Мудрый Юрист

Репродуктивные права личности: сущность и правовая природа

Рашидханова Д.К., доцент кафедры гражданского права юридического факультета Дагестанского государственного университета, кандидат юридических наук, начальник отдела правового просвещения Аппарата Уполномоченного по правам человека Республики Дагестан.

Всеобщая декларация прав человека 10 декабря 1948 г. <1> постулировала как одно из фундаментальных прав человека право на частную жизнь, в том числе право иметь семью, потомство (независимо от гражданского состояния), независимость в решении этих вопросов от правительственных органов, в том числе органов здравоохранения. Планирование семьи стало тенденцией социального развития второй половины XX в. и обусловило радикальные изменения в законодательстве об охране здоровья более чем в 30 странах <2>.

<1> Российская газета. 1995. 5 апр.
<2> См.: Иванюшкин А.Я. Философские основы биомедицинской этики: Дис. ... докт. филос. наук. М., 1986. С. 73.

Создание нормативного массива, признающего за женщиной право самой решать вопрос о материнстве, является конкретным проявлением расширения демократических прав в сфере личного самоуправления индивида. Формирование этой сферы общественных отношений и их правовое обеспечение во многом было инициировано деятельностью международных и правозащитных организаций, озабоченных тем, что во многих странах доступ к социальным благам, таким как здравоохранение, образование, осуществляется с нарушением принципов равенства и справедливости между полами. В ряде зарубежных стран подходы к законодательному регулированию отношений при производстве вмешательств в репродукцию человека претерпевали эволюцию в связи с ростом активности женского движения. Анжела Дэвис писала: "Женщинам предоставляют право голосования, получения образования, равной оплаты труда и другие. Однако все они ничего не стоят, если у них нет права распоряжаться собственным телом, если их судьбу в вопросах беременности будут решать другие люди" <3>.

<3> Шамов И.А. Биоэтика: Учебное пособие. М.: Медицина, 2001. С. 124.

Репродуктивное здоровье в соответствии с определением Всемирной организации здравоохранения представляет собой состояние полного физического, умственного и социального благополучия, а не просто отсутствия болезней или недугов во всех сферах, касающихся репродуктивной системы, ее функций и процессов. Репродуктивное здоровье и репродуктивные права - новеллы демографической политики. Репродуктивное поведение касается вопросов, оказывающих влияние на взаимоотношения членов семьи и понимание ими своей роли в семье. Осуществление этих прав также взаимосвязано с положением женщин и расширением их прав и возможностей, а эти вопросы во многих странах являются темой острой полемики. Право личности на свободный репродуктивный выбор и охрану репродуктивного здоровья - это право на свободу в принятии решения по реализации репродуктивной функции, предполагает не только планирование наступления желанной беременности и рождение желанных детей, но также использование методов контрацепции, а в случае наступления незапланированной беременности возможности ее прервать в браке или вне брака в условиях оказания доступной, безопасной, эффективной и высококвалифицированной медицинской помощи.

Международно-правовой блок нормативной регламентации отношений в сфере планирования семьи представлен целым рядом актов, таких как Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 г. <4>, Конвенция ООН от 18 декабря 1979 г. "О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин" <5>, Конвенция от 2 сентября 1990 г. "О правах ребенка" <6>, Декларация "Об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человека", Всеобщая декларация от 11 ноября 1997 г. "О геноме человека и правах человека" <7>, Европейская конвенция от 19 ноября 1996 г. "О защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины" <8> и дополнительный Протокол к ней от 4 апреля 1997 г. <9> (последние документы не ратифицированы Российской Федерацией). Наиболее специфично отражают проблемы репродуктивных прав и охраны репродуктивного здоровья материалы ряда представительных международных форумов: Программа действий Международной конференции по народонаселению и развитию (Бухарест, 1974; Мехико, 1984; Каир, 1994), Всемирной конференции по положению женщин (Пекин, 1995) и др. В них впервые репродуктивные права были обозначены как социальные отношения и социальные условия выбора репродуктивного поведения.

<4> СЗ РФ. 1994. N 20. Ст. 143; 2001. N 2. Ст. 163.
<5> Ведомости ВС СССР. 1982. N 25. Ст. 464.
<6> Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М.: Юридическая литература, 1990. С. 388 - 409.
<7> Текст Декларации опубликован не был. С ним можно ознакомиться на сайте: http://www.hro.org/docs/ilex/un/genom.php.
<8> Текст Конвенции опубликован не был. С ним можно ознакомиться на сайте: http://www.coe.rulo3conv-bio.htm.
<9> Текст Конвенции опубликован не был. С текстом протокола можно ознакомиться на сайте Совета Европы: http://www.coe. int/T/E/Legal_affairs/Legal_cooperaition/Bioethics/Activities/Biomedical_research/Protocol.

В 1946 г. была создана Комиссия ООН по положению женщин. По ее инициативе был принят ряд деклараций и конвенций. Центральным и наиболее всеобъемлющим документом является Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Наряду с вопросами расширения гражданских прав серьезное внимание в Конвенции уделено и такому в высшей степени насущному для женщин аспекту, как их права в области воспроизводства. В преамбуле указывается, что "роль женщины в продолжении рода не должна быть причиной дискриминации". В ст. 5 указывается необходимость обеспечения правильного понимания материнства как социальной функции. В Конвенции утверждается право женщин на выбор в вопросах рождения ребенка. Следует отметить, что Конвенция является единственным из договоров о правах человека, в котором упоминается вопрос планирования семьи. Государства - участники Конвенции обязаны включать консультации о планировании семьи в процесс обучения (статья 10 h) и разрабатывать кодексы семьи, гарантирующие права женщин "свободно и ответственно" решать вопрос о числе детей и промежутках между их рождениями и иметь доступ к информации, образованию, а также средствам, которые позволяют им осуществлять это право". Эта дефиниция репродуктивных прав стала классической и прочно вошла в хрестоматийные издания по медицине, праву, социологии.

Дискуссия общественности, отличающаяся актуальностью и остротой, детерминировала принятие на общеевропейском уровне Конвенции "О защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины". Конвенция является первым юридически обязательным документом в области здравоохранения, который направлен на охрану основных прав и свобод личности от злоупотреблений, связанных с использованием новых биологических методов и процедур. Процесс подготовки Конвенции продолжался 15 лет, что указывает на большую сложность моральных, юридических и религиозных вопросов в этой области. Основные принципы и положения, изложенные в ней, являются прогрессивными и научно обоснованными, позволяют определить свою позицию странам, которые еще колеблются, когда речь идет о включении этических вопросов в соответствующие законы, и, на наш взгляд, с успехом могут быть инкорпорированы в национальное законодательство. Актуализация ускоренного развития биологии и медицины в сфере генетических технологий была произведена в выделении отдельной главы IV "Геном человека", статьи которой содержат запрет на выбор пола, вмешательство в геном человека, направленное на изменение генома наследников данного человека, на создание эмбрионов в исследовательских целях.

Говоря о репродуктивных правах, исследователи выделяют три теоретических контекста рассмотрения репродуктивного поведения: эмпирический - уровень развития репродуктивной свободы (гендерная реальность); нормативный - характер этической и юридической легитимизации фактического уровня репродуктивной свободы (гендерная норма); и контекст социально-исторического развития, где репродуктивная свобода представлена как социальная потребность в процессе социально-исторических трансформаций. Проблема аборта выступает в качестве иллюстрации неразрывного единства этих трех аспектов репродуктивного поведения. На современном этапе проблема аборта приобретает общественный резонанс как одно из направлений борьбы за права человека. Поэтому в центре современных дискуссий об аборте стоит не вопрос запрещения или разрешения его как такового, а конфликт права будущего ребенка на жизнь и права беременной женщины на приватность, право самостоятельно решать вопрос о прерывании беременности.

В соответствии с законом женщина по собственному волеизъявлению имеет право как отказаться от операции, так и произвести ее. Эта позиция законодателя нашла свое отражение в норме ст. 36 Основ законодательства от 22 июля 1993 г. "Об охране здоровья граждан в Российской Федерации" <10>: "Женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о своем материнстве", т.е. женщина свободна располагать собой, поскольку закрепляются ее права, а не обязанности. Это адекватно отражает природу личных неимущественных прав, которая, напомним, характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объектом притязаний государства. Она обеспечивает негативную свободу. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности индивидуального самоопределения и самореализации личности. Как считает В.И. Крусс, если программа реализации негативна (суицид, аборт), она все равно обусловлена данностью существования (телесной жизнью) именно этого индивида <11>. Вопрос о совершении вмешательства решается согласно волеизъявлению женщины. Даже при наличии социальных и медицинских показаний право выбора остается за женщиной. В то же время закон ограничивает право женщины свободно располагать собой в различные сроки беременности в интересах охраны жизни и здоровья матери и плода. В Российской Федерации искусственное прерывание беременности подчиняется триместральному критерию: по желанию женщины при сроке беременности 12 недель, по социальным показаниям при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласии женщины - независимо от срока беременности. Перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности определяется Министерством здравоохранения РФ и содержит на настоящий момент 126 заболеваний и два физиологических состояния: физиологической незрелости - несовершеннолетие и угасания функции репродуктивной системы женщины - возраст 40 лет и более.

<10> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 33. Ст. 1318.
<11> Крусс В.И. Личностные ("соматические") права человека в конституционном и философско-правовом измерении: К постановке проблемы // Государство и право. 2000. N 10. С. 43.

Конституция Российской Федерации предусматривает возможность ограничения одного субъективного права в целях защиты другого, что может сфокусироваться в проблеме конкуренции защищаемых благ и подлежит оценке со стороны законодателя и правоприменителя в каждом конкретном случае. Наибольшую актуальность в юридической теории и практике приобретает соотношение права на жизнь (ст. 20) и неприкосновенность частной жизни (ст. 23), личную неприкосновенность (ст. 22). Наиболее дискуссионным вопросом при анализе права на жизнь считается момент его возникновения: с момента зачатия плода или его рождения, что предопределяет наличие или отсутствие запрета на искусственное прерывание беременности.

К репродуктивным правам человека имеют также непосредственное отношение закрепленные Конституцией и другими правовыми актами право на охрану здоровья (ст. 41), личную и семейную тайну (ст. 23), государственную защиту материнства, детства, семьи (ст. 38). Обретая правовую форму, они выступают как конституционные права (личные права и свободы), попадающие в сферу публичного регулирования, а также как гражданские личные неимущественные, специфицирующие в себе особенности частного права. Часто под тем или иным правом понимается абстрактная возможность лица вступать в различные правоотношения, т.е. элемент правоспособности. Это приводит к тому, что число конструируемых личных прав растет. Л.О. Красавчикова подчеркивает, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, - это общественные отношения, которые складываются по поводу духовных нематериальных благ, имеющих внеэкономическую природу, представляющих самостоятельную ценность для их носителя, обладающих функциональным свойством нетоварности, принадлежащих личности как таковой и от нее неотделимых <12>. Л.О. Красавчиковой предложено двухуровневое <13>, М.Н. Малеиной четырехуровневое деление неимущественных прав <14>. Авторы сходятся во мнении относительно состава личных неимущественных прав "высшего порядка", обеспечивающих физическое существование, физическое и психическое благополучие гражданина, относя к ним право на жизнь, право на здоровье, право на личную неприкосновенность.

<12> Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1994. С. 47.
<13> Красавчикова Л.О. Там же. С. 67.
<14> Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М.: МЗ Пресс, 2000. С. 21 - 22.

Право на жизнь - одно из основных прав. Жизнь является высшей ценностью, об этом свидетельствует и последовательность изложения комплекса прав и свобод. Конституция РФ начинается с этого права. Такая же последовательность характерна для Европейской конвенции о правах человека, Декларации прав и свобод человека и гражданина. В ст. 150 ГК РФ жизнь признана нематериальным благом и отнесена к объектам гражданских прав. Право на жизнь упоминается также Законом РФ 22 декабря 1992 г. "О трансплантации органов и (или) тканей человека" <15>, Основами законодательства об охране здоровья граждан. В специальной литературе авторы указывают, что жизнь есть охраняемое законом личное неимущественное благо высшего уровня и естественного характера, принадлежащее человеку с момента достижения степени жизнеспособности до момента гибели головного мозга (смерти), выражающееся в естественной способности организма человека поддерживать физиологические функции, обеспечивающее его жизнедеятельность <16>.

<15> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 2. Ст. 63.
<16> Шевчук С.С. Личные неимущественные права граждан в сфере здравоохранения: проблемы реализации и защиты в законодательстве Российской Федерации: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005. С. 35.

В ст. 150 ГК здоровье признано нематериальным благом и отнесено к объектам гражданских прав. Согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) здоровье является "состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов". В медицинской энциклопедии здоровье называется состоянием, противоположным болезни, которое нельзя определить с достаточной точностью, в связи с большой широтой колебаний важнейших показателей жизнедеятельности и приспособительными возможностями организма. А.М. Эрделевский справедливо полагает, что, хотя в Конституции не упомянуто право человека на здоровье, а лишь на его охрану, оно является неотчуждаемым и принадлежит каждому от рождения. Право человека на здоровье конструируется как личное неимущественное право находиться в состоянии полного физического, психического и социального благополучия, имеющее абсолютный характер, так как ему соответствует обязанность всех воздерживаться от действий, нарушающих это право <17>. Позитивное содержание права на здоровье состоит из правомочия по владению и использованию здоровья, может осуществляться путем обращения в медицинское учреждение и заключения договора на оказание медицинских услуг. "Другой применяющийся в России и за рубежом способ использования своего здоровья - вынашивание и рождение женщиной ребенка, зачатого путем имплантации в ее организм чужой оплодотворенной яйцеклетки, с последующей передачей его родителям", - пишет М.Н. Малеина <18>, относя, таким образом, правоотношения, связанные с суррогатным материнством, к содержанию права на здоровье.

<17> Эрделевский А.М. Проблемы компенсации за причинение страданий в российском и зарубежном праве: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2000. С. 139.
<18> Малеина М.Н. Указ. соч. С. 77.

16 июля 1996 г. проект Федерального закона "О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления" <19> был внесен на рассмотрение комитетов Государственной Думы. 3 июля 2001 г. законопроект был снят с рассмотрения в связи с отзывом авторами. Тем не менее с научных позиций представляет интерес содержание, осуществление репродуктивных прав, которое авторы вложили в законопроект. Среди наиболее важных репродуктивных прав называется право на свободный выбор в осуществлении репродуктивной функции; право на получение информации по планированию семьи и охране репродуктивного здоровья; право на получение услуг по планированию семьи и охране репродуктивного здоровья; право на безопасное материнство - право женщины на медико-социальную помощь (в планировании семьи, охрану здоровья во время беременности, в родах и послеродовом периоде), сводящую к минимуму риск для ее здоровья, плода в период беременности и родов от организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения, в рамках программ обязательного медицинского страхования; право на лечение бесплодия - право на применение современных вспомогательных репродуктивных технологий, не запрещенных законодательством РФ. Лечением бесплодия занимаются организации государственной и муниципальной систем здравоохранения, в том числе специализированные центры по лечению бесплодия, имеющие лицензию на этот вид услуг; право на искусственную инсеминацию, искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона; право на отсроченное отцовство - право мужчин на возможность помещения спермы на хранение в организацию, имеющую лицензию на производство искусственной инсеминации, искусственного оплодотворения и имплантацию эмбриона, в случаях, если их профессиональная деятельность или выполнение воинской обязанности сопряжены с риском утраты репродуктивного здоровья; право на предупреждение нежелательной беременности - право на выбор безопасных и эффективных методов предупреждения беременности и получение медико-социальной помощи по индивидуальному подбору приемлемых методов предупреждения нежелательной беременности с учетом состояния здоровья, возраста и индивидуальных особенностей; право на искусственное прерывание беременности - право на искусственное прерывание беременности по основаниям, предусмотренным законодательством РФ в максимально безопасных условиях на основе современных технологий, до и после которого проводится бесплатное медико-социальное консультирование, включая индивидуальный подбор средств предупреждения нежелательной беременности.

<19> СПС.

Вышеперечисленные права являются, на наш взгляд, отдельными правомочиями в рамках реализации репродуктивных прав. Их нормативное закрепление принятием Закона "О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления" является актуальным в контексте потребности современных социально-исторических условий.

Значительное место в системе личных прав и свобод занимает право на неприкосновенность личности. Неприкосновенность личности как личная свобода заключается в том, что никто не вправе насильственно ограничить свободу человека распоряжаться в рамках закона своими действиями. Оно имеет абсолютный характер. По мнению авторов, правоотношения при производстве медицинских вмешательств в репродуктивные процессы связаны с согласием женщины на имплантацию эмбриона, вынашивание, рождение плода, прерывание беременности, представляя собой автономное решение вопросов о пользовании и распоряжении своим телом, и содержат в себе правомочия на свободный репродуктивный выбор в рамках реализации права на неприкосновенность личности. История человечества изобилует примерами публичной интервенции в сферу автономии личности. Например, кампании по принудительной стерилизации Германии, Швеции, США. Опасность применения принудительной стерилизации как медицинского вмешательства чрезвычайно велика. Право на репродукцию носит абсолютный характер вне зависимости от таких обстоятельств, как неспособность лица заботиться о своих детях, наличие заболеваний, которые могут передаваться потомству, и т.п. Не исключено, что некоторые люди могут принять ошибочные решения в сфере репродукции, но недостатки правового регулирования носят глобальный характер и имеют негативные социальные последствия, нежели промахи отдельных лиц. Одно из негативных проявлений принудительной стерилизации - это гипотетическая возможность воспрепятствования рождению больных детей. Лицам, страдающим физическими и психическими заболеваниями, недоступны многие радости жизни, и лишение возможности быть родителями противоречит принципам гуманизма.

Некоторые авторы (М.Н. Малеина, С.С. Шевчук) в рамках реализации права на физическую неприкосновенность выделяют правомочие по распоряжению своими органами и тканями. Среди них выделяют трансплантаты, изымаемые для дальнейшей пересадки; репродуктивный материал (яйцеклетки, сперма); ампутированные при операции части тела пациентов; абортированные плоды, эмбриональный материал (плацента, плодный пузырь, амниотическая жидкость); сцеженное грудное молоко; остриженные волосы и др. Наиболее распространенным является мнение, что органы и ткани являются вещами, ограниченными в обороте. Реализацией правомочия по распоряжению своими органами и тканями для хранения и возможного применения в будущем является использование банков тканей и органов (костного, мозга, плазмы, а также спермы и эмбрионов). В частности, включенное в перечень репродуктивных прав право на отсроченное отцовство может быть осуществлено через услуги таких организаций.

Непосредственное отношение к рассматриваемым правоотношениям имеет право на неприкосновенность частной жизни как индивидуальное притязание гражданина ко всем субъектам права, право человека на самостоятельное определение своего образа жизни, свободного от произвольных регламентаций. Оно составляет фундамент построения взаимоотношений между субъектами гражданского общества, личности и государства, основу правового регулирования которого составляет защита от административного (публичного) вмешательства. В зарубежном законодательстве реализация репродуктивных прав и свобод в доминирующем своем порядке вкладывается в содержание "privacy" - неприкосновенности частной жизни.

Г.Б. Романовский утверждает, что право на неприкосновенность частной жизни включает в себя право женщины иметь ребенка без предварительного согласия биологического отца; право женщины не заводить ребенка, право женщины в выборе методов контрацептивов (в том числе стерилизация) <20>. С юридической точки зрения в данном случае возникает проблема соотношения прав: можно ли ограничивать право на неприкосновенность частной жизни, самостоятельного решения вопросов материнства в целях защиты права на жизнь будущего ребенка? Будут ли возможные ограничения этих правомочий соответствовать принципам демократического правового государства? Декларация прав ребенка, принятая Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1956 г., подчеркивает: "Ребенок ввиду своей физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения". Аналогичную позицию содержит Конвенция о правах ребенка 1989 г.

<20> Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни. М.: МЗ-Пресс, 2001. С. 98.

Гарантиями права на неприкосновенность частной жизни выступают отдельные элементы, взятые законом под особую охрану. Свое воплощение они находят в личной, адвокатской, банковской, нотариальной, медицинской тайне (о произведенном искусственном оплодотворении, искусственном прерывании беременности, стерилизации и т.д.). Вышеизложенное показывает, насколько тонка существующая грань между личными правами, в какой тесной взаимосвязи они находятся.

Поскольку ст. 150 ГК РФ содержит открытый перечень нематериальных благ, в литературе предлагается ввести в научный оборот такое личное нематериальное благо, как человеческое постоянство (индивидуальность).

В литературе оно определяется как личное неимущественное благо человека, приобретенное естественным путем от рождения и развитое в конкретных социальных условиях, которое представляет собой совокупность автономных уникальных физических и психических признаков, отграничивающих его обладателя от других лиц и подверженных постоянному как естественному, так и искусственному изменению, развитию <21>. Авторы полагают справедливым отметить, что существующее издавна биомедицинское понятие фенотипа как совокупности всех признаков и свойств организма, сформировавшихся в процессе его индивидуального развития и складывающихся в результате взаимодействия наследственных свойств организма и условий среды обитания <22>, по-видимому, и есть определяемое С.С. Шевчук благо. В связи с прогрессирующей агрессией генно-инженерных технологий, в том числе клонирования, можно согласиться с введением данной категории, считая, что разработка научного содержания этого нематериального блага является делом будущего. По нашему мнению, реализация данного правомочия, его защита будут в определенной мере совпадать с правом на здоровье и физическую неприкосновенность. Подобного рода дупликация может затруднить дифференциацию содержания каждого нематериального блага.

<21> Шевчук С.С. Личные неимущественные права граждан в сфере здравоохранения: проблемы реализации и защиты в законодательстве Российской Федерации: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005. С. 39.
<22> Советский энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова. 2-е изд. М.: Сов. энциклопедия, 1982. С. 1399.

Таким образом, правовой анализ репродуктивных прав позволяет обозначить их как личные неимущественные. Они носят комплексный характер, поскольку в структуре репродуктивных прав присутствуют элементы абсолютных и относительных личных неимущественных прав - права на жизнь, охрану здоровья, права на личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и медицинскую тайну. Абсолютный характер связан с правомочием требования от всех иных субъектов воздержания от посягательств на нематериальное благо, относительный - с активными действиями субъекта (производством искусственного прерывания беременности, искусственного оплодотворения и т.д.).

Из основных начал семейного законодательства о том, что "семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства", проистекает направленность материальных, правовых и иных средств государства и общества на созидание и укрепление семьи, беспрепятственное осуществление членами семьи своих прав, возможности судебной защиты своих прав. В семейном праве личные неимущественные права (на воспитание детей, совместное решение вопросов жизни семьи) занимают существенное место. Семейные правоотношения неимущественного характера возникают между гражданами из обстоятельств, прямо предусмотренных Семейным кодексом и зарегистрированных в установленном порядке. В ракурсе исследуемых правоотношений необходимо отметить, что репродуктивные права - это не только право отдельной личности, но и право супругов совместно и самостоятельно принимать ответственные решения в отношении количества детей, производства вспомогательных репродуктивных и контррепродуктивных технологий. Эти аспекты семейной жизни являются весьма важными и могут иметь существенное влияние на судьбу семьи. Следовательно, репродуктивные права супругов могут рассматриваться как семейные неимущественные. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что репродуктивные права являются комплексом личных и семейных неимущественных прав.

Резюмируя вышесказанное, автор приходит к выводу о том, что репродуктивные права - это права супружеских пар и отдельных лиц своей волей и в своем интересе принимать ответственные решения относительно воспроизводства потомства, количества детей, интервалов между их рождением, времени их рождения, использования безопасных, эффективных современных средств контрацепции, преодоления бесплодия, получения доступной необходимой информации в вопросах планирования семьи, получение достоверных данных генетического тестирования и дородовой диагностики для осуществления осознанного репродуктивного выбора; что охрана репродуктивного здоровья и репродуктивных прав носит не только личностно значимый, семейно значимый, но также и публично значимый характер, нашедший свое отражение в правовых нормах международного, гражданского, семейного законодательства, законодательства о здравоохранении, права социального обеспечения, трудового права и других отраслях права; репродуктивные права являются личными неимущественными правами комплексного характера, поскольку в структуре репродуктивных прав присутствуют элементы личного неимущественного права на жизнь, охрану здоровья, права на личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и медицинскую тайну. Этим объясняется двойственная природа этих прав, которая не может быть строго абсолютной или относительной. Права, объединенные в эту группу, являются комплексом личных и семейных неимущественных прав; действующие нормативные акты, регулирующие исследуемые правоотношения, имеют ряд недостатков, к числу которых следует отнести их ведомственный характер, отсутствие стройности и наличие противоречий. Отдельные предписания рассредоточены в нормативных актах различной отраслевой принадлежности. Актуальным становится принятие федерального закона "О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления", который должен быть актом собирательного, комплексного характера, обеспечивающим возможность реализации и защиты репродуктивных прав граждан, предусматривающим определение правового статуса пациентов (доноров репродуктивных тканей, суррогатной матери, третьих лиц), особенности правового режима оказания вмешательств в репродуктивные процессы человека, гарантии прав граждан-пациентов, основания и формы ответственности участников правоотношения.