Мудрый Юрист

Правосудный и нормотворческий аспекты действия решений и правовых позиций конституционного суда РФ во времени

Гончаров М.В., заместитель директора по научной работе Института юстиции Уральской государственной юридической академии, старший преподаватель кафедры конституционного права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук.

Проблема природы, действия и правовых последствий решений Конституционного Суда РФ уже не первый день поднимается в научной среде. Значимость и многогранность деятельности Конституционного Суда РФ являются бесспорными фактами российской правоприменительной действительности.

О важности решений Конституционного Суда РФ и его правовых позиций можно судить исходя из таких показателей, как: объем обращающихся в Конституционный Суд РФ; объем дел, рассматриваемых Конституционным Судом РФ; объем сфер законодательства (отраслей права), в которых ощутимо регулирующее воздействие решений Конституционного Суда РФ; значительное внимание к Конституционному Суду РФ и его решениям со стороны органов государственной власти (довольно частое обращение в Суд ряда органов государственной власти и должностных лиц с целью восстановления конституционной законности либо с целью получения дополнительной легитимации отдельных государственно-властных решений); признание особой роли Конституционного Суда РФ высшими судебными инстанциями государства (Верховным Судом РФ и Высший Арбитражным Судом РФ). Последний показатель стоит особняком в силу того, что практически все правоприменение замыкается на позициях высших судебных инстанций и порой имеет большее значение для всей судебной системы, чем позиция законодателя, выражаемая в нормативных актах.

Вопрос о природе решений Конституционного Суда РФ и его правовых позиций обсуждается давно, и в настоящее время существует целый ряд концептуальных подходов к этой проблеме. Среди наиболее известных подходов можно выделить теорию прецедента; теорию преюдиции; теорию нормативности.

В настоящей работе хотелось бы остановиться на выявлении в решениях и правовых позициях Конституционного Суда РФ элементов нормативности (признаков нормативного акта).

В одном из своих решений Конституционный Суд РФ довольно четко сформулировал ряд элементов понятия "правовая позиция", которые можно обнаружить, только характеризуя нормативные правовые акты.

В Постановлении о толковании ст. 125, 126, 127 Конституции РФ Конституционный Суд РФ сформулировал следующую правовую позицию: "Решения Конституционного Суда РФ, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов" <1>.

<1> Пункт 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 25. Ст. 3004.

Из данного вывода Суда можно выделить следующие признаки решений Конституционного Суда РФ, свойственные также и нормативным правовым актам:

а) действие в отношении неограниченного круга лиц (действие нормативных актов по кругу лиц);

б) действие на всей территории государства (действие нормативных актов в пространстве);

в) неограниченное действие во времени (действие нормативных актов во времени).

Особняком в указанном ряду признаков решений Конституционного Суда РФ и нормативных актов стоит вопрос о действии решений и правовых позиций Суда во времени. В целях соблюдения логики исследования вопроса разделим его на две составляющие: действие решений Суда во времени и действие правовых позиций Суда во времени.

Действие решений Суда во времени. Легально сформулировано следующее правило: "Решение Конституционного Суда Российской Федерации... вступает в силу немедленно после его провозглашения" (ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ"). О какой силе идет речь в Законе? Здесь можно попытаться выделить два подхода.

  1. Компетенционный подход. Если в компетенцию Суда входит проверка на соответствие Конституции РФ других правовых актов, значит, единственное, на что управомочен Суд, это признание соответствующими Конституции РФ правовых актов (и тогда говорить о правовых последствиях решений Конституционного Суда РФ не приходится) или признание не соответствующими Конституции РФ правовых актов (и тогда со стороны Суда происходит лишь признание, выявление юридического факта неконституционности отдельных актов или их частей). В последнем случае речь должна идти именно о выявлении факта неконституционности, а не о придании какому-либо правовому акту свойства неконституционности. Это означает, что юридическая сила решений Конституционного Суда РФ должна состоять только в установлении юридического факта - несоответствия Конституции РФ того или иного правового акта.

Дальнейшие правовые последствия в отношении неконституционного акта должны быть следствием не акта Суда, то есть его решения, а факта неконституционности установленного Судом. Представляется, что именно здесь лежит грань, которую современная правоприменительная система перешла.

Факт неконституционности является фактом, который должен влечь ничтожность неконституционного акта, то есть утрату им своей юридической силы с момента появления в таком акте порока неконституционности. Если неконституционность связана с пороком формы, пороком порядка принятия акта, пороком субъекта принятия акта, пороком содержания, она появляется в акте со дня его принятия. Решение же Конституционного Суда РФ о неконституционности правового акта лишь определяет наличие одного или ряда пороков, влекущих неконституционность. Таким образом, утрата неконституционным актом юридической силы должна связываться с решением Конституционного Суда РФ о неконституционности, но распространяться на весь период действия неконституционного акта (времени присутствия в правовом акте порока неконституционности), то есть, как правило, с момента его принятия.

  1. Нормотворческий подход. При данном подходе речь идет о юридической силе решений Суда как правовых актах и о юридической силе актов, ставших объектами рассмотрения в Конституционном Суде РФ.

Логику сторонников нормотворческого подхода можно представить примерно следующим образом: если решениями Суда устанавливается конституционность или неконституционность правовых актов, что влечет утрату юридической силы таких актов, значит, решениями Конституционного Суда РФ могут разрешаться и вопросы порядка утраты юридической силы рассматриваемых им правовых актов, в том числе и отсрочка утраты неконституционными актами юридической силы.

Действие правовых позиций Суда во времени. В отношении правовых позиций Конституционного Суда РФ ни Конституция РФ, ни Закон о Конституционном Суде РФ вообще не предусматривают возможности их действия. Юридической силой наделяются лишь акты Конституционного Суда РФ, его решения. Между тем Конституционный Суд РФ в одном из своих решений придал правовым позициям характер общеобязательных предписаний и, по существу, поставил их в один ряд с решениями Конституционного Суда РФ <2>. С формально-юридической точки зрения подобный вывод, безусловно, не имеет под собой достаточных правовых оснований.

<2> Положения мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда РФ, сформулированные в резолютивной части этого же постановления, отражают правовую позицию Конституционного Суда РФ и также носят обязательный характер: пункт 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 118-О // СПС "КонсультантПлюс".

Если вообще возможно говорить о действии юридических предписаний как результатов деятельности Конституционного Суда РФ, то говорить мы должны только о решениях Конституционного Суда РФ. О правовых позициях Суда следует говорить только как о частях, элементах решения Суда.

Однако Конституционный Суд РФ придерживается практически кардинально иной позиции, в соответствии с которой правовые позиции Суда имеют собственное юридическое значение и назначение. И более того, ни Конституция РФ, ни Закон о Конституционном Суде РФ не допускают изменения или отмены решений Конституционного Суда РФ в противовес допускаемого Судом изменения правовых позиций. Ситуация, когда изменение части целого (правовой позиции) не влечет изменения самого целого (решения), вряд ли соответствует правилам формальной логики.

Другим важным вопросом действия решений и правовых позиций Конституционного Суда РФ во времени является вопрос о действии актов Суда на будущее время и об обратной силе. В отсутствие законодательного решения указанного вопроса Конституционным Судом РФ были установлены несколько следующих правил.

  1. Общее правило действия решений и правовых позиций Конституционного Суда РФ во времени - по делам о признании неконституционным какого-либо акта юридическим последствием решения Суда является утрата таким актом силы на будущее.

Юридическим последствием решения Конституционного Суда РФ о признании неконституционными акта или его отдельных положений либо акта или его отдельных положений с учетом смысла, который им придан сложившейся правоприменительной практикой, является утрата ими силы на будущее время. Это означает, что с момента вступления в силу решения Конституционного Суда РФ такие акты не могут применяться и реализовываться каким-либо иным способом <3>.

<3> Абзац 2 пункта 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 243-О // СПС "КонсультантПлюс".

Моментом утраты юридической силы в общем порядке является момент провозглашения решения Конституционного Суда (ч. 1 ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ", абз. 5 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О).

  1. Обратная сила решений Конституционного Суда РФ возможна в делах по обращениям граждан или их объединений, а также в отношении неисполненных решений. "Обратной силой постановление Конституционного Суда РФ обладает в отношении дел обратившихся в Конституционный Суд РФ граждан или объединений граждан (организаций), а также в отношении неисполненных решений, вынесенных до принятия этого постановления" <4>.
<4> Абзац 3 пункта 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 243-О // СПС "КонсультантПлюс".
  1. Обратная сила решений Конституционного Суда РФ в отношении лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства. "Правоприменительные решения, основанные на признанном неконституционным акте, по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подлежат пересмотру в установленных федеральным законом случаях. Это касается как не вступивших, так и вступивших в законную силу, но неисполненных или исполненных частично решений. Такой пересмотр, однако, не может производиться без надлежащего волеизъявления заинтересованных субъектов и учета требований отраслевого законодательства" <5>.
<5> Абзац 2 пункта 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.
  1. Специальный порядок вступления в силу решений Конституционного Суда РФ. "Согласно пункту 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" в постановлении Конституционного Суда РФ - в зависимости от характера рассматриваемого вопроса - может быть определен порядок его вступления в силу, а также порядок, сроки и особенности исполнения. В случае если такие специальные условия в постановлении не оговорены, действует общий порядок" <6>.
<6> Абзац 4 пункта 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.
  1. Разновидностью специального порядка вступления в силу решений Конституционного Суда является отсрочка исполнения решения Суда. "Исходя из цели обеспечения баланса конституционно значимых интересов и недопустимости нарушения прав и свобод других лиц при осуществлении прав и свобод человека и гражданина (статья 17, часть 3, Конституции РФ), Конституционный Суд РФ может определить и особенности реализации части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ", в том числе путем отсрочки исполнения постановления Конституционного Суда РФ, обусловленной, в частности, необходимостью обеспечивать стабильность правоотношений в интересах субъектов права" <7>.
<7> Абзац 6 пункта 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.

Подводя итог предшествующему изложению, можно сделать ряд следующих выводов.

Во-первых, институт действия решений и правовых позиций Конституционного Суда РФ во времени основан во многом на правотворческой практике Конституционного Суда РФ.

Во-вторых, решения и правовые позиции Конституционного Суда РФ в соответствии с его практикой имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа.

В-третьих, Конституционный Суд РФ как субъект, обладающий правом на принятие правовых актов, обладает практически дискреционными полномочиями при вынесении решений и формулировании правовых позиций, что, в частности, проявляется в правотолковательной природе деятельности Суда и в его праве изменять собственные правовые позиции, исходя из формально не определенного и, как следствие, крайне оценочного критерия изменения правовых позиций - "развивающегося социально-исторического контекста" и "социально-правовых условий" <8>.

<8> Абзац 7 пункта 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" в связи с жалобами ряда граждан" // СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 336.

В-четвертых, Конституционный Суд РФ как субъект, обладающий правом на принятие правовых актов, обладает, по существу, дискреционными полномочиями по определению времени действия своих решений, в том числе придания им обратной силы или установления возможности их действия только на будущее, а также по определению времени действия актов, признаваемых Судом неконституционными.

В-пятых, учитывая указанные выше выводы, можно констатировать, что практика конституционного судопроизводства в Российской Федерации движется в направлении постепенного формирования статуса Конституционного Суда РФ как нормотворческого органа государственной власти, чьи решения обладают большей юридической силой, нежели акты федерального законодателя.