Мудрый Юрист

Ликвидация законодателем процессуальной самостоятельности следователя

А.П. РЫЖАКОВ

Сведения об авторе:

Рыжаков Александр Петрович, кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Международного юридического института при Министерстве юстиции РФ, а по совместительству профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, профессор кафедры правовых дисциплин Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого, член редакционной коллегии научно-практического журнала "Правовой аспект", автор более чем 490 публикаций, в том числе 145 книг и 11 CD-rom дисков по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, он же автор учебников по дисциплинам "Уголовный процесс" и "Правоохранительные органы" для высших юридических учебных заведений, постатейных Комментариев к старым и новым УПК РФ (РСФСР), АПК РФ и ГПК РФ (РСФСР). Общий объем публикаций превысил 4350 авторских листов.

Статус следователя отличается от правового положения дознавателя (органа дознания). С одной стороны, ни один из следователей не обладает правом на принятие оперативно-розыскных мер (ст. 40 УПК РФ), хотя такие полномочия имеются у некоторых органов дознания. С другой - следователь наделен такой процессуальной самостоятельностью, которой нет у дознавателя.

Процессуальная самостоятельность следователя заключается в следующем. Прокурор согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ уполномочен требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия. Однако когда следователь не согласен с направленным в его адрес требованием прокурора, он обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа. Последний информирует прокурора об обжаловании следователем его требования и приступает к рассмотрению требования прокурора, а также письменных возражений следователя на указанные требования. По результатам такого рассмотрения руководитель следственного органа дает следователю письменные указания об исполнении указанных требований либо информирует прокурора о несогласии с его требованиями.

Обязательные для исполнения письменные указания следователю вправе давать и руководитель следственного органа. Но у следователя имеются возможности попытаться отстоять свое мнение по наиболее важным вопросам расследования, если указание руководителя следственного органа не обусловлено рассмотрением требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Так, когда непосредственный руководитель следственного органа занимает отличную от подчиненного ему следователя, в производстве которого находится уголовное дело, позицию, он по ряду вопросов не может навязать свое мнение следователю.

Обжалование вышестоящему руководителю следственного органа письменного указания непосредственного начальника следователя, касающегося изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, направления дела в суд или его прекращения, приостанавливает исполнение этого указания до рассмотрения жалобы. В этом случае вышестоящий руководитель следственного органа вправе отменить указание нижестоящего руководителя следственного органа или же отстранить следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ. Данные возможности вышестоящего руководителя следственного органа следуют из перечня общих прав всех руководителей следственных органов.

Однако вынуждены заметить, до создания Следственного комитета при прокуратуре РФ никто (ни прокурор, ни вышестоящий прокурор, ни начальник следственного отдела, ни руководитель другого следственного органа) не имел возможности заставить следователя привлечь по его внутреннему убеждению невиновного в качестве обвиняемого, квалифицировать совершенное преступление не по той статье (части, пункту), по которой он считает необходимым это сделать, вменить в вину обвиняемому те эпизоды преступной деятельности, вина в совершении которых, по мнению следователя, не доказана или, того хуже, доказана невиновность обвиняемого в совершении данных преступлений, избрать меру пресечения либо отменить или изменить меру пресечения, когда следователь убежден в отсутствии фактических оснований принятия такого решения, отказаться от обращения в суд с ходатайством об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, решение о производстве (избрании) которых может принять только суд, прекратить уголовное дело, когда вина обвиняемого в совершении тяжкого (иного) преступления безусловна и даже направить уголовное дело в суд с обвинительным заключением (постановлением о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера), когда следователь убежден в том, что обвиняемый не принимал участия в совершении общественно опасного деяния, которое от следователя потребовали вменить ему в вину.

Сейчас ситуация изменилась. Сама идея, заложенная ранее в институт процессуальной самостоятельности следователя, в действующей правовой формулировке несколько "перегнута" в противоположную от собственно процессуальной самостоятельности следователя сторону. В отличие от ранее действовавшего правила, в настоящее время в законе ничего не сказано о том, что при несогласии с позицией следователя вышестоящий руководитель следственного органа может лишь забрать у следователя уголовное дело и передать его другому следователю. А коль данное правовое положение из УПК РФ убрано, позволим себе предположить, что сейчас вышестоящий руководитель следственного органа вправе "заставить" следователя, обжаловавшего указание своего непосредственного начальника, выполнить любое его письменное уголовно-процессуальное требование.

Более того, для ограничения процессуальной самостоятельности следователя законодателем прямо закреплен запрет обжалования следователем вышестоящему руководителю следственного органа письменного указания его непосредственного руководителя, когда такое указание явилось результатом рассмотрения требования надзирающего прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных данным следователем в ходе предварительного следствия, а также письменные возражения самого следователя на указанные требования. Такого рода письменные указания о принятии процессуального решения и (или) производстве процессуального действия (осуществлении бездействия), вне зависимости от того, каково их содержание, обязательно должны быть исполнены каждым следователем, которому они адресованы.

Итак, настоящий статус следователя отличается от процессуального положения дознавателя, традиционно не наделенного процессуальной самостоятельностью. Но законодатель встал на путь сближения их правового положения. Причем пошел не в сторону увеличения самостоятельности дознавателя, а в направлении ограничения процессуальной самостоятельности следователя и существенного расширения полномочий начальников последнего - руководителей следственных органов.