Мудрый Юрист

О так называемом временном исполнительном органе юридического лица

Д.А. Сумской, доцент Российского государственного социального университета, кандидат юридических наук.

В практической деятельности иногда наблюдаются ситуации, когда требуется образование так называемого временного исполнительного органа юридического лица, формируемого в случае досрочного прекращения полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица либо невозможности на протяжении длительного промежутка времени лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа организации, исполнять свои обязанности по причине болезни, командировки, отпуска, смерти и т.д.

В обществах с ограниченной ответственностью данный вопрос решается только общим собранием участников путем избрания нового руководителя. Общество, где единственный участник выполняет функции исполнительного органа, в случае смерти этого единственного участника вообще оказывается без руководителя до момента наследования доли, внесения изменений в учредительные документы и избрания участниками (наследниками) нового руководителя.

В юридической литературе была высказана точка зрения, что существование так называемых временно исполняющих обязанности органов не предусмотрено законодательством Российской Федерации: ни Гражданским кодексом РФ, ни законами, регулирующими правовое положение конкретных видов юридических лиц. В случае если возможность образования такого органа будет предусмотрена даже учредительными документами организации, он не будет иметь компетенции. Наделение данного органа правом решать какие-либо вопросы будет являться прямым нарушением закона, так как в этом случае органы юридического лица будут лишаться права осуществлять полномочия, прямо отнесенные к их компетенции <1>.

<1> Лазарев В.Г. Гражданско-правовые полномочия лица, временно исполняющего обязанности руководителя организации // Право и экономика. 2004. N 4.

Так как образование единоличного исполнительного органа акционерного общества отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров либо совета директоров (подп. 8 п. 1 ст. 48, подп. 9 п. 1 ст. 65 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах") <2>, то назначение исполняющего обязанности приказом генерального директора действительно нарушает иерархию в корпорации. По словам А.Б. Целовальникова, "акционеры и совет директоров могут неожиданно столкнуться с ситуацией, когда исполнять обязанности руководителя будет не то лицо, которому они это доверили, избрав (назначив на эту должность), а совсем другой человек, возможно, им вообще неизвестный и неугодный" <3>. По его мнению, введение законодателем института временного единоличного исполнительного органа акционерного общества, назначаемого советом директоров в случае, если назначение генерального директора отнесено к компетенции общего собрания акционеров либо если директор не может исполнять свои обязанности (п. 4 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах"), также не решает данную проблему, поскольку одновременно с принятием такого решения совет директоров обязан созвать внеочередное собрание акционеров для избрания нового руководителя. В связи с этим нетрудно заметить, что отсутствие единоличного исполнительного органа по объективным обстоятельствам находится за рамками данной нормы. В противном случае прекращение общим собранием полномочий прежнего директора и избрание нового (при том, что речь идет об одном и том же лице) бессмысленно.

<2> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.
<3> Целовальников А.Б. Органы управления акционерными обществами: некоторые материально-правовые и процессуальные вопросы: Научно-практический комментарий / Под ред. З.И. Цыбуленко. Саратов, 2000. С. 33.

Сущность нормы о временном единоличном исполнительном органе акционерного общества А.Б. Целовальников видит в укреплении власти совета директоров, в чьей компетенции по уставу находится решение вопроса о досрочном прекращении полномочий генерального директора общества (абз. 2 п. 4 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Законодатель позволяет совету директоров образовать временный исполнительный орган и передать на рассмотрение общего собрания вопрос о назначении постоянным руководителем нового лица, если прежний директор (управляющий, управляющая организация) "не может исполнять свои обязанности" (абз. 4 п. 4 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах").

На наш взгляд, в целях обеспечения непрерывной деятельности юридического лица в случае временного отсутствия лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа юридического лица, а также невозможности им осуществления своих полномочий допускается образование временного исполнительного органа юридического лица.

Следует согласиться с точкой зрения, выраженной в юридической литературе, о том, что порядок и условия образования временного исполнительного органа юридического лица должны определяться в его учредительных документах <4>.

<4> Артемов В.В. Исполняющий обязанности - обычай или закон? // ЭЖ-Юрист. 2006. N 27; Шиткина И.С. Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового положения единоличного и членов коллегиального исполнительных органов // Хозяйство и право. 2007. N 2. С. 59.

К сожалению, сегодня учредительные документы юридических лиц не содержат норм, регулирующих подобную ситуацию. На практике возникает два вопроса: кто принимает решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица его временному исполнительному органу (сам единоличный исполнительный орган или орган юридического лица (учредитель), уполномоченный на образование (избрание либо назначение) исполнительного органа юридического лица)? какова компетенция такого временного единоличного исполнительного органа юридического лица?

Вопрос о правомерности передачи лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа юридического лица, всех своих полномочий своим решением другому лицу иногда пытаются разрешить с позиций представительства: если лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, вправе выдавать доверенности на совершение юридических действий от имени организации, - что мешает такому лицу своим решением временно передать все свои полномочия другому лицу? По нашему мнению, выдача единоличным исполнительным органом юридического лица доверенности какому-то лицу и передача лицом, осуществляющим полномочия единоличного исполнительного органа организации, всех своих полномочий временно другому лицу являются различными по своей правовой природе явлениями.

Причины тому следующие:

лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа юридического лица, временно передавая все свои полномочия другому лицу, само утрачивает право осуществлять функции единоличного исполнительного органа в течение всего срока передачи таких полномочий и, следовательно, утрачивает право на совершение сделок от имени такой организации. (Данный вывод следует из тезиса, что у юридического лица не может быть одновременно двух лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа.) Вместе с тем в правоотношениях представительства, даже выдав доверенность, представляемый может действовать в гражданском обороте сам, помимо представителя, или наряду с ним;

единоличный исполнительный орган юридического лица, кроме юридических действий, совершает также фактические действия, не переставая в это время быть органом, поскольку компетенция органа распространяется как на правомерную юридическую, так и фактическую деятельность. Между тем представитель сохраняет свое юридическое качество только при совершении сделок или других дозволенных действий и перестает быть представителем в собственном смысле этого слова при совершении фактических действий. Таким образом, единоличный исполнительный орган юридического лица, выдавая доверенность, передает лицу только право на совершение юридических действий, в связи с чем лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа организации, не вправе своим решением передать другому лицу право на совершение всех фактических действий от имени юридического лица.

Таким образом, образование временного исполнительного органа должно осуществляться учредителем или органом юридического лица, уполномоченным на основании нормативных правовых актов Российской Федерации на совершение таких действий. Поэтому не основаны на законе ситуации, когда принятие исполнения обязанностей происходит "автоматически", т.е. в случае, если должностные инструкции, локальные акты организации указывают, какое должностное лицо замещает лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, при его временном отсутствии. В связи с этим если законом или учредительными документами не предусмотрен институт временного исполнения обязанностей руководителя и не определен порядок назначения исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа юридического лица, то лицо, действующее в таком качестве, выполняет функции единоличного исполнительного органа неправомерно.

По данному вопросу судебная практика противоречива.

Например, согласно Определению ФАС Московского округа от 24 февраля 1999 г. по делу N КГ-А40/253-99, кассационная жалоба одного акционерного общества была оставлена без рассмотрения, поскольку она была подписана неуполномоченным лицом - вице-президентом общества, а такой должности уставом данного юридического лица не было предусмотрено. Имеющийся же в материалах судебного дела приказ президента о возложении своих обязанностей в случае временного отсутствия на вице-президента акционерного общества является незаконным, так как вопрос назначения исполняющего обязанности президента общества относится к компетенции общего собрания акционеров, а не президента общества.

В Постановлении от 9 января 2004 г. по делу N КГ-А41/10211-03 Федеральный арбитражный суд Московского округа счел невозможным принятие отказа от кассационной жалобы, подписанного исполняющим обязанности генерального директора закрытого акционерного общества, который действовал на основании приказа генерального директора, так как единоличный исполнительный орган акционерного общества назначается решением общего собрания, а полномочия и случаи исполнения его обязанностей другими лицами уставом общества не предусмотрены.

В судебной практике справедливо признаются полномочия исполняющего обязанности, которому была выдана соответствующая доверенность, хотя, по сути, здесь речь идет не о временно исполняющем обязанности, а о представителе (Постановление ФАС Московского округа от 30 декабря 2005 г. N КГ-А40/13060-05), а также исполняющего обязанности, которому доверенность хотя и не выдавалась, но решение о назначении которого было принято тем же органом юридического лица, в чьей компетенции находилось избрание единоличного исполнительного органа общества (Постановление ФАС Московского округа от 8 ноября 2005 г. N КГ-А40/10707-05).

Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем Постановлении от 24 марта 1998 г. N 6813/97 <5> указал, что назначение директором товарищества с ограниченной ответственностью на время своего отпуска другого работника исполняющим обязанности директора данного юридического лица не противоречит ни закону, ни уставу товарищества, поскольку устав такой организации не предусматривает ограничений полномочий директора по заключению каких-либо гражданских и трудовых договоров. Представляется, что с такой позицией Высшего Арбитражного Суда РФ вряд ли можно согласиться. Дело в том, что вопросы назначения или прекращения полномочий директора товарищества (как единоличного исполнительного органа юридического лица) в силу закона отнесены к компетенции высшего органа товарищества - общего собрания. В связи с этим, на наш взгляд, такое решение директор принимать был не вправе.

<5> Вестник ВАС РФ. 1998. N 7.

В другом своем Постановлении от 30 марта 1999 г. N 488/99 Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что лицо, исполняющее обязанности президента акционерного общества, назначенное на свою должность не решением общего собрания акционеров (как это предусмотрено законодательством Российской Федерации и уставом данного акционерного общества), а решением совета директоров вправе исполнять обязанности президента общества, поскольку такое назначение осуществлено полномочным органом юридического лица <6>. На наш взгляд, и этот вывод Высшего Арбитражного Суда РФ является не основанным на законе: если в силу прямого указания закона и учредительных документов акционерного общества назначение лица президентом общества отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров (как следует из материалов указанного судебного дела), то такой вопрос не может быть предметом рассмотрения совета директоров. Следовательно, назначая президента общества, совет директоров превысил свои полномочия.

<6> Хозяйство и право. 2001. N 1.

По указанным причинам нельзя согласиться с позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, сформулированной в Постановлении от 23 декабря 1997 г. N 5589/97, о законности распоряжения генерального директора акционерного общества, в котором он назначает на время своей командировки исполняющим обязанности генерального директора заместителя генерального директора общества <7>.

<7> Вестник ВАС РФ. 1998. N 5.

К сожалению, данная позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ зачастую разделяется и нижестоящими судами (см., например, Постановления ФАС Московского округа от 26 марта 2003 г. N КГ-А40/1501-03 и от 19 декабря 2002 г. N КГ-А40/8026-02, Восточно-Сибирского округа от 20 декабря 2001 г. N А19-7843/01-5-Ф02-3128/01-С1).

Следует согласиться с мнением И.С. Шиткиной <8>, что такая позиция судебных органов - следствие сложившегося еще со времен социалистического хозяйствования делового оборота. Но если для социалистических предприятий, не занимавшихся, по сути, хозяйственной деятельностью и не рисковавших вкладами участников, такая практика не была критичной, для современных хозяйственных обществ она неприемлема.

<8> Шиткина И.С. Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового положения единоличного и членов коллегиального исполнительного органов // Хозяйство и право. 2007. N 2. С. 59.

Вместе с тем нередко возникает вопрос: кто может быть назначен исполняющим обязанности единоличного исполнительного органа юридического лица? Ответ на него зависит от организационно-правовой формы юридического лица, так как в некоторых видах организаций существуют ограничения на замещения должности руководителя. Например, в соответствии с п. 4 ст. 14 Федерального закона "О производственных кооперативах" в производственных кооперативах председатель кооператива избирается из числа его членов, следовательно, исполняющий обязанности председателя кооператива также должен являться членом данного кооператива.

Говоря о полномочиях лица, временно исполняющего функции единоличного исполнительного органа организации (в частности, исполняющего обязанности генерального директора), назначенного на эту должность в установленном порядке, следует признать, что он обладает полномочиями единоличного исполнительного органа юридического лица в полном объеме.

Подтверждением данного вывода служит решение Арбитражного суда города Москвы от 27 сентября 2004 г. по делу N А40-37783/04-17-418. Суть дела состоит в том, что внешний управляющий государственного предприятия обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными распоряжений Министерства имущественных отношений РФ о закреплении недвижимого имущества, ранее принадлежавшего этому государственному предприятию, за государственным образовательным учреждением, ссылаясь на то, что исполняющий обязанности генерального директора, согласовавший проекты этих распоряжений, был не вправе совершать подобные действия, поскольку он не является органом юридического лица. Суд не согласился с данным выводом заявителя, так как исполняющим обязанности генерального директора лицо было назначено собственником имущества государственного предприятия и оно фактически являлось таким руководителем, т.е. применительно к требованиям п. 1 ст. 53 ГК РФ - единоличным исполнительным органом, поэтому такое лицо не могло иметь объем прав и обязанностей руководителя меньший, чем генеральный директор, назначенный в порядке, предусмотренном уставом предприятия. Данное решение суда было признано законным и обоснованным Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 декабря 2004 г. N 09АП-5022/04-АК и Постановлением ФАС Московского округа от 9 марта 2005 г. N КГ-А40/1542-05 <9>.

<9> Архив Российского государственного социального университета.

В соответствии с Постановлением ФАС Поволжского округа от 4 августа 2005 г. N А65-15213/04-СГ1-30/13 назначение лица временным исполнительным органом акционерного общества (исполняющим обязанности генерального директора) свидетельствует о том, что лицо осуществляло текущую деятельность такого юридического лица в пределах компетенции единоличного исполнительного органа, поскольку Уставом общества компетенция временного органа (директора) не ограничена.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 марта 1998 г. N 6813/97 также сделан вывод о том, что исполняющий обязанности директора товарищества с ограниченной ответственностью имеет такой же объем полномочий, как и директор данного товарищества.

Поэтому объем прав и обязанностей лица, временно исполняющего обязанности, может быть изменен только в порядке, в котором изменяются права и обязанности единоличного исполнительного органа. Единоличный исполнительный орган не вправе своим приказом или доверенностью изменять объем прав и обязанностей лица, временно исполняющего его обязанности. Указанный вывод подтверждается и материалами судебно-арбитражной практики (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 8 февраля 2001 г. N КГ-А41/110-01).