Мудрый Юрист

Принципы третейского разбирательства

Кашина М., аспирантка кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.

Известно, что определенные принципы присущи как праву в целом, так и каждой его составляющей. В этих основных идеях с наибольшей полнотой проявляются сущность, содержание и специфика права, благодаря им уточняются смысл и пределы действия тех или иных норм, восполняются пробелы действующего законодательства. Поэтому совершенно очевидно, что основные принципы третейского разбирательства имеют особое значение.

Изучению данного вопроса с середины XX в. было посвящено достаточно публикаций. Принципы третейского разбирательства рассматривались через призму основных идей общественного разбирательства и нередко говорилось о том, что четкое нормативное закрепление их, несомненно, способствовало бы дальнейшему развитию и совершенствованию несудебных форм правовой защиты <1>.

<1> См., например: Юдельсон К.С. Советское гражданское процессуальное право. М., 1965. С. 441; Гурвич М.А. Советский гражданский процесс. М., 1967. С. 405; Воложанин В.П. Несудебные формы разрешения гражданско-правовых споров. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1974. С. 50 - 56.

Однако прямое нормативное закрепление в современном российском законодательстве принципов третейского разбирательства как основополагающих начал осуществления третейскими судами своей деятельности стало новеллой в правовой системе нашего государства лишь с принятием Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" <2>.

<2> Российская газета. 2002. 27 июля.

Статья 18 этого Закона к таким принципам отнесла: законность, конфиденциальность, независимость и беспристрастность третейских судей, диспозитивность, состязательность и равноправие сторон.

В Законе не содержится подробного описания этих принципов, их смысл раскрывается при полном анализе текста данного правового акта, в том числе в сравнении с другими законодательными актами.

Однако настоящая статья посвящена также принципам, которые в равной степени являются основополагающими началами осуществления деятельности третейскими судами, но не перечисляются в ст. 18 указанного Закона.

Эти специфические принципы третейского разбирательства выводятся в целом из содержания различных норм, регламентирующих данный правовой институт.

Исследование этого вопроса представляется, с одной стороны, крайне интересным и актуальным, а с другой - весьма неоднозначным и многоплановым, поскольку, несмотря на многообразие предлагаемых точек зрения, по поставленному вопросу не существует четкой и однозначной доктрины. Во-первых, это обусловлено наличием широких научных дебатов по поводу понятия, содержания и классификации правовых принципов как таковых, а во-вторых, отсутствием единой точки зрения относительно места третейского разбирательства в системе российского права.

Автором настоящей работы под принципами права в целом понимаются "выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни. Принципы - это то, что пронизывает право, выявляет его содержание в виде исходных, сквозных "идей", главных его начал, нормативно-руководящих положений" <3>.

<3> Алексеев С.С. Проблемы теории права. Основные вопросы общей теории социалистического права. Курс лекций: В 2 т. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 102.

Сущность же основных идей третейского разбирательства во многом определяется местом исследуемого правового института в системе российского права. Этот аспект проблематики также продолжает оставаться дискуссионным и, вполне возможно, будет окончательно разрешен лишь по прошествии определенного времени. Однако анализ имеющихся публикаций позволил сделать вывод о наличии как минимум четырех основных точек зрения по данному вопросу.

  1. Третейское разбирательство по своей правовой природе является правовым институтом гражданского материального права <4>.
<4> См., например: Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997. С. 66; Комаров В.В. Международный коммерческий арбитраж. Харьков, 1995. С. 9.
  1. Третейское разбирательство является правовым институтом гражданского процессуального права <5>.
<5> См., например: Курочкин С.А. Третейское разбирательство гражданских дел в Российской Федерации: теория и практика. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 104; Морозов М.Э., Шилов М.Г. Правовые основы третейского разбирательства. Новосибирск: Издательство "Сибпринт", 2002. С. 24.
  1. Третейское разбирательство является самостоятельным структурным элементом в системе российского права <6>.
<6> См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Т. 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс. М., 2001. С. 285.
  1. Третейское разбирательство представляет собой специфический комплексный правовой институт, содержащий в себе нормы нескольких отраслей права <7>.
<7> См.: Попов М.А. Теоретические и практические проблемы российской модели регулирования деятельности третейских судов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2002. С. 11.

В.Н. Тарасовым предлагается даже выделение самостоятельной отрасли - третейского процессуального права <8>.

<8> См.: Тарасов В.Н. Третейский процесс: Учебное пособие. СПб.: СППДТС, 2002. С. 29 - 34.

По нашему мнению, говорить о возможности выделения самостоятельной отрасли - третейского права или третейского процессуального права - несколько преждевременно. Несмотря на специфический характер, достаточную обособленность данной сферы общественных отношений, наличие специального законодательного акта и самостоятельных принципов, предмет и методы правового регулирования третейского разбирательства все-таки не являются суверенными. Именно поэтому более верной представляется точка зрения, согласно которой "третейское разбирательство можно охарактеризовать как комплексный правовой институт, источниками которого являются нормы как материального, так и процессуального права" <9>, чье "процессуальное содержание и форма (судебная защита субъективного права либо законного интереса) определяются системой частных гражданских правоотношений: соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда (compromissum) и правоотношение сторон с третейскими судьями/третейским судом (receptum arbitri). "Процессуальность" исследуемого института заключается в наличии особой процессуальной формы третейского разбирательства" <10>.

<9> Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 105, 121.
<10> Новиков Е.Ю. К вопросу о правовой природе третейского разбирательства // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002 - 2003. N 2 / Под ред. В.В. Яркова. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. ун-та, 2004. С. 310 - 312.

В то же время нельзя отрицать, что третейское разбирательство в Российской Федерации - это юрисдикционная деятельность квазисудебного органа (эта "процессуальность юрисдикционной деятельности стала, по существу, общепризнанной" <11>), поэтому доминирующую роль в регламентирующих данную деятельность нормах играют нормы именно процессуального характера. В связи с чем, безусловно, анализ принципов третейского разбирательства невозможно провести без соотношения их с принципами гражданского и арбитражного процесса.

<11> Зейдер Н.Б. Предмет и система гражданского процессуального права // Правоведение. 1962. N 3. С. 81.

Соотношение принципов гражданского и арбитражного процесса с принципами третейского разбирательства видится многими правоведами по-разному. Так, например, О.Ю. Скворцов рассматривает их как однопорядковые, хотя и тесно связанные между собой явления <12>; С.А. Курочкин полагает, что правильным будет рассматривать данные принципы как общее и особенное <13>. По мнению В.М. Семенова, принципы гражданского процессуального права могут быть использованы и для развития принципов разбирательства гражданских споров в третейском суде, но и здесь эти идеи превратятся в самостоятельные принципы <14>.

<12> См.: Скворцов О.Ю. Указ. соч. С. 117.
<13> См.: Курочкин С.А. Понятие и система принципов третейского разбирательства // Информационно-правовая система "КонсультантПлюс".
<14> См.: Семенов В.М. Понятие и система отраслевых принципов советского гражданского процессуального права // Краткая антология уральской процессуальной мысли: 55 лет кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии / Под ред. В.В. Яркова. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 2004. С. 201.

По нашему мнению, исходя из положений, что третейское разбирательство - это специфический комплексный или межотраслевой институт, стоящий на стыке как минимум трех отраслей права - гражданского права и гражданского и арбитражного процесса, и принципы данного института следует рассматривать именно в этой плоскости.

В связи с этим третейскому разбирательству как структурной единице в системе российского права присущ целый ряд принципов. Часть из них, например принцип законности, являются общеправовыми. Принцип диспозитивности, безусловно, носит межотраслевой характер, так как применительно к исследуемому институту содержит в себе характеристики не только процессуального, но и материального права. Такие принципы, как независимость и беспристрастность третейских судей, состязательность и равноправие сторон, также с выделением в самостоятельную отрасль арбитражного процесса носят межотраслевой характер. А вот конфиденциальность и ряд других основных идей, о которых будет сказано несколько позже, по нашему мнению, являются специфическими институциональными принципами исключительно третейского разбирательства. Поэтому представляется более верным, что и в соотношении с принципами гражданского и арбитражного процесса их следует рассматривать не как "независимые и самостоятельные", "одноименные", "те же" или "такие же". По нашему мнению, институту третейского разбирательства, как и любому другому относительно обособленному элементу в системе российского права, безусловно, присущи некоторые общеправовые и межотраслевые принципы, которые в исследуемом институте приобретают некую специфику в своем содержании.

В целом взаимосвязанность и взаимообусловленность правовых принципов являются одними из основных их признаков. "Взаимосвязь эта основана на близости регулируемых общественных отношений, она аналогична системной зависимости института от отрасли права. В то же время это не умаляет самостоятельного значения принципов отдельных институтов и их роли по сравнению с отраслевыми или межотраслевыми принципами" <15>.

<15> Семенов В.М. Указ. соч.

Принципы любой сферы действия, в том числе принципы правовых институтов, являются одним из объективных показателей, выделяющих данное правовое явление в качестве самостоятельного. Наряду с другими показателями они характеризуют то особое место в правовой системе, которое занимает тот или иной правовой институт, представляют собой ориентир, позволяющий с достаточной полнотой раскрыть его содержание, определить линии юридической практики при реализации соответствующих правовых норм.

В то же время следует отметить, что далеко не все, а только самые значимые правовые институты обладают своими, присущими только им, специфическими правовыми принципами, равно как и не в каждом институте, как совершенно верно отмечено С.Л. Дегтяревым, можно выделить более одного-двух "чистых" институциональных принципов <16>.

<16> Дегтярев С.Л. К вопросам о принципах доказательственного права // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2001. N 1 / Под ред. проф. В.В. Яркова. М.: Издательство "Норма", 2002. С. 340.

Как уже было изложено выше, принципы третейского разбирательства перечислены в ст. 18 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", к составу которых законодателем были отнесены следующие основные идеи: законность, конфиденциальность, независимость и беспристрастность третейских судей, диспозитивность, состязательность и равноправие сторон. Ряд авторов, например В.В. Прохоренко, анализируя состав принципов третейского разбирательства, ограничиваются лишь выделением принципов, указанных в ст. 18 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" <17>.

<17> Прохоренко В.В. Третейские суды в России. Вводный комментарий. Нормативные документы. Екатеринбург: Издательство АМБ, 2002. С. 17 - 18.

Однако, по мнению большинства ученых, этот перечень не является исчерпывающим и к принципам третейского разбирательства в равной степени можно также отнести и другие основные идеи. В то же время состав и систематизация этих основных идей третейского разбирательства предлагается этими правоведами в различных вариациях.

Е.Ю. Новиков, например, подразделяет принципы третейского разбирательства на общие принципы судопроизводства по гражданским делам (принципы законности, неограниченности и неотъемлемости права на судебную защиту, диспозитивности и состязательности) и на специальные принципы третейского разбирательства (принципы процессуального формализма, судейской истины, судебного руководства процессом и допустимости арбитрирования, фидуциарности, свободы договора, ограничения ответственности государства за третейское разбирательство и независимости третейского суда от государственных судебных органов, принципы языка третейского разбирательства, конфиденциальности и нечетного состава третейского суда) <18>.

<18> См.: Новиков Е.Ю. Указ. соч.

В.Н. Тарасов полагает, что принципы третейского разбирательства во многом совпадают с принципами, присущими процессуальным отраслям российского права (принципами независимости судей, законности, процессуального равенства прав граждан и организаций, состязательности и диспозитивности). Однако третейскому процессу присущи также и свои специфические принципы, как то: добровольность обращения в третейский суд, автономность третейского соглашения, безотзывность третейского соглашения, назначение третейского судьи (судей) сторонами, простота и оперативность, конфиденциальность, компетенция компетенции и окончательный характер третейского решения <19>.

<19> См.: Тарасов В.Н. Указ. соч. С. 46 - 55.

С.А. Курочкиным построение принципов третейского разбирательства дифференцируется на две группы - принципы, действующие как в государственном гражданском судопроизводстве, так и в третейском разбирательстве (принципы законности, независимости и беспристрастности третейских судей, процессуального равенства (равноправия) сторон, состязательности, диспозитивности и др.), и специфические принципы третейского разбирательства (принципы быстроты, простоты, экономичности и оперативности третейского разбирательства (принцип процессуальной экономии), добровольности обращения в третейский суд (принципы свободы договора, добровольности волеизъявления, договорности), компетенции компетенции, языка третейского разбирательства, конфиденциальности (непубличном характере разбирательства споров в третейском суде), автономности третейского соглашения, безотзывности третейского соглашения, автономии воли сторон) <20>.

<20> См.: Курочкин С.А. Понятие и система принципов третейского разбирательства // Информационно-правовая система "КонсультантПлюс".

По мнению М.Э. Морозова и М.Г. Шилова, некоторые принципы государственного судопроизводства являются одновременно и принципами третейского разбирательства, среди которых выделяются принципы диспозитивности, равенства перед законом и судом, независимости судей, непосредственности судопроизводства, неизменности состава суда, конфиденциальности <21>.

<21> См.: Морозов М.Э., Шилов М.Г. Указ. соч. С. 18 - 20.

Некоторыми авторами принципы третейского разбирательства рассматриваются в рамках принципов, на которых в будущем в целом "должна строиться альтернативная система. Это независимость и беспристрастность лиц, осуществляющих урегулирование спора, диспозитивность, равноправие сторон, конфиденциальность, быстрота", либо предлагается также применение принципов маркетинга к третейским судам, чья деятельность рассматривается в качестве рынка услуг по разрешению правовых споров <22>.

<22> Радченко В.А. Социально-экономические и организационно-методические предпосылки развития альтернативного разрешения споров. Ростов-на-Дону, 2000. С. 16; Гаврилов А.П. Вопросы маркетинговой стратегии в деятельности третейских судов // Развитие альтернативных форм разрешения правовых конфликтов. Ч. II / Под ред. М.В. Немытиной. Саратов, 2000. С. 161 - 173; Носырева Е.И. Соотношение правосудия и альтернативных процедур разрешения споров // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции / Кубан. гос. ун-т. Краснодар, 2002. С. 197.

По нашему мнению, для выделения и исследования принципов третейского разрешения споров следует придерживаться двух важнейших постулатов. Во-первых, совпадение ряда основных принципов судебного и общественного разбирательства не означает полной их тождественности; и во-вторых, задача юридической науки состоит не в "примысливании" принципов права, а в выявлении их объективного существования.

Исходя из этого, по нашему мнению, к специфическим или институциональным принципам третейского разбирательства можно отнести следующие: