Мудрый Юрист

Внутреннее убеждение присяжных заседателей и некоторые аспекты его формирования

Лазарева Валентина Александровна - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета.

Развейкина Надежда Андреевна - соискатель кафедры уголовного процесса и криминалистики, ассистент кафедры социальных систем и права Самарского государственного аэрокосмического университета им. С.П. Королева.

Проблема внутреннего убеждения в уголовном процессе не нова. Изучению внутреннего, или судейского, убеждения, как его называют некоторые авторы, посвящено немало работ известных ученых <1>. Однако среди процессуалистов до сих пор отсутствует единое понимание функционального назначения внутреннего убеждения. Одни понимают его в качестве метода оценки судебных доказательств <2>, другие - как метод и результат оценки <3>, третьи считают убеждение и принципом, и методом, и критерием оценки доказательств <4>, а некоторые авторы трактуют его как способ оценки <5>.

<1> См., например: Бохан В.Ф. Формирование убеждений суда. Минск, 1973; Грошевой Ю.М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. Харьков, 1975; Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977.
<2> Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 104.
<3> Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 153; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Издательство Казанского ун-та, 1976. С. 180; Ульянова Л.Д. Внутреннее убеждение в условиях формирования и его роль в оценке доказательств. М., 1974. С. 52 - 58; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2000. С. 95.
<4> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 339; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 216; Лупинская П.А. Принципы уголовного процесса. Уголовно-процессуальное право. М., 1997. С. 162; Божьев В.П. Принципы уголовного процесса. Уголовный процесс. Общая часть. М., 1997. С. 66.
<5> Мухин И.И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском процессе. Л., 1974. С. 67.

В то же время проблема внутреннего убеждения не является исключительно процессуальной. Понятие "внутреннее убеждение" имеет психологический контент, в силу чего оно не может быть раскрыто в системе чисто правовых категорий <6>. Поэтому, обратившись к трудам авторов, занимающихся вопросами юридической психологии, можно обнаружить иные подходы к пониманию внутреннего убеждения. В работе С.Д. Чигановой внутреннее убеждение определяется как динамическое, развивающееся, эмоционально окрашенное отношение судьи к доказательствам, к установленным обстоятельствам дела и их правовой оценке, формирующееся в условиях процессуально-правовой регламентации деятельности его субъекта и определяющее готовность судьи к принятию решения <7>. М.И. Еникеев определяет внутреннее убеждение как "уверенность субъекта познания в истинности его опосредованного познания" <8>. Как чувство или их совокупность по отношению к определенному объекту у судьи понимает внутреннее убеждение Б.Т. Матюшин <9>. Т.Н. Москалькова указывает на понимание убеждения как морального основания принимаемого решения, что, по ее мнению, является важной нравственно-психологической гарантией его правильности и справедливости <10>.

<6> См.: Брижак З.И. Личностные детерминанты формирования внутреннего убеждения присяжных заседателей: Дис. ... кан. псих. наук. Ростов н/Д, 2005. С. 40. Понятие "внутреннее убеждение" предлагается рассматривать через употребляемый в психологии термин "убеждение". Например, словарь практического психолога определяет убеждение как осознанную потребность личности, побуждающую ее действовать согласно своим ценностным ориентациям. См.: Головин С.Ю. Словарь практического психолога. 1998. С. 713. Или убеждением являются представления, знания, идеи, ставшие мотивами поведения человека и определяющие его отношение к деятельности. См.: Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко и Б.Г. Мещерякова. 1996. С. 387.
<7> Чиганова С.Д. Формирование внутреннего убеждения судей и народных заседателей в исковом производстве. Дис. ... к.ю.н. Красноярск, 1985. С. 160.
<8> Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2001. С. 224.
<9> См.: Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывание: понятие и средства. М., 1997. С. 48.
<10> Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., 1996. С. 91.

Известно, что состояние убеждения переживается не только судьями при оценке доказательств, но также и всеми людьми в их повседневной жизни. Поэтому вопросы убеждения исследуются философией, психологией, педагогикой, логикой, этикой и другими науками <11>. Однако, по оценке психологов, правосудие в большей степени, чем многие другие виды юридической деятельности, выступает как сфера общения между людьми и связано с целым рядом психологических явлений <12>. В этом контексте проблема внутреннего убеждения присяжных перестает быть сугубо правовой: она напрямую связана с его психологической составляющей. Более того, многие претензии к суду присяжных связаны с недостаточным вниманием к психологическим закономерностям функционирования этого правового института, в то время как именно в них кроются основные причины вынесения неправосудных приговоров.

<11> См.: Савинов А.В. Логические законы мышления. Л., 1958. С. 106 - 108; Рута И.О. Основы методики формирования нравственных убеждений у учащихся общеобразовательной школы. Краснощеково, 1959; Психология. М., 1964. С. 430; Манышев Ю.Г. О структуре убеждения как философско-социологической категории. Иркутский институт народного хозяйства. Вып. 4(11). 1967. С. 123 - 226.
<12> См.: Брижак З.И. Указ. соч. С. 3 - 4.

Именно это и заставляет обратиться к анализу тех психологических механизмов формирования внутреннего убеждения присяжных, которые лежат в основе выносимых коллегией присяжных заседателей вердиктов.

Классический принцип оценки доказательств по свободному убеждению судей был сформулирован и институализирован во Франции в 1789 - 1793 гг. А сам термин "внутреннее убеждение" был введен французскими юристами, когда в результате революции был уничтожен старый феодальный суд с его розыскным процессом и учрежден суд присяжных, который начал рассматривать дела на основе свободного убеждения судей <13>. "Применение термина "внутреннее убеждение" у французских юристов имело определенный смысл. Присяжные должны были внимательно углубиться в свое сознание и получить внутреннее убеждение из глубины своего внутреннего мира без учета того, на основании каких объективных данных у них сложилось убеждение" <14>.

<13> См.: Бохан В.Ф. Указ. соч. С. 40 - 41.
<14> Там же.

Разъясняя смысл классического французского принципа внутреннего убеждения, Мишель Фуко выделял следующие его основные положения:

  1. не следует выносить приговор, не придя к полной уверенности: профессиональный судья или присяжный заседатель должны приступать к осуждению, лишь придя к внутреннему убеждению в виновности, а не просто при наличии подозрений;
  2. следует принимать во внимание не только определенные, признанные законом доказательства, но и любое доказательство, лишь бы оно было убедительным, то есть лишь бы оно могло уверить разум, восприимчивый к суждению;
  3. критерием, на основании которого доказательство признается установленным, является убежденность - убежденность некоего субъекта, беспристрастного субъекта, мыслящего индивида, способного к познанию... <15>.
<15> Фуко М. Ненормальные. Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1974 - 1975 учебном году. Перевод с французского А.В. Шестакова. СПб.: Наука, 2004. С. 29 - 30 // http://anthropology.ru/ru/texts/foucault/anorm_03.html.

Что касается истории российского уголовно-процессуального законодательства, статья 804 Устава уголовного судопроизводства обязывала председательствующего в суде присяжных завершать свое напутствие присяжным напоминанием о том, что они должны определить вину или невиновность подсудимого "по внутреннему своему убеждению, основанному на обсуждении в совокупности всех обстоятельств дела".

УПК РСФСР 1922 года (ч. 2 ст. 383) почти без изменений воспроизвел положения судебного Устава об оценке доказательств по внутреннему убеждению. В дальнейшем существо процессуальных норм, относящихся к оценке доказательств, не изменялось (ст. 17 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года, ст. 71 УПК РСФСР 1960 года).

Уголовно-процессуальный кодекс РФ в статье семнадцатой закрепил принцип свободы оценки доказательств, который рассматривается в качестве важного условия обеспечения независимости как председательствующего судьи, так и присяжных заседателей <16>. По выражению законодателя, указанный принцип проявляется в двух аспектах: во-первых, оценка доказательств производится по внутреннему убеждению, при этом надлежит руководствоваться законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК); во-вторых, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).

<16> См., например: Комментарий к ст. 17 УПК РФ // Комментарий к УПК РФ / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 98; Комментарий к ст. 17 УПК РФ // Научно-практический комментарий к УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева; Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2001. С. 158.

Между тем многие авторы сходятся во мнении, что оценка доказательств по внутреннему убеждению имеет несколько аспектов: юридический, психологический и нравственный. Как отмечает А.С. Кобликов, с психологической точки зрения внутреннее убеждение означает состояние сознания и чувств, когда при принятии окончательного решения субъект уверен в его правильности, не сомневается в безошибочности своего решения и готов действовать в соответствии с этим (осудить или оправдать). С нравственной точки зрения значение оценки доказательств по внутреннему убеждению состоит в том, что за свое решение о доказанности или недоказанности обвинения и его последствиях субъект несет ответственность перед своей совестью как судьи и человека <17>.

<17> См.: Кобликов А.С. Юридическая этика. Учебник для вузов. М., 1999. С. 37.

Следовательно, кроме законодательных требований, применимых в одинаковой степени к профессиональным судьям и к присяжным, в качестве истоков формирования внутреннего убеждения учеными особо отмечается нравственность субъекта правоприменения. А.Ф. Кони указывал на восполнение тех случаев, которые "ускользают от внешней регламентации закона", полагаясь на субъективную нравственность, нравственную чуткость, житейскую опытность, стремление быть справедливым <18>. Такую позицию разделяют и ученые современности. Так, профессор П.А. Лупинская указывает, что, оценивая доказательства, должно руководствоваться законом и совестью. "Совесть выступает в этом процессе как внутренний критерий соблюдения правил, обеспечивающих независимость и свободу при выражении своего убеждения, уверенность в беспристрастности и справедливости своего решения" <19>. Нравственно-этические ценностные ориентации субъекта, его психологические характеристики и особенно - его способность противостоять внешнему воздействию и отстаивать собственную точку зрения называет основными факторами, влияющими на формирование внутреннего убеждения, Е.А. Снегирев <20>. "Внутреннее убеждение означает способность субъектов принимать решение по уголовному делу, не руководствуясь ничьими указаниями" <21>. Таким образом, предпосылками формирования внутреннего убеждения являются закон и нравственные нормы, включая совесть как чувство нравственной ответственности.

<18> См.: Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Общие черты судебной этики. Собр. соч. в 8 томах. Т. 4. М., 1967. С. 54.
<19> Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе.
<20> Снегирев Е.А. Оценка доказательств по внутреннему убеждению. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2002. С. 16.
<21> Рябинина Т.К., Петрова О.В., Горевой Е.Д. Внутреннее убеждение в механизме доказывания по уголовному делу // Российский судья. 2003. N 5. С. 14. См. также: Кобликов А.С. Указ. соч. С. 38.

Вместе с тем в науке отмечается невозможность безотчетного, интуитивного и произвольного формирования убеждения. Формирование убеждения - это результат воздействия на сознание присяжных. Однако внутренние факторы, воздействующие на формирование внутреннего убеждения, - один из самых сложных вопросов психологии уголовного процесса. Как отмечает Е.Д. Горевой, психологические факторы тяжело поддаются изучению, поскольку судить о них мы можем лишь по внешним проявлениям - например, принимаемым решениям <22>.

<22> Горевой Е.Д. Психологические особенности формирования внутреннего судейского убеждения // Российский судья. 2004. N 8. С. 13.

В настоящее время изучением психологических факторов, влияющих на процесс формирования решения жюри присяжных о виновности или невиновности подсудимого, занимается научно-практическая лаборатория по изучению суда присяжных в сотрудничестве с сектором судебно-психологической экспертизы Центральной Северо-Кавказской лаборатории судебной экспертизы. С этой целью используются такие методы исследования, как включенное наблюдение и естественный эксперимент, предполагающий создание так называемого теневого жюри. Результаты исследований выявляют внешние и внутренние, субъективные факторы, влияющие на процесс формирования решения присяжных. К внешним факторам относят: во-первых, личностные особенности участников процесса, их внешность, манеру поведения; во-вторых, социально-психологическую атмосферу судебного заседания; в-третьих, феномен малой группы, поскольку жюри присяжных является формальной малой группой, объединенной общими целями деятельности, имеющей определенную структуру и регламентацию. К внутренним факторам относят: систему отношений к морально-нравственным и социальным ценностям присяжных, их личностные особенности, жизненный опыт, наличие социальных стереотипов <23>.

<23> См.: Шипшин С.С. О некоторых результатах исследования психологических аспектов суда присяжных // Материалы международного семинара по проблемам суда присяжных: Сборник докладов РГЭА. Ростов н/Д, 1997. С. 124, 127 - 128.

Итак, внутреннее убеждение имеет многофакторную обусловленность и складывается на основе, во-первых, рационального познания причинно-следственных связей между фактами объективной действительности, во-вторых, ценностного подхода к ним, и в-третьих, эмоционального переживания полученных результатов познания.

На деле оказывается, что в условиях значительного экономического, политического и социального раскола общества выносимый присяжными вердикт основан не столько на оценке доказательств, сколько является отражением их эмоционального отношения к участникам судебного процесса. "Люди с улицы", каковыми фактически являются присяжные, должны выслушать и правильно оценить сложнейшую систему доказательств и принять юридически грамотное справедливое решение. Однако порой красноречие, риторизм и артистизм участников процесса затмевают силу доказательств, аргументов и юридических доводов <24>. Тогда "решение присяжных, хоть и ограниченное юридическими рамками, черпается из других источников - социальных представлений, нравственности, здравого смысла, совести и т.п." <25>.

<24> Брижак З.И. Указ. соч. С. 38 - 39.
<25> Карнозова Л.М. Возрожденный суд присяжных. Замысел и проблемы становления. М., 2000. С. 228.

Анализ судебных процессов с участием присяжных заседателей показал, что индивидуально-психологические особенности присяжных определяют смещение их внимания с оценки объективных обстоятельств на субъективную оценку участников процесса, в частности председательствующего судьи.

Очевидно, что субъективный фактор в судебной деятельности "совершенно неустраним" <26>, и следует со всей определенностью констатировать, что помимо чисто правового механизма реализации правовых норм существуют и действуют социальный и психологический механизмы, что, в частности, находит объективное выражение в решениях, выносимых присяжными заседателями. К примеру, С.С. Шипшин признает очевидным тот факт, что на решение присяжных оказывают существенное влияние такие субъективные факторы, как "эмоционально окрашенное отношение к участникам процесса, наличие социальных стереотипов, а также особый феномен - социально-психологическая атмосфера судебного заседания, которая обусловливает формирование групповых настроений, установок по отношению к различным участникам процесса" <27>. Как полагают английские исследователи суда присяжных, именно в том большинстве случаев, когда председательствующие выражают свое несогласие с вердиктом присяжных, считая его несправедливым, сами присяжные основывают свое решение на субъективном мнении об участниках процесса, обусловленном симпатией или антипатией <28>. Здесь уместно вспомнить высказывание профессора И.И. Рогова, который отмечал: "Преобладание при принятии решения эмоционального фактора над рациональным является значительным недостатком института присяжных заседателей" <29>. "Присутствие субъективного фактора неотделимо от правосудия, как и от любой иной области человеческой деятельности. Вопрос - в позитивном или негативном воздействии этого фактора на весь судопроизводственный процесс", включая формирование внутреннего убеждения присяжных <30>.

<26> Боровиковский А.Л. Отчет судьи. СПб., 1909. Т. 1. С. 296. Цит. по: Коваленко А.Г. Влияние субъективного фактора на убеждение судей // Российский судья. 2002. N 6. С. 33.
<27> Шипшин С.С. Указ. соч. С. 126 - 127.
<28> Куркбаев А.Ж. Позиция Верховного Суда Республики Казахстан по вопросу о выборе модели суда с участием присяжных заседателей // Введение суда присяжных в республике Казахстан: вопросы теории и практики. Материалы круглого стола / Под общ. ред. к.ю.н. Д.И. Нурумова. Алматы, 2005. С. 43.
<29> Рогов И.И. // Предупреждение преступности. 2003. N 1. С. 11.
<30> См.: Коваленко А.Г. Влияние субъективного фактора на убеждение судей // Российский судья. 2002. N 6. С. 40.

Наличие факторов субъективной природы, приводя к разного рода отклонениям в исследовании и познании любых материалов в процессе судопроизводственной деятельности, деформирует в конечном итоге истинную картину, воссоздаваемую при рассмотрении и разрешении конкретного дела. Концентрируясь в субъективном плане вокруг личностно-психологических качеств, социально-ценностных установок и способов саморегуляции <31>, оценка присяжными происходящего в судебном разбирательстве плавно перетекает в их внутреннее убеждение.

<31> См.: Коваленко А.Г. Указ. соч. С. 34.

Как показывают собственные наблюдения за присяжными в ходе судебных заседаний, а также анкетирование присяжных, проведенное одним из авторов в Самарском областном суде, на первый план в структуре внутреннего убеждения присяжных выступает их восприятие отдельных участников процесса и, в частности, председательствующего судьи. Подтверждение этой мысли можно найти и в исследовании психологических факторов деятельности суда присяжных, проведенном Е.О. Голынчик в Московском областном суде в 2002 году и проанализированном З.И. Брижак. Результаты исследования показали, что при оценке доказательств и принятии решения присяжные учитывают характеристики юристов, участвующих в рассмотрении дела, и очень чутко реагируют на их поведение, внешность, особенности речи, уровень профессионализма, компетентности и т.п. <32>. Поэтому в ходе судебного разбирательства присяжные учитывают и поведение судьи в процессе, и особенности его речи, и характер отношения как к самим присяжным, так и к другим участникам процесса. На основании всего этого формируется отношение присяжных к председательствующему, которое впоследствии находит свое отражение в принимаемом решении.

<32> Брижак З.И. Указ. соч. С. 44.

Зачастую это объясняется восприятием присяжными собственной роли, которую они выполняют в суде. По результатам одного из исследований <33> оценки присяжного заседателя наивысший статус в процессе занимает он сам (41%), далее следует адвокат (28%), затем - прокурор (17%) и на последнем месте - судья (14%). Следуя выстроенной по ответам присяжных иерархии статусов участников процесса, автор исследования предполагает, что присяжные видят свою роль в суде как социального защитника. Являясь представителями общества в суде, присяжные заседатели как бы противостоят представителям власти в лице профессионального судьи и прокурора. В итоге такие факторы, как негативное отношение к представителям правоохранительной системы и суду <34>, завышенное мнение о роли присяжного, влияют на выносимый вердикт. Следовательно, при негативном отношении к председательствующему судье присяжные начинают критично относиться к его пояснениям и комментариям, указывать на их недоступность и непонятность. Многие из опрошенных присяжных указывали на то обстоятельство, что периодически им не хватало информации. Более того, у них вызывала раздражение необходимость часто покидать зал судебных заседаний в процессе рассмотрения дела, в результате чего у них складывалось впечатление, что параллельно слушается два дела. Такое восприятие процесса может служить основанием для вынесения неправосудного вердикта.

<33> Янова Н.Г. Социальный имидж прокурора в стереотипах обыденного сознания коллегии присяжных. Дис. ... канд. психол. наук. Барнаул, 1999. С. 106.
<34> Вследствие сложившихся в советском обществе стереотипов председательствующий и государственный обвинитель с точки зрения присяжных имеют много общего: в глазах присяжных они есть представители власти.

К аналогичному выводу приходит Е.А. Петрова. Основываясь на результатах приведенного выше исследования, она полагает, что "если негативное отношение у присяжного заседателя к правоохранительным органам, к правосудию выражено сильно, то следует признать, что этот присяжный заседатель при принятии решения с большей вероятностью будет руководствоваться желанием выразить свое несогласие с мнением прокурора и судьи вне зависимости от того, насколько убедительно представлена их позиция" <35>.

<35> Петрова Е.А. Психологические особенности проявления обвинительной установки у судей и присяжных заседателей // Российский судья. 2003. N 4. С. 37.

Одновременно с этим результаты анкетирования, проведенного З.И. Брижак в Ростовском областном суде, показали, что присяжные, высоко оценивающие статус председательствующего судьи, более склонны к вынесению обвинительного приговора. Это также подтвердилось выявлением корреляции между отношением к председательствующему судье и отношением к стороне обвинения: чем выше авторитет председательствующего в глазах присяжных, тем выше авторитет государственного обвинителя. Это объясняется тем, что оба этих участника судебного разбирательства для присяжных являются представителями государства и закона <36>. В то же время данный тип присяжных крайне низко оценивает доводы и аргументы, представляемые защитой. Это свидетельствует о том, что присяжные при вынесении вердикта четко ориентируются преимущественно на инструкции председательствующего судьи и доказательства, предъявленные обвинением <37>. Психологи также установили, что люди менее критичны к той информации, которая поддерживает предпочитаемые ими выводы <38>. В этом случае угол зрения присяжных будет совпадать с углом зрения председательствующего, который под возможным влиянием обвинительной установки ищет в обстоятельствах дела доказательства своего заранее сформировавшегося мнения. "Чем доверчивее относятся присяжные к судье, который им кажется беспристрастным, тем это бывает хуже для обвиняемого..." <39>. Психологи, работающие в Московском областном суде, показали, что в процессах, где устанавливается психологический контакт судьи с коллегией присяжных, последние склонны идентифицироваться с председательствующим и полностью принимать его позицию <40>.

<36> Брижак З.И. Указ. соч. С. 76 - 78.
<37> Там же. С. 83.
<38> См.: Майерс Д. Социальная психология. СПб., 2003. С. 130.
<39> Миттермайер К. Европейские и американские суды присяжных. Вып. II. М., 1869. С. 465 - 466.
<40> Магун А.В., Краснопольский И.А. Судья-профессионал в суде присяжных (социально-психологическая характеристика) // Состязательное правосудие: Труды научно-практических лабораторий / Отв. ред. С.А. Пашин и Л.М. Карнозова. М.: Международный комитет содействия правовой реформе, 1996. Вып. 1. Ч. II. С. 411.

В свою очередь, формирование отношения присяжных к председательствующему зависит от целого ряда факторов. Во-первых, отношение присяжного к председательствующему связано со специфическими особенностями правосознания. К примеру, наиболее распространенный тип правосознания присяжных - просоциальный, в котором позитивное отношение к закону в целом сочетается с пессимистическими оценками практики его применения. Вместе с тем исследователи отмечают: чем выше отношение присяжных к закону вообще, тем выше их оценка председательствующего судьи <41>. Во-вторых, председательствующий судья является формальным лидером в коллегии присяжных заседателей. Его лидерство обусловлено не только указанием закона, но и той информационной зависимостью, в которой находятся по отношению к нему присяжные. Судья знает законы, у него богатый профессиональный опыт и хорошая специальная подготовка. Присяжные, как правило, не имеют юридического образования, поэтому все их правовые знания ограничиваются той информацией, которую они получили в своей повседневной жизни, а также информацией, полученной от председательствующего судьи в связи с рассмотрением конкретного дела. Поэтому судья - самый значимый для присяжных участник судебного разбирательства и, как следствие, присяжные ориентируются в первую очередь на его мнение по делу.

<41> Брижак З.И. Указ. соч. С. 102.

Следует согласиться с тем, что в идеале присяжные должны быть беспристрастными судьями, не придавать значения эмоциональным реакциям председательствующего или характеру его взаимодействия со сторонами в процессе. Они должны учитывать только факты и доказательства виновности или невиновности подсудимого. Однако, как показывают наблюдения, присяжным не под силу отстраниться от внешнего восприятия образа председательствующего. И судебная практика подтверждает, что психологическая составляющая играет огромную роль в суде присяжных. "Присяжные заседатели - люди жизни, а не рутины, - писал выдающийся юрист-реформатор прошлого А.Ф. Кони, - поэтому от них нельзя требовать, чтобы они замкнулись в сухие юридические схемы там, где жизнь выдвигает перед ними вопиющие картины своих противоречий... Приходится признать, что часто в их, по-видимому, неправильном решении кроется действительная справедливость, внушаемая не холодным рассуждением ума, а голосом сердца" <42>.

<42> Кони А.Ф. Судебная реформа и суд присяжных // Собрание сочинений в 8 томах. Т. 4. М., 1967. С. 212.

В качестве рекомендаций во избежание вынесения неправосудных приговоров процессуалисты отмечают острую необходимость для судьи, председательствующего в судебном заседании, построить свое взаимодействие с присяжными заседателями таким образом, чтобы постараться исключить влияние вышеназванных отрицательных факторов. То есть, корректно и уважительно общаясь с присяжными, подготовить их к решению задачи, в центре которой находятся конкретные люди, чья судьба зависит от итогового решения коллегии. Достижение таких общих установок будет выступать также и критерием эффективности судопроизводства.

Хотя в идеале, как полагают некоторые авторы <43>, формированию положительных установок у присяжных, а именно снятию негативной предрасположенности потенциальных присяжных к личностной оценке участников процесса, должна способствовать работа профессионального психолога. Однако в настоящее время ввиду финансового состояния судебных органов деятельность постоянных психологов в суде едва ли осуществима. В связи с этим представляется рациональным "включение в программу повышения квалификации судей социально-психологического направления, ориентированного на активное овладение судьями таких навыков ведения процесса, которые способствуют гуманному (а не уничижающему), располагающему к себе (а не властному) общению со всеми участниками процесса (в первую очередь с теми, кто участвует в процессе непрофессионально)" <44>. Вводимые в ходе судебной реформы в Российской Федерации новации судопроизводства не могут не затрагивать систему профессиональных (ценностных) ориентаций судей, или - на языке психологии - систему психологических установок. Изменение системы профессиональных психологических установок судей (их позиций, взглядов, отношений, мнений, оценок) в ходе судебной реформы предполагает приближение к идеалу - беспристрастному, объективному рассмотрению дел, принятию решения (приговора, постановления) независимо не только от внешних, но и от внутренних воздействий - от собственных симпатий или антипатий <45>.

<43> См.: Петрова Е.А. Указ. соч. С. 38.
<44> Там же.
<45> См.: Панасюк А.Ю. "Презумпция виновности" в системе профессиональных установок судей // Государство и право. 1994. N 3. С. 76.