Мудрый Юрист

Потерпевший - жертва преступления в уголовном процессе России

Махова Т.М., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права Московской государственной юридической академии.

В уголовном процессе дореволюционной России потерпевшим признавались лица, которые понесли от преступления какой-либо вред (ст. 19 Устава уголовного судопроизводства). Права потерпевшего по делам публичного обвинения были незначительными, если он не предъявлял гражданский иск о возмещении вреда и не становился в связи с этим гражданским истцом. Так, согласно комментария к ст. 575 Устава уголовного судопроизводства "потерпевшее лицо, не заявившее иска о вознаграждении, не может предъявлять суду требования о вызове свидетелей, но оно может указывать на них прокурорскому надзору, от усмотрения коего зависит, оставить эти заявления без последствий или требовать от суда вызова свидетелей". В такой трактовке потерпевшего сказалось влияние уголовно-процессуального законодательства Франции, основанного на признании в уголовном процессе двух начал: публичного и частного иска.

В эпоху социализма уголовно-процессуальное законодательство избрало существование в уголовном процессе двух самостоятельных субъектов уголовного процесса - потерпевшего и гражданского истца. При этом в большинстве случаев функции указанных выше двух субъектов осуществлялись одним и тем же лицом. Более того, потерпевший был обязан давать показания в том же порядке, что и свидетель. Такой процессуальный статус потерпевшего в основном сохранился и в УПК РФ 2001 г. Конечно же, необходимо признать, что в правовом статусе потерпевшего появились и новые черты.

Потерпевший теперь причислен к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Согласно ч. 2 ст. 15 УПК РФ функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же лицо. Новый УПК наделил потерпевшего комплексом прав по участию в производстве по уголовному делу, в том числе в доказывании, причем потерпевший имеет по ряду признаков и права, сходные с правами обвиняемого.

Поддерживая доводы тех авторов, которые полагают, что потерпевший в соответствии с принципом состязательности и равенства сторон должен пользоваться не меньшими правами, чем обвиняемый, считаем целесообразным обратить внимание на то, что основное назначение потерпевшего как участника судопроизводства стороны обвинения - дать полные и объективные показания, уличающие обвиняемого, как этого требует закон. Поэтому представляется весьма неопределенным следующее суждение: "В рамках действующего УПК РФ вопрос должен ставиться не об уравнении прав потерпевшего и обвиняемого, а об изменении отношения дознавателя, следователя, прокурора к потерпевшему как участнику, преследующему общий с ними процессуальный интерес - обвинение и наказание виновного" <1>.

<1> См.: Процесс в законе // Российская газета. 2006. 6 декабря.

Если речь в данном случае идет о том, что следователь, прокурор должны больше оказывать содействие потерпевшему в реализации его прав, то нужно согласиться с авторами данного положения. Вместе с тем необходимо учитывать, что обвинение и наказание виновного нередко далеко не главный интерес потерпевшего. Часто для него главное - забыть о преступлении, тем самым не усугублять нанесенную психологическую травму; размер компенсации морального вреда, причиненного преступлением, порой значительно возрастает от хождения по судам, от угроз расправы за дачу показаний. В такой ситуации интерес потерпевшего состоит в том, чтобы органы следствия, прокурор и суд обеспечили ему безопасность, а также чтобы ему был возмещен в должном объеме гражданский иск, учитывающий и моральный вред, и судебные издержки. Именно в таком содействии нуждается, в первую очередь, многочисленная категория беспомощных жертв преступлений, которые не только лишены возможности, но и ограничены в своих способностях самостоятельно отстаивать свои права и интересы: несовершеннолетние, престарелые, инвалиды, лица с психическими недостатками <2>.

<2> См.: Сарсенбаев Т.Е. Теория и практика охраны прав и законных интересов беспомощных жертв преступления в досудебном производстве. М.: Юрлитинформ, 2005.

Приведенное выше суждение, по нашему мнению, не стоит расценивать как стремление его авторов возложить на потерпевшего наряду со следователем и прокурором бремя доказывания вины обвиняемого. Следователь, прокурор не должны пытаться переложить на потерпевшего свою ответственность соответственно за некачественное расследование по делу, неподготовленность к участию в судебном разбирательстве.

В зарубежном уголовном процессе нет аналога нашему потерпевшему - активному участнику уголовного судопроизводства, представителю стороны обвинения. Справедливости ради нужно отметить, что в уголовном процессе ФРГ, Австрии есть потерпевший, но он пользуется все же значительно меньшими полномочиями. Представляется, что законодательство Германии о потерпевшем в свое время повлияло на становление института потерпевшего в нашей стране.

В уголовном процессе Великобритании преследование обычно осуществляется государством, жертва не является стороной и главным образом выполняет роль свидетеля, который обязан давать показания и содействовать полиции, а при наличии оспариваемых моментов по делу в судебном разбирательстве он может быть допрошен обвинением и защитой <3>.

<3> См.: Вавилова Л.В. Организационно-правовые проблемы защиты жертв преступлений (по материалам зарубежной практики): Дис. канд. юрид. наук. М., 1995. С. 9.

И все же в уголовном процессе не только стран англосаксонского права, но и в большинстве стран Европы речь идет не о потерпевшем, а о жертве преступления. И суть здесь не в различии терминов, а в том, что жертва преступления не является участником уголовного судопроизводства и пользуется весьма ограниченными правами, возникающими при производстве по уголовному делу.

О месте в уголовном судопроизводстве зарубежных стран жертвы преступления в обобщенном виде можно составить представление по соответствующим международно-правовым документам, которых в последнее время становится все больше. Так, в соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой 29 ноября 1985 г. Генеральной Ассамблеей ООН, жертвы преступлений - это лица, которым индивидуально или коллективно причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего уголовные законы.

Но в указанной Декларации, как, впрочем, в ряде других международно-правовых документов, жертва преступления рассматривается не как участник уголовно-процессуальной деятельности, а лишь как лицо, которому должны быть обеспечены: 1) доступ к правосудию; 2) реституция; 3) компенсация из других источников в тех случаях, когда реституцию невозможно получить в полном объеме; 4) социальная помощь, в которую включаются материальная, медицинская и психологическая помощь.

Возвращаясь к подтверждению тезиса об отсутствии в уголовном процессе зарубежных стран потерпевшего как участника уголовно-процессуальной деятельности, аналогичного тому, который есть в уголовном процессе России, обратимся прежде всего к уголовному процессу Франции. И в настоящее время там действует фундаментальный принцип об уголовном и гражданском иске. Согласно ст. 2 УПК Франции право предъявления гражданского иска с целью возмещения ущерба, причиненного преступлением, проступком или нарушением, принадлежит каждому, кто лично потерпел ущерб, непосредственно причиненный нарушением закона. Верно утверждение Л.В. Головко о том, что "во Франции нет такого субъекта уголовного процесса, как потерпевший. Лицо, являющееся потерпевшим фактически, юридически может быть в уголовном процессе либо гражданским истцом (если предъявляет гражданский иск), либо просто свидетелем" <4>.

<4> Гуценко К.Ф., Головко А.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М.: Зерцало, 2002. С. 333.

В УПК ФРГ одна из семи книг (§ 374 - 416) посвящена потерпевшему - в ней следующие главы: частное обвинение (§ 374 - 394); сообвинение (§ 395 - 402); возмещение ущерба потерпевшему (§ 403 - 406), другие полномочия потерпевшего. В данной книге указаны следующие права потерпевшего: право на отвод судьи или эксперта; право задавать вопросы; право возражать распоряжениям председательствующего; право заявлять ходатайство о представлении доказательств, а также право дачи объяснений; право на возмещение ущерба. К другим правам потерпевшего отнесены следующие: право на уведомление об исходе судебного процесса, поскольку это его касается; потерпевший сам не имеет права ознакомиться с материалами дела, но это право есть у адвоката потерпевшего. Потерпевший вправе пользоваться в уголовном процессе услугами адвоката или быть им представленным. При допросе потерпевшего в суде или прокуратуре должно быть разрешено присутствие его адвоката. Согласно § 406 (д) УПК ФРГ лицо, которое вправе вступить в дело в качестве сообвинителя, может пользоваться до возбуждения публичного обвинения услугами адвоката или быть им представленным, если его вступление в дело в качестве сообвинителя еще не последовало; здесь же определены и вопросы оказания юридической помощи потерпевшему, выступающему в качестве сообвинителя.

Приведенные данные свидетельствуют, что потерпевший в уголовном процессе ФРГ пользуется значительно меньшими правами, чем в уголовном процессе России. Хотя он и может быть сообвинителем, но он не представитель стороны обвинения, т.к. в уголовном процессе ФРГ нет сторон. Полномочия потерпевшему предоставлены для отстаивания своих личных прав, но не для изобличения виновного.

Исходя из вышеизложенного, отметим, что институт потерпевшего в уголовном процессе России должен быть сохранен и усовершенствован. Вместе с тем важно, чтобы потерпевший не потерял свое истинное назначение, чтобы он не превратился в лицо, на которое органы предварительного следствия и прокуратура перекладывали бы бремя доказывания, изобличения виновного и вместе с тем в определенном смысле и ответственность за неудачи в уголовном преследовании. Такие опасения вполне реальны, так как законодатель причислил потерпевшего к участникам уголовного судопроизводства стороны обвинения и тем самым косвенно возложил на него бремя изобличения виновного. В этом смысле потерпевший теперь утратил право быть лицом, не заинтересованным в исходе дела. В ряде случаев, прежде всего в суде присяжных, тем самым утрачивается объективность его показаний как основного свидетеля - очевидца преступления. Представляется актуальным и в настоящее время суждение И.Я. Фойницкого <5>, который, обращая внимание на ущемленное правовое положение потерпевшего, предлагал кроме прокуратуры предоставить доступ к уголовному делу и частным лицам по делам публичного обвинения для реализации этими лицами не их частного права, а общественной функции во имя публичного интереса, пользующейся государственной помощью и не исключающей возможности общественного контроля. По нашему мнению, в годы советской власти эта идея нашла воплощение в законе и на практике в деятельности общественных защитников. В новой системе социальных отношений в прежнем виде указанные лица не должны быть в уголовном судопроизводстве. Потерпевший вправе иметь представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ), им может быть адвокат. Но речь все же идет об общественной, публичной функции представителя потерпевшего, и в этом отношении стоит изучить зарубежный опыт, в частности США, где в последние годы создана система помощи жертвам и все более активно действуют общественные организации, располагающие значительными денежными средствами и авторитетом в обществе в целях оказания содействия жертвам преступлений; они не участвуют в уголовном судопроизводстве по делу, но осуществляют серьезную социальную поддержку жертвам преступлений, совершаемых в семьях, жертвам сексуальных преступлений, несовершеннолетним и беспомощным жертвам. Эта поддержка в определенном смысле осуществляется при содействии средств массовой информации и под социальным контролем за ходом и результатами производства по уголовному делу в целях обеспечения прав жертв преступлений.

<5> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб.: Альфа, 1996. С. 26.

В России подобных организаций пока почти нет, исключение - деятельность Комитета солдатских матерей. Но очевидно, что и у нас в социальной поддержке, а также в общественном контроле за ходом и результатами расследования нуждается ряд категорий потерпевших. По нашему мнению, целесообразно внести в ч. 1 ст. 45 УПК РФ дополнение, расширяющее понимание представителя потерпевшего за счет наделения такими полномочиями кроме адвокатов и членов общественных организаций, занимающихся оказанием социальной помощи жертвам преступлений.