстве Гамбурга, Гессена, Нижней Саксонии и Саксонии-Ангальт предусматривается, что должность члена конституционного суда несовместима с занятием должностей в органах Европейского Союза и соответственно с членством в Европейском парламенте.

Особое требование о несовместимости содержится в Законе о Конституционном суде Мекленбурга - Передней Померании от 19 июля 1994 г. Согласно § 3 Закона членом Суда не может быть избран тот, кто:

  1. нарушал принципы человечности и правового государства, особенно права человека, гарантированные в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., или основные права, содержащиеся во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г.;
  2. работал на бывшее Министерство государственной безопасности/Службу государственной безопасности ГДР <*>.
<*> Gesetz uber das Landesverfassungsgericht Mecklenburg-Vorpommern vom 19. Juli 1994 // GVBl. 734/GS Meckl.-Vorp. Gl. Nr. 300-6; Авакьян С.А. Закон о Конституционном суде земли Мекленбург-Форпоммерн (ФРГ): пояснения, перевод, комментарии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1997. N 6. С. 60 - 87.

Схожие положения имеются в законах об органах конституционного контроля в Саксонии, Саксонии-Ангальт и Тюрингии <*>. Следует отметить, что такие формулировки имеются в законодательстве только новых земель Германии, за исключением Бранденбурга. Они предоставляют возможность оценивать нарушения прав человека, имевшие место на разных этапах истории ГДР. Отсюда и специфика второго положения: поскольку речь идет не о тех, кто работал в МГБ/СНБ, а о тех, кто работал на эти ведомства, формулировка становится безбрежной и позволяет производить своеобразную люстрацию (проверку на благонадежность) в отношении бывших граждан ГДР <**>.

<*> Gesetz uber den Verfassungsgerichtshof des Freistaates Sachsen vom 18. Februar 1993 (§ 2) // GVBl. S. 177; Gesetz uber das Landesverfassungsgericht vom 23. August 1993 (§ 6) // GVBl. S. 441; Gesetz uber den Thiringer Verfassungsgerichtshof vom 28. Juni 1994 (§ 6) // GVBl. S. 781.
<**> Авакьян С.А. Закон о Конституционном суде земли Мекленбург-Форпоммерн (ФРГ): пояснения, перевод, комментарии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1997. N 6. С. 84.

Вместе с тем, поскольку члены Конституционного суда работают на непостоянной основе, в некоторых федеральных землях не содержится запрета для них заниматься определенной деятельностью или сохранять за собой другие должности. Так, в Бранденбурге, Бремене, Гамбурге, Северном Рейне - Вестфалии, Сааре, Саксонии-Ангальт и Тюрингии члены органа конституционного контроля могут быть судьями либо профессорами в немецком высшем учебном заведении.

Кроме того, члены земельных конституционных судов вправе быть активными членами политической партии. В соответствии с § 39 Закона о судьях "как при осуществлении своих служебных полномочий, так и вне службы, в том числе и в политической деятельности, судья должен вести себя таким образом, чтобы не подрывать уверенность в его независимости". Это означает, что при осуществлении конституционного правосудия он должен быть свободным от чьего-либо политического влияния и не должен руководствоваться партийными установками.

В земельном законодательстве значительное внимание уделяется гарантиям независимости судей конституционных судов. Вместе с тем среди немецких ученых нет единого мнения относительно содержания судейской независимости. Так, Беттерман выделяет три аспекта судейской независимости: независимость судьи от влияния сторон - как участников процесса; независимость судьи от государства или государственную независимость судьи и независимость судьи от общества - общественную независимость судьи <*>. Айхенбургер выделяет пять аспектов независимости судей: 1) независимость судьи, противопоставленную сторонам, участвующим в деле, - независимость судьи от сторон; 2) независимость судьи от органов несудебной власти - судейскую независимость; 3) независимость судьи, противопоставленную всякому социальному воздействию, - социальную независимость судьи; 5) независимость судьи, противопоставленную не относящимся к делу мотивациям, - внутреннюю независимость судьи <**>.

<*> Betterman-Nippergey-Scheuner. Die Grundrechte. BD. III/2, 2.Aufl. 1972. S. 523.
<**> Eichenberger. Die richterliche Unabhanhigkeit des statrechtliches Problem, 1960. S. 43.

Основной закон ФРГ принципиально гарантирует независимость судьи. Статья 97 (абз. 1) Конституции Германии закрепляет: "Судьи независимы и подчиняются только закону" <*>. Конституционная гарантия отправления правосудия получает также свое закрепление в земельных законах об органах конституционного контроля немецких земель Мекленбурга - Передней Померании, Нижней Саксонии и Саксонии.

<*> Grundgesetz fur die Bundesrepublik Deutschland vom 23. Mai 1949 (BGBl. I S. 1) i. d. F. v. 16. Juli 1998 (BGBl. I. S. 1822) // Offentliches Recht. Aufl. 9. 2000/2001; Основной закон Федеративной Республики Германия // Конституции зарубежных стран. М.: ООО Издательство "Юрлитинформ", 2001. С. 128 - 172.

Независимость является не личной привилегией судьи, а особым моментом оформления его должности. Она предоставляется ему в интересах народа, для которого и от имени которого он отправляет правосудие.

То обстоятельство, что судья может отправлять правосудие в свободном и независимом порядке, отвечает интересам всех граждан государства. Однако, как определяет Основной закон, судья "подчиняется закону". Только если судья связан законом, он может быть независимым, не давая перерасти своей свободе в произвол. Связанность законом и правом определяет ответственность судьи при принятии решения <*>.

<*> Хайде В. Система правосудия Федеративной Республики Германия. С. 81.

В немецком законодательстве выделяют два основных аспекта судейской независимости: служебную независимость судьи и личную независимость судьи <*>.

<*> Hermman. Die Unabhangigkeit des Richters? DRiZ, August 1982. S. 286.

Служебная независимость, предоставленная судьям ст. 97 Основного закона и закрепленная в § 25 Закона о судьях, защищает их от всяких указаний, которые касаются судебной деятельности. Это означает, что судья независим по отношению к органам законодательной и исполнительной власти. Никто не имеет права давать ему указаний как общего характера, так и по определенному конкретному делу. Рекомендации и влияние иного вида являются недопустимыми. Если же они имеют место, то судье нельзя их учитывать.

Имеющаяся у других судей проблема соотношения между независимостью в ведении дела и служебным надзором здесь не возникает. Параграф 26 Закона о судьях не применяется к членам земельных конституционных судов <*>. Председатель этого суда - в судопроизводстве старший среди равных - не имеет тех возможностей влияния, которыми в ряде случаев обладают председатели других судов. Независимость в ведении дел связана с осуществлением служебной функции. Она должна позволить судье вести судопроизводство непредубежденно, руководствуясь, как это предписывают ст. 20 и 97 Основного закона, только законом и правом. Обеспечение независимости судей в соответствии с правовыми ценностями не только допускает единение с законом, но и включает в себя этот элемент.

<*> В соответствии с ч. 1 § 26 Закона о судьях судья поднадзорен, поскольку это не затрагивает его независимости. По мнению Федерального Верховного суда, надзор включает в себя как объективное высказывание, т.е. замечание о том, что способ выполнения определенного судейского действия противоправен (ordnungswirdig), так и предупреждение, под которым понимается "направленный на будущее поведение призыв к чувству долга и осознанию ответственности. Он должен показать судье значение и последствия его определенного ошибочного действия". См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 222.

Личная независимость судьи является в первую очередь средством защиты служебной независимости. Согласно ст. 97 Основного закона она означает в принципе несменяемость и независимость судей, что является существенными признаками суда как института власти. Судья в течение срока нахождения в должности принципиально не может быть ни уволен, ни переведен в другое место. Освободить его от должности может только сам конституционный суд и только по основаниям, предусмотренным в законе. В Баварии при отстранении или отводе члена конституционного суда применяются предписания § 22 - 30 Уголовно-процессуального кодекса <*>, в Гамбурге - § 41 Гражданского процессуального кодекса <**>.

<*> Gesetz uber den Bayerischen Verfassungsgerichtshof vom 10. Mai 1990 (Art. 9) // GVBl. S. 122, ber. S. 231; Авакьян С.А. Закон о Баварском Конституционном Суде (предварительные пояснения, перевод, комментарии) // Вестн. Моск. ун-та. МГУ. Сер. 11. Право. 1996. N 4. С. 68.
<**> Gesetz uber das Hamburgische Verfassungsgericht in der Fassung der Bekanntmachung vom 21. Marz 1982 (Art. 23) // GVBl. S. 282.

В законодательстве земель предусматривается ряд различных оснований утраты членства в органе конституционного контроля:

  1. истечение срока полномочий члена суда или достижение им предельного возраста пребывания в должности (Бранденбург, Мекленбург - Передняя Померания, Саксония и Северный Рейн - Вестфалия);
  2. личное заявление судьи об отставке;
  3. утрата им предпосылок права быть избранным в земельный орган конституционного контроля или представительный орган федерации либо земли;
  4. наступление обстоятельств несовместимости с должностью члена конституционного суда (Гамбург, Мекленбург - Передняя Померания и Саксония-Ангальт);
  5. неспособность им в течение длительного времени исполнять свои служебные обязанности (Берлин, Бранденбург, Гамбург, Мекленбург - Передняя Померания, Нижняя Саксония). В Гамбурге, Северном Рейне - Вестфалии и Саксонии-Ангальт член конституционного суда освобождается от должности, если он "вследствие физических или умственных ограничений не в состоянии исполнять судейские обязанности". Очевидно, что в указанных случаях речь идет прежде всего о критериях медицинского характера, хотя и не только о них;
  6. совершение членом суда грубого служебного нарушения, которое исключает возможность его оставления в должности (Гессен, Мекленбург - Передняя Померания, Нижняя Саксонии и Северный Рейн - Вестфалия). В Гамбурге, Саксонии-Ангальт и Тюрингии закрепляется более широкая формулировка: "Член конституционного суда может быть уволен с должности, если он совершил грубое служебное нарушение при исполнении либо вне служебных обязанностей";
  7. осуждение к наказанию, связанному с лишением свободы, на основании вступившего в законную силу приговора (Бранденбург, Нижняя Саксония). В Берлине и Саксонии-Ангальт срок лишения свободы должен составлять не менее 6 месяцев;
  8. выбытие с должности по основной работе. Так, членство в Баварском конституционном суде прекращается с выбытием с основной должности судьи в одном из судов Свободного государства Бавария. В Бремене и Северном Рейне - Вестфалии такая норма распространяется на председателей высших административных судов земель и их заместителей.

Процедура утраты полномочий в земельном органе конституционного контроля по такому основанию, как добровольная отставка, проста. Ходатайство об освобождении от должности может быть подано членом конституционного суда "в любое время". Различие состоит лишь в том, какой орган уполномочен принимать об этом решение. Так, в Баден-Вюртембурге, Бранденбурге, Берлине, Гессене и Тюрингии таким правом обладает ландтаг, в Северном Рейне - Вестфалии, Саксонии-Ангальт - премьер-министр, в Гамбурге - Председатель Конституционного суда.

При досрочном прекращении полномочий члена органа конституционного контроля по иным основаниям (по обстоятельствам несовместимости, недееспособности, совершения служебного нарушения, осуждения в уголовном порядке) имеет место более сложная процедура. Она рассчитана, как отмечает Ж.И. Овсепян, очевидно, на то, чтобы обеспечить гарантии независимости лиц, входящих в состав конституционного суда, гарантии от произвольного отстранения неугодных от деятельности по осуществлению конституционного контроля <*>.

<*> Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Ростов-на-Дону, 1992. С. 132.

В большинстве федеральных земель решение о досрочном прекращении полномочий судьи принимается самим специализированным органом либо с его участием. Например, в Берлине и Тюрингии конституционный суд об увольнении судьи выносит определение, для принятия которого необходимо согласие шести членов суда. В Саксонии-Ангальт производство о досрочном прекращении полномочий возбуждается Председателем органа конституционного контроля либо по ходатайству не менее трех членов или заместителей. Земельный конституционный суд полномочен принимать решение, если присутствует как минимум девять членов и заместителей. Решение об увольнении должно быть принято большинством в две трети голосов. В Северном Рейне - Вестфалии решение о прекращении полномочий члена Конституционного суда принимается ландтагом по ходатайству Конституционного суда большинством в две трети голосов. Несомненно, что принятая в большинстве немецких земель процедура, при которой специализированный орган конституционного правосудия сам решает вопрос о прекращении полномочий своих членов, усиливает гарантии его независимости <*>.

<*> Сравнительное конституционное право. М., 1996. С. 180.

В Берлине, Гамбурге Северном Рейне - Вестфалии, Саксонии-Ангальт и Тюрингии наряду с досрочным полным отстранением от должности члена конституционного суда в порядке особого производства предусмотрена и процедура его временного отстранения от должности. Земельный орган конституционного контроля может принять такую меру в случаях признания члена конституционного суда виновным в совершении позорящего поступка, либо вынесения приговора о лишении его свободы, либо признания его виновным в совершении грубого служебного нарушения. Временная протяженность этой процедуры ограничена датой принятия конституционным судом решения по делу о лишении статуса члена конституционного суда.

Другой гарантией статуса членов конституционных судов является обеспечение их неприкосновенности. Это достигается закреплением в законодательстве особого порядка привлечения членов к дисциплинарной ответственности. В Северном Рейне - Вестфалии дисциплинарное преследование возбуждается земельным правительством. С таким ходатайством может обратиться к нему только сам Конституционный суд <*>. В Нижней Саксонии, Сааре, Саксонии и Рейнланд-Пфальце дисциплинарным судом является сам орган конституционного контроля, который принимает решения по ходатайству земельного правительства. В Нижней Саксонии и Саксонии в таком случае для вынесения определения необходимо большинство в две трети голосов членов конституционного суда. При этом вместо отстраняемого члена участвует его заместитель.

<*> Gesetz uber den Verfassungsgerichtshof fur das Land Nordrhein-Westfalen vom 14. Dezember 1989 (§ 8) // GV NW. S. 708, ber. GV NW. 1993. S. 588.

Вместе с тем законодательством Берлина, Нижней Саксонии и Тюрингии предусматривается, что к членам конституционного суда не применяются дисциплинарно-правовые предписания для судей.

Важной гарантией независимости членов конституционных судов является их материальная независимость. Поскольку члены органов конституционного контроля выполняют свои обязанности на общественных началах, им возмещаются только определенные законодательством расходы. Членам Государственного суда Нижней Саксонии возмещаются представительские расходы в соответствии с бюджетом земли, а также командировочные расходы в соответствии с положениями, действующими для министров <*>. В соответствии с § 67 Закона о Конституционном суде Мекленбурга - Передней Померании от 19 июля 1994 г. члену Конституционного суда, не являющемуся профессиональным судьей, или его заместителю гарантируется обеспечение по несчастному случаю в соответствии с предписаниями Закона об обеспечении государственных чиновников <**>.

<*> Gesetz uber den Staatsgerichtshof in der Fassung vom 1. Juli 1996 (§ 5) // GVBl. S. 342.
<**> Gesetz uber das Landesverfassungsgericht Mecklenburg-Vorpommern vom 19. Juli 1994 // GVBl. 734/GS Meckl. Vorp. Gl. Nr. 300-6.

Вместе с тем, как справедливо отмечает В.А. Кряжков, нельзя не видеть, что двойной статус председателя и профессиональных судей - по существу, ядра конституционного суда - выводит их из-под его контроля соответствующих высших и отчасти иных земельных судов, способен породить противоречия, когда, с одной стороны, члены конституционных судов руководствуются нормами об этих судах, а с другой - должны подчиняться общему законодательству о судьях <*>.

<*> Кряжков В.А. Конституционные суды земель Германии // Государство и право. 1995. N 5. С. 122.

Однако, поскольку деятельность этих судей в земельных органах конституционного контроля является прежде всего почетной, в своей деятельности они руководствуются нормами конституций, выступая ее гарантами.