Мудрый Юрист

Социальный вопрос при банкротстве сельскохозяйственной организации: проблемы, связанные с отчуждением социально значимых объектов и жилищного фонда социального использования

Круглова О.Г., арбитражный управляющий НП МСРО "Содействие".

Большинство сельскохозяйственных организаций, находящихся в стадии банкротства, созданы в процессе реорганизации колхозов и совхозов. При этом в порядке правопреемства к ним перешло не только имущество, используемое в предпринимательской деятельности, но и имущество, которое необходимо для обеспечения социальных интересов местного населения, основную часть которого составляют работники сельскохозяйственных организаций и члены их семей. Закон о банкротстве выделяет два вида такого имущества: жилищный фонд социального использования и социально значимые объекты.

Содержание такого имущества часто убыточно: сельскохозяйственная организация, как правило, несет лишь затраты по его содержанию. Не случайно передача органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации либо органам местного самоуправления объектов социально-коммунальной сферы, инженерной инфраструктуры, а также иных объектов жизнеобеспечения населенных пунктов является мерой, применяемой в рамках установленных процедур к неплатежеспособным сельскохозяйственным организациям <1>. Таким образом, освобождение сельскохозяйственной организации от социально значимых объектов рассматривается как мера оздоровления финансового состояния должника.

<1> Постановление Правительства РФ от 02.11.1995 N 1081 "Об особенностях процедур, применяемых в отношении неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций" // Российская газета. N 245. 26.12.1995.

Жилищный фонд социального использования

В соответствии с действующим Законом о банкротстве жилищный фонд социального использования не включается в конкурсную массу должника, а подлежит безвозмездной передаче в органы местного самоуправления. До вступления в силу нового Жилищного кодекса в соответствии со сложившейся практикой в собственность муниципального образования передавался весь жилищный фонд.

Принятый в конце 2004 г. Жилищный кодекс дал определение понятию жилищного фонда социального использования как совокупности предоставляемых гражданам по договорам социального найма жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов.

Таким образом, Жилищный кодекс сузил понятие жилищного фонда социального использования. То есть процедура передачи жилищного фонда, указанная в ст. 132 Закона о банкротстве, стала относиться только к передаче в жилищный фонд социального использования, принадлежащий унитарным предприятиям на праве хозяйственного ведения, а остальные виды жилищного фонда должны включаться в состав конкурсной массы.

В соответствии с утратившим силу, но действовавшим на дату принятия Закона о банкротстве Жилищным кодексом <2> жилищный фонд включает: государственный, муниципальный жилищный фонд, фонд жилищно-строительных кооперативов, индивидуальный жилищный фонд (в собственности граждан) и общественный жилищный фонд. К общественному жилищному фонду относились жилые дома и жилые помещения в других строениях, принадлежащие колхозам и другим кооперативным организациям, их объединениям, профсоюзным и иным общественным организациям, а также государственно-колхозным и иным государственно-кооперативным объединениям. Таким образом, собственником жилищного фонда являлся колхоз.

<2> Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Жилищный кодекс не содержал понятия жилищного фонда социального использования. Правовое положение граждан, проживающих в домах общественного жилищного фонда, а именно к этой категории относился жилищный фонд, принадлежащий большинству сельскохозяйственных организаций, не отличалось от правового положения жителей домов, принадлежащих государству.

Начиная с 1991 г. трудовому коллективу колхозов и совхозов было предоставлено право передачи жилого фонда в собственность сельских (поселковых) Советов народных депутатов <3>.

<3> Постановление Правительства Российской Федерации N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов" от 29.12.1991 // СП РФ. 1992. N 1 - 2. Ст. 9.

Закон РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" <4> предоставил гражданам, проживающим в домах государственного и муниципального жилищного фонда, право на приобретение собственности на занимаемые ими жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде.

<4> Бюллетень нормативных актов. 1992. N 1.

Таким образом, круг прав граждан, проживающих в домах общественного фонда, оказался сильно ограничен.

Ситуацию несколько смягчило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" <5>, в котором указано, что граждане, проживающие по договору найма или аренды в домах общественного жилищного фонда, правом на приватизацию на основании Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" не обладают, однако собственник общественного жилищного фонда или уполномоченный им орган могут самостоятельно принять решение о бесплатной передаче гражданам занимаемых ими жилых помещений. Таким образом, возможность приватизировать жилье у граждан оставалась.

<5> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. N 11.

До 1 марта 2005 г., то есть до вступления в силу Жилищного кодекса, суды руководствовались нормами Закона РФ "Об основах федеральной жилищной политики", который относил жилищный фонд общественных организаций к жилищному фонду социального использования, и на этом основании обязывали муниципальные органы принимать жилищный фонд <6>.

<6> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.02.2004 N Ф08-193/2004.

Жилищный кодекс, принятый после Закона о банкротстве, существенно ухудшил социальное положение жильцов. При соотнесении норм ст. 132 Закона о банкротстве с нормами Жилищного кодекса можно сделать вывод, что конкурсный управляющий не имеет права передавать муниципальному образованию жилищный фонд, принадлежащий должнику - реорганизованному колхозу, а должен реализовывать это имущество в составе другой конкурсной массы на торгах. Передача жилищного фонда в собственность приобретателя имущественного комплекса может повлечь негативные последствия. С одной стороны, наличие такого жилищного фонда может рассматриваться как обременение имущества, входящего в состав конкурсной массы, что снизит стоимость имущества должника. С другой стороны, смена собственника домов, где проживает местное население, может вызвать непредсказуемые социальные последствия. Учитывая, что наниматели жилых помещений лишены права на приватизацию, новый собственник может заставить их выкупать свои дома под угрозой выселения или увеличить арендную плату, так как новое жилищное законодательство предусмотрело возможность социального найма только в отношении жилого помещения, относящегося к государственному или муниципальному жилищному фонду. С другими собственниками необходимо заключать договор коммерческого найма, который носит срочный характер, и плата по нему определяется не фиксированной ставкой, а соглашением сторон.

Судьба договоров социального найма, которые были заключены до введения в действие Жилищного кодекса, а также правоотношения между новым собственником жилищного фонда должника остаются неопределенными. Эта неопределенность уже сейчас порождает массовые правоприменительные расхождения в судах и вынужденное нарушение конкурсными управляющими норм Закона о банкротстве, когда они либо навязывают жилищный фонд муниципальным образованиям, либо принуждают жителей массово приватизировать жилищный фонд.

В целях устранения противоречия норм жилищного законодательства и законодательства о банкротстве необходимо установить, что под жилищным фондом социального использования в целях Закона о банкротстве понимается совокупность всех принадлежащих должнику жилых помещений, включая жилые дома, квартиры и иные жилые помещения, заселенные на условиях договора социального найма до введения в действие Жилищного кодекса РФ. Из перечня жилищного фонда социального использования необходимо исключить жилые помещения, которые не используются по целевому назначению, а также жилые помещения, которые переданы нанимателям на основании ст. 671 ГК РФ.

Жилищный фонд, не относящийся к жилищному фонду социального использования, должен реализовываться в том же порядке, что и социально значимые объекты.

Таким образом, определение в Законе о банкротстве понятия "жилищный фонд социального использования" поможет избежать противоречия в законодательных актах и снимет социальную напряженность в решении этого вопроса.

Социально значимые объекты

Данный вид имущества встречается у большинства сельскохозяйственных предприятий. На балансе должника стоят водонапорные башни, клубы, затраты по газификации поселка, бани, котельные, детские сады и другое имущество, используемое не в предпринимательских целях. Социально значимыми объектами ст. 132 Закона о банкротстве называет дошкольные образовательные учреждения, общеобразовательные учреждения, лечебные учреждения, спортивные сооружения, объекты коммунальной инфраструктуры, относящиеся к системам жизнеобеспечения.

Анализируя тенденцию законодательства на примере предыдущего Закона о банкротстве 1998 г., нетрудно сделать вывод, что, во-первых, новый Закон выделил понятие "социально значимый объект", во-вторых, правовой механизм передачи социально значимых объектов стал отличаться от передачи жилищного фонда, в-третьих, список объектов пополнился общеобразовательными и лечебными учреждениями, а также спортивными сооружениями.

Закон о банкротстве закрепил исчерпывающий перечень социально значимых объектов. Однако некоторое имущество, которое фактически имеет важное социальное значение, не включено в перечень социально значимых объектов, содержащийся в п. 3 ст. 132 Закона о банкротстве. Например, монументы, построенные в честь Победы в Великой Отечественной войне (памятник неизвестному солдату, доски с именами погибших солдат, вечный огонь), памятники лидерам коммунистического движения, памятники космонавтам и другие объекты истории и культуры. Такие объекты достаточно часто украшают административные здания сельскохозяйственных организаций, прилегающие парки, дома культуры и стоят на балансе сельскохозяйственного предприятия. Передача в муниципальную собственность такого имущества Законом о банкротстве не предусмотрена. Реализация этого имущества в составе конкурсной массы противоречит общественным интересам, так как в этом случае новый собственник может по своему усмотрению распорядиться этим имуществом, в том числе сдать на металлолом. Такие объекты должны включаться в число социально значимых.

Закон о банкротстве не дает определения объектов коммунальной инфраструктуры, относящихся к системе жизнеобеспечения. По одному из рассматриваемых в арбитражном суде дел в число социально значимых объектов были внесены плуг, тракторы, культиваторы, пекарня, станок, сварочный аппарат, автомобили, тракторы, место стоянки. Администрация района сумела представить суду доказательства, что эти объекты относятся к объектам коммунальной инфраструктуры, жизненно необходимым для региона <7>.

<7> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23 декабря 2005 г. по делу N А19-17540/02-8-Ф02-5654/05-С2, А19-17540/02-8-Ф02-6301/05-С2.

В юридической литературе распространено мнение, что процедура отчуждения социально значимых объектов нарушает права кредиторов, так как они лишаются части конкурсной массы должника.

Цель продажи социально значимых объектов не только в увеличении конкурсной массы, но и в сохранении целевого назначения. Погоня за большей выручкой от реализации этих объектов может повлечь крайне неприятные социальные последствия: победителем конкурса будет объявлено лицо, предложившее наихудшие условия, например незначительный срок, в течение которого он обязуется не менять целевое назначение социально значимого объекта, а потраченные денежные средства он будет пытаться вернуть, используя объект не по основному целевому назначению. Конечно, здесь можно возразить, сказав, что условия целевого использования будут обязательны и одинаковы для всех претендентов, согласившись на участие в конкурсе, претенденты будут обязаны их выполнять. Соблюдая баланс частных интересов кредиторов и публичных социальных интересов, необходимо помнить, что расплачиваться за ошибки в этой сфере придется местному населению, которое после истечения срока обязательного целевого использования не сможет пользоваться социально значимым объектом.

Победитель конкурса после его завершения обязан заключить не только договор с должником, но и соглашение об исполнении условий конкурса с органом местного самоуправления, неисполнение которого будет служить основанием для расторжения договора купли-продажи судом на основании заявления органа местного самоуправления.

Отсутствие соглашения о выполнении условий конкурса может послужить препятствием в получении покупателем права собственности на имущество. Судебная практика признала законным требование Управления федеральной регистрационной службы о необходимости предоставления для регистрации перехода права собственности соглашения об исполнении условий конкурса <8>.

<8> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11 декабря 2006 г. по делу N А79-3769/2006.

Доказывать ненадлежащее исполнение соглашения придется органу местного самоуправления, которому целесообразно в рамках предложений об установлении иных условий конкурса закрепить форму контроля за покупателем, например обязав его отчитываться ежеквартально по форме, предложенной органом местного самоуправления.

В случае расторжения судом указанных соглашения и договора купли-продажи социально значимых объектов объекты подлежат передаче в собственность муниципального образования, а денежные средства, выплаченные по договору купли-продажи социально значимых объектов, возмещаются покупателю за счет местного бюджета. Учитывая то обстоятельство, что финансовые возможности органа местного самоуправления ограничены, вызывает сомнение его желание и готовность обращаться в суд с иском о расторжении договора, тем более что эта обязанность прямо Законом о банкротстве не предусмотрена.

Неточная формулировка ст. 132 Закона о банкротстве может позволить сделать вывод, что целевое использование объектов социального значения не является обязанностью муниципального органа или лица, которому орган местного самоуправления может это имущество передать. Для решения данной проблемы необходимо закрепить норму о том, что использование имущества по его целевому назначению является обязанностью его собственника, передача имущества должна проводиться только с условием о целевом использовании социально значимого объекта.

На наш взгляд, нормы ст. 132 Закона о банкротстве необходимо изменить, добавив следующие положения:

  1. Расширить перечень социально значимых объектов, включив в него имущество, которое не используется в предпринимательской деятельности и необходимо для обеспечения жизнедеятельности местного населения.
  2. Указать, что социально значимые объекты и жилищный фонд не включаются в состав предприятия должника.
  3. Установить обязанность конкурсного управляющего по анализу потенциальной доходности социально значимых объектов, в случае если будет установлено, что объект является убыточным, процедура его отчуждения должна производиться аналогично процедуре отчуждения жилищного фонда. Неубыточные, потенциально доходные объекты должны составлять конкурсную массу. Процедура их отчуждения должна определяться собранием кредиторов по согласованию с органами местного самоуправления. Разногласия с органами местного самоуправления должны рассматриваться в рамках дела о банкротстве.
  4. Закрепить норму о сохранении целевого использования за новым собственником вне зависимости от способа отчуждения социально значимых объектов, целевое использование должно сохраняется при любых последующих сделках с социально значимыми объектами.
  5. Закрепить обязанность органа местного самоуправления и право любого заинтересованного лица в случае существенного нарушения или неисполнения покупателем социально значимых объектов соглашения об исполнении социальных условий на обращение в суд с иском о расторжении договора купли-продажи социально значимых объектов.