Мудрый Юрист

Уникальный прецедент, необычный даже для мировой практики

"Зачем пацанам дают по три года?

За неделю все передумаешь,

потом становится обидно, ожесточаешься,

а потом уже все равно..."

(Из письма осужденного несовершеннолетнего)

По статистике, в 2002 г. в Казахстане

в воспитательно-трудовых колониях

отбывали наказание около 1500

несовершеннолетних детей

Витковская С.Н., адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов, руководитель группы защиты по проекту "Ювенальная юстиция в Казахстане".

Проект "Ювенальная юстиция в Казахстане" осуществляется по инициативе государства, а именно Министерства юстиции, Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел при сотрудничестве с Алматинскими городской и областной коллегиями адвокатов при поддержке Фонда Сорос-Казахстан и Правовой инициативы открытого общества. Его цель - создание эффективной модели правосудия для несовершеннолетних, ориентированной на соблюдение прав ребенка, включающей задержание несовершеннолетних, подозреваемых в совершении уголовного преступления, производство предварительного расследования, суд, апелляционное и надзорное рассмотрение жалоб подростков и их защитников.

Одна из задач проекта - использовать все предусмотренные международными стандартами и законами Казахстана механизмы для более широкого применения к подросткам мер пресечения, не связанных с арестом, и наказаний, не связанных с лишением свободы.

В проекте работают специально назначенные и прошедшие обучение судьи, прокуроры, работники полиции, в его рамках создана специализированная группа защиты несовершеннолетних, состоящая из 18 адвокатов и 18 социальных работников.

Проект проходит практическую стадию уже более двух лет в двух пилотных районах: Ауэзовском (г. Алматы) и Карасайском (Алматинская обл.). По итогам проекта будет решен вопрос о возможности введения ювенальной юстиции в Казахстане. Но если создание специализированного подразделения полиции или ювенального суда - это полномочия государственных органов, то создание специализированных юридических консультаций - это вопрос для коллегий адвокатов и вопрос уже сегодняшнего дня.

Что нового может внести в работу адвокатов создание такой специализированной консультации? В чем ее преимущества? Я попробую ответить на эти вопросы, ознакомив вас с опытом работы специализированной группы защиты несовершеннолетних по проекту "Ювенальная юстиция в Казахстане".

Проект создал уникальный прецедент - единственный на территории постсоветского пространства и необычный даже для мировой практики. В рамках проекта создана группа защиты, состоящая из прошедших специальный конкурс адвокатов и социальных работников. Социальные работники - это студенты факультетов психологии, педагогики и социологии высших учебных заведений города Алматы. Их роль в группе защиты - стабилизировать состояние задержанного подростка, успокоить его, наладить контакт, собрать все необходимые документы, характеризующие подростка, составить социальный портрет.

Социальный портрет - документ необычайной ценности для адвоката, следователя, прокурора, судьи. Он включает в себя несколько разделов: положение в семье, в школе, личностная характеристика, и служит важнейшим средством защиты интересов несовершеннолетнего. Подросток предстает перед судом не запуганным, а осознающим происходящее, и суд действительно имеет возможность учесть индивидуальность ребенка. Социально-психологический портрет создается социальным работником на основе характеризующих документов, общения с подростком, материалов дела и согласовывается с адвокатом.

Социальные работники работают бесплатно, на волонтерских началах, им важно приобрести практический опыт и закрепить полученные знания. Деятельностью социальных работников руководят два профессиональных психолога, также входящие в группу защиты.

Специализированные адвокаты - это адвокаты Алматинской городской и областной коллегий адвокатов. Они работают в качестве защитников по делам несовершеннолетних на основании графика дежурств с момента фактического задержания как за оплату, так и по назначению. С каждым подростком в проекте работает один адвокат и один социальный работник.

Создание специальной группы защиты - первый и наиболее важный показатель нового, более высокого, уровня оказания юридической помощи несовершеннолетнему в уголовном процессе. В качестве подтверждения приведу следующие аргументы:

Второе достижение проекта в работе группы защиты - это расширение временных границ участия адвоката в уголовном процессе на стороне несовершеннолетнего. В проекте группа защиты приступает к работе с момента фактического задержания несовершеннолетнего. И это необычайно важно. Именно на этой стадии уголовного процесса работниками полиции допускается наибольшее количество нарушений, имеющих влияние на весь ход расследования, остающихся "в тени", сложно контролируемых, а позднее трудно устанавливаемых.

Уголовно-процессуальный кодекс РК (УПК РК) предусматривает, что участие защитника по делам несовершеннолетних обязательно с момента задержания или первого допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого. При этом ст. 134 УПК определяет задержание как временное, не более 72 часов, лишение свободы подозреваемого в совершении преступления и составление соответствующего протокола задержания.

В этой же статье упомянуто фактическое задержание как временной рубеж, с которого начинается отсчет времени для принятия решения о задержании (не более трех часов с момента фактического задержания до составления протокола о задержании). При этом УПК не дает определения фактическому задержанию и методам его фиксации.

УПК устанавливает, что работник полиции имеет право задержать гражданина, только если есть веские основания предполагать, что он совершил преступление. Эти основания перечислены в ст. 132 УПК, их перечень исчерпывающий и не подлежит расширенному толкованию, что само по себе служит гарантией соблюдения прав человека от произвола полиции, наделенной особыми властными полномочиями.

Это означает, что при наличии указанных оснований полицейский фактически ограничивает свободу передвижения гражданина даже тогда, когда останавливает его на улице и задает вопросы. Гражданин не может располагать собой: не имеет возможности свободно перемещаться, заниматься каким-либо делом на свое усмотрение. С этого момента наступает фактическое задержание и начинается отсчет времени для решения вопроса о составлении протокола задержания, дающего право на временную изоляцию гражданина на срок не более 72 часов. Для решения вопроса о составлении протокола УПК определено не более трех часов с момента фактического задержания.

До введения в УПК в декабре 2004 г. понятия фактического задержания, да и в настоящее время, когда нет четкой фиксации этого момента в документах полиции, момент фактического задержания является наиболее уязвимым звеном в работе полиции. Именно в эти первые часы фактического задержания, сбора первичной информации, первых контактов полиции с подозреваемым совершается наибольшее количество нарушений закона. Одна из основных потребностей работников полиции на этой стадии - получить показания подозреваемого, желательно признательные. На этих показаниях формируются обвинение и доказательственная база.

УПК не устанавливает никаких прав для фактически задержанного, тот имеет право не давать показаний против себя. С момента фактического задержания (если протокол задержания в течение установленного времени не составлен) и до возбуждения уголовного дела подозреваемые проводят не только часы, но и сутки в отделении полиции, где на них нередко оказывается психологическое, а иногда и физическое воздействие, применяются пытки. Это нарушение закона. Если гражданин задержан работниками полиции в связи с подозрением в совершении преступления более трех часов, то протокол задержания в соответствии с законом должен быть составлен. В этом случае гражданин обретает статус подозреваемого и соответственно все права, предусмотренные ст. 68 УПК. Но работники полиции далеко не всегда так поступают, понимая ответственность и последствия незаконного задержания, если их подозрения не найдут подтверждения. Адвокат также не настаивает на составлении протокола, так как понимает, что протокол задержания ухудшит положение его подзащитного, лишит его свободы на 72 часа, санкция прокурора будет более вероятной, чем другая мера пресечения, и вообще важнейший вопрос с возбуждением уголовного дела будет решен, и это также не совпадает с интересами задержанного.

Но, с другой стороны, если протокол задержания не составлен, а гражданина доставили в полицию, то как будто и нет этого жесткого 3-часового предела для решения вопроса о задержании. Гражданин не задержан по протоколу, однако уйти из полицейского участка он не может. Он продолжает оставаться бессрочным, фактически задержанным в руках полиции, не имеющим к тому же никаких прав.

Учитывая все эти практические проблемы с фактическим задержанием, проект в своих рекомендациях установил, что наши несовершеннолетние подозреваемые в совершении преступления будут обеспечены квалифицированной юридической помощью и помощью социального работника с момента их фактического задержания. Поскольку в УПК нет на этот счет никаких указаний, то адвокаты в проекте руководствуются ст. 13, 17, 77 Конституции.

Участие группы защиты с момента фактического задержания действительно является гарантией соблюдения прав несовершеннолетнего подозреваемого в уголовном процессе.

Группа защиты прибывает к фактически задержанному полицией подростку в течение 40 минут днем и в течение 1 часа ночью. Вызов группы защиты делает дежурный полицейский в связи с поступившей информацией о фактическом задержании.

Представители группы защиты первыми разговаривают с подростком, проводят конфиденциальные беседы и подготовку к первому допросу. При этом в группе защиты приняты определенные этические обязательства. Ни адвокат, ни социальный работник не имеют права предоставлять несовершеннолетнему ложные версии, использовать ложную информацию для его защиты. Это означает, что адвокат проводит консультирование подростка и предоставляет ему выбор его позиции, например сказать правду, ничего не говорить (отказаться от дачи показаний) или говорить то, что он считает нужным (возможно, ложь). Последствия выбора также разъясняются адвокатом, а также то, что адвокат встанет на любую из выбранных подростком позиций и будет его защищать.

Третье преимущество работы специализированной группы защиты по проекту заключается в том, что адвокаты и социальные работники работают по установленному графику и могут срочно прибыть к задержанному несовершеннолетнему в нерабочее время, в вечерние и ночные часы, праздничные и выходные дни. Усилиями участников проекта, группы защиты и руководства полицейскими участками создан механизм вызова группы защиты, который соблюдается всеми сторонами. Именно этот механизм и ответственность дежурных адвокатов и соцработников гарантируют возможность участия группы защиты с первых минут контакта полиции с несовершеннолетним, со стадии фактического задержания.

Четвертый момент - это вопрос соблюдения прав участников уголовного процесса, начиная со стадии фактического задержания. После возбуждения уголовного дела или составления протокола задержания подростки, подозреваемые в совершении преступления, получают статус подозреваемого и все права, предусмотренные ст. 68 УПК РК.

Проект дает четкие рекомендации работникам полиции тщательно разъяснять несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым их права. Это делают и адвокаты. Но проговаривание именно работниками полиции прав подозреваемых имеет огромное значение, так как работник полиции ассоциируется больше с карательным механизмом, нежели с гарантом прав задержанных. От полицейских наиболее важно услышать о правах, в том числе и о праве не давать показаний против себя. Работникам полиции после разъяснения прав подозреваемых соответственно значительно сложнее нарушать ими же произнесенные права, в том числе принуждать к даче признательных показаний.

Проектные следователи разъясняют несовершеннолетним их права, но стоит только попасть нашим подросткам к дежурному следователю, не прошедшему обучение в проекте, это требование закона игнорируется.

Права фактически задержанного и его адвоката регламентированы только Конституцией РК. Так, согласно ст. 13 каждый гражданин имеет право на получение квалифицированной юридической помощи. Согласно ст. 17 достоинство человека неприкосновенно. В соответствии со ст. 77 никто не обязан давать показания против себя.

Полагаю необходимым обратить внимание и на Закон об оперативно-розыскной деятельности и Закон об органах внутренних дел, предоставляющие полиции широкий круг прав в отношении граждан, подозреваемых в совершении преступления. Это в том числе право доставлять в отделения полиции и производить опрос граждан. При этом не ограничивается срок пребывания гражданина в полиции и не предусмотрено право гражданина не давать пояснений против себя, т.е. сохранять молчание. Отсутствие этих ограничений приводит к злоупотреблениям полицией своими правами.

Что касается несовершеннолетних подозреваемых, то вышеприведенные Законы не содержат специальных норм в отношении лиц, не достигших 14-летнего или 18-летнего возраста. Это значит, что эти Законы не требуют присутствия родителей или адвоката при доставлении подростков в полицию или их опросе, что также дает возможность для нарушения прав и законных интересов детей.

Для устранения приведенных нарушений требуется провести анализ указанных Законов на соответствие их Конституции РК, Конвенции о правах ребенка, Закону РК о правах ребенка и другим международным нормам и внести в них соответствующие изменения.

Пятое, и последнее на сегодня, преимущество работы группы защиты в проекте - это высокое качество работы и адвокатов, и социальных работников по защите интересов несовершеннолетних. Адвокаты активны, принципиальны в отстаивании позиции несовершеннолетнего, стараются заявлять все необходимые ходатайства, обжаловать все действия участников уголовного процесса, нарушающие закон или интересы несовершеннолетнего. Различий в подходах к делам, по которым они получили плату от родственников подростка или работают за счет государства, нет.

Адвокаты прилагают максимум усилий для того, чтобы нормы закона, существующие для защиты прав несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, но не работающие на практике, реально заработали. Например, запрет на допрос в ночное время, ограничения в продолжительности допроса, фиксация свободного рассказа в протоколе допроса несовершеннолетнего, эффективность обжалования санкции прокурора на арест и постановлений следователя по делу, возможность освобождения от наказания судом.

Проект "Ювенальная юстиция в Казахстане" - это апробирование модели уголовного правосудия для несовершеннолетних на практике. Уже сейчас он имеет впечатляющие результаты и в статистических данных, и в качественных показателях. Но проект - это все-таки проект, и его время ограничено.

Детям, задержанным в двух районах Алматы и Алматинской области по подозрению в совершении преступления, определенным образом повезло. Они попали в качественно другие руки полиции, прокуроров, судей. С ними работала специальная группа защиты. Им дали шанс построить себе другое будущее без заключения, без решеток, без унижения и страха, без судимости.

Повезет ли другим детям? Это вопрос в первую очередь к государству. Вопрос о дополнительных средствах для создания подобных специализированных контор, оплаты услуг адвокатов, работающих по назначению, оплаты услуг психологов, руководящих работой социальных работников. Это вопрос о сокращении численности детей, отбывающих наказание в колониях. В конечном итоге это вопрос будущего страны, нашего с вами будущего.