Мудрый Юрист

Основное условие формирования преступной направленности поведения человека

Петин И.А., доцент кафедры уголовного права ФГОУ ВПО ОГАУ, член РАЮН, кандидат юридических наук.

Преступное поведение в целом всегда преследует или вызывается определенным или опосредованным, осознанным либо неосознанным интересом или состоянием человека в целом. Потому и эффективное предупреждение преступлений возможно на стадии формирования соответствующего интереса или состояния. К этой стадии вполне можно применить синергетический метод познания, учитывающий и генетическую составляющую поведения, и психологическую, и социальную, и экономическую. В любом из перечисленных компонентов просматриваются философские основания поведения человека, формируемое у него мировоззрение, т.е. те или иные представления о мироустройстве. Поэтому именно миропонимание индивида является тем системным фактором, который способен как объединить и объяснить различные составляющие поведения человека, так и ориентировать последнее в позитивном направлении.

Исследуя психические характеристики личности, генетик В. Колпаков из Сибирского отделения Академии наук отметил, что "генетическое участие в формировании преступного поведения есть, оно просматривается" <1>. Действительно, жизнь человека вообще и его зарождение без информации невозможны. Жизнь заключена и передается в том числе через гены. "У всех живых организмов сходные системы осуществляют сначала транскрипцию (переписывание), а затем трансляцию (перевод) генетической информации, хранящейся в генах" <2>. Гены организма по своему содержанию осуществляют не что иное, как прием-передачу информации. Поэтому очевидным представляется, что ребенку передается информация не только о конституции своих родителей, но и иного рода, т.е. психологического характера в силу взаимосвязи психического и физического устройства человека. Таким образом, в частности, происходит материализация идей, а также отражение в реальности поступков индивида. Следовательно, основы существующих у человека моделей поведения (в рассматриваемой ситуации - преступных), закладываются еще через гены родителей и затем формируются или доводятся до их действительного состояния в социальном окружении по месту его нахождения. Основное положение при этом заключается в том, что у человека развиваются те способности (уже заложенные в нем), для которых создаются наиболее благоприятные условия, и подавляется развитие способностей, если для последних отсутствуют соответствующие условия.

<1> Лаврин А.П. Хроники Харона. М.: Московский рабочий, 1993. С. 228.
<2> Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика / Под ред. И.В. Равич-Щербо. М.: Аспект Пресс, 2000. С. 55.

Важным для нашей темы является замечание Г. Гегеля о том, что если конкретная "причина потухает в своем действии, тем самым потухает также и действие, ибо оно есть лишь определенность причины" <3>. К тому же, как отметил М.С. Гринберг, чем полнее и тщательнее исследуется отдельное, тем шире просвечивается в этом отдельном общее, более доступное научному наблюдению <4>. И все различия между людьми, по обоснованному мнению Гельвеция, создаются воспитанием в окружающей их среде <5>. В связи с взаимосвязью общих, частных явлений и отражением их в индивидуальном поведении человека В.Н. Кудрявцев обращал внимание на необходимость найти соединительное звено между социальными и индивидуальными явлениями криминологического свойства, между общественными противоречиями и поведением преступников <6>. Исследователь обоснованно предлагал искать данное звено в категории "образ жизни", где пересекаются все линии взаимодействия общества и личности <7>.

<3> Долгова А.И. Взаимодействие и причинность в системе научно-детерминистского подхода к изучению преступности (статья вторая) / Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 35. М.: Юридическая литература, 1981. С. 10.
<4> См.: Гринберг М.С. Техника, издержки научно-технического прогресса и уголовное право / Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 45. М.: Юридическая литература, 1987. С. 52.
<5> См. в кн.: Ильчиков М.З., Смирнов Б.А. Социология воспитания / Институт международного права и экономики. М.: Фирма "Гардарика", 1996. С. 71.
<6> См.: Кудрявцев В.Н. О соединительном звене в криминологической теории: методология и методика прикладных криминологических исследований // Сборник научных трудов Иркутского университета. Иркутск, 1982. С. 87.
<7> См.: Там же.

Однако первоначальные этапы формирования преступной установки следует выявлять в более ранний период. Так, И.М. Сеченов в свое время указывал на тесную связь между мыслью взрослого и ребенка <8>. При этом сформулированная Б.Ф. Скиннером концепция модификации поведения человека в своей основе имеет положение о том, что при рождении человек представляет собой tabula rasa, на которой лишь впоследствии появляется определенное содержание, т.е. характер, мотивация и цели деятельности, смысл его жизни <9>. С учетом последних научных достижений следует отметить, что роль и значение генетической составляющей поведения человека приводят нас к выводу, что новорожденного если и можно относить к tabula rasa, то в скрытой форме. Поэтому определенное содержание поведения, его характер, мотивация, цели деятельности и смысл жизни человека не появляются, а именно проявляются в процессе социализации.

<8> См.: Сеченов И.М. Психология поведения / Под ред. М.Г. Ярошевского. Вступительная статья М.Г. Ярошевского. М.: Издательство Института практической психологии; Воронеж: НПО "МОДЭК", 1995. С. 219.
<9> См. в кн.: Фокс В. Введение в криминологию. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1985. С. 180 - 181.

А.Д. Бойков говорил, что поведение человека определяется его жизненной ориентацией, социальной установкой и выражается в определенном отношении к социальным ценностям. Эти ценности определяют отношение и к праву <10>. Человек не может отдать то, чего у него нет, или поступить таким образом, какому не обучен. Формирование иного отношения к ценностям ведет к перегруппировке системы ценностей по их приоритетности. На функцию правосознания как регулятора человеческого поведения указывал А.Р. Ратинов <11>. Поскольку личность является и объектом, и субъектом посягательства, то преступное поведение как начинается с индивида, так и заканчивается изменением поведения конкретного лица. Соответствующие ценностные ориентации меняют мотивацию человека, и цепь соответствующих событий разрывается. Поэтому, чтобы изменить характер поведения, необходимо пересмотреть свое мировоззрение и ценностные ориентации. Это положение должно стать определяющим в ходе формирования человека с самого момента его зарождения. Проблему преступного поведения можно решить не изменением мира, а изменением внутреннего отношения к этому миру. Но существующая система воспитания и права, не направленная на отыскание первопричин в самом человеке, искажает реальность при помощи усвоенных оценок и эмоций. Так возникает конфликт интересов, который нередко персонифицируется в образе внешнего врага, препятствия вовне и т.д. А раз так, то снятие противоречия представляется, как правило, путем воздействия на внешние препятствия. При такой установке, указывает Г.Ф. Хохряков, "озлобленность, существующая внутри, принимается за зло, идущее извне" <12>, что является благоприятным фоном развития и реализации преступного поведения.

<10> См.: Бойков А.Д. Научная разработка теории и методики правового воспитания / Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности // Вопросы борьбы с преступностью. N 20. М.: Юридическая литература, 1974. С. 76.
<11> См.: Ратинов А.Р. Некоторые итоги и перспективы психолого-правовых исследований / Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности // Вопросы борьбы с преступностью. N 20. М.: Юридическая литература, 1974. С. 110.
<12> Хохряков Г.Ф. Криминология: Учебник / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Юристъ, 2000. С. 176.

Жизненная ориентация человека в целом определяется воспринятыми им концепцией мироустройства, существующих в нем закономерностей и своего места в нем. При всем многообразии причин, ведущих к определенному миропониманию, представляется необходимым выделить два основополагающих и взаимосвязанных момента, определяющих как допущение у индивида мысли о возможности причинения преступного вреда в целом, так и направленности на выявление причин возникающих проблем во внешней, а не внутренней реальности. Первое обстоятельство усматривается в разделенном, или материальном, мировоззрении человека, а вытекающее из него второе основание скрывается в его вере в возможность случайных событий в жизни.

Именно материальное мировоззрение, игнорирующее нематериальную составляющую мироздания, в частности, в форме психических взаимосвязей и отношений, происходящих через несознательную часть психики индивида, позволяет, во-первых, человеку думать и сознавать себя изолированной, независимой от других лиц и общества в целом единицей. В свою очередь, это приводит к мысли о возможности причинения преступного вреда другим отдельным единицам или обществу в целом. Наконец, разделенное мировоззрение само себя поддерживает дальнейшим разделением, его углублением и расширением в обществе. Оно также нейтрализует взаимосвязь всех людей в обществе, или обратную связь каждого действия, слова и даже мысли (причины) с порождаемыми ими последствиями. Нейтрализация происходит при помощи настолько древнего, насколько и нелепого по своей сути мифа о возможности случайности в этом материальном мире. Однако из ничего невозможно получить что-то. Это противоречит всеобщим законам сохранения энергии, массы, импульса. Более того, подобное отношение или допущение случайности разрушает существующие закономерности мироздания и отбрасывает нас в самые различные виртуальные реальности, создаваемые либо отдельными лицами, либо определенным сообществом. И основное свойство таких виртуальных миров заключается в разрушении системности, взаимосвязанности человека, общества и мира, с одной стороны, теории, законодательства и правоприменительной практики - с другой.

В таких условиях любое жизненное событие будет восприниматься неадекватно его значению и содержанию, а следовательно, необусловленными будут как отношение к нему, так и меры реагирования на него. Очевидным является то, что виртуальные миры и законы никоим образом не отменяют существующие закономерности реальности. Просто преломляясь через мифическую концепцию случайности, системность, взаимосвязанность бытия, одним из проявлений которого является закон подобия (или подобное рождает подобное), получает в сознании, теории или законодательстве самые различные названия, позволяющие скрыть их подлинную природу. Таким образом, причиненный человеком другому лицу, обществу или миру в целом преступный вред в самой различной форме рано или поздно неизменно возвращается к субъекту деяния, но в новообретенной форме несчастного случая, болезни, трагедии своей или близких ему людей и т.д. либо какого-либо преступного посягательства. Ведь у каждого следствия есть свои причины, которые могут быть не только ближними, непосредственными, но и отдаленными, опосредованными через глубинные несознательные части психики. Таким образом, только одна категория случайности приводит к искаженной ориентации поведения человека и, по существу, к непознаваемости мира в целом.

Разделенное мировоззрение довершает свое разрушительное воздействие, приводя человек к мысли о возможности преступной направленности поведения и о допущении безнаказанности за это. При таких обстоятельствах и при наличии сформированных у человека интересов и потребностей говорить о достижении целей наказания, в частности исправления и предупреждения преступлений, представляется даже абсурдным. Меры уголовно-правового принуждения могут лишь оказать внешнее регулирование, но об эффективности воздействия говорит лишь внутреннее регулирование поведения. И последнее становится возможным в результате изменения мировоззрения с материального, разделенного на нематериальное, взаимосвязанное. Неотъемлемым свойством такого мировоззрения будет исчезновение нелепого мифа о случайности, восстановление закономерностей окружающей реальности, внутреннего мира человека и понимание безусловной ответственности каждого его деяния, слова и даже мысли. В свою очередь, изменение отношения к миру, человеку и его поведению, рассмотрение всех явлений реальности как системы приведет к конструктивным изменениям в уголовном законодательстве, согласованности и эффективности его институтов и норм.