Мудрый Юрист

Правовая природа корпоративных отношений

Сидорова В.Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права СПбГУП, исполнительный директор НП "Правовое бюро "ФЭЛИКС" (г. Санкт-Петербург).

Вопрос о правовой природе отношений, которые складываются между корпоративной коммерческой организацией и ее участниками (учредителями), является весьма сложным и дискуссионным как в науке, так и в правоприменительной практике. Это обстоятельство не позволяет сегодня выработать единый научный подход к существующей проблеме <1>.

<1> См.: Зинченко С.А., Галлов В.В. Правовая природа имущественной основы корпоративных коммерческих организаций // Северо-Кавказский вестник. 2002. N 3. С. 6; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М.: Наука, 1987. С. 90; Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб.: СПбГУ, 1994. С. 134 - 139; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 1999. С. 181 - 204; Эрделевский А.М. О защите личных неимущественных прав акционеров // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 70; Корпоративное право: Учеб. пособие для вузов / И.А. Еремичев, И.М. Хужокова, Е.Ю. Кулиниченко и др.; Под ред. проф. И.А. Еремичева. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2005 и др.

На основе исследования существующих подходов к решению проблемы определения правовой природы прав корпоративной коммерческой организации и ее участников в науке условно выделяются следующие основные направления:

Детальный анализ перечисленных выше научных подходов выполнен М.Н. Малыхиной <2>. Очень кратко рассмотрим основные аргументы в защиту каждого из перечисленных подходов. Так, сторонники первого подхода используют различные сложноструктурные модели права разделенной собственности в отличие от принятой классической модели, которая построена на принципе "У каждой вещи может быть только один собственник". В основе этого подхода лежит высказанная еще К. Марксом (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 9) идея о необходимости различать капитал-собственность и капитал-функцию <3>. В соответствии с таким подходом деньги, вложенные в приобретение акций (инвестиции), создают основу для возникновения двойного права собственности: право собственности на стоимость этих инвестиций, материализованное вовне в форме акций, принадлежит акционеру, а право собственности на потребительную стоимость инвестиций, выраженную в виде оборудования, материалов, продукции, денежных средств, принадлежит акционерному обществу. При этом собственники - корпорация и ее учредители (участники) - не могут существовать друг без друга. В числе сторонников первого подхода ученые В.П. Мозолин, М.И. Кулагин и другие <4>.

<2> См.: Малыхина М.Н. Проблемы корпоративной собственности в законодательстве Российской Федерации. Ростов-на-Дону: Издательство СКАГС, 2004. С. 45 - 64.
<3> См.: Малыхина М.Н. Указ. соч. С. 47.
<4> См.: Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике. М.: ИГПАН, 1992. С. 39 - 40; Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М.: Наука, 1987. С. 90.

Сторонники второго подхода (М.И. Брагинский, В.В. Голов, С.А. Зинченко, К.И. Скловский, А.М. Эрделевский и др.) <5> считают необходимым сохранить закрепленную законодателем обязательственно-правовую модель отношений, которая существует между корпорацией и ее участниками (учредителями). По мнению М.И. Брагинского, учредители (участники) корпорации с передачей юридическому лицу соответствующего имущества полностью утрачивают свои вещные права на него. Не получают они вещных прав и на приобретенное юридическим лицом имущество. Однако, утрачивая вещные права, учредитель (участник) взамен приобретает обязательственное право требования к юридическому лицу (например, право участвовать в управлении юридического лица, право на получение дивидендов и др.) <6>.

<5> См.: Зинченко С.А., Галов В.В. Правовая природа имущественной основы корпоративных коммерческих организаций // Северо-Кавказский юридический вестник. 2002. N 3. С. 17; Эрделевский А.М. О защите личных неимущественных прав акционеров // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 70; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 1999. С. 181 - 204.
<6> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Руководитель авторского коллектива М.И. Брагинский. М.: Фонд "Правовая культура", 1996. С. 157.

Третий подход к обоснованию природы прав участников (учредителей) корпораций исходит из того, что право собственности на имущество, переданное учредителями и приобретенное организацией в процессе хозяйственной деятельности, принадлежит организации, а участники (учредители) обладают особым корпоративным правом, которое не сводится ни к вещным, ни к обязательственным правам. Сторонники такого подхода не рассматривают отношения "участник (учредитель) - общество" как обязательственные, а характеризуют их как отношения членства <7>. Такой подход логично требует включения в предмет гражданско-правового регулирования, наряду с вещными и обязательственными правоотношениями, корпоративных правоотношений <8>.

<7> См.: Научно-практический комментарий ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, В.П. Мозолина. М.: БЕК, 1996. С. 101.
<8> См., например: Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М.: БЕК, 2000. Т. 1; Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М.: Спарк, 1997; Антонова Е.С. Понятие, содержание и особенности корпоративных прав // Юридический мир. 2000. N 11 и др.

Однако, по мнению автора, обоснование необходимости включения в предмет гражданско-правового регулирования корпоративных правоотношений будет столь же непросто, как непросто убедительное обоснование необходимости выделения хозяйственного права в самостоятельную отрасль права. В защиту этого мнения автором могут быть положены следующие аргументы:

  1. Анализ научных трудов и специальной литературы позволяет сделать вывод о том, что существование перечисленных выше столь разных подходов обусловлено прежде всего использованием юридического лица (фикции) для включения в оборот имущества, которое обособлено от его собственников. Теория фикции - далеко не единственная теория юридического лица. Как правильно отмечает М.Н. Малыхина, "выработка концепции участия юридических лиц в гражданском обороте велась на протяжении столетий и в силу этого отражает реальные социально-экономические требования, опосредует удобный и привычный метод хозяйствования коллективных субъектов" <9>.
<9> Малыхина М.Н. Указ. соч. С. 126.

Сегодня место юридического лица в системе правоотношений, правовой статус юридического лица и объем правосубъектности достаточно четко определены действующим законодательством и адекватно восприняты правоприменительной практикой. Попытка изменить правовое регулирование этих вопросов, подменив правосубъектность корпорации как юридического лица правосубъектностью участников (учредителей), способна привести к хаосу в экономике. Представляется (в том числе и по этой причине), что в цивилистической науке настало время признать юридическое лицо примитивной фикцией, признав в нем полноправного субъекта права.

  1. Наличие корпоративных отношений не отрицается, но они достаточно логично вписываются в существующую систему регулирования гражданско-правовых отношений. И в наши дни актуальной является позиция Г.Ф. Шершеневича, который писал, что право на участие в предприятии представляет собой совокупность трех правомочий: участия в разделе прибыли, даваемой предприятием, участия в разделе имущества товарищества при ликвидации его дел и участия в управлении делами предприятия <10>. Данная позиция классика отечественной цивилистики нашла свое полное отражение в действующем российском законодательстве.
<10> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М.: Статут, 1994. С. 144.
  1. По мнению автора, отношения "корпорация - учредитель (участник)", основанные на акции, нельзя характеризовать как отношения комплексные (относительно-абсолютные и обязательственно-вещные <11>). Эти отношения являются сложными, но их составные части юридически оправданно регулируются как вещным, так и обязательственным правом, а следовательно, не нуждаются в дополнительном урегулировании нормами корпоративного права, которые могут лишь осложнить и без того непростую правоприменительную практику.
<11> См.: Малыхина М.Н. Указ. соч. С. 83.
  1. По основаниям формального права необходимо признать дуализм акции, которая может участвовать в имущественном обороте в бездокументарной и документарной форме (на бумажном носителе). Рассмотрим подробнее двойственную природу акции. Во-первых, акция - это ценная бумага определенной номинальной стоимости, которая далеко не всегда совпадает с рыночной стоимостью. Акция как ценная бумага согласно ст. 128 ГК относится к вещам, т.е. является объектом вещных прав и принадлежит акционеру на праве частной собственности (абсолютное правоотношение). В процессе распоряжения на вторичном рынке собственник может продать, подарить акцию или иным образом определить ее судьбу. Уровень оборачиваемости акции определяется действующим законодательством и учредительными документами (уставом) корпорации. Правовой режим акции как ценной бумаги (вещи, товара) достаточно полно урегулирован нормами вещного права.

Во-вторых, акция - это эмиссионная ценная бумага, посредством реализации которой на первичном рынке корпорация привлекает дополнительные денежные средства (инвестиции). Правоотношение между корпорацией и акционером относится к обязательственным (относительным) правоотношениям. Приобретая акцию, акционер может, в частности, участвовать в управлении корпорацией, имеет право на получение дивидендов, а в случае ликвидации общества имеет право на получение части его имущества (ст. 31 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", с изменениями). Если не учитывать конъюнктуру в системе управляемости, то для корпорации не имеют значения персоналии новых акционеров (третьих лиц), которые приобретают акции на вторичном рынке. Лишь после приобретения акции третье лицо становится акционером и на него распространяется заключаемое в акции обязательственное право требования к корпорации. Правовой режим акции как ценной бумаги, содержащей в себе обязательственное право требования, также достаточно хорошо урегулирован нормами обязательственного права.

Представляется, что отсутствие единой научной концепции по вопросу корпоративных правоотношений не должно отрицательно повлиять на правоприменительную практику.