Мудрый Юрист

Правовая безопасность как самостоятельный вид безопасности

Галузин Александр Федорович - кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Самарского государственного экономического университета, заместитель прокурора Самарской области.

Проблема безопасности являлась ранее и является сейчас одной из самых жизненно важных задач, стоящих перед любым обществом, любым государством, ибо без ее решения не могут существовать ни государство, ни человек. До начала XX века безопасность рассматривали либо как сохранение государственного суверенитета, укрепление внешних границ (внешняя безопасность), либо как подавление внутренних врагов - преступников, смуты, оппозиции (внутренняя безопасность). Лишь в конце XIX - начале XX века отмечается активное стремление общественности (в лице политических партий и движений) к созданию безопасных условий жизни личности. Как раз на этот период приходится создание российскими учеными и политиками либеральной ориентации учения о правовом демократическом государстве. Большой вклад в разработку теории правового государства и его роли в обеспечении безопасности личности внесли В. Гессен, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский. К 1917 г. в России окончательно сформировались две теоретические модели безопасности: либеральная, где главным объектом защиты признается отдельный человек, и социалистическая, где прежде всего защищалось государство и его идеология <1>.

<1> Гордиенко В.В. Безопасность России в условиях глобализации (криминологические и социально-правовые проблемы): Автореферат дис. ... доктора юридических наук. М., 2005. С. 16.

Безопасность как самостоятельная категория стала активно исследоваться в современный период в конце 80-х годов, когда резко обострились процессы, ставящие под угрозу существование основополагающих ценностей: личности, общества и государства. Наиболее общее понятие "безопасность" употребляется применительно ко многим процессам. Оно отражает не только присущие конкретному случаю специфические признаки безопасности субъекта, но включает в себя нечто общее, что и позволяет использовать это понятие в различных областях. Понятие "безопасность" согласно словарю В. Даля означает отсутствие опасностей, сохранность, надежность, а согласно словарю С.И. Ожегова - положение, при котором не угрожает опасность кому, чему-нибудь.

В литературе безопасность рассматривается либо как состояние защищенности от опасностей и угроз, либо как отсутствие или низкий уровень рисков для того или иного субъекта. Так, П.Д. Казаков определяет безопасность как динамически устойчивое состояние по отношению к неблагоприятным воздействиям и деятельность по защите от внутренних и внешних угроз, по обеспечению таких внутренних и внешних условий существования государства, которые гарантируют возможность стабильного, всестороннего прогресса общества и его граждан <2>. Некоторые определения безопасности носят настолько общий характер, что содержательный смысл этого понятия становится не совсем понятным - безопасность как состояние сохранности, надежности предполагает поддержание определенного баланса между негативным воздействием на субъекта окружающей его среды и его способностью преодолевать это воздействие либо собственными ресурсами, либо при помощи соответствующих, специально для этого созданных органов или механизмов <3>. С точки зрения И.С. Комина, безопасность субъекта выражается в отсутствии или минимальном (достаточно низком, чтобы быть приемлемым) уровне риска возникновения ущерба его интересам <4>. Мне кажется неправомерным включать риски как фактор угрозы безопасности, поскольку риски для некоторых видов деятельности неизбежны (например, предпринимательская деятельность органично предполагает риск неудачи, риски неизбежны во многих отраслях - авиационной, атомной и др.). Иначе говоря, безопасность - это состояние защищенности от внутренних и внешних угроз, опасностей тех или иных субъектов или объектов (например, объектом такой защиты может быть природоохранная, экономическая деятельность).

<2> Казаков П.Д. Безопасность синэнергетики (опыт философского осмысления) // Безопасность. 1994. N 4. С. 62 - 63.
<3> Зеленков М. Правовые основы общей теории безопасности Российского государства в XX веке. М.: МИИТ "Юридический институт", 2002. С. 25.
<4> Комин И.С. Безопасность и риск в сфере внешнеэкономической деятельности (социально-философский анализ): Автореферат дис. ... канд. философских наук. Тверь, 2005. С. 12.

Прежде чем рассматривать вопрос о правовой безопасности, нужно дать краткую характеристику других видов безопасности и показать их связь с правом.

Безопасность не существует сама по себе, изолированно от общей человеческой жизнедеятельности. Она тесно связана со всеми сторонами жизни общества, коренной задачей которого является самосохранение и развитие. Наиболее общим видом безопасности признается национальная безопасность. Так, А.В. Возжеников определяет национальную безопасность через защиту национальных интересов, которые он определяет следующим образом: суверенитет и территориальная целостность, независимость экономики, политическая стабильность, технологическая независимость, согласованность действий федерального центра и регионов <5>. Подобной же точки зрения придерживаются и другие авторы <6>. Некоторые авторы дают самое общее определение национальной безопасности - это есть защищенность жизненно важных интересов личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз, обеспечивающая устойчивое поступательное развитие страны. Основными объектами национальной безопасности являются: личность - ее права и свободы; общество - материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность. Основным субъектом обеспечения национальной безопасности признается государство, осуществляющее функции через органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Выделяются два типа безопасности - внутренняя и международная; виды подразделяются по объектам, по характеру угроз, по сфере жизнедеятельности <7>. Надо отметить, что авторы, выделяя военную, экономическую и другие виды безопасности, ни слова не говорят о правовой, юридической безопасности. Отдельные ученые при определении национальной безопасности прежде всего делают акцент на внешнюю безопасность. По их мнению, национальная безопасность - это совокупность таких внутренних факторов, как размеры территории, наличие природных ресурсов, численность населения, военно-политический, экономический и научно-технический потенциал, моральный дух общества и внешних факторов - геополитическое положение государства, наличие союзников и противостоящих коалиций либо их отсутствие, государств с совпадающими либо противоположными национальными интересами, степень контроля над мировыми источниками сырья, золотовалютными резервами, обладание передовой технологией и информационными ресурсами и т.д. <8>. Выделяя различные виды безопасности (политическую, экономическую, информационную и др.), авторы также обходят вниманием юридическую составляющую национальной безопасности.

<5> Возжеников А.В. Национальная безопасность в России. М.: РАГС, 2002. С. 81.
<6> Саидов А.Х., Кашинская Л.Ф. Национальная безопасность и национальные интересы: взаимосвязь и взаимодействие (опыт политико-правового анализа) // Журнал российского права. 2005. N 12. С. 125.
<7> Общая теория национальной безопасности / Под ред. А.А. Прохожева. РАГС, 2002. С. 21 - 40.
<8> Вахрамеев А.В., Кулешов С.Г. Национальная безопасность России. М.: Вузовская книга, 2003. С. 5.

В работах ученых-юристов при характеристике национальной безопасности, безусловно, указывается на необходимость возрастания роли права, законодательства в ее обеспечении. Так, А.И. Зубков считает, что нынешняя нестабильность правопорядка в государстве создает в конечном счете угрозу национальной безопасности. В связи с чем он указывает на необходимость укрепления российской государственности, совершенствования федеративных отношений, местного самоуправления, обеспечения приоритета федерального законодательства и совершенствования на этой основе законодательства субъектов РФ, разработки организационных и правовых механизмов защиты государственной целостности, обеспечения единства правового пространства и национальных интересов России, усиления борьбы с преступностью и коррупцией и др. <9>. В.И. Булавин рассматривает национальную безопасность как совокупность необходимых факторов, обеспечивающих благоприятные условия для развития России, жизнеспособность государства, целесообразное развитие и сохранение его фундаментальных ценностей и традиций, неконфликтные отношения личности и государства, способность эффективно преодолевать любые внутренние и внешние угрозы, руководствоваться своими национальными интересами, обеспечивать достижение национальных целей. При этом он проводит различие между понятиями "национальная безопасность" и "государственная безопасность". В понятии "государственная безопасность" отсутствует упоминание о безопасности личности, и оно может быть определено как состояние (свойство) государства, при котором созданы условия для существования конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации. Государственная безопасность является составной частью национальной безопасности. Последняя более точно выражает сущность исследуемого явления, поскольку он соотносит безопасность не только с государством, но и с нацией в целом (с ее государственными и негосударственными структурами, интересами населения) <10>. Но и в этой работе при определении видов безопасности ничего не говорится о правовой, юридической безопасности как самостоятельной категории. В коллективной монографии "Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации" <11> также при перечислении видов безопасности не указывается на правовую, юридическую безопасность, хотя и дается характеристика правовой основы обеспечения национальной безопасности России.

<9> Зубков А.И. Геополитика и проблемы национальной безопасности России. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004. С. 152 - 155.
<10> Булавин В.И. Национальная безопасность современной России. Дис. ... кандидата юридических наук. Н. Новгород, 1999. С. 21, 26.
<11> Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации / Под ред. А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ, 2004.

В отличие от предыдущих понятий национальной безопасности, В.Л. Райгородский в это понятие включает и правовые элементы. По его мнению, национальная безопасность как единство состояний защищенности интересов личности, общества и государства, социально и национально значимых ценностей, внутренних и международных перспектив их реализации обеспечивается системой правовых и политических средств в ее концептуальной, институционально-правовой и организационно-юридической формах. Правовые средства обеспечения национальной безопасности преследуют двоякую цель: эффективное функционирование действующего правового поля и реализацию его нормативных возможностей в пределах сложившегося международного и национального правового порядка, выработка новых правовых норм в целях адекватной защиты интересов личности, общества и государства <12>. На мой взгляд, такая роль права, обозначенная автором, сводится к повышению эффективности правового регулирования в целом, а ведь речь должна идти о тех средствах, которые именно защищают, а не просто регулируют отношения, связанные с реализацией субъектами права соответствующих прав и свобод.

<12> Райгородский В.Л. Политические и правовые средства обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Автореферат дис. ... доктора юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 6 - 7.

В.В. Мамонов под национальной безопасностью понимает совокупность внутренних и внешних условий существования личности, общества, государства, обеспечивающих достойную жизнь, защиту интересов общества, суверенитет народа, исключающих возможность насильственного изменения строя. При этом выделяет правовую безопасность как самостоятельный вид национальной безопасности. Проводится различие между национальной и конституционной безопасностью - если конституционная безопасность обеспечивает охрану юридической конституции, то национальная безопасность - фактической конституции страны. Конституционная безопасность подразумевает, например, защиту такой основы конституционного строя, как "человек, его права и свободы - высшая ценность". С точки зрения национальной безопасности этот вопрос рассматривается глубже, затрагивает такие аспекты, как рост смертности, падение рождаемости, ухудшение нравственного и физического здоровья нации <13>.

<13> Мамонов В.В. Конституционные основы национальной безопасности: Автореферат дис. ... доктора юрид. наук. Саратов, 2004. С. 11, 17, 18.

Термин "национальная безопасность", как известно, был впервые использован в начале XX века в США, но если сначала национальная безопасность рассматривалась как военная безопасность, то впоследствии под национальной безопасностью стали понимать не только защиту национальных интересов вовне, но и внутри. Прилагательное "национальный" в данном случае не означает защиту интересов отдельной нации, а речь идет о безопасности всей России, всего общества, всего Российского государства. Ведь говоря о национальном доходе, о национальной экономике, национальном богатстве и т.п., мы понимаем, что речь идет об общенародном доходе, общенародной экономике, общенародном богатстве. Надо, правда, понимать, что в определенных случаях прилагательное "национальный" используется для характеристики интересов именно конкретной нации. Так, известный ученый-конституционалист С. Авакьян, рассуждая о соотношении суверенитета и демократии, разграничивает понятия "народный суверенитет", "национальный суверенитет", "государственный суверенитет". Народный суверенитет - это народовластие, принадлежность народу всей власти в обществе и государстве. Национальный суверенитет выражается прежде всего в праве нации самостоятельно решать вопросы своего бытия, но для этого не обязательно создавать свое государство, порой достаточно автономии в большом государстве. Государственный суверенитет производен от народного суверенитета и является его логическим продолжением, служит тому, чтобы никакие внутренние и внешние силы не препятствовали выражению воли народа, тем самым государство становится защитником интересов народа, в том числе и на международной арене <14>. В отношении же понятия "национальная безопасность" речь идет по сути об общенародной безопасности.

<14> Авакьян С. Точка отсчета - народ // Российская газета. 2006. 28 октября.

В литературе наряду с понятием "национальная безопасность" употребляются такие близкие понятия, как "государственная безопасность", "общественная безопасность". С точки зрения В.Г. Беляева, государственная безопасность - это: 1) такая упорядоченность властных механизмов в стране и обществе, которая необходима и достаточна для суверенной реализации государством своих обязанностей, прав, ответственности перед обществом и народом, всех других элементов своего статуса; 2) система гарантий, обеспечивающая государству право и возможность законно и конструктивно выполнять все свои функции в интересах своего народа и под его контролем <15>. А.Н. Рыбалка проводит следующим образом различие между национальной и государственно-правовой безопасностью. Национальная безопасность - это динамичное состояние устойчивости ее государственно-правового и политического развития, достигаемое в ходе использования имеющихся в распоряжении органов государственной власти экономических, военных, политических и правовых средств для защиты национальных интересов с учетом геополитических реалий. Государственно-правовая безопасность характеризует уровень защищенности интересов общества, личности и верховной власти, влияющий на соотношение стратегических целей государства, его экономических, военных, политико-дипломатических и других возможностей с реальным воздействием на процессы обеспечения национального суверенитета и территориальной целостности в условиях глобализации <16>. В литературе отмечается, что в последние годы понятие национальной безопасности фактически вытеснило понятие государственной безопасности. Во многом это связано с тем, что сфера безопасности всегда была монополией нашего государства. Под безопасностью государства в конечном счете подразумевалась безопасность политического режима и господствующего положения высшей партийной и государственной номенклатуры. Вследствие этого термин "государственная безопасность" в определенной степени попал в опалу. Если отказаться от понятия "государственная безопасность" или растворить его в национальной безопасности, то размывается сфера действия специальных служб государства, появляется соблазн наделить их не свойственными им функциями. В связи с этим отдельные авторы выделяют понятие "государственная безопасность", отличая его от понятия "безопасность государства". Предполагается ограничить понятие государственной безопасности лишь состоянием защищенности основ конституционного строя, политического, экономического, оборонного, научно-технического и информационного потенциала страны от внешних и внутренних угроз, исходящих от иностранных спецслужб и организаций, а также преступных сообществ, групп и отдельных лиц. Это определение государственной безопасности рассматривается в узком смысле слова, в широком смысле государственная безопасность или безопасность государства - это защищенность основ существования данной страны. Безопасность государства - это высший срез национальной безопасности <17>. Практически такой же точки зрения придерживается И.А. Мингес. По ее мнению, государственная безопасность - это установившаяся в результате соблюдения правовых норм система отношений, которая гарантирует неприкосновенность суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности России, ее конституционного строя, прав, свобод и законных интересов личности <18>. Такой же позиции придерживается И.В. Гончаров. Он признает безопасность Российского государства составной частью понятия "национальная безопасность", под которой понимается безопасность его многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в РФ <19>. М.В. Александров по сути отождествляет национальную безопасность и безопасность государства. Под национальной безопасностью он понимает совокупность факторов, обеспечивающих жизнедеятельность государства в системе международных отношений, его способность отражать возникающие внешние угрозы и действовать в соответствии с национальными интересами <20>, причем акцент делается на внешних функциях государства. А.А. Фомин понимает под юридической безопасностью государства положение, при котором субъективные права и законные интересы государства защищены на должном уровне <21>. Это определение, на мой взгляд, носит слишком общий характер и не имеет никакого в себе конкретного содержания.

<15> Беляев В.Г. Безопасность конституции // Новая правовая мысль. Волгоград, 2006. N 1. С. 13.
<16> Рыбалка А.Н. Государственно-правовые технологии обеспечения национальной безопасности России: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005. С. 5 - 6.
<17> Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации / Под ред. А.В. Опалева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 18 - 19.
<18> Мингес И.А. Юридические гарантии личной безопасности граждан. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 15.
<19> Гончаров И.В. К вопросу о понятии конституционной безопасности федеративного государства // Государство и право. 2003. N 12. С. 105.
<20> Александров А.В. О концепции национальной безопасности нашей страны // Международная безопасность. Национальные и глобальные аспекты. Дайджест 1. М., 1990. С. 28 - 29.
<21> Фомин А.А. Юридическая безопасность государства как особого субъекта российского права // Право и политика. 2005. N 6. С. 49.

Следует отметить, что сам термин "национальная безопасность" в отечественных научных публикациях появился в начале 90-х годов. Если в США концепция национальной безопасности получила силу закона в 1947 г., то в нашей стране Закон РФ "О безопасности" был принят в 1992 г. <22>. Концепция национальной безопасности была утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. <23>, а в январе 2000 г. в эту Концепцию были внесены изменения и дополнения, и она действует в обновленной редакции <24>. В Конституции РФ термин "национальная безопасность" не встречается. Используются понятия "государственная безопасность", "безопасность". Понятие "безопасность", употребляемое в Конституции РФ, по сути означает национальную безопасность, т.к. именно она является источником, основой других видов безопасности. Термин "национальная безопасность" впервые использован в Федеральном законе "Об информации, информатизации и защите информации" <25>, а его определение дано в первом Послании Президента РФ Федеральному Собранию "О национальной безопасности" 1996 г. В этом документе сказано: "Национальная безопасность понимается как состояние защищенности национальных интересов от внутренних и внешних угроз, обеспечивающее прогрессивное развитие личности, общества и государства" <26>. Данное определение фактически идентично определению "безопасность" в Законе РФ "О безопасности", поскольку совокупность жизненно важных интересов личности, общества, государства и составляет национальную безопасность.

<22> Ведомости СНГ и ВС РФ. 1992. N 15. Ст. 769; Российская газета. 2006. 27 июля.
<23> Российская газета. 1997. 26 декабря.
<24> Российская газета. 2000. 18 января.
<25> Собрание законодательства РФ. 1995. N 8. Ст. 609.
<26> О национальной безопасности: Послание Президента РФ Федеральному Собранию. М., 1996. С. 3 - 4.

Очень близко к понятиям "национальная безопасность", "безопасность государства" понятие "конституционная безопасность". Впервые это понятие было введено в научный оборот в 1997 г. Конституционная безопасность - это система мер, предпринимаемых государственными органами, органами местного самоуправления, а также - в рамках их прав и возможностей - общественными объединениями, хозяйствующими субъектами и иными юридическими лицами, должностными лицами и гражданами в целях укрепления и защиты конституционного строя РФ, действия конституционного законодательства, упрочения политического режима, основанного на высоком авторитете государственных институтов, развития демократии, обеспечения прав и свобод граждан <27>. Автор позднее уточнил данное понятие: конституционная безопасность - это состояние защищенности конституционного строя от внутренних и внешних угроз, которые включают в себя нормы Конституции, определяющие исходные начала системы права, важнейшие принципы статуса и деятельности субъектов конституционно-правовых отношений, позволяющие определять и развивать институты и направления конституционного законодательства. Конституционная безопасность включает в себя качество законодательства, регулирующего вопросы безопасности, методы правоприменения в сфере безопасности и систему органов, ее обеспечивающих <28>. И.В. Гончаров в дополнении к этим определениям сформулировал объекты, объективные и субъективные, явные и неявные угрозы национальной безопасности <29>. На мой взгляд, выделение конституционной безопасности вполне допустимо наряду с выделением экономико-правовой, эколого-правовой и др. безопасности. Но все эти виды безопасности являются формами проявления правовой безопасности, которая выражается через безопасность правотворчества, закона и безопасность его правоприменения (подробнее об этом позже).

<27> Шуберт Т.Э. Конституционная безопасность: понятие и угрозы // Право. 1997. N 4.
<28> Шуберт Т.Э. Национальная безопасность России: конституционно-правовые аспекты. Сравнительно-правовые исследования // Право и закон. 2001. С. 17.
<29> Гончаров И.В. К вопросу о понятии конституционной безопасности федеративного государства // Государство и право. 2003. N 12.

Надо отметить, что, к сожалению, конституционная безопасность стала в последние годы подвергаться опасностям и угрозам. Без поправок в Конституцию РФ были созданы федеральные округа, изменено выборное законодательство, отменены выборы губернаторов, хотя источником власти в обществе согласно Конституции является народ, который выражает свою волю через выборы и референдумы. Стандартное определение демократии - от Дюркгейма до Даля и Хантингтона - включает в себя как минимум наличие свободных, конкурентных и определяющих политический курс выборов, результат которых не является предопределенным. С 2004 года Freedom House, наиболее авторитетная организация, занимающаяся оценкой развитости демократических институтов, не считает Россию свободной страной. Во Всемирном рейтинге демократии, выпущенном журналом "Economist", Россия характеризуется как "гибридный регион" - нечто среднее между авторитаризмом и демократией <30>. Надо подчеркнуть, что безальтернативная система власти утвердилась окончательно еще при Ельцине и была принята обществом <31>.

<30> Гуриев С. Зачем экономике нужна демократия // Коммерсант. 2006. 29 ноября.
<31> Фурман Д. Судьбоносный выбор и его последствия // Независимая газета. 2006. 23 июня.

Термин "общественная безопасность" используется в административном и уголовном праве. КоАП РФ содержит главу 20 "Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность". В УК РФ есть IX раздел "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка", глава 24 "Преступления против общественной безопасности" (терроризм, бандитизм, захват заложника, хулиганство и др.), глава 27 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта", глава 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства", глава 34 "Преступления против мира и безопасности человечества".

В уголовном праве одним из первых попытался раскрыть понятие "безопасность" В.П. Тихий. Он определяет общее понятие безопасности как такое состояние предметов (явлений, деятельности, процессов), при котором отсутствует (не угрожает) опасность <32>. В литературе, однако, отмечается, что понятие общественная безопасность недостаточно разработано <33>. Как верно отмечает В.С. Комиссаров, подавляющая часть авторов связывает понятие общественной безопасности либо с нарушением правил взаимодействия людей с техническими системами, либо с нарушением правил обращения с общеопасными предметами. При таком подходе на первый план выдвигается "технический" характер общественной безопасности, но собственная содержательная сторона как более широкого понятия зачастую остается вне поля зрения и исследователей, и правоприменителей. Поэтому, с точки зрения автора, с учетом нового УК РФ, общественная безопасность в самом широком смысле есть безопасность общества от причинения вреда общественными посягательствами, предусмотренными УК РФ (социальная безопасность); общественная безопасность в широком смысле - это родовой объект, на который направлены посягательства, предусмотренные разделом IX УК РФ, а в узком смысле - это видовой объект посягательства, предусмотренного главой 24 УК РФ <34>. Во-первых, общественная безопасность ограничивается применением лишь норм УК РФ; во-вторых, не несет в себе конкретного содержания. Анализ соответствующих глав УК РФ и КоАП РФ позволяет сделать вывод, что общественная безопасность - это есть безопасность личности прежде всего от посягательств, носящих характер правонарушения (уголовного или административного). Наиболее полное определение безопасности дает Б.П. Кондрашов. Общественная опасность - это система общественных отношений, урегулированных нормами права в целях обеспечения безопасности личности, общественного спокойствия, благоприятных условий для труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций от угрозы, исходящей от преступных и иных противоправных деяний, нарушения правил пользования источниками повышенной опасности, предметами и веществами, изъятыми из гражданского оборота, явлений негативного технического и природного характера, а также других особых обстоятельств <35>. По сути общественная безопасность есть элемент, причем существенный, правовой безопасности личности (хотя глава 20 КоАП РФ защищает и интересы государства, общества - см., например, ст. 20.2, 20.3, 20.5, 20.7, 20.11, 20.16, 20.17, 20.23, 20.24).

<32> Тихий В.П. Уголовная ответственность за нарушения правил безопасности обращения с общеопасными предметами. Киев, 1989. С. 6.
<33> Гринберг М.С. Преступления против общественной безопасности. Свердловск, 1974. С. 24; Туманов Г.А., Фризко В.Н. Общественная безопасность и ее обеспечение в экстремальных условиях // Советское государство и право. 1989. N 8. С. 20; Комиссаров В.С. Преступления, нарушающие общие правила безопасности (Понятие, система, общая характеристика). Дис. ... доктора юрид. наук. М., 1997. С. 19.
<34> Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 24. Подобный подход содержится и в учебниках по уголовному праву: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С. 227; Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.Н. Рарога. М., 2004. С. 307.
<35> Кондрашов Б.П. Общественная безопасность и административно-правовые средства ее обеспечения. М.: Щит-М, 1998. С. 8.

Поскольку объектом обеспечения безопасности в соответствии с Законом РФ "О безопасности" наряду с обществом, государством признается и личность, то самостоятельным видом безопасности некоторые ученые признают правовую безопасность личности, человека (человек - понятие более широкое, включает и несовершеннолетних, и недееспособных и т.д.). А.А. Тер-Акопов под юридической безопасностью человека понимает состояние защищенности человека в связи со вступлением его в сферу правовых отношений. Предметом защиты являются жизнь, здоровье (психическое и физическое), законные права и интересы, вытекающие из данных отношений <36>. С.В. Степашин считает, что понятие "безопасность личности" тождественно понятию "безопасность", а безопасность общества и государства являются элементами, обеспечивающими безопасность личности <37>. На мой взгляд, такой подход по сути сводит задачи обеспечения безопасности государства, общества лишь к обеспечению безопасности личности, что в корне неверно. Безопасность общества, государства имеет иные угрозы, опасности и обеспечивается специфическими средствами, в том числе и правовыми. И.А. Мингес употребляет понятие "личная безопасность", под которой она понимает обеспечиваемое деятельностью государства и общества от противоправных посягательств кого бы то ни было социальное благо, представляющее возможность беспрепятственно пользоваться жизнью, здоровьем и физической свободой <38>. Д.Г. Балуев использует понятие "личностная безопасность", ссылаясь на распространенную концепцию human security, которая включает в себя и уровень индивида, и уровень общества, поскольку личность может развиваться только в обществе <39>. Очень широко понимает правовую безопасность личности Т.Б. Тюрина - правовая безопасность личности есть состояние защищенности жизненно важных интересов личности от внешних и внутренних угроз в сфере правовых отношений <40>. Е.С. Калина, проводя различие между понятиями "безопасность личности" и "личная безопасность", первое понятие относит к конституционно-правовой гарантии, а второе - как элементу административно-правового статуса гражданина как урегулированному нормами административного права состоянию защищенности прав, свобод и законных интересов личности от факторов и условий, создаваемых административными правонарушениями, вредоносными природными, техногенными и социальными явлениями действительности <41>. На мой взгляд, правовая безопасность личности предполагает не просто закрепление в законодательном порядке позитивных прав и свобод граждан, их гарантий, а именно недопущение "опасного" состояния личности, человека, которое возможно только в результате применения правовых средств, связанных, как правило, с принуждением (юридическая ответственность, меры пресечения, введение чрезвычайного положения), нарушений положений Конституции, других федеральных законов. Правовая безопасность личности должна включать в себя и право на безопасность. Это право не упоминается в актах международного права, посвященных правам человека, в Конституции РФ, в других законодательных актах. Не случайно некоторые авторы настаивают на специальном законодательном закреплении права человека на безопасность и его конституционно-правовой защиты <42>.

<36> Тер-Акопов А.А. Безопасность человека. Социальные и правовые основы. М.: НОРМА, 2005. С. 193.
<37> Степашин С.В. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности Российской Федерации. Дис. ... доктора юрид. наук. СПб., 1994. С. 46 - 48.
<38> Мингес И.А. Указ. соч. С. 22.
<39> Балуев Д.Г. Личная и государственная безопасность: современное международно-политическое измерение: Автореферат дис. ... доктора полит. наук. Н. Новгород, 2004. С. 33.
<40> Тюрина Т.Б. Правовая безопасность в современном Российском государстве (вопросы теории и практики): Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 14.
<41> Калина Е.С. Государственно-правовой механизм обеспечения права на безопасность личности в Российской Федерации: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 5.
<42> Калина Е.С. Указ. соч. С. 5.

Наряду с национальной безопасностью, безопасностью государства и личности (в том числе и правовой), в литературе выделяют финансовую, экономическую, международную, информационную, энергетическую, психологическую, социальную и другие виды безопасности. В отдельных работах исследуются правовые аспекты некоторых указанных видов безопасности <43>.

<43> Крысин А.В. Безопасность предпринимательской деятельности. М.: Финансы и статистика, 1996; Антонов В.М. Безопасность предпринимательской деятельности. М., 1998; Кузьмин В.Н. Правовые формы обеспечения экологической безопасности: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001; Полякова Т.А. Теоретико-правовой анализ законодательства в области обеспечения информационной безопасности РФ: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002; Кочергин Д.В. Правовое регулирование деятельности органов государственной власти Читинской области в сфере обеспечения социально-экономической безопасности: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004; Козырев А.А. Влияние института ответственности за налоговые правонарушения на экономическую безопасность государства: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004; Клименко С.А. Криминологическая безопасность правоотношений в сфере налогообложения в России: Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004; Исмагилов Р.Ф. Экономическая безопасность России (Теоретико-правовой анализ): Автореферат дис. ... докт. юрид. наук. СПб., 2004; Кирьянов А.Ю. Региональная безопасность в условиях современной России (Общеправовой анализ): Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006; Русаков М.Н. Экологическая безопасность современной России (Общеправовой анализ): Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2006 и др.

Появились работы, специально посвященные правовой, юридической безопасности <44>. Одним из первых, кто стал рассматривать безопасность как правовую категорию, был А.И. Стахов. С его точки зрения, безопасность как правовая категория может быть определена как урегулированное правом состояние защищенности конституционных и законных интересов личности, общества и государства и нации, при котором отсутствуют угрозы безопасности <45>. Действительно, правовую безопасность можно рассматривать как самостоятельную правовую категорию. Правовая безопасность, с точки зрения Б.В. Дрейшева, имеет два аспекта. Первый из них состоит в обеспечении защищенности самой системы права и направлен на ее совершенствование и дальнейшее развитие. Второй состоит в том, что в рамках правовой системы посредством правового регулирования общественных отношений осуществляются меры безопасности в различных сферах: экономической, военной и т.д. Правовая безопасность призвана обеспечить защищенность национальных интересов, опосредовать все виды безопасности <46>. А.А. Фомин рассматривает юридическую безопасность в качестве особой разновидности социальной безопасности, как состояние правовой защищенности (обеспеченности, гарантированности) жизненно важных интересов субъектов права в связи с вступлением их в сферу правовых отношений, как способность юридическими средствами противостоять внешним и внутренним угрозам объективного либо субъективного характера <47>. С его точки зрения, суть юридической безопасности сводится к защите граждан, отдельных групп и социальных слоев, массовых объединений людей и населения в целом от этих негативных воздействий, их предотвращению или, другими словами, минимизации юридических факторов риска. Факторы риска - это такие состояния, явления или процессы, которые при определенных условиях могут стать опасными <48>. Он выделяет следующие основные направления обеспечения юридической безопасности: в сфере правотворческой деятельности и реализации права <49>. С точки зрения И.Н. Сенякина, правовая безопасность - это способы, условия, обеспечивающие всестороннюю защищенность и гарантированность гражданско-правового состояния человека в обществе <50>. По мнению А.А. Тер-Акопова, юридическая безопасность может рассматриваться как состояние юридической защищенности жизненно важных интересов личности (общества и государства) от внешних и внутренних угроз <51>. Безопасность, по мнению Т.Б. Тюриной, следует рассматривать в двух аспектах: как состояние (результат) и как процесс ее обеспечения. Как состояние безопасность прежде всего определяется такими критериями, как отсутствие реальной угрозы для субъекта со стороны внешних или внутренних деструктивных факторов, наличие у субъекта сил и средств противостоять им. Как процесс безопасность характеризуется динамикой основных ее параметров <52>. С точки зрения Г.А. Гаджиева, юридическая определенность или юридическая безопасность является одним из наиболее общих принципов, признанных судом Европейского союза. Это широкая концепция, стержнем которой является предсказуемость. Общая идея юридической определенности признана большинством правовых систем. В праве Европейского союза она играет более конкретную роль, принимая форму различных подконцепций, оцениваемых как ее применение. Самые важные из них: отсутствие обратной силы вновь принимаемого закона, приобретенные права и законные ожидания <53>.

<44> Тер-Акопов А.А. Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции). М., 1998; Он же: Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (основы концепции) // Государство и право. 2001. N 9; Он же: Безопасность человека. Социальные и правовые основы. М., 2005; Дрейшев Б.В. Правовая безопасность и проблемы ее обеспечения // Правоведение. 1998. N 2; Зыбин С.Ф. Организационно-правовые проблемы обеспечения безопасности человека, общества и государства (генезис, состояние, решение). СПб., 1997.
<45> Стахов А.И. Административно-публичное обеспечение безопасности // Административное право и процесс. 2006. N 4. С. 28.
<46> Дрейшев Б.В. Правовая безопасность и проблемы ее обеспечения // Правоведение. 1998. N 2. С. 11.
<47> Фомин А.А. Юридическая безопасность субъектов российского права. Саратов, 2005. С. 59.
<48> Фомин А.А. Юридическая безопасность и правовая защищенность: соотношение и взаимосвязь // Журнал российского права. 2005. N 11. С. 101.
<49> Фомин А.А. Юридическая безопасность - особая разновидность социальной безопасности: понятие и общая характеристика // Государство и право. 2006. N 2. С. 74.
<50> Сенякин И.Н. Федерализм - безопасность личности // Конституционное развитие России. Саратов, 1996. С. 106.
<51> Тер-Акопов А.А. Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (основы концепции) // Государство и право. 2001. N 9. С. 13.
<52> Тюрина Т.Б. Правовая безопасность личности в современном Российском государстве (вопросы теории и практики): Автореферат диссертации кандидата юридических наук. Саратов, 2005. С. 13 - 14.
<53> Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики. М., 2002. С. 82.

В приведенных понятиях правовая и юридическая безопасность практически отождествляется с понятиями "эффективное правотворчество", "правовое регулирование" и "правоприменение". А.А. Фомин еще шире толкует в одной из своих публикаций данное понятие. С его точки зрения, юридическая безопасность не должна сводиться только к охране существующих правоотношений, а, наоборот, призвана содействовать рациональному и прогрессивному развитию правовой системы. Юридическую безопасность следует оценивать не только по незыблемости государственно-правового устройства и порядка, сколько по тому, насколько она способствует эволюции права и государства к общественным идеалам <54>. По сути юридической безопасности он придает стимулирующий характер, что никак не соответствует ни целям юридической и правовой безопасности, ни целям правового стимулирования. Целью правового стимулирования является формирование активных, положительных действий субъектов права, поощряемых государством, обществом через льготы, преимущества, материальное вознаграждение, моральное поощрение и др. <55>. Целью же правовой безопасности закона и правоприменения или юридической безопасности следует признать защищенность законодательства, закона и правоприменения от опасностей, возникающих в законе, его официальных толкованиях, порождаемых юридической правоприменительной деятельностью. Эти опасности допустимо называть юридико-правовыми (юридическими по формам возникновения, существования и формально правовыми по содержанию) дефектами позитивного права и правоприменения.

<54> Фомин А.А. Юридическая безопасность и правовая защищенность: соотношение и взаимосвязь // Журнал российского права. 2005. N 11. С. 107.
<55> Более подробно о правовом стимулировании: Тихомиров Ю.А. Закон, стимулы, экономика. М., 1989; Ведяхин В.М. Правовые стимулы: понятие и виды // Правоведение. 1992. N 1; Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. М., 2003; Гущина Н.А. Поощрение в праве: Теоретико-правовое исследование: Автореферат диссертации доктора юридических наук. СПб., 2004 и др.

Правовую безопасность, на мой взгляд, следует рассматривать в широком и узком смысле слова. В широком смысле она включает в себя защищенность правовой системы, системы права, законодательства в целом от юридико-правовых опасностей и угроз, правовые средства обеспечения всех видов безопасности (национальной, государственной, экологической, экономической и др.), в узком смысле - это устранение юридико-правовых опасностей и угроз как в процессе создания закона, правовой нормы (например, совсем недавно Президент РФ В. Путин, выступая на Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов, указал на необходимость проведения криминологической экспертизы принимаемых законов, в том числе на предмет их коррупционности <56>), так и правоприменения.

<56> Сытник А. Судить по доходам // Российская газета. 2006. 22 ноября.

К юридико-правовым опасностям и угрозам правотворчества относятся: несоответствие законов реальной социально-экономической ситуации, целям и задачам, сформулированным в Конституции РФ, иным основополагающим законодательным актам (ГК РФ, УК РФ, ГПК РФ, УПК РФ, Земельному кодексу РФ и др.), противоречия между законодательными актами, неполнота, незавершенность правового регулирования тех или иных общественных отношений, ограничения прав человека и др. К юридико-правовым опасностям и угрозам толкования закона, правоприменения относятся: нарушение таких основных правовых принципов, как гуманизм, справедливость, законность и др., правовой нигилизм, несоблюдение основных прав и свобод граждан, правовых гарантий, злоупотребление правом, чрезмерное применение судейского усмотрения и т.д.

В литературе некоторые авторы различают правовую и юридическую безопасность. Так, по мнению А.А. Тер-Акопова, юридическая безопасность не адекватна правовой безопасности, она шире последней, так как включает в себя наряду с правовым обеспечением безопасности также надлежащую деятельность правоохранительных, судебных и правоприменяющих органов <57>. Такой подход представляется ошибочным, поскольку различие между правовой и юридической безопасностью зависит прежде всего от того, что понимать под правом.

<57> Тер-Акопов А.А. Юридическая безопасность человека в Российской Федерации (основы концепции) // Государство и право. 2001. N 9. С. 13.

Понятие права может быть самым разнообразным. Обычно рассматривают право в узком и широком смысле слова, в объективном и субъективном смысле, как позитивное и естественное. Сторонники узко нормативного определения права (М.И. Байтин, Н.И. Матузов, П.Е. Недбайло, Ф.М. Раянов, И.С. Самощенко, А.Ф. Шебанов, Р.О. Халфина и др.) делают акцент именно на общеобязательности правовых норм, на государственно-принудительный характер их исполнения. Не случайно сейчас достаточно часто употребляется термин "юридическое право", под которым понимаются только законы и подзаконные акты. Право конкретного государства, утверждает Ф.М. Раянов, это и есть его законы <58>. Сторонники широкого понимания права включают в право и правовые нормы, и правосознание, и правовые принципы, и правоотношения, и субъективные права, и др. (В.П. Казимирчук, Д.А. Керимов, Р.З. Лившиц, Г.В. Мальцев, Л.С. Мамут, В.С. Нерсесянц, В.А. Туманов, Л.С. Явич и др.). Это так называемый интегративный подход к пониманию права. В связи с этим под правовой безопасностью следует понимать как безопасность, базирующуюся на законах и подзаконных актах, так и безопасность, основанную на решениях Конституционного Суда РФ, на судебной практике, судебных прецедентах. Если решения Конституционного Суда, обязывающие законодателя приводить законодательство в соответствие с Конституцией, а правоприменителя - не применять нормы, не соответствующие ей, признаются источником права <59>, то дискуссионным в литературе остается вопрос о признании правотворческой, судебной практики разрешения конкретных споров, рассмотрения уголовных дел, толкования закона в разъяснениях руководителей и постановлениях Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, охватываемых понятием "судебный прецедент".

<58> Раянов Ф.М. Юридическое право: время разбираться по существу. Уфа, 2001. С. 17.
<59> Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права. М., 1997; Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником российского права? // Журнал российского права. 2000. N 12; Спектор Е.Н. Судебный прецедент как источник права // Журнал российского права. 2003. N 5; Морозова Л.А. Еще раз о судебной практике как источнике права // Государство и право. 2004. N 1 и др.

На мой взгляд, нужно подходить к оценке собственно судебного прецедента, разъяснений, толкования закона судом с юридической и фактической точек зрения. С юридической точки зрения важно, что официально такой судебный прецедент не признается источником права, поэтому нельзя безоговорочно относить к судебному прецеденту ни разъяснения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, ни постановления и определения Конституционного Суда РФ. Последний не решает конкретный правовой спор, а рассматривает любое обращение с точки зрения соответствия той или иной правовой нормы Конституции РФ при наличии правовой неопределенности - юридико-правовой опасности. Фактически даже в советский период постановления Пленумов Верховного Суда СССР, Верховного Суда РСФСР были руководящими, обязательными для судов при рассмотрении конкретных дел и, соответственно, становились обязательными для судебного правоприменения. Подобная судебная практика, не будучи законодательно признанной, тем не менее фактически всегда учитывалась нижестоящими судами в качестве ориентира в вопросах применения и толкования права, устранения пробелов в нем, применения аналогии закона или аналогии права <60>.

<60> Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 16.

Рассматривая право в широком смысле слова, мы должны учитывать не только многообразие источников права (законы, подзаконные нормативные акты, практику высших судебных инстанций, обычаи и деловые обыкновения, конституционные (административные) договоры, но и, как уже отмечалось, правосознание (в частности, уровень профессионального юридического правосознания) и реально складывающиеся правоотношения (например, отношения по реализации норм юридической ответственности), субъективные права (а отсюда вытекает принцип недопустимости злоупотребления субъективным правом)) и др. Таким образом, понятие правовой безопасности шире понятия "юридическая безопасность", предшествует ей, предопределяет ее достижением цели минимизации числа опасностей в законах и правоприменительных актах.

Таким образом, в связи с тем, что право в широком смысле и юридическое право - различные понятия, с одной стороны, а с другой - они тесно взаимосвязаны, следует использовать более широкое понятие - "правовая безопасность". По своей структуре она включает в себя объекты, субъекты, принципы, правовые средства обеспечения безопасности и др.