Мудрый Юрист

О некоторых причинах этнического экстремизма в современном российском обществе

Арутюнов Л.С., заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин Кисловодского гуманитарно-технического института, кандидат юридических наук.

Касьяненко М.А., аспирант Кисловодского гуманитарно-технического института.

Реформы переходного периода в России оказались столь сложными и противоречивыми, что в ходе своей эволюции нередко сопровождались ростом националистических настроений, политической и этнической нетерпимости, расширением социальной конфликтности. Она стала следствием глубокой дифференциации социальных и этнических групп, поляризации их интересов, маргинализации значительной части населения и в целом нарастания кризисности во всех сферах жизни российского общества.

При этом за последние несколько лет в нашем государстве наблюдается активизация деятельности различных радикально-национальных движений. С одной стороны, эти движения (учитывая полиэтничность и многосубъектность РФ) направлены на поддержание своих землячеств в том или ином субъекте, нередко путем противоправных действий.

По данным профессора Г.В. Дашкова, приведенным им в докладе "Национальное и межрегиональное в деятельности этнических преступных группировок", "в Московском регионе этнические организованные преступные группировки причастны к каждому третьему преступлению" <1>.

<1> Дашков Г.В. Национальное и межрегиональное в деятельности этнических преступных группировок // Сборник докладов по итогам конференции "Организованная преступность, терроризм и этнические проблемы". 2003. С. 23.

Четко прослеживается тенденция усиления позиций экстремистских организаций так называемого националистического характера, совершающих противоправные действия в отношении представителей малых этнических групп, чаще всего иностранцев, дискриминируемых членами таких организаций по расовой принадлежности (цвету кожи, разрезу глаз и др.). Например, по данным МБПЧ, в стране насчитывается 50 тыс. скинхедов, издается 100 радикальных газет, а ежегодный тираж неонацистской литературы достигает 500 тыс. экземпляров <2>.

<2> Ковальская О. Уфа: подготовка конференции по борьбе с этническим экстремизмом // Опубликовано 29.06.2005. http://www.hro.org/actions/nazi/2005/06/29.php.

Как следствие, на фоне данных реалий в области национальных отношений не последнюю роль стала играть "философия" расово-этнического экстремизма <3>, востребованная самыми различными группами населения полиэтничной России. Как средство, хотя и не имеющее легитимных начал, но способствующее достижению вполне конкретных целей, она постепенно стала одной из особенностей современного российского общества.

<3> Некрасов Д.Е. Расово-этнический экстремизм: криминологический аспект. Автореф. диссерт. на соискание ученой степени к.ю.н. С. 4.

Этнические проявления экстремизма выражаются, прежде всего, в создании различных радикальных организаций, целью которых является защита интересов этнических общностей (групп). При этом декларируемые цели экстремистов могут быть мнимыми и фальшивыми, а их притязания представлять интересы этнической общности - необоснованными.

В научной литературе чаще всего пытаются напрямую увязать рост политического экстремизма с бедностью, социальным неблагополучием и низким культурным уровнем неких региональных, этнических или религиозных групп <4>.

<4> Дробижева Л., Паин Э. Политический экстремизм и терроризм: социальные корни проблемы // Век толерантности. Выпуск 5. 2007.

Аналогичные причины роста экстремистских проявлений в 2007 г. называет в своем докладе и Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка, указывая, что возможными причинами столь заметного роста преступлений экстремистского характера является "имущественное неравенство" и "отсутствие социальных перспектив для многих молодых людей" <5>.

<5> Генпрокуратура пересчитала преступления экстремистского характера // http://www.demos-center.ru/news/19790.html.

Но на наш взгляд, влияние социальных, политических и экономических факторов намного сложнее. Исторические примеры подтверждают, что в замкнутых, застойных обществах, например у бушменов Южной Африки или у индейцев майя в Мексике, находящихся на крайне низких уровнях экономического и социального развития, ничего похожего на политический экстремизм <6>, а тем более этнические и расовые аспекты его проявлений не выявляется.

<6> Попов А. Причины возникновения и динамика развития конфликтов // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах / Ред. М. Олкотт, В. Тишков. М.: Московский центр Карнеги, 1997. С. 273 - 297.

Данное явление проявляет себя, как правило, в обществах, вступивших на путь трансформаций, и концентрируется в маргинальных слоях социума, характеризующихся причудливым сочетанием традиционных и новых черт культуры, неполным изменением статуса и условий жизни. На личностно-бытовом уровне предпосылками этнического экстремизма являются тенденции социального размежевания и антагонизма, проявляющиеся, в частности, в форме ксенофобии: межэтнической агрессии, неприязни и страха перед "чужими" - отдельными индивидами и группами. Отсутствие доверия к представителям власти и эффективности действия государственных механизмов и правовых норм со стороны общества порождает ситуацию, когда граждане сами решают возникшие проблемы и конфликтные ситуации, в том числе и противозаконными методами и способами.

В обществе возникают замкнутые малые социальные группы: расовые, религиозные, этнические, в том числе в небольших населенных пунктах или на небольших территориях, обеспечивающие на первых порах элементарную безопасность, права и интересы. В таких группах со временем возникает авторитетное лидерство и иерархия, а также финансовая основа (добровольные или обязательные пожертвования).

Объединение людей в группы может иметь весьма положительные тенденции, например национально-культурные автономии, может заложить прочную основу национальной политики полиэтнического государства. Однако возможна и прямо противоположная тенденция, когда люди объединяются для совершения противоправных действий.

Для совершения совместных действий, помимо общих целей, необходимо доверие участников группы друг к другу, например дружеские отношения. Если рассматривать совершение преступления, то можно предположить, что проще объединиться лицам, имеющим уголовное прошлое или судимость.

Во всех случаях важную роль играет идентичность, схожесть индивидов. Среди множества объединяющих признаков отдельное место занимают этнические: языковые, культурные, ментальные и т.д.

Можно резюмировать, что национальная культура и ментальность также являются основанием для такого объединения, что обусловлено общими ценностями, приоритетами, взглядами и жизненной позицией, историческими традициями.

Традиционализм же, доведенный до своего логического конца, выступает основной предпосылкой различных проявлений такого радикального идеологического течения, как фундаментализм. Нередко кроме объединяющих внутренних факторов данное объединение дополняется и внешними факторами, например по средствам изменения социального статуса.

Современными социологическими исследованиями фиксировалось нарастание ксенофобии и агрессивности в сознании людей, понизивших свое социальное положение, потерявших работу, т.е. в иммобильных группах населения <7>. Нередко обусловлено это еще и тем, что представители национальных меньшинств изначально сосредоточиваются, в значительной мере вынужденно, в отраслях занятости, обеспечивающих быстрые, а зачастую и крупные доходы, прежде всего в торговле. Вызвано это тем, что им нужно зарабатывать не только для собственного выживания и обустройства, но и для поддержания оставшихся за рубежом родственников.

<7> Дробижева Л., Паин Э. Политический экстремизм и терроризм: социальные корни проблемы // Век толерантности. Выпуск 5. 2007.

Все эти факты не могут не вызывать недовольства титульного этноса, коренного населения. В особенности это имеет место тогда, когда малые социальные иммобильные группы полиэтнического государства хорошо сплочены, демонстрируют чувство превосходства по отношению к "местным" и не обнаруживают заметного стремления к тому, чтобы интегрироваться в принимающую среду.

Как следствие описанных выше процессов, по данным соцопросов, свыше 40% населения России заражены ксенофобией, 5% готовы участвовать в погромах и выселении иностранцев <8>. Итак, не просто бедность или низкий уровень социально-экономического положения провоцируют агрессию, создают почву для крайних националистических взглядов и проявлений, а именно социальные контрасты. Это не просто отчаяние от бедности (оно ведь нередко делает людей слабыми, безвольными), а и чувство унижения или попранного достоинства. Это чувство люди способны ставить выше других <9>.

<8> Ковальская О. Уфа: подготовка конференции по борьбе с этническим экстремизмом // Опубликовано 29.06.2005. http://www.hro.org/actions/nazi/2005/06/29.php.
<9> Дробижева Л., Паин Э. Политический экстремизм и терроризм: социальные корни проблемы // Век толерантности. Выпуск 5. 2007.

Не случайно в развитых странах стремятся увеличить средний класс для стабилизации общества и задумывают специальные программы, снижающие неравенство, хотя это и не всегда удается.

Таким образом, на уровне этнических и религиозных общностей проявления экстремизма нарастают в периоды начавшихся, но не завершенных исторических перемен и модернизаций.

В таких условиях почти неизбежен так называемый кризис идентичности, связанный с трудностями социального и культурного самоопределения личности. Стремление к преодолению этого кризиса порождает ряд следствий, которые могут выступать предпосылками этнического экстремизма, а именно: возрождается интерес людей к консолидации в первичных, естественных, или, как их еще называют, примордиальных общностях (этнических и конфессиональных), усиливаются проявления ксенофобии, возрастает влияние идеологии традиционализма, перерастающей зачастую в фундаментализм (идея "очищения от нововведений и возврата к истокам").

Так, уже сам процесс консолидации в примордиальных общностях способен порождать рост ксенофобии, поскольку в ее основе лежат те же социально-психологические механизмы противопоставления первичных общностей по принципу "Мы - они". К такому противопоставлению в переломные периоды обычно добавляется еще и негативная оценка чужаков ("Они хуже нас", "Мы - жертвы их происков"), поскольку поиск внешнего врага, виновника "наших" бед почти неизбежен в условиях дискомфорта, сопровождающего исторические перемены.

Таким образом, на наш взгляд, этнический экстремизм в полиэтническом государстве по своей природе дуалистичен. Его двойственная природа, прежде всего, проявляется путем создания малых социальных групп из представителей этнически идентичных меньшинств (деятельность которых нередко поддерживается землячествами или диаспорами в том или ином субъекте), совершающих противоправные, крайне радикального свойства действия, направленные на ущемление прав так называемого титульного этноса. Другим фактором является создание организаций крайне радикального толка, направленных на борьбу с представителями малых этнических групп, дискриминируемых членами таких организаций чаще всего по расовой (цвету кожи, разрезу глаз и др.) либо этнической принадлежности.

Данные тенденции достаточно сильно проявляются в российском обществе, о чем могут свидетельствовать проводимые в последнее время социологические исследования. Их результаты дают основание утверждать, что так называемая этносоциальная напряженность, в которой содержатся корни отмеченного негативного явления, в нашем обществе имеет неблагоприятные тенденции. В России за последние годы значительно увеличилось число преступлений экстремистского характера. В 2005 г. правоохранительными органами было зарегистрировано 125 таких правонарушений, в 2006-м - уже 263 <10>.

<10> Генпрокуратура пересчитала преступления экстремистского характера // http://www.demos-center.ru/news/19790.html.

Из приведенных данных видно, что число преступлений экстремистской направленности сравнительно невелико (но при этом с каждым годом они имеют значительную тенденцию к росту, например, за первое полугодие 2007 г. прокуроры только Ставропольского края выявили 716 нарушений законодательства о противодействии экстремизму и терроризму, возбуждено девять уголовных дел <11>). На наш взгляд, их небольшое количество вызвано так называемой искусственной латентностью, которая во многом обусловлена недостатками законодательства. Например, по словам генерального секретаря ЕАЕК и президента Федеральной еврейской национально-культурной автономии России Михаила Членова, существующая сейчас ситуация дает возможность сотрудникам правоохранительных органов, не заинтересованным в активизации борьбы с экстремизмом, просто затягивать дела таким образом, чтобы люди, совершившие данные преступления, просто освобождались от ответственности под предлогом истечения срока давности, как это случилось с известным издателем антисемитской литературы Корчагиным <12>.

<11> В Ставропольском крае задержан распространитель листовок экстремистского характера // Источник: Кавказский узел. 06.09.2007; http://www.kavkaz.memo.ru/newstext/news/id/1196494.html.
<12> Михаил Членов: Как побороть этнический и религиозный экстремизм // Новости. Ru. 20.02.2007.

К тому же практика показывает, что довольно часто в органах внутренних дел такие уголовные дела либо вообще не регистрируются, либо заводятся по другим составам. На наш взгляд, также следует согласиться с мнением Юрия Чайки, который в своем докладе отмечает, что "удельный вес преступлений экстремистского характера в общей структуре преступности невелик еще и потому, что должному расследованию подобных преступлений мешает то, что их часто относят к категориям преступлений небольшой и средней тяжести", и закон, по словам Генпрокурора, не позволяет проводить оперативно-розыскные мероприятия <13>.

<13> Генпрокуратура пересчитала преступления экстремистского характера // http://www.demos-center.ru/news/19790.html.

Данные негативные тенденции, на наш взгляд, обусловлены еще и тем, что в России системного профилактического воздействия со стороны всех органов, задействованных в противодействии экстремизму, не происходит должным образом. Например, по данным, приведенным прокурором Ставропольского края Иваном Полуэктовым, финансирование в 2007 г. краевой программы "Развитие межэтнических и межконфессиональных отношений" и мер по противодействию экстремистской деятельности крайне низко, на это предусмотрен всего 1 млн. рублей, из которого за семь месяцев правительством края потрачено всего 52 тыс. рублей на закупку канцтоваров и 130 тыс. на конкурс художественной самодеятельности <14>.

<14> В Ставропольском крае задержан распространитель листовок экстремистского характера // Источник: Кавказский узел. 06.09.2007; http://www.kavkaz.memo.ru/newstext/news/id/1196494.html.

Представляется, что такое расходование средств на решение данной серьезнейшей проблемы современного общества - экстремизма, мягко говоря, со стороны властей выглядит просто неоправданным. Для противодействия данным проявлениям необходим наиболее действенный комплекс мер, причем их полного спектра: правового, организационного и экономического характера. Следовало бы на законодательном уровне закрепить возможность для правоохранительных органов осуществлять полный комплекс оперативно-розыскных мероприятий при расследовании данной категории преступлений (даже без перевода их в категорию тяжких преступлений).

Кроме того, достаточно эффективным в борьбе с экстремистской деятельностью может стать обнародование основных результатов деятельности государственных органов и общественных организаций в сфере противодействия экстремизму. В этой связи представляется целесообразным издание специальных открытых докладов о мерах по борьбе с экстремизмом и терроризмом в России, причем не только правоохранительными органами, но и органами власти различного уровня.

К тому же комплекс мер воспитательно-профилактического характера следует дополнить регулярными встречами и беседами представителей органов прокуратуры, отделов образования, МВД на местах с молодежью как наиболее уязвимой частью общества, подверженной данным негативным тенденциям. При этом данные встречи должны расширить свою аудиторию и проводиться не только в школах, но и в средних профессиональных учебных заведениях, в вузах и на рабочих местах.