Мудрый Юрист

Основополагающие принципы российского права и публичный порядок: проблемы разграничения

/"Арбитражный и гражданский процесс", 2007, N 10/
И. ТАРАСОВ

Тарасов И., аспирант кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.

Получившая закрепление в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, Гражданском процессуальном кодексе и Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" категория "основополагающие принципы российского права" в современной судебной практике приобретает значение общего критерия проверки компетентными судами законности решений третейских судов и оснований для их отмены в случае несоответствия данным принципам. В то же время законодателем содержание данной категории не раскрыто, в теории права к настоящему моменту единого и четко определенного подхода также не существует.

Данная категория вызвала огромный интерес у юристов. Этот интерес вызван рядом проблем, возникших как при ее практическом применении, так и в теоретическом обосновании.

При установлении нарушения какого-либо принципа права, правоприменитель начинает обращаться к норме, регулирующей данную фактическую ситуацию, но поскольку конкретной нормы или правила выбора таковой законодателем не создано, возникает потребность обращения к теории права.

Юридической наукой достаточно полно разработано понятие принципов права как основополагающих идей права, начал, основ, базиса. Введение законодателем категории "основополагающие принципы права" вызвало массу вопросов: что означает "основополагающие принципы права"? по какому критерию определять отношение того или иного принципа права к основополагающим?

Проблемной можно назвать еще одну категорию, постоянно отождествляемую с основополагающими принципами права, - категорию "публичный порядок".

Широко используемый в международном частном праве России, во внутреннем законодательстве термин "публичный порядок" не представлен в каком-либо нормативном акте. Российская правовая наука практически не занимается данным вопросом, за исключением международного частного права. Вероятно, это является одной из причин, по которой зачастую происходит смешение и отождествление данных категорий.

Причиной использования категории "публичный порядок" в международном частном праве является участие СССР во многих международных соглашениях, а отсутствие четкого и устоявшегося понимания во внутреннем российском праве является следствием того, что в советский период правовая наука находилась на службе государства и государственные интересы отождествлялись с общественными.

Учитывая, что "основополагающие принципы российского права" и "публичный порядок" являются фундаментальными и необходимыми правовыми категориями, поскольку они представляют основу, без которой ни одно общество не смогло бы существовать, учитывая существующие разночтения в юридической науке, представляется правильным проанализировать данные понятия для выявления свойств, которые позволят их различать или, наоборот, будут говорить об их тождественности.

Поскольку понятия "категория", "принципы права" являются теоретическими единицами, то разумным представляется обратиться именно к общей теории права.

Принципы права в юридической науке

Для того чтобы проанализировать избранное понятие принципов, необходимо прежде всего обратиться к этимологической составляющей данного вопроса.

Согласно Советскому энциклопедическому словарю принципом (от лат. Principium - основа, начало) признается основное исходное положение какой-либо теории, учения, науки, мировоззрения, политической организации <1>, Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова определяет принцип как научное или нравственное начало, основание, правило, основа, от которой не отступают <2>. Но наиболее интересным представляется определение, данное в философском словаре, по причине того, что относительно наших целей философское понимание наиболее адекватно: "принцип - первоначало, руководящая идея, основное правило поведения. Центральное понятие, основа системы, представляющее обобщение и распространение какого-либо положения на все явления той области, из которой данный принцип абстрагирован" <3>. Таким образом, принцип - это уже изначально основополагающее начало, руководящая идея, которая распространяет свое действие на все нормы, на все право.

<1> См.: Советский энциклопедический словарь, изд. третье. М., 1985. С. 1057.
<2> См.: Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова. 4-е изд., исп. и доп. М., 1997. С. 497.
<3> См.: Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя. 3-е изд. М. 1972. С. 329.

В общей теории права под принципами понимаются "руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе. С одной стороны, они выражают закономерности права, а с другой - представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов" <4>.

<4> Теория государства и права: Учебник для вузов / Отв. ред. В.Д. Перевалов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 120.

Зададимся вопросом: основополагающие принципы - это принципы конкретной отрасли или права в целом? Означает ли это, что законодатель выделяет "неосновополагающие принципы"? Может ли принцип быть неосновополагающим? Если говорить о принципах конкретной отрасли права, например гражданского или арбитражного процесса, тогда можно ли говорить о нарушении конкретной нормы права? Под принципом права изначально понимается основополагающая идея, лежащая в основе. В чем же заключается "основополагающее" начало тех или иных принципов?

В российской юридической практике, да и в отечественной правовой доктрине представление об основополагающих принципах российского права только начинает формироваться.

По мнению А.И. Зайцева, основополагающие принципы - это "главные (лежащие в его основе) исходные ключевые идеи права, определяющие и выражающие его сущность" <5>. Однако данное определение фактически идентично определению принципов в теории права (без употребления термина "основополагающие").

<5> Зайцев А.И. Комментарий к гл. 46 ГПК РФ "Производство по делам об оспаривании решений третейских судов" // Третейский суд. 2003. N 5(29). С. 19.

М.Н. Марченко считает, что под основополагающими принципами права следует понимать "основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования" <6>. В то же время принципы нельзя считать идеями, так как правовые идеи - категория правосознания, которое может значительно опережать действующее право.

<6> Общая теория государства и права. Академический курс: В 2 томах. Т. 2. Теория права / Отв. ред. М.Н. Марченко. М.: Зерцало, 1998. С. 22 (автор главы - М.Н. Марченко).

В.А. Мусин в качестве примера противоречия решения третейского суда основополагающим принципам российского права приводит ситуацию, когда третейский суд своим решением обязывает стороны третейского разбирательства исполнить сделку, совершенную заведомо "с целью, противной основам правопорядка или нравственности (статья 169 ГК РФ)" <7>.

<7> Мусин В.А. Противоречие публичному порядку как одно из оснований для отказа в принудительном исполнении решения международного коммерческого арбитража // Третейский суд. N 6. 2003. С. 86.

С.С. Алексеев предлагает понимать под принципами "выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни" <8>, т.е., можно сказать, это фундаментальные начала права, которые напрямую не содержатся в каждой норме, но их смыслу, "духу" следуют все нормы.

<8> Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 102.

Все вышеперечисленные авторы подходят к вопросу выделения основополагающих принципов с позиции общей теории права, но необходимо отметить, что некоторыми авторами высказывались иные точки зрения.

М.В. Филимонова подходит к определению основополагающих принципов российского права с позиции понятия общеправовых принципов. В итоге после проведенного анализа она выражает сомнение "возможно ли вообще допустить подобную "размытую" оценочную категорию?".

К.И. Худенко высказал мнение, что "понятие "основополагающие принципы российского права" необходимо толковать в широком его смысле. Ими могут быть принципы как процессуального, так и материального права. Однако прежде всего это относится к конституционным принципам, в частности, обеспечивающим основы конституционного строя, права и свободы человека и гражданина, а также судебную власть в Российской Федерации" <9>.

<9> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК Велби, 2004 (автор комментария - К.И. Худенко).

А.И. Зайцев отнес к основополагающим принципам российского права следующие: социальной справедливости, равноправия граждан, единства прав и обязанностей, гуманизма, сочетания убеждения и принуждения, а также некоторые другие, т.е. принципы, нашедшие свое закрепление в общем виде в Конституции Российской Федерации (ст. ст. 17, 19, 21, 23, 26, 34 - 36 и др.) <10>.

<10> См.: Зайцев А.И. Комментарий к гл. 46 ГПК РФ "Производство по делам об оспаривании решений третейских судов" // Третейский суд. 2003. N 5(29). С. 19.

Заслуживает внимания позиция В.И. Леушина, выделившего в качестве основополагающих принципы демократизма, федерализма, уважения прав и свобод человека, непосредственное действие общепризнанных принципов и норм международного права, верховенство Конституции Российской Федерации, законов, равноправие, равенство всех форм собственности <11>.

<11> См.: Теория государства и права: Учебник для вузов. 2-е изд. / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М., 2000. С. 244.

Разработчики энциклопедического словаря "Конституция Российской Федерации" считают, что основополагающие принципы содержатся в ведущей отрасли права России - государственном праве, которое также называют конституционным. При этом считается, что именно принципы конституционного права являются основополагающими для всех других отраслей российского права. К ним относятся, например, право народов на самоопределение, принцип разделения властей, суверенитета и др. <12>.

<12> http://encycl.yandex.ru/cgi-bin/art.pl?art=konst/const/19001/ 00260.htm&encpage.

Таким образом, вышеуказанные ученые сходятся в том, что основополагающие принципы российского права закреплены в Конституции РФ. Принципы, содержащиеся вне Основного Закона России, к основополагающим не относятся.

С данной позицией обоснованно не согласен В.В. Ярков, считающий, что помимо гл. 1 и 2 Конституции РФ основополагающие принципы могут быть сформулированы и в нормах федерального законодательства, в обязательных для России международно-правовых документах. По его мнению, категория основополагающих принципов российского права является достаточно оценочной, во многом созвучной с категорией публичного порядка.

Во-первых, под основополагающими принципами российского права понимаются таковые принципы российского права, а не отдельных его отраслей. Во-вторых, это такие принципы, которые закреплены в гл. 1 и 2 Конституции РФ, где закреплены основы конституционного строя и права человека и гражданина. В-третьих, к основополагающим принципам российского права относятся и те, которые сформулированы в обязательных для России международно-правовых документах, например Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В-четвертых, решение должно нарушать основополагающие принципы права, т.е. приводить к результатам, несовместимым с действующим правопорядком. То есть суд должен установить факт нарушения принципов, который может привести к негативным результатам, в случае оставления решения третейского суда в силе. В-пятых, основополагающие принципы могут быть закреплены не только в Конституции РФ, но и в отраслевом законодательстве. Однако нарушением основополагающих принципов российского права не будет нарушение частных правил, закрепленных в отдельных федеральных законах <13>.

<13> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В.В. Яркова. М., 2003. С. 520 (автор комментария - В.В. Ярков).

Предлагаемый подход является обоснованным, так как сориентирован на всеобъемлющий охват основных принципов права, он соединяет в себе как собственно принципы права России, так и принципы, зафиксированные в актах международно-правового характера.

Таким образом, можно увидеть, что подходы к категории "основополагающие принципы российского права" весьма разнообразны, иногда даже в чем-то противоречивы. Данные подходы не раскрывают данного понятия, законодательно оно не определено, вследствие чего данную категорию часто отождествляют с другой категорией - категорией публичного порядка. Представляется правильным в целях разграничения данных категорий рассмотреть подходы в науке к публичному порядку.

Подходы к пониманию категории публичного порядка

Решением Палаты лордов в 1853 г. было установлено, что под публичным порядком следует понимать такой принцип, согласно которому никому не должно дозволяться делать то, что способно нанести вред основам любого общества <14>.

<14> См.: Sheppard A. Interim report on Public Policy as a Bar to Enforcement of International Arbitral Awards. P. 3.

Английские юристы Чешир и Норт определяют публичный порядок как "совокупность моральных, экономических и социальных принципов, представляющих особый интерес, который надлежит защищать без каких-либо исключений" <15>.

<15> Cheshire and North. Private International Law. 1999. P. 123.

Похожую позицию занимает Г.К. Дмитриева, которая полагает, что публичный порядок включает в себя четыре взаимосвязанных элемента:

  1. основополагающие, фундаментальные принципы российского права, прежде всего конституционные, частноправовые и гражданско-процессуальные;
  2. общепринятые принципы морали, на которые опирается российский правопорядок;
  3. законные интересы российских граждан и юридических лиц, российского общества и государства, защита которых является основной задачей правовой системы страны;
  4. общепризнанные принципы и нормы международного права, являющиеся частью российской правовой системы, включая международно-правовые стандарты прав человека <16>.
<16> См.: Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 184.

Таким образом, в данном случае категория "основополагающие принципы российского права" включается в категорию "публичный порядок" как одна из составляющих последней.

Другую точку зрения предлагает С.В. Крохалев. Публичный порядок, основываясь на общем интересе общества, имеет своей задачей сохранение публичного спокойствия, безопасности и нормального функционирования публичных институтов. Он предлагает обратиться к этимологии составляющих терминов.

"Порядок" происходит от латинских ordo, ordinis, что буквально означает "ряд", "линия", "ряд солдат", "упорядоченное расположение" <17>.

<17> См.: Крохалев С.В. Категория публичного порядка в международном гражданском процессе. СПб., 2006. С. 45.

"...слово "публичный" ведет свое начало от латинского publicus, что означает "то, что имеет отношение к народу, государству, официальное, - общее для всех" <18>.

<18> Там же. С. 46.

В результате мы получаем, что "публичный порядок" - это организация сообщества, народа, общества, подчиненная неким рациональным либо логическим требованиям, которая к тому же направлена на достижение гармонии, мира и спокойствия.

По мнению С.В. Крохалева, публичный порядок - это защитный механизм в праве, режим исключения, призванный защищать те основы правопорядка, которые сложились на конкретный момент времени, являются эффективными и необходимыми для функционирования данного общества.

Е.А. Виноградова отмечает, что "не все поименованные в федеральных законах принципы третейского (арбитражного) разбирательства относятся к тем "основополагающим принципам российского права" ("публичному порядку"), которые являются основанием для отмены/отказа в исполнении решения третейского суда, осуществляемой государственным судом ex officio" <19>. Таким образом, из приведенной цитаты можно заключить, что автор отождествляет понятия "основополагающие принципы российского права" и "публичный порядок".

<19> Скворцов О.Ю. О подходах в понятию "основополагающие принципы российского права" // Третейский суд. 2004. N 1. С. 70.

В.Ф. Яковлев полагает, что, "скорее всего, публичный порядок и основополагающие принципы российского права - это одно и то же. Тем не менее возникает вопрос: когда происходит нарушение публичного порядка, а когда основополагающих принципов российского права? Основополагающие принципы права достаточно четко зафиксированы в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации - равенство участников гражданских отношений, неприкосновенность собственности, равная защита всех видов собственности, свобода договора и другие" <20>.

<20> Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах" // Третейский суд. 2003. N 4. С. 11, 12.

А.Л. Маковский свидетельствует, что, когда создавалась норма о том, что решение третейского суда может быть отменено, если оно противоречит основополагающим принципам российского права, имелось в виду именно противоречие публичному порядку <21>.

<21> Толкование публичного порядка содержится в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г., где под "публичным порядком Российской Федерации" понимаются основы общественного строя Российского государства.

В.В. Витрянский солидарен с А.Л. Маковским в том, что "нарушение основополагающих принципов российского права будет рано или поздно истолковано как нарушение публичного порядка". В таком случае возникает вопрос: а почему законодатель изначально не сформулировал именно таким образом, а использовал неопределенную категорию "основополагающие принципы российского права"?

Как можно увидеть, подходы к определению публичного порядка не менее многочисленны, чем к основополагающим принципам права, и столь же неоднозначны. Возможно, подобная неопределенность и размытость понятий является одной из причин их смешения.

Таким образом, мы приходим к неизбежному выводу о том, что анализ понятий "основополагающие принципы российского права" и "публичный порядок" необходим. Во-первых, сравнение этих понятий напрашивается в результате сопоставления соответствующих норм Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Указанные законы предоставляют государственным судам при разрешении вопроса об обжаловании решения третейских судов и принудительного исполнения решений третейских судов право проверять такие решения на соответствие публичному порядку (международные коммерческие арбитражи) и "основополагающим принципам российского права" ("внутренние" третейские суды). Во-вторых, с содержательной точки зрения указанные понятия отражают представления о неких чрезвычайно значимых для правовой системы институтах, на которых базируется национальный порядок.

/"Арбитражный и гражданский процесс", 2007, N 11/

Соотношение понятий "публичный порядок" и "основополагающие принципы права"

В науке приняты достаточно условные термины "внутреннего" и "внешнего" публичного порядка. Первый обозначает категорию публичного порядка, применяемую в урегулировании внутренних (национальных) отношений, второй - в сфере регулирования частных отношений с иностранным элементом. Представляется правильным сделать одну оговорку: далее будут разграничиваться и анализироваться основополагающие принципы права и международный публичный порядок, поскольку именно этот термин получил свое закрепление в законодательстве Российской Федерации и именно с международным публичным порядком отождествляют основополагающие принципы права.

С.В. Крохалев, говоря о содержании вышеупомянутых понятий, подразумевает под внутренним публичным порядком императивные нормы национального права, а под международным - основополагающие принципы правовой системы, где понятие "внутренний публичный порядок" шире понятия "международный публичный порядок". Причем, по мнению автора, "в исключительных случаях нормы международного публичного порядка могут не входить в содержание публичного порядка внутреннего" <1>.

<1> Крохалев С.В. Указ. соч. С. 146.

Данная позиция носит спорный характер, так как категория "международный публичный порядок" предназначена для применения в частных отношениях с иностранным элементом и в данном свете представляется более обоснованной позиция Г.К. Дмитриевой, которая помимо основополагающих принципов права включает в данную категорию еще три элемента, более полно отражающие интересы, защищаемые правовой системой.

При анализе норм законодательства становится очевидным, что понятия "публичный порядок" и "основополагающие принципы российского права" созвучны, но не синонимичны. Так, например, согласно ч. 1 п. 2 ст. 256 АПК РФ поручение иностранного суда или компетентного органа иностранного государства не подлежит исполнению, если исполнение поручения нарушает основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку Российской Федерации. Таким образом, нарушение основополагающих принципов права является всего лишь одним из случаев противоречия публичному порядку.

Становится очевидным, что законодатель, несмотря на то что в законодательстве уже действовала известная норма о публичном порядке, содержание которой известно каждому правоприменителю и в разъяснении которой нет никакой необходимости, ввел в действие новое понятие "основополагающие принципы российского права" умышленно, придав ему несколько иное содержание, нежели категории "публичный порядок".

Надо полагать, что данное содержание, хоть и не раскрыто законодателем, заключается как минимум в том, что категория публичного порядка направлена на "внешнюю" защиту, т.е. ее применение должно осуществляться в отношениях с иностранным элементом, что, в свою очередь, предполагает необходимость защиты помимо основополагающих принципов права ряда других не менее важных элементов общественной жизни. "Решение арбитражного суда основано на нормах российского гражданского законодательства, что вообще исключает возможность ссылки на нарушение публичного порядка, поскольку применение норм национального российского права не может трактоваться как нарушение публичного порядка Российской Федерации" <2>. Однако такая позиция Верховного Суда РФ вызывает определенные сомнения, поскольку неправильное применение норм российского права международным арбитражным судом, например, в Париже будет являться, на наш взгляд, нарушением публичного порядка.

<2> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 1998 г.

Категория же основополагающих принципов направлена на "внутреннее" применение, т.е. применение в рамках внутригосударственных отношений. Это применение подразумевает, что решением внутригосударственного третейского суда могут быть нарушены только основополагающие принципы права, а все остальные составляющие публичного порядка - нет. Это означает, что понятие "публичный порядок" включает в себя понятие "основополагающие принципы права".

К тому же категория "публичный порядок", как можно увидеть из многих судебных актов, предполагает, что "решение третейского суда может быть признано противоречащим публичному порядку в тех исключительных случаях, когда не само по себе решение, а его исполнение в Российской Федерации повлечет за собой результат, противный общепризнанным нормам нравственности и морали, или создаст угрозу жизни и здоровью граждан, безопасности государства" <3>. Основополагающие же принципы служат основанием для отмены по факту такого противоречия, а наступление противоречащих принципам последствий еще не требуется. Это означает, что основополагающие принципы права являются частью механизма публичного порядка.

<3> Постановление ФАС Московского округа от 13 марта 2006 г. по делу N КГ-А40/1446-06.

Схожая позиция высказывалась некоторыми судами, например: "...в такой ситуации признание и приведение в исполнение на территории Российской Федерации решения иностранного арбитража приведет к существованию на территории Российской Федерации судебных актов равной юридической силы, содержащих взаимоисключающие выводы, и вступит в противоречие с принципом обязательности судебных актов российского суда, являющимся неотъемлемой частью публичного порядка Российской Федерации" <4>. Отсюда следует, что, по мнению суда, основополагающий принцип, в данном случае принцип обязательности судебных постановлений, является частью публичного порядка.

<4> Постановление ФАС Уральского округа от 12 октября 2005 г. по делу N Ф09-2110/05-С6.

Еще одним важным отличием является то, что публичный порядок (который можно отождествить с правопорядком) представляет собой результат регулирования общественных отношений нормами права. Публичный порядок - это реальные общественные отношения. Однако в то же время они могут являться и механизмом по достижению данного результата.

Основополагающие принципы права - это идеи, руководящие начала, и в этом смысле представляют собой основу, на которой строится регулирование общественных отношений. "Публичный порядок направлен на защиту общего, социального интереса, то есть интереса большинства. Он базируется на общих, фундаментальных принципах права" <5>. Принципы распространяются на все общественные отношения, они, в нормативном смысле, задают характеристики регулирования общественных отношений. Принципы - это более фундаментальное явление, нежели публичный порядок.

<5> Вербар К. Определение публичного порядка во внутреннем праве России через французское право // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2001. N 1. С. 268.

Как уже указывалось, вышеприведенное сравнение - это сравнение основополагающих принципов права и международного публичного порядка, поскольку в научной литературе проводят сравнительные анализы именно этих категорий. Однако представляется правильным, что данные понятия соотносятся как внутренний и внешний публичный порядок, поскольку публичный порядок, упоминаемый и в научной литературе, и в законодательстве, - это публичный порядок, направленный на защиту внешних интересов государства. Данный вывод можно сделать, во-первых, по функциям, которые выполняет данное понятие, а именно защита от решений иностранных судов, нарушающих правопорядок, а во-вторых, по закреплению данного понятия, например, в ст. 34 Закона от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже". А формулировка "основополагающие принципы права", присутствующая в законодательстве, является формой выражения внутреннего публичного порядка, который используется в других странах.

В таком случае зададимся вопросом: почему не использовали ту же формулировку? Тогда не было бы такой неопределенности, категория была бы достаточно ясна и ее раскрытие происходило бы с помощью других правовых систем.

"Французское выражение ordre public, дословно переводимое на русский как публичный порядок, для русского юриста в основном проявляется в слове публичный (public), взятом в отдельности как самостоятельная юридическая конструкция" <6>. К. Вербар отмечает, что публичный порядок в России воспринимается как инструмент на службе государства, слово "публичный" является бессознательным синонимом слову "государственный". "Таким образом, в коллективном российском сознании Государство не является продуктом Общества. Государство представляет собой одновременно чуждое и высшее по отношению к социальному корпусу явление" <7>.

<6> Вербар К. Указ. соч. С. 269.
<7> Там же.

Действительно, в таком случае законодатель использовал наиболее содержательно близкую формулировку для выражения категории внутреннего публичного порядка, в то же время избежав специфического понимания российскими юристами слова "публичный".

Если обратиться к первопричинам возникновения такой категории, как "публичный порядок", то можно увидеть, что через эту категорию государства пытались защитить свои основные, самые важные ценности в государстве, то, что является основой данного государства, т.е. основы построения и функционирования государства - его принципы.

В таком случае возникает справедливый вопрос: не было ли изменено содержание категории "внутренний публичный порядок" вследствие использования другой формулировки?

Представляется правильным, что данная категория не была содержательно изменена, а получила свое закрепление в ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку:

Эти основные принципы образуют социальную ценность, рассматриваемую как наивысшую, и именно их должны защищать правила публичного порядка. А поскольку публичный порядок направлен на защиту основополагающих ценностей, то можно прийти к выводу, что указанные в ст. 1 ГК РФ принципы - это объект защиты публичного порядка.

Важным является и то, что в данной ситуации необходимо понимать "гражданское законодательство" расширительно - не только основы Гражданского кодекса и всех сопутствующих ему законов, а гражданское законодательство как отличное от законодательства уголовного. То есть законодательства, включающего в себя множество отраслей права;

Помимо определения непосредственно ценностей, которые необходимо защищать, например свобода товарооборота, законодатель предусмотрел и границы данной свободы.

Понятие публичного порядка связано с понятием общего, социального интереса. Это точка равновесия между интересами частными и общественными. Таким образом, ограничение свободы должно носить оправданный характер и только в случаях угрожающей всему обществу опасности. Законодатель определил, что "гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". В данном случае законодателем был создан механизм защиты фундаментальных ценностей и интересов общества.

Понятие публичного порядка - понятие функциональное, способное меняться в зависимости от изменения ценностей, защищаемых государством, или в зависимости от изменения взглядов общества на эти ценности.

Как уже было отмечено, соотнесение понятий "основополагающие принципы права" и "публичный порядок", получивших закрепление в российском законодательстве, вероятно, не совсем корректно, поскольку, во-первых, в данном случае речь идет о внешнем публичном порядке, а во-вторых, данные понятия находятся в разных областях государственной деятельности - во внутренней и внешней областях соответственно.

Вероятно, более правильным было бы сравнение понятий "основополагающие принципы права" и "внутренний публичный порядок". Как уже было отмечено выше, категория основополагающих принципов российского права, скорее всего, является выражением внутреннего публичного порядка, поскольку имеет похожее содержание, имеет аналогичную направленность и является своеобразным дополнением внешнего публичного порядка.

Таким образом, можно сказать, что существование и использование государством такой категории, как "публичный порядок", является признаком зрелости данного государства, поскольку публичный порядок - это поиск компромисса, равновесия между публичным интересом и интересом частным. Именно через данное понятие государство регулирует возникающие разногласия между волей отдельных лиц и волей общественной, между свободой товарооборота и ограничением данной свободы. Понятие публичного порядка, будучи четко определенным, позволяет обеспечить уважение и реализацию прав и свобод человека и гражданина, блюсти интересы общества в целом, а также бороться с произволом.