Мудрый Юрист

Обеспечение прав личности при заключении под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд

Миронов В.Д., соискатель кафедры уголовного процесса Воронежского государственного университета.

Вопросы, касающиеся заключения под стражу, имеют весьма существенное значение для уголовного судопроизводства, поскольку незаконное и необоснованное лишение свободы лица существенно ограничивает его возможность реализовывать права в ходе производства по уголовным делам.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении шести месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях каждый раз не более чем на три месяца (ст. 255 УПК РФ).

Данная норма, действовавшая до принятия Постановления Конституционным Судом РФ от 22 марта 2005 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан" не предусматривала обязательного решения суда о продлении сроков содержания подсудимых под стражей после поступления уголовного дела в суд.

В соответствии с вышеуказанным Постановлением решение о продлении срока содержания под стражей, принятое на стадии предварительного расследования, может сохранять свою силу после окончания досудебного производства и направления дела в суд в течение срока, на который данная мера пресечения была установлена.

В этом же Постановлении предложен порядок решения вопроса о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей в случаях, когда этот срок истекает, или он оказывается недостаточным для того, чтобы судья на стадии подготовки к судебному заседанию мог принять решение о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу (менее 14 дней). Для этого прокурор при утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд обязан обратиться в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

Предложенный Конституционным Судом порядок вызывает множество вопросов в правоприменительной деятельности, поскольку суд, по нашему мнению, принятым решением путем расширительного толкования вводит, по сути, новую норму права, отличную от правовых положений, закрепленных в ст. 109 УПК РФ, а также в некоторых иных статьях уголовно-процессуального закона.

Часть 8 ст. 109 УПК РФ гласит, что ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее чем за семь суток до его истечения. Возникает обоснованный вопрос, как поступать прокурору в том случае, если обвинительные заключения подсудимым вручены по истечении семи суток до окончания срока содержания под стражей.

Представляется, что решение подобного вопроса видится в рассмотрении судом поступившего ходатайства в разумный срок с учетом момента окончания срока содержания под стражей. При этом на прокурора как на сторону, осуществляющую уголовное преследование, следует возложить обеспечение явки в суд участников уголовного судопроизводства.

Другой вопрос, который вызывает трудности правоприменения, заключается в самом толковании Конституционным Судом РФ правовых норм и сводится к следующему: когда вносить ходатайство - при утверждении обвинительного заключения либо при направлении уголовного дела в суд, поскольку указанные процессуальные действия не совпадают во времени. Это обусловлено тем, что между указанными действиями требуется вручить обвиняемому (обвиняемым) копию обвинительного заключения, на что требуется определенный период времени.

Данная проблема усложняется тем, что в настоящее время вопрос о продлении сроков предварительного следствия разрешается с согласия руководителя следственного органа, а прокурор дает согласие лишь на продление сроков дознания. По нашему мнению, при нахождении у прокурора уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом неприменима ни та ни другая процедура, так как при ознакомлении с материалами уголовного дела прокурор, по сути, оценивает законность и обоснованность обвинения, по которому лицо предстанет перед судом. Таким образом, утверждая обвинительное заключение или обвинительный акт, прокурор становится государственным обвинителем или назначает такового из числа должностных лиц прокуратуры.

Думается, что в целях однообразного понимания практики применения данного положения следует определить, что подобные ходатайства прокурор должен вносить именно при направлении дела в суд. Однако не исключается ситуация, когда обвинительное заключение утверждено, его копии вручены обвиняемым, содержащимся под стражей, до истечения 14-дневного срока окончания содержания под стражей, но обвиняемые, не содержащиеся под стражей, не являются за копией обвинительного заключения. Полагаем, что при отсутствии у прокурора данных об уклонении обвиняемых от вручения копий процессуальных документов ходатайство о продлении срока содержания под стражей, составленное от имени прокурора, должно быть направлено в суд.

Подобный вопрос был предметом рассмотрения в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которая рассмотрела в судебном заседании 5 июля 2005 г. кассационную жалобу адвоката Д. на постановление судьи Иркутского областного суда от 11 апреля 2005 г., которым продлены сроки содержания под стражей до 14 мая 2005 г. гр-на С. Полагаем необходимым привести отдельные положения этого документа.

Уголовное дело поступило в Иркутский областной суд 7 апреля 2005 г., на момент решения вопроса о продлении сроков содержания под стражей находилось в стадии подготовки к судебному заседанию.

В связи с тем что истекали сроки содержания С. под стражей, а суду необходимо время для решения вопроса о назначении судебного заседания, судья 11 апреля 2005 г., удовлетворив ходатайство прокурора, принял решение о продлении С. сроков содержания под стражей до 14 мая 2005 г. На данное решение суда адвокат Д. подал кассационную жалобу, в которой просил постановление судьи отменить. В качестве основания он указал, что решение судьи нельзя признать законным и обоснованным, поскольку с ходатайством о продлении сроков содержания С. под стражей обратилось не уполномоченное на то лицо.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований к его удовлетворению не усмотрела и при этом сослалась на предложенный Конституционным Судом РФ порядок, указав, что с ходатайством о сроках содержания под стражей обращается прокурор при утверждении обвинительного заключения по делу, и согласия вышестоящего прокурора не требуется.

Полагаем, что подобное решение вопроса является правильным, поскольку ст. 109 УПК РФ, говоря о согласии вышестоящего прокурора на продление срока содержания под стражей, указывает на случаи, когда предварительное следствие не окончено. Между тем подобные вопросы должны найти свою правовую регламентацию в нормах уголовно-процессуального закона путем внесения соответствующих дополнений.