Мудрый Юрист

Использование коллекций при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней

Кучин Олег Стасьевич - кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистики Юридического института Дальневосточного государственного университета.

Полещук Оксана Владимировна - кандидат юридических наук, доцент, заместитель директора по научной работе Тихоокеанского института политики и права Дальневосточного государственного технического университета им. В.В. Куйбышева.

В юридической литературе вопрос о назначении экспертиз по делам о незаконном обороте драгоценных металлов и драгоценных камней практически рассматривается редко <1>, отсутствуют и методические рекомендации о порядке их подготовки, назначения, перечень вопросов, которые может разрешить эксперт. Имеются лишь методики по подготовке и назначению экспертиз материалов, веществ и изделий (КЭМВИ).

<1> См.: Яровенко В.В., Кучин О.С. Подготовка и назначение судебной геолого-минералогической экспертизы // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 8. Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.В. Яровенко. Владивосток, 2005. С. 79 - 83.

Анализ уголовных дел по преступлениям, связанным с незаконным оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней, показал, что имеется ряд недостатков в назначении и проведении судебно-химических, геолого-минералогических, физико-химических и других видов экспертиз. По ряду уголовных дел такие экспертизы не назначались вообще, что представляется неверным, так как полную и правильную юридическую оценку действиям преступников можно дать лишь при условии проведения необходимых экспертиз <2>.

<2> См.: Кучин О.С. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней. Автореф. канд. дис. Владивосток, 2003; Яровенко В.В., Кучин О.С. Подготовка и назначение судебной геолого-минералогической экспертизы // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 8. Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.В. Яровенко. Владивосток, 2005. С. 79 - 83.

Так, военным судом в/ч 10514 г. Тихоокеанска Приморского края 21.11.1994 за совершение преступлений, предусмотренных ст. 144, ч. 3, УК РСФСР и ст. 251, п. "б", УК РСФСР, были осуждены Ж., К., К-ов и С., которые в период с апреля 1993 г. неоднократно похищали с боевых постов корабля ячейки с микросхемами из действующей специальной аппаратуры. Микросхемы продавали неустановленным лицам. Всего за указанное время они похитили 79 ячеек, тем самым привели в негодность и вывели из действия специальную аппаратуру, которая предназначена для использования при ведении боевых действий. Ущерб от повреждения аппаратуры составил 9049535 неденоминированных рублей. Между тем из приговора усматривается, что ячейки похищались из-за микросхем, которые содержали драгоценный металл.

Однако экспертизы по определению того, какой именно драгоценный металл содержался в микросхемах, каковы его количество, проба и стоимость, не проводились. В связи с этим юридическая оценка действиям преступников по совершению основного преступления не дана, ущерб государству от хищения драгоценных металлов не определен и с виновных не взыскан. Таким образом, имеет место явная неполнота выяснения обстоятельств фактически совершенного преступления. Тем самым преступники не понесли уголовной ответственности, принцип неотвратимости наказания не соблюден.

Иногда следователи основывали обвинение на результатах предварительного исследования - справке о наличии драгоценного металла в представленных объектах. Например, военным судом Фокинского гарнизона Приморского края от 14.04.1997 были осуждены У., Ч., Ц., Г. и К. за совершение преступлений, предусмотренных ст. 145, ч. 3, УК РСФСР, и М. по ст. 144, ч. 3, УК РСФСР за хищение фильтр-кассет, содержащих драгоценный металл - палладий. В сентябре 1995 г. они проникли в помещение хранилища N 1 химсклада ФК-П, откуда похитили 52 палладиевые фильтр-кассеты общей стоимостью 96733000 неденоминированных рублей. Похищенные кассеты они продали неустановленным лицам за 4100 долларов США, то есть совершили незаконную сделку с драгоценными металлами. Органами предварительного следствия в связи с этим они обвинялись также и в совершении преступления, предусмотренного ст. 162.7, ч. 2, УК РСФСР. Однако суд исключил из обвинения эту статью, сославшись на то, что в действиях указанных лиц отсутствует состав преступления, поскольку оно не нашло своего подтверждения. К делу приобщена справка, что в составе ФК-П находится палладиевый катализатор АК с расчетным выходом палладия 125 граммов на кассету, при стоимости 1 грамма 14882 рубля <3>.

<3> См.: Приговор 38 военного суда Фокинского гарнизона от 14.04.1997.

Представляется, что суд поступил обоснованно, так как недопустимо положить в основу обвинения справку о наличии в похищенных фильтр-кассетах драгоценного металла и заключение судебно-химической экспертизы, в которой проба, точное количество драгоценного металла не определены. Если бы соответствующая экспертиза имелась в материалах уголовного дела, то суд, безусловно, вынес бы приговор по всему объему предъявленного обвинения.

Аналогичная ситуация наблюдается и при расследовании уголовных дел по фактам задержания подозреваемых лиц с россыпным самородным золотом, являющимся также предметом преступного посягательства при совершении преступлений в сфере незаконного оборота драгоценных металлов и драгоценных камней. Анализ статистических данных, полученных из УВД (ГУВД) отдельных субъектов Российской Федерации, свидетельствует, что за период 1997 - 2001 гг. оно изымалось на территориях ряда краев и областей РФ: Приморский край в 1997 году - 3008 г, 1999 - 1410 г, 2000 - 3 г; Хабаровский край в 1997 году - 3659 г, 1998 - 2545 г, 1999 - 2480 г, 2000 - 404 г, 2001 - 209 г; Красноярский край в 1997 году - 5694 г, 1998 - 29014 г, 1999 - 1715 г, 2000 - 1665 г, 2001 - 12192 г; Новосибирская обл. в 1998 году - 768 г, 1999 - 384 г, 2001 - 3 г, 2001 - 378 г.

Изучение уголовных дел и оперативных материалов показало, что следователями и оперативными сотрудниками проверялись типичные версии: является ли изъятый объект драгоценным металлом; о субъекте, от которого самородное россыпное золото попадало в незаконный оборот, а лицо привлекалось к ответственности по ст. 191 УК РФ только за хранение, приобретение, перевозку или пересылку драгоценного металла.

Так, в п. Тында Магдагачинского р-на Амурской области при сносе дома, построенного в конце XIX века, в тайнике, оборудованном в кладке печи, рабочий обнаружил большое количество вещества, внешне похожего на золотой песок. Полагая, что обнаружил клад с россыпным золотом, стал интересоваться возможностью его реализации. Оперативные сотрудники задержали рабочего и изъяли вещество. Сам факт обнаружения вещества в поселке, где с XIX века активно добывали золото, в старинном тайнике, его сокрытие рабочим, внешние признаки: цвет, характерный блеск, тяжелый вес, практически не вызывали сомнений, что изъято золото. Отдаленность населенного пункта не позволила привлечь к участию специалиста, который бы подверг изъятое вещество экспресс-исследованию и дал предварительный ответ на вопрос о том, действительно ли изъятое вещество является промышленным золотом. Заключение геолого-минералогической экспертизы категорически отвергло это предположение, поскольку изъятое вещество являлось пиритом - рудой золота, меди и кобальта.

Приведенный пример наглядно свидетельствует о необходимости проведения предварительного исследования обнаруженных и изъятых объектов. Понятие предварительного исследования содержится в работах ряда криминалистов - А.И. Дворкина, П.П. Ищенко, В.Н. Махова, Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова, С.М. Сыркова и др. <4>. При этом можно отметить две точки зрения. Одна из них наиболее четко выражена С.М. Сырковым <5>, который считал, что "под предварительным исследованием на месте происшествия понимается внепроцессуальное исследование обнаруженных материальных следов, проводимое в условиях осмотра на основе специальных познаний, соответствующих методов и технических средств, для получения ориентирующих данных о механизме, обстоятельствах, условиях совершения преступления и личности преступника" <6>.

<4> См.: Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994. С. 7; Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 7. М.: Изд-во "Юрид. лит.", 1968. С. 121; Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000. С. 134 - 135; Снетков В.А. Основы деятельности специалиста экспертно-криминалистических подразделений ОВД. М., 2001. С. 51 - 55.
<5> См.: Сырков С.М., Фефилатьев А.В. Проведение предварительных исследований материальных следов на месте происшествия. М., 1986. С. 6.
<6> Там же. С. 6.

Другая точка зрения содержится в работе П.П. Ищенко, посвященной получению розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. Он полагает, что "предварительное исследование следов - это применение специальных познаний для определения относимости обнаруженных следов к расследуемому событию, получения данных о механизме их образования, установления признаков следообразующего объекта и сбора сведений о возможных приметах, привычках и других данных, характеризующих преступника" <7>.

<7> Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994. С. 7.

П.П. Ищенко и С.М. Сырков отмечают непроцессуальный характер предварительных исследований на месте происшествия, но предварительное исследование следов может носить и процессуальный характер, если оно осуществляется экспертом при проведении экспертизы, предваряя идентификационное исследование следов.

Представляется, что при определении понятия данных исследований следует акцентировать внимание не на их правовой природе, а на предварительном характере, обусловленном условиями следственного действия, на том, что они предваряют окончательное исследование, осуществляемое в условиях экспертизы. По мнению Н.А. Селиванова, которое мы разделяем, название "предварительное исследование" условно, часто предшествует экспертному, предваряет его. "Условность же названия проявляется в том, что иногда после проведения такого исследования необходимость в экспертизе отпадает ввиду обнаружения следователем новых существенных доказательств. Но не исключается включение данного объекта в криминалистическую коллекцию экспертного учреждения. С другой стороны, такое исследование может быть проведено и после экспертного, например, с целью проверки обоснованности заключения" <8>.

<8> Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 7. М.: Изд-во "Юрид. лит.", 1968. С. 121.

В.А. Снетков отметил, что предварительные исследования могут быть как непроцессуальными (в условиях доследственной проверки, проведения оперативно-розыскного мероприятия), так и процессуальными (в условиях проведения следственного действия). Основным для понимания их сущности является предварительный характер исследований, проводимых специалистом по получении ориентирующей (розыскной) информации <9>. Далее автор, подчеркивая экспрессный характер таких исследований, позволяющих выделить их в "особую форму исследований, проводимых специалистом", уточняет, что они направлены на получение информации о существенных для следствия объектах, их сущности, возможности использования в розыске и установлении преступников и других объектов <10>.

<9> См.: Снетков В.А. Основы деятельности специалиста экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел. М., 2001. С. 52.
<10> См.: Там же.

Предварительное исследование, осуществляемое специалистом, носит экспрессный характер, оно направлено на получение ориентирующей информации о предмете преступного посягательства, необходимой для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела.

Другое направление использования знаний специалиста с целью полного и объективного расследования рассматриваемых преступлений - участие в выборе и получении из коллекции образцов для сравнительного исследования, позволяющих установить источник происхождения самородного золота. В ходе исследования нами установлено, что имеющий важное значение при расследовании преступлений источник незаконного оборота самородного россыпного золота лицом, у которого оно было обнаружено и изъято, скрывался, а поэтому по факту совершения хищения золота уголовное преследование прекращалось. Такое положение отрицательно влияет на эффективность борьбы с данным видом преступлений.

На наш взгляд, для установления источника хищения следователю необходимо получить ответы на следующие вопросы:

  1. изъятое золото было добыто на действующем золотоносном месторождении;
  2. изъятое золото было добыто на месторождении, которое уже не действует, - определить время прекращения горных работ;
  3. изъятое золото было добыто на месторождении, на котором не велась его промышленная разработка.

Решение указанных вопросов возможно лишь с использованием современных специальных знаний из области геологии, минералогии, геммалогии, позволяющих успешно расследовать преступления в сфере незаконного оборота драгоценных металлов и камней, включая самородное россыпное золото. С развитием науки и техники, совершенствованием уголовно-процессуального законодательства изменяется и представление о понятии использования знаний сведущих лиц в целях установления обстоятельств уголовного дела. Правильно отметила Т.С. Волчецкая, что понятие специальных знаний подвижно, исторически обусловлено уровнем развития общества, суммой накопленных им знаний <11>.

<11> См.: Волчецкая Т.С. Судебная экспертиза как форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве // Использование специальных знаний в судопроизводстве: Сб. науч. тр. / Под ред. Т.С. Волчецкой. Калининград: Изд-во КГУ, 2005. С. 13.

Результаты, полученные с использованием специальных знаний, необходимы для установления способа попадания золота в незаконный оборот: путем его хищения с добывающего предприятия или путем незаконной разработки недр. В свою очередь, определение месторождения дает возможность следователю сузить круг лиц, которые могли совершить хищение золота на предприятии, тем самым осуществить проведение оперативно-розыскных и следственных мероприятий в отношении конкретных лиц.

По своей геологической характеристике россыпное самородное золото попадает в незаконный оборот в виде трех криминалистически значимых состояний: мелкодисперсное золото (золотая пыль) в виде амальгамы, золотой песок (видимые и отличимые невооруженным глазом крупинки металла), золотые самородки (крупные, от 3 - 4 мм и более в диаметре крупинки металла). Научные геологические и минералогические исследования показывают, что самородное россыпное золото имеет индивидуальное строение и внешний вид применительно к каждому месторождению: по форме песчинок и самородков, пробе, химическому составу, вкраплениям иных минералов и другим параметрам. Практически всегда специалист-геолог по изъятому по уголовному делу золотому песку может определить его месторождение, но для этого ему необходимо для сравнения предоставить образцы из имеющихся коллекций либо из предполагаемых мест.

Современные способы технологии добычи россыпного золота в основном представляют собой различные промприборы, при помощи которых золотоносная порода промывается большим количеством воды под давлением, а получаемая в результате этого "пульпа" проходит через шлюз промприбора. В результате данной технологии золото извлекается из россыпи в неповрежденном виде, с сохранением своих геологических особенностей.

В институтах геологии, изучающих территорию Приморского края, Амурской области, Магаданской области, Хабаровского края и других регионов, имеются коллекции россыпного самородного золота, которые собирались геологами еще с дореволюционных времен. В настоящее время при Всероссийском институте геологии в г. Москве формируется коллекция самородного россыпного золота, которое добывается на территории РФ. Каждый образец золотого песка соответствует не только золотоносному месторождению, но и может принадлежать отдельному шурфу на месторождении либо блоку золотодобывающего полигона. Это позволяет проводить идентификационные экспертизы изъятого золота в золотодобывающих регионах применительно к месту его добычи, а также в регионах, где оно не добывается, но имеются каналы его сбыта (Центральная Россия, Северный Кавказ, Юг России).

Кроме того, знания специалистов (геологов, химиков, горных инженеров, технологов и т.д.) целесообразно использовать при проведении доследственных проверок в целях предварительного исследования драгоценных металлов и природных драгоценных камней, изделий с содержанием драгоценных металлов, минералов, руд, концентратов, самородных драгоценных металлов. Возможности применения специальных знаний в непроцессуальных действиях практически безграничны <12>. Различные достижения естественных и технических наук перед их использованием для нужд расследования в рамках процессуальных действий активно применялись в непроцессуальных действиях, так как имели форму консультаций специалиста.

<12> См. подробно: Зуев Е.И. Формы участия специалиста- криминалиста в оперативно-розыскных мероприятиях. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1973; Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. М.: ЮРМИС, 2003. С. 177.

Консультация - это научно обоснованные рекомендации и советы специалиста по поводу вопросов, возникших у следователя и сторон при проведении расследования <13>, например, как правильно обнаружить, упаковать и сохранить предметы со следами; какие сформулировать вопросы; какие материалы необходимо представить эксперту для исследования и др. Необходимость в консультациях возникает на первоначальном этапе расследования, когда изымаются не вещественные доказательства, а материальные объекты, которые претендуют быть таковыми, и многие ими не становятся, поскольку их связь с событием преступления не подтверждается либо они не приобретают статуса доказательств в силу иных объективных или субъективных причин <14>. Тем не менее не исключено, что они обладают криминалистически значимой информацией, а поэтому могут быть после предварительного исследования признаны образцами и включены в коллекции.

<13> См.: Зуев Е.И. Формы участия специалиста-криминалиста в оперативно-розыскных мероприятиях. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1973. С. 11.
<14> См.: Егоров Н.Н. Собирание вещественных доказательств: понятие, содержание, направления совершенствования: Монография. Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. С. 13.

Третье направление использования знаний специалиста - это оказание следователю помощи по сохранению в неизменном виде вещественных доказательств и полученных образцов из коллекций, предоставляемых на экспертизу; выбор экспертного учреждения; определение перечня и формулировки вопросов, выносимых на разрешение эксперта.

Необходимость проведения судебных экспертиз по делам о незаконном обороте самородного золота диктуется спецификой природы самого предмета преступного посягательства, а также особенностями правовой регламентации его добычи, производства и обращения. Изучение объекта есть средство познания для установления фактов в соответствии с поставленными перед экспертом вопросами. Объектами экспертизы являются вещественные доказательства и образцы, предоставленные из коллекций.

В настоящее время значительная часть вопросов, которые возникают в процессе обнаружения и исследования доказательств по рассматриваемой нами категории уголовных дел, практически не может быть решена без использования новейших достижений науки и техники, обладателями которых являются специалисты не только криминалистических, но также естественно-технических и иных областей знаний.

Так, можно указать несколько видов судебных экспертиз, направленных на исследование объектов с целью установления месторождения, технологий добычи, извлечения или аффинажа:

а) маркшейдерско-геологическая экспертиза, целью которой является исследование территории месторождения;

б) производственно-технологическая экспертиза, целью которой является исследование процесса добычи, извлечения, переработки, аффинажа или сортировки драгоценных металлов или драгоценных камней;

в) горно-маркшейдерская экспертиза, цель которой - определение границ горного отвода полигона или месторождения.

При выборе специалиста в качестве эксперта необходимо определить прежде всего характер требующихся специальных познаний, вид судебной экспертизы, а также экспертное учреждение, в котором будет проводиться экспертиза. При помощи полученных выводов эксперта у следователя имеется возможность в ходе расследования определить месторождение (источник), способ добычи, переработки и т.д.

Полагаем, что формирование и комплектование коллекций самородного россыпного золота имеет большое научное и практическое значение для всестороннего расследования и быстрого раскрытия преступлений, совершаемых в сфере его незаконного оборота. Проведение судебной геолого-минералогической экспертизы с использованием таких коллекций позволяет не только доказать вину лица, задержанного с незаконно хранившимся у него золотом, но и выявить источник поступления золота в незаконный оборот, установить всех участников преступной группы и пресечь деятельность группы путем привлечения их к уголовной ответственности.