Мудрый Юрист

К вопросу об отграничении контрабанды культурных ценностей от их преступного невозвращения из-за границы

Беспалько Виктор Геннадьевич - доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Российской таможенной академии, кандидат юридических наук.

Общепризнанно, что культурные ценности являются невосполнимой частью духовного и материального наследия любого народа и утрата культурных ценностей может привести к его духовному обнищанию, "к нигилизму в отношении собственного достоинства, самобытности, национальной сплоченности" <1>. В связи с этим Конституция РФ гарантирует, с одной стороны, каждому гражданину право на доступ к культурным ценностям, а с другой стороны, закрепляет обязанность каждого заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч. 2, 3 ст. 44). Такая особая значимость культурных ценностей предопределила необходимость использования для их охраны всех инструментов, находящихся в арсенале гражданского общества и современного демократического государства, включая механизмы государственно-правового принуждения, в том числе и основанные на применении уголовного закона.

<1> Давлетшина О.В. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2003. С. 4.

Действующее уголовное законодательство Российской Федерации признает культурные ценности предметами криминальных посягательств в четырех составах преступлений, два из которых относятся к таможенным преступлениям: контрабанда (ст. 188 УК РФ) и невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ), один - к преступлениям против собственности: хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), и один - к преступлениям против общественной нравственности: уничтожение или повреждение памятников культуры (ст. 243 УК РФ) <2>. Примечательно, что два из указанных выше уголовно наказуемых деяний, а именно предусмотренные ч. 2 ст. 188 и ст. 190 УК РФ, относятся к компетенции таможенных органов РФ как органов дознания (п. 5 ч. 3 ст. 151 и п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ), поскольку именно на таможенные органы возложены обязанности по борьбе с контрабандой и иными преступлениями в сфере таможенного дела, пресечению незаконного оборота через таможенную границу культурных ценностей (подп. 6 ст. 403 Таможенного кодекса РФ). При этом, как свидетельствует практика, дознаватели таможенных органов, равно как и следователи других правоохранительных ведомств, зачастую сталкиваются с серьезными трудностями при разграничении контрабанды культурных ценностей, предусмотренной ч. 2 ст. 188 УК РФ, и их невозвращения в Российскую Федерацию из-за границы, наказываемого в соответствии со ст. 190 УК РФ. Эти проблемы предопределены схожестью объективных и субъективных признаков данных составов преступлений и возникли одновременно с появлением в российском уголовном законодательстве соответствующих уголовно-правовых норм.

<2> Подробнее о понятии и признаках культурных ценностей см.: Беспалько В.Г. Понятие и признаки культурных ценностей как предметов преступлений // Журнал российского права. 2005. N 3. С. 71 - 81.

Самостоятельная уголовная ответственность за контрабанду культурных ценностей и их невозвращение из-за границы впервые была установлена в Российской Федерации в 1994 г., тогда Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" <3> была существенно изменена редакция ст. 78 УК РСФСР об ответственности за контрабанду. В частности, законодатель впервые указал в диспозиции данной уголовно-правовой нормы предметы "художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран" в качестве самостоятельных предметов контрабанды. Одновременно уголовный закон был дополнен новой уголовно-правовой нормой - ст. 78.2, в соответствии с диспозицией которой отныне преступлением признавалось "невозвращение в установленный срок на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в соответствии с действующим законодательством". В данных редакциях ст. 78 и 78.2 УК РСФСР действовали по 31 декабря 1996 г.

<3> СЗ РФ. 1994. N 10. Ст. 1109; 1996. N 25. Ст. 2955; 2001. N 52. Ч. 1. Ст. 4924.

Между тем действовавший в то время Таможенный кодекс РФ 1993 г. рассматривал невозвращение на таможенную территорию Российского государства культурных ценностей, временно вывезенных за его пределы, как одну из форм контрабанды (ч. 2 ст. 219). И если действие данного Закона было отменено Таможенным кодексом РФ 2003 г., то базовый для сферы оборота культурных ценностей через Государственную границу РФ источник юридических норм - Закон РФ от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" <4> - по-прежнему в ст. 56 и 57 указывает, что невозвращение культурных ценностей в срок, установленный в договоре о возврате временно вывезенных культурных ценностей, рассматривается как незаконный вывоз культурных ценностей, квалифицируется как контрабанда и наказывается в соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации и законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.

<4> Ведомости РФ. 1993. N 20. Ст. 718.

Безусловно, данные положения Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей" противоречат действующему уголовному закону России и своим существованием в такой редакции могут только ввести в заблуждение правоприменителя и усугубить и без того непростые проблемы разграничения рассматриваемых преступных деяний в процессе их квалификации. Ибо, как указывалось выше, действующий УК РФ 1996 г. определяет юридические признаки двух составов преступлений, связанных с оборотом культурных ценностей через Государственную границу РФ, описывая их следующим образом:

  1. перемещение через таможенную границу Российской Федерации культурных ценностей, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, если это деяние совершено помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряжено с недекларированием или недостоверным декларированием (ч. 2 ст. 188 УК РФ), т.е. контрабанда культурных ценностей;
  2. невозвращение в установленный срок на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 190 УК РФ).

Обозначенное противоречие между ст. 56 и 57 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей", с одной стороны, и ст. 188 и 190 УК РФ, с другой стороны, должно разрешаться на основании вытекающего из содержания ст. 1 и 3 УК РФ принципа верховенства уголовного закона над остальными федеральными законами в вопросах установления преступности и наказуемости тех или иных общественно опасных деяний. Однако данный вывод не устраняет необходимость приведения российского законодательства о вывозе и ввозе культурных ценностей в соответствие с УК РФ в части, касающейся ответственности за нарушение соответствующих правил. Приведенные же выше законодательные формулировки составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 188 и ст. 190 УК РФ, указывают как на значительное сходство, так и на серьезные отличия между их юридическими признаками, характеризующими объект, предметы, объективную сторону, субъект и субъективную сторону данных преступных посягательств.

В частности, контрабанда культурных ценностей и невозвращение предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран характеризуются единством родового (отношения в сфере экономики) и видового (отношения в сфере экономической, а точнее - внешнеэкономической деятельности) объектов данных преступлений. Поэтому разграничение указанных уголовно наказуемых деяний, совершаемых в отношении культурных ценностей, следует производить по признаку непосредственного объекта преступного посягательства.

Если непосредственным объектом контрабанды культурных ценностей является сложившийся в результате действия соответствующего законодательства специальный порядок перемещения (ввоза или вывоза) культурных ценностей через таможенную границу Российской Федерации, то непосредственным объектом предусмотренного ст. 190 УК РФ невозвращения в Россию культурных ценностей - специальный порядок временного вывоза культурных ценностей, предполагающий их обязательное возвращение (обратный ввоз) из-за границы в Российскую Федерацию.

Различаются составы контрабанды культурных ценностей, с одной стороны, и их невозвращения из-за границы в Российскую Федерацию, с другой стороны, и предметами преступного посягательства. Так, согласно диспозиции ч. 2 ст. 188 УК РФ предметами контрабанды могут быть культурные ценности, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации. Содержание данного сложного понятия раскрывается в ст. 6 и 7 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей" путем выделения и перечисления различных многочисленных категорий культурных ценностей. В соответствии же со ст. 190 УК РФ предметами преступного невозвращения из-за границы могут быть не любые культурные ценности, а только те из них, что относятся к предметам художественного, исторического или археологического достояния народов Российской Федерации или зарубежных стран и были законно на основании специального разрешения временно вывезены за границу с территории России. Сказанное о предметах преступного посягательства означает, что предусмотренные ст. 190 УК РФ предметы художественного, исторического или археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран всегда являются культурными ценностями, предусмотренными ч. 2 ст. 188 УК РФ, однако далеко не все культурные ценности из числа указанных в ч. 2 ст. 188 УК РФ (и соответственно в ст. 6 и 7 Закона РФ "О вывозе и ввозе культурных ценностей") могут быть предметами преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ.

Определенные сходства между контрабандой культурных ценностей и их невозвращением из-за границы обнаруживаются и в признаках объективной стороны, ибо оба преступные деяния связаны с перемещением указанных в ч. 2 ст. 188 и ст. 190 УК РФ предметов через таможенную границу Российской Федерации. Однако именно в признаках объективной стороны данных составов преступлений усматриваются и основные отличия между ними. Так, контрабанда культурных ценностей совершается исключительно путем активных действий, которые выражаются в непосредственном, фактическом пересечении культурными ценностями линии таможенной границы Российской Федерации одним из альтернативно сформулированных в ч. 2 ст. 188 УК РФ способов, а именно: 1) помимо таможенного контроля; 2) с сокрытием от таможенного контроля; 3) с обманным использованием документов; 4) с обманным использованием средств таможенной идентификации; 5) с недекларированием; 6) с недостоверным декларированием. Тогда как невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического или археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран с точки зрения объективной стороны этого преступления выражается всегда в преступном бездействии - невыполнении субъектом данного преступления возложенной на него юридической обязанности по возвращению в установленные сроки на территорию Российской Федерации временно вывезенных из нее определенных культурных ценностей. Сам же вывоз культурных ценностей, предшествующий совершению преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ (в отличие от ч. 2 ст. 188 УК РФ), должен быть обязательно правомерным, т.е. он должен быть осуществлен на основании специального разрешения в соответствии с установленным действующим законодательством порядком временного вывоза культурных ценностей. При этом последующее за контрабандным вывозом культурных ценностей их невозвращение на территорию России в дополнительной квалификации по ст. 190 УК РФ не нуждается, так как полностью охватывается составом контрабанды.

Таким образом, именно форма выражения общественно опасного деяния как главного признака объективной стороны рассматриваемых преступлений служит основным отличием между ними: контрабанда культурных ценностей всегда совершается только путем указанных активных действий, а невозвращение культурных ценностей в Российскую Федерацию - это всегда преступное бездействие.

Разграничение данных преступных посягательств, совершаемых в отношении культурных ценностей, можно производить и по другому признаку объективной стороны - месту их совершения. Так, местом совершения контрабанды должен считаться определенный участок таможенной границы Российской Федерации, через который было совершено противоправное перемещение культурных ценностей. Тогда как местом совершения преступного невозвращения культурных ценностей надлежит признавать территорию того иностранного государства, где незаконно сверх срока временного вывоза находятся предметы преступления и где, собственно, и происходит соответствующее преступное бездействие, откуда они не ввозятся обратно на территорию Российской Федерации.

Кроме того, с позиции хронологической характеристики объективной стороны сравниваемых преступных деяний контрабанда культурных ценностей является единичным, одномоментным или кратковременным преступлением и тем самым существенно отличается от невозвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического или археологического достояния народов Российской Федерации или зарубежных стран, которое является длящимся преступлением. Поэтому контрабанда культурных ценностей, предусмотренная ч. 2 ст. 188 УК РФ, признается оконченным преступлением с момента фактического пересечения предметами посягательства таможенной границы <5>. Предусмотренное же ст. 190 УК РФ невозвращение в Россию культурных ценностей следует считать оконченным преступлением с момента окончания установленного в свидетельстве на право вывоза предельного срока возвращения в Российскую Федерацию из-за границы предметов художественного, исторического или археологического достояния <6>. То есть оба рассматриваемые состава по законодательной конструкции их объективной стороны являются формальными, и для признания данных преступлений оконченными не требуется наступления каких-либо общественно опасных последствий. В случае же, например, уничтожения или повреждения культурных ценностей содеянное при наличии предусмотренных уголовным законом условий и в зависимости от конкретных обстоятельств может квалифицироваться по совокупности с одним из составов преступлений, предусмотренных ст. 167, 168 или 243 УК РФ.

<5> Подробнее о научной полемике вокруг вопроса о моменте признания контрабанды оконченным преступлением см., например: Беспалько В.Г. Доказывание по делам о контрабанде: Монография. М., 2003. С. 52 - 56; Сучков Ю.И. Преступления в сфере внешнеэкономической деятельности Российской Федерации. М., 2005. С. 195 - 197; Федоров А.В. О квалификации покушения на контрабанду // Роль таможенной службы в условиях переходного периода: Тезисы докладов Международной научно-практической конференции, 18 - 19 марта 1999 г. СПб., 1999. С. 133 - 135 и др.
<6> Подробнее см.: Беспалько В.Г. Уголовная ответственность за невозвращение культурных ценностей из-за границы // Закон. 2006. N 6. С. 49 - 59; Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления: Уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскной деятельности. СПб., 1999. С. 83 - 84 и др.

Уголовную ответственность как по ч. 2 ст. 188 УК РФ, так и по ст. 190 УК РФ могут нести только лица, достигшие к моменту совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. При этом субъект контрабанды культурных ценностей является общим, т.е. им может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее указанного возраста. Субъект же преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, - всегда специальный. Это лицо, на которое персонально была возложена юридическая обязанность по полному и своевременному обратному ввозу на территорию Российской Федерации временно вывезенных из нее предметов художественного, исторического или археологического достояния (например, собственник культурных ценностей, руководитель или уполномоченный представитель организации, являющейся владельцем таких ценностей, и др.).

Что касается субъективной стороны контрабанды культурных ценностей и невозвращения предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, то ее признаки также характеризуются значительными сходствами. Во-первых, оба преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. Их совершение с косвенным умыслом или по неосторожности исключается. Во-вторых, на квалификацию рассматриваемых преступных деяний, совершаемых в отношении культурных ценностей, не влияют ни мотивы, ни цели, которыми руководствовались преступники, хотя они и должны учитываться при назначении конкретного вида и размера наказания.

Вместе с тем в субъективной стороне преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 188 и ст. 190 УК РФ, имеется одно весьма важное для правильной уголовно-правовой оценки содеянного отличие. Так, умысел на невозвращение культурных ценностей из-за границы на территорию России может возникнуть у виновного только после их правомерного вывоза с российской территории. Если же такой умысел возник в сознании субъекта преступления до фактического вывоза предметов преступного посягательства, т.е. когда он под видом временного вывоза в действительности осуществляет незаконное перемещение культурных ценностей через таможенную границу Российской Федерации без намерения возвратить их обратно, содеянное образует состав контрабанды культурных ценностей, совершенной с обманным использованием документов на право их временного вывоза и должно квалифицироваться только по ч. 2 ст. 188 УК РФ без дополнительной квалификации по ст. 190 УК РФ.

Таким образом, признаки каждого из элементов рассмотренных составов преступлений, связанных с оборотом культурных ценностей через российскую границу, несмотря на их родственную юридическую природу, все же характеризуются собственным специфическим содержанием. Представляется, что сформулированные выше критерии отграничения контрабанды культурных ценностей от невозвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран по объективным и субъективным признакам данных составов преступлений могут быть использованы в практической деятельности таможенных органов в ходе осуществления ими своих функций по борьбе с контрабандой и другими преступлениями в сфере таможенного дела, противодействии незаконному ввозу, вывозу и иному обороту культурных ценностей через таможенную границу Российской Федерации, а также следователями при расследовании соответствующих уголовных дел.