Мудрый Юрист

Проблемы правосубъектности в современной теории права

Батурин В.А., соискатель Российской академии правосудия.

Категория "правосубъектность" относится к числу ключевых, методологических в гражданско-правовой науке. В зависимости от того, насколько адекватно данная научная категория отражает реальные общественные отношения, насколько она внутренне теоретически богата, настолько она с большим или меньшим успехом может быть использована в качестве одного из инструментов в познании гражданского права и отношений, регулируемых данной областью.

Споры о понятии и содержании гражданской правосубъектности ведутся с самого первого момента появления этой категории в гражданском праве.

Исходным пунктом развития теории правосубъектности стало провозглашение гражданской правоспособности в Декрете об основных частных имущественных правах от 22 мая 1922 г. Этот Закон был издан в связи с переходом к нэпу и в общих чертах перечислял имущественные права граждан, а также определял объем правосубъектности товаровладельца.

В дальнейшем упоминание о правосубъектности как категории гражданского права обнаруживается при проведении первой кодификации советского гражданского законодательства, а именно в связи с принятием Гражданского кодекса 1922 г. В это время гражданская правоспособность трактовалась с позиций меновой и теории социальных функций.

В 30-х годах двадцатого века проблема правоспособности отражает положение о том, что граждане как субъекты гражданского права обладают правоспособностью в одинаковом объеме, в то время как хозяйственные организации располагают неравнозначными юридическими возможностями.

Новый Гражданский кодекс РФ 1994 г. не употребляет понятия правоспособности, но ряд его норм дает основание считать, что юридические лица наделены не только правоспособностью, но и в целом правосубъектностью (п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 9 ГК РФ).

Современная цивилистическая наука определяет правосубъектность как социально-правовую возможность лица быть участником гражданских правоотношений. Отметим, что с изменениями в гражданском законодательстве интерес к поставленной проблеме возрос. Это связано с легализацией некоторых видов гражданских правоотношений, а также с появлением новых институтов в гражданском праве.

По мнению В.К. Андреева, содержание правосубъектности складывается из двух элементов - компетенции и реализации компетенции. По мнению В.К. Андреева, компетенция - это "аналог гражданской правоспособности", отличия между компетенцией и гражданской правоспособностью он усматривает в том, что компетенция "включает способность иметь не только хозяйственные права и обязанности, предусмотренные законом, но и наличные права и обязанности, обусловленные зарегистрированными учредительными документами предприятия" <1>. Однако при таком определении компетенции и ее отличия от гражданской правоспособности происходит смешение понятий компетенции, правоспособности и субъективных прав, в то время как понятие компетенции в общей теории права применяется при характеристике органов государства. И в этом смысле под компетенцией понимается совокупность прав и обязанностей, которыми наделяются органы государства. В настоящее время имеется легально закрепленное понятие компетенции. Так, в Федеральном законе от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" <2> под компетенцией органа государственной власти понимается совокупность полномочий органа государственной власти субъекта Российской Федерации, которые устанавливаются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации. Таким образом, законодатель идет по пути использования понятия "компетенция" применительно к органам государственной власти.

<1> Андреев В.К. Проблемы правосубъектности в предпринимательской деятельности // Правовое регулирование предпринимательской деятельности. Москва., 1995. С. 24.
<2> Собрание законодательства РФ. 1999. N 42. Ст. 5005.

Понятие "компетенция" характерно для отношений власти и подчинения, поэтому, на наш взгляд, не представляется возможным применение понятия компетенции при характеристике подразделений ОВД как субъектов гражданского права.

В.К. Андреев предлагает также использовать понятие "реализация компетенции", которое составляет второй элемент правосубъектности. В данном случае он проводит параллели с гражданской дееспособностью и полагает, что понятие дееспособности юридического лица должно быть закреплено законодательно.

По нашему мнению, предлагая ввести понятие правосубъектности, содержание которого состоит из двух элементов: компетенции и реализации компетенции, В.К. Андреев подменяет саму суть понятия правосубъектности юридического лица, включая в него административно-властные элементы.

Мы полагаем, что компетенция не может быть сведена к способности или общим возможностям. Компетенция - это более конкретное понятие, чем правосубъектность, это совокупность определенных, уже имеющихся прав и обязанностей.

С нашей стороны с целью практического осмысления понятия категории правосубъектности в гражданском праве мы попытались рассмотреть правовое положение подразделений ОВД.

Так, признавая взаимосвязь компетенции и правосубъектности подразделений ОВД, мы считаем, что компетенция подразделений ОВД не должна рассматриваться как их правосубъектность, в компетенцию подразделения входят его правомочия, возникающие непосредственно из закона и существующие до стадии правоотношения. На это указывает и тот факт, что законы и иные нормативные акты <3>, определяющие компетенцию подразделений ОВД, прямо перечисляют права и обязанности, а не указывают на правосубъектность обладания этими правами и обязанностями. Обладание правами и обязанностями, входящими в содержание компетенции, не зависит от волеизъявления подразделений ОВД, так как они предусмотрены непосредственно законом и иными нормативно-правовыми актами.

<3> Закон РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции", Указ Президента РФ от 19 июля 2004 г. N 927 "Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации".

Поддерживаем точку зрения авторов, которые полагают, что компетенция должна рассматриваться как совокупность уже наличных прав и обязанностей, в противном случае применение таких понятий, как превышение власти, бездействие власти, было бы сильно затруднено <4>.

<4> См.: Флейшиц Е.Л. Соотношение правоспособности и субъективных прав. С. 282.

Понятием "компетенция" могут охватываться не все наличные права и обязанности, данное понятие содержится только в определенном круге прав и обязанностей подразделений ОВД и не охватывает те субъективные права и обязанности, которые приобретаются подразделениями ОВД по мере реализации их гражданской правосубъектности на основе соответствующих юридических фактов.

При выполнении возложенных на подразделения ОВД задач подразделения осуществляют права и исполняют обязанности, составляющие содержание их компетенции. Перечень этих прав и обязанностей приводится в ст. ст. 10 - 11 Закона РФ "О милиции" и других ведомственных нормативных актах.

Общественные отношения, составляющие предмет правового регулирования организации и деятельности органов внутренних дел, по своему содержанию весьма многообразны. В предмет правового регулирования входят различные виды общественных отношений (организационно-властные, процессуальные, имущественные и другие). Каждый из них регулируется соответствующей отраслью права.

Органы внутренних дел вступают в административные, уголовно-процессуальные, уголовно-исполнительные, гражданско-правовые, земельные, финансовые и другие правовые отношения.

Участником данных отношений может быть как орган внутренних дел в целом, так и его структурные подразделения (Государственная автомобильная инспекция, отдел вневедомственной охраны, изоляторы временного содержания задержанных и заключенных под стражу, медицинские вытрезвители и другие подразделения ОВД) в лице отдельных должностных лиц (начальники РУВД, ГОВД, РОВД, их заместители и другие должностные лица в пределах своих полномочий).

Представленная нами сложная и многоуровневая система связей свидетельствует о том, что органы внутренних дел должны обладать очень широкой компетенцией, кругом полномочий (прав и обязанностей, ведать чем-то).

Государство при создании исполнительных органов преследует конкретные цели, а именно передачу созданным органам определенных прав и обязанностей, что достигается путем наделения их соответствующей компетенцией. Юридические лица, основной целью создания которых является коммерческая деятельность, реализуя правосубъектность, становятся обладателями гражданской правоспособности и дееспособности. Государственные органы, образование которых направлено на осуществление задач государственного управления обществом, реализуя компетенцию, становятся носителями властных прав и обязанностей.

Исходя из этого, мы можем сделать вывод, что компетенция подразделений ОВД - это по своей сути совокупность властных прав и обязанностей, необходимых органам внутренних дел для выполнения задач, поставленных перед ними.

Участие в гражданско-правовых отношениях предполагает наделение органа внутренних дел правами и обязанностями юридического лица, что становится возможным благодаря его гражданской правосубъектности. Что касается гражданской правосубъектности, то ее реализация происходит в рамках компетенции соответствующего государственного органа, так как для органа внутренних дел характерно наличие лишь тех гражданских прав и обязанностей, которые не входят в противоречие, а наоборот, служат цели выполнения задач, стоящих перед органами внутренних дел. Властные права и обязанности, входящие в ее содержание, необходимо обусловлены правовым положением органа внутренних дел как соответствующего звена в механизме государственного управления обществом. Государство, наделяя органы внутренних дел правосубъектностью, предполагает, что гражданская правосубъектность будет реализовываться в границах компетенции органа.

Так, начальник подразделения ОВД руководит вверенным ему подразделением с целью наиболее эффективной деятельности в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности, предотвращения и раскрытия преступлений, административных правонарушений. В то же время он имеет право, в пределах своей компетенции, распоряжаться имуществом подразделения ОВД, заключать договоры, подписывать финансовые документы. Совершение данных действий, носящих гражданско-правовой характер, входит в компетенцию начальника как руководителя органа подразделения ОВД.

Если взять в качестве примера управление вневедомственной охраны, то в этом случае прослеживается еще более глубокая связь компетенции и гражданской правосубъектности в конкретных гражданско-правовых отношениях.

Содержание компетенции должностных лиц управления вневедомственной охраны направлено прежде всего на заключение договорных обязательств по охране объектов различных организаций. Одной из основных задач управления вневедомственной охраны является недопущение проникновения посторонних лиц на охраняемый объект, а тем более совершения хищения материальных ценностей организации.

Компетенция начальника управления вневедомственной охраны и других должностных лиц, помимо специфических прав и обязанностей, направленных на обеспечение охраны объектов, включает в себя права и обязанности, реализация которых происходит в гражданско-правовых отношениях учреждения. Начальник учреждения как руководитель органа в силу своих служебных обязанностей обеспечивает производственную деятельность. Данные должностные лица выступают в гражданском обороте от имени учреждения как юридического лица. Это дает основание предполагать, что реализация гражданской правосубъектности происходит в рамках компетенции управления вневедомственной охраны как государственного органа. Гражданская правосубъектность реализуется через действия начальника как должностного лица учреждения в рамках его компетенции.

Таким образом, на основе представленного анализа соотношения компетенции и гражданской правосубъектности подразделений ОВД можно сделать вывод о том, что гражданская правосубъектность является особой формой проявления их компетенции. Субъективные права и обязанности подразделения ОВД приобретаются по мере реализации его гражданской правосубъектности и охватываются понятием "компетенция". Реализация гражданской правосубъектности подразделений ОВД возможна лишь в границах, очерченных компетенцией органов и учреждений ОВД. Субъективные права и обязанности подразделений ОВД находятся под влиянием их компетенции, в связи с чем характеризуются определенными особенностями, проявляющимися в специфичности возникающих гражданско-правовых отношений (особый режим имущества подразделений ОВД, особый объем специальной правоспособности подразделений ОВД, специфическая договорная и внедоговорная ответственность подразделений ОВД).

Проведенные нами исследования привели к следующим выводам:

  1. Социально-экономические трансформации, происходящие в жизни общества, неизменно влияют на функционирование органов внутренних дел России. Осуществление основной деятельности органов внутренних дел относится к сфере борьбы с преступностью и охраны общественного порядка, базируется на определенной имущественной основе, которая обеспечивается наделением органов внутренних дел гражданской правосубъектностью. Возможность участия в гражданско-правовых отношениях в целях реализации задач, стоящих перед органами внутренних дел, обеспечивается предоставлением им прав юридических лиц.
  2. Являясь по своей организационно-правовой форме государственными учреждениями, подразделения ОВД как некоммерческие организации обладают специальной правоспособностью, соответствующей основным функциям органов внутренних дел России.
  3. Гражданское законодательство фактически не запрещает подразделениям ОВД осуществлять деятельность, приносящую доход, с тем условием, чтобы доходы шли на обеспечение нормального функционирования учреждения.

Подразделения ОВД являются самостоятельным и равноправным субъектом гражданского права. Они выступают в имущественном обороте как юридическое лицо в организационно-правовой форме учреждения с присущей спецификой признаков, особым порядком создания, регистрации, реорганизации и ликвидации.

  1. Наделение подразделений ОВД властными полномочиями предполагает их четкую нормативную закрепленность, что отражается на гражданской правосубъектности, которая выступает вспомогательным правовым средством обслуживания основной деятельности подразделений ОВД.
  2. Деятельность подразделений ОВД в сфере обязательственных отношений в основном связана с заключением договоров. Договорные отношения с участием подразделений ОВД обладают определенной спецификой. Однако действующее гражданское законодательство рассматривает подразделения ОВД в качестве обычного субъекта гражданских правоотношений: к гражданско-правовым отношениям с их участием применяются общие нормы гражданского законодательства без каких-либо изменений, связанных с особым правовым статусом данных органов.
  3. Гражданская правосубъектность подразделений ОВД приближается к правосубъектности других участников гражданско-правовых отношений. Вместе с тем ряд гражданско-правовых договоров с участием подразделений ОВД урегулирован подзаконными (ведомственными) нормативными актами, применимыми только к отношениям с участием указанных органов. Это еще раз свидетельствует о специфике возникающих гражданских правоотношений.

Таким образом, исследовав гражданскую правосубъектность как правовую категорию и составляющую гражданских правоотношений подразделений ОВД, мы предлагаем свое определение гражданской правосубъектности. Гражданская правосубъектность - это способность лица иметь и осуществлять непосредственно или через представителя юридические права и юридические обязанности, т.е. быть субъектом права, она возникает, когда правоспособность и дееспособность будущего участника гражданских правоотношений совпадают во времени, сливаются воедино, и поскольку правосубъектность предполагает возможность реализации сделкоспособности, с ней неразрывно связана и деликтоспособность, т.е. способность нести юридическую ответственность за правонарушения.