Мудрый Юрист

Наказание за эвтаназию по уголовному законодательству зарубежных стран: особенности и динамика

Капинус Оксана Сергеевна, доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры РФ, профессор кафедры адвокатуры и прав человека Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, специалист в области уголовного и конституционного права, автор 70 публикаций общим объемом свыше 300 п. л. Основные научные труды: "Убийство: мотивы и цели" (М., 2004); "Эвтаназия как социально-правовое явление" (М., 2006); "Эвтаназия в свете права на жизнь" (М., 2006).

Помимо существенных различий юридических конструкций составов преступлений, охватывающих эвтаназию, имеются значительные различия в размере санкций за это деяние, отражающие господствующие в данном государстве представления о степени его общественной опасности.

Так, по Уголовным кодексам Дании, Исландии, Колумбии, Коста-Рики, Перу, Парагвая, Португалии, Швейцарии убийство по просьбе потерпевшего наказывается лишением свободы сроком до трех лет; Австрии, Германии, Макао, Польши, Сальвадора - до пяти лет; Судана, Японии - до семи лет.

В науке уголовного права последних двух стран преобладает распространенное и в некоторых других странах убеждение, что уголовное наказание должно выполнять главным образом функцию наказания - возмездия, адекватного преступному деянию, за которое возникает моральная ответственность. Однако, в частности, в японском уголовном праве, в уголовно-правовой теории и практике, в общественном движении вокруг проблемы наказания отчетливо выступает и воспитательный подход. Следовательно, в области уголовного права ряда стран имеет место сочетание двух этих тенденций. "Можно сказать, что цель наложения уголовного наказания состоит в специальной превенции и общей превенции. Также можно сказать, что преступление в основе своей является нарушением общественной морали и нравственности, в нем сочетаются субъективный и объективный элементы, в его глубине лежит принцип наказания-возмездия, связывающий уголовное право с моральным осуждением. Уголовное наказание в качестве наказания-возмездия, взывая в сопутствующем плане к нормативному сознанию людей и решая таким образом задачи общей превенции, вносит свой вклад и в побуждение преступника к самоанализу и раскаянию, т.е. в решение задач специальной превенции. Поэтому не следует, насколько возможно, соглашаться с наложением в интересах общей превенции таких тяжких наказаний, которые превышали бы пределы, необходимые для совершившего деяние, для воспитания или социальных гарантий. Очевидно сущностное противоречие обоих подходов, однако они гармонизируются через учет их в уголовной и судебной практике, где в среде реальных институтов они вступают в отношения взаимной поддержки" <1>.

<1> Сугияма Вати. Гэндай хогаку гайрон. С. 184 - 185.

Вообще в законодательстве превалирующего числа стран отсутствует определение понятия и целей наказания. Так, в УК Франции отсутствует общее определение наказания, его сущности и целей, а устанавливается лишь система наказаний, которые могут быть назначены за совершение преступлений, проступков и нарушений. В Англии нет ни одного законодательного акта, в котором были бы сформулированы общие принципы, понятие и цели наказания. В то же время законы, принятые в последние десятилетия, свидетельствуют о напряженной работе в этой области, о попытках выработать, опираясь на традиционные понятия, новые подходы и принципы назначения и исполнения наказаний за уголовные преступления. В этих законах на первое место выдвигается принцип справедливого воздаяния, устрашения и защиты общества от вреда, причиняемого преступлением <1>.

<1> Уголовное право зарубежных стран. Общая часть / Под ред. И.Д. Козочкина. М., 2003. С. 82.

Уголовные законодательства Италии и ФРГ аналогично не содержат понятия наказания, не регламентируют и его цели.

Как было отмечено, в некоторых странах ответственность за пассивную форму эвтаназии ничуть не строже, нежели за ее активную форму. Так, за пассивную эвтаназию в виде оказания помощи в самоубийстве (если оно повлекло смертельный исход) виновному грозит: по УК Испании - до пяти лет; по УК Колумбии и Бразилии - до шести лет; по УК Венесуэлы и Республики Корея - до десяти лет; по УК Италии и Канады - до четырнадцати лет лишения свободы.

По УК Азербайджана то же деяние карается исправительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

Не предусмотрено нижнего предела в санкциях соответствующих статей УК Греции, Грузии, Исландии, Макао, Парагвая, Перу, Португалии, Судана.

В отдельных странах, скорее как исключение из общего правила, в ряде случаев вопрос о наказуемости эвтаназии законодатель оставляет на усмотрение правоприменителя (Боливия, Польша, Уругвай).

Так, например, согласно ст. 150 УК Польши "лицо, убившее человека по его требованию и под влиянием сочувствия к нему, подлежит наказанию лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет, однако в исключительных случаях суд может применить чрезвычайное смягчение наказания и даже отказаться от его исполнения".

Некоторые судьи полагают, что для наступления уголовной ответственности необходимо не только совпадение фактического и юридического элемента, но и наличие, как говорят в Англии, существенного вклада в причинение смерти, или существенной причины смерти. Это означает, что действие обвиняемого должно явиться существенным или серьезным, а не ничтожным или минутным.

Прецедент, которым в данном случае руководствуются английские судьи, был сформулирован в 1957 г. Рассматривая дело врача, который для облегчения страданий пациента применял лекарство, в определенной степени укорачивающее его жизнь, лорд Девлин отметил следующее: "Если жизнь человека стала короче на недели или месяцы, то речь идет о тяжком убийстве, как если бы она сократилась на годы. Однако это не означает, что врач, облегчая страдания, должен просчитывать по минутам или даже, возможно, по дням либо неделям воздействие лекарства на пациента. И если первейшая цель медицины - сохранение жизни - не может быть достигнута, врач имеет право сделать все для облегчения боли и страдания даже в том случае, когда предпринятые меры могут случайно сократить жизнь" <1>.

<1> Adams (1957). Crim LR 365.

В силу того что в некоторых странах довольно распространены случаи квалификации эвтаназии как помощи в самоубийстве, мы сочли целесообразным рассмотреть вопрос о наказании за данное деяние.

Наказание за помощь в самоубийстве <1>

<1> В большинстве УК уголовная ответственность за подстрекательство и помощь в самоубийстве предусматривается в рамках одного состава. Однако в контексте темы исследования нас в основном интересует помощь в самоубийстве, а не подстрекательство к нему, поэтому мы акцентируем внимание именно на ней.

Только подстрекательство (без помощи) к самоубийству уголовно наказуемо во Франции (ст. 223-13).

Наиболее сурово соответствующие деяния караются в странах английского общего права: в одних из них санкция составляет до 14 лет заключения (Англия и Уэльс, Канада, Кирибати, Соломоновы острова, Тувалу), в других - до пожизненного лишения свободы (Бруней, Вануату, Замбия, Нигерия, Самоа, Тонга, Уганда) <1>.

<1> Представляется более гуманным заменить обязательное пожизненное тюремное заключение на наказание в виде пожизненного тюремного заключения с фиксированным пределом, что позволило бы судам, как и в случаях, предусмотренных для других преступлений, иногда назначать более мягкое наказание.

В Малайзии смертная казнь предусмотрена за пособничество в самоубийстве ребенку или душевнобольному.

Особо следует остановиться на назначаемом за помощь в самоубийстве обязательном пожизненном заключении (равно как и за тяжкое убийство), цель которого состоит не только в предупреждении преступлений и устрашении преступников, но и в успокоении общества, опасающегося людей, совершивших столь тяжкие преступления. Действительно, убийство является тяжким преступлением, хотя побуждения виновных и обстоятельства его совершения могут быть совершенно различны. Безусловно, существует разница между убийством тяжелобольного человека, совершенным из милосердия его близким родственником, и убийством из корыстных побуждений, однако, к примеру, английский уголовный закон не устанавливает дифференциации наказаний в случае совершения умышленного убийства.

Вместе с тем приговор об обязательном пожизненном тюремном заключении не всегда означает нахождение осужденного в тюрьме до конца жизни. Осужденный может быть освобожден под надзор по разрешению высших органов юстиции государства.

Весьма длительные сроки и максимальные сроки заключения за содействие самоубийству предусмотрены также в Италии (до 16 лет в особо тяжких случаях), на Мальте (12 лет), в Андорре (до 10 лет), Венесуэле (от 7 до 10 лет), Парагвае (от 2 до 10 лет), а также в штатах США и Австралии.

К примеру, УК Италии устанавливает ответственность за подстрекательство к самоубийству или оказание помощи в совершении этого деяния.

Так, ст. 580 УК гласит: "Тот, кто приводит другого к мысли о самоубийстве либо укрепляет решимость в самоубийстве или же каким-либо способом способствует его совершению, наказывается в случаях, когда самоубийство совершается, лишением свободы на срок от 5 до 12 лет. Если смерть самоубийцы не наступает, но в результате попытки самоубийства жертва получает тяжкие или особо тяжкие повреждения, наказание - лишение свободы от 1 года до 5 лет. Наказание увеличивается на 1/3, если подстрекательство или помощь осуществляются в отношении лица, не достигшего 18 лет или страдающего психическим заболеванием или расстройствами психики на почве алкоголизма или наркомании".

Подстрекательство к самоубийству и оказание помощи этому деянию в отношении несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или лиц, лишенных способности понимать характер своих действий и желать наступления последствий, рассматриваются как убийство, в этом случае применяются ст. ст. 576 - 577 УК Италии, в зависимости от обстоятельств дела.

Такое деяние исходя из основ теории уголовного права можно определить как посредственное причинение, когда результат причиняется действием самого потерпевшего, не отдающего себе в нем отчета.

По УК Японии тот, кто склонил человека к самоубийству, или оказал ему помощь в самоубийстве, или убил человека по его настоянию либо с его согласия, наказывается лишением свободы с принудительным трудом или без такового на срок от 6 месяцев до 7 лет (ст. 202). "Если в результате синдзю (типичное японское самоубийство влюбленных) один остается в живых, он в зависимости от обстоятельств может быть привлечен к уголовной ответственности за склонение к самоубийству или помощь в самоубийстве" <1>.

<1> Хорицу его дзитэн. С. 701 - 702.

"Осуществление эвтаназии в случае, если неизлечимо больной человек, будучи не в силах перенести физические страдания, просит о смерти, формально имеет отношение к убийству с согласия, однако в зависимости от обстоятельства дела при условии, что деятелем был врач, возможна квалификация не как преступления, а как правомерного деяния по ст. 35" <1>.

<1> Хорицу его дзитэн. С. 701 - 702.

Однако по этому поводу ведутся многочисленные дискуссии. Автору не удалось найти примеры, чтобы суды позитивно оценивали вышесказанное и выносили оправдательные приговоры <1>.

<1> Когояку кихон роппо дзэнме дзюнэнхан. С. 945 - 946.

28 марта 1995 г. в районном суде Иокогамы состоялось слушание по делу врача А. из университетской клиники, где находился больной Б., страдавший неизлечимой болезнью, находившийся в последней предсмертной стадии и испытывавший сильные мучения. Под давлением родственников Б., настойчиво требовавших облегчить муки больного и разрешить перевезти его домой, А. ввел ему препарат, могущий вызвать остановку сердца, что и произошло. Суд, во-первых, подчеркнув, что определить общие условия допустимости эвтаназии было бы нелегко, указал несколько требований к эвтаназии на сегодняшний день (труднопереносимые тяжкие физические страдания больного, невозможность спасения от смерти и ее приближение, выражение больным соответствующей воли, использование всех способов устранения или облегчения физических страданий больного и отсутствие иных способов для этого) и, во-вторых, отметил несоответствие деяния А. первому и третьему из сформулированных требований, отказал ему в квалификации деяния как эвтаназии и признал его виновным в убийстве <1>.

<1> Нака Есикацу. Кэйхо сорон (Общая часть уголовного права). Токио: Юхикаку, 1972. С. 188.

Следует отметить, что в странах романо-германской системы права санкции нередко сильно дифференцируются в зависимости от наличия квалифицирующих признаков. Так, по УК Италии пособники самоубийства наказываются заключением на срок от 5 до 12 лет, если в результате покушения наступает смерть, и от 1 до 5 лет, если наступают тяжкие телесные повреждения. В Болгарии простое содействие самоубийству влечет лишение свободы на срок до 3 лет, квалифицированное - от 3 до 10 лет, в Румынии соответственно от 2 до 7 и от 3 до 10 лет, в Македонии - от 3 мес. до 3 лет и от 1 года до 10 лет.

В то же время уголовное законодательство значительного числа государств предусматривает относительно невысокие максимальные сроки заключения:

Нижняя граница наказания в виде лишения свободы также весьма различается: 3 мес. (Федерация Боснии и Герцеговины, Македония, Польша), 6 мес. (Австрия, Республика Сербская, Уругвай, Япония), 1 год (Алжир, Аргентина, Панама, Перу), 2 года (Испания, Колумбия, Куба, Румыния, Сальвадор). Нет нижней границы в Беларуси, Венгрии, Дании, Исландии, Киргизии, Нидерландах, Португалии.

Изучение судебной практики Франции показывает, что обвинительные камеры по общему правилу передают дела об эвтаназии в суды ассисов с предъявлением обвинения в простом или даже предумышленном убийстве. Вместе с тем в судах такие лица пользуются особым снисхождением. Такое отношение юристов-практиков вполне понятно и объясняется тем, что следственные органы должны мотивировать выносимые ими постановления, в то время как суды ассисов не обязаны это делать и могут идти дальше, вплоть до опровержения материального элемента убийства <1>.

<1> Оба-Апуну Жислен Патрисия. Обстоятельства, исключающие преступность деяния по уголовному законодательству Франции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 127.

Нередко суды ассисов, рассматривая дела в отношении исполнителей актов эвтаназии, высказываются в пользу минимального наказания, к тому же с отсрочкой его исполнения. Статья 132-18 УК Франции 1992 г. такую возможность предусматривает. Согласно этой статье, если преступление наказывается пожизненным лишением свободы, суд имеет право назначить лишение свободы на определенный срок, который не может быть ниже двух лет. Если же преступление наказывается лишением свободы на определенный срок, суд вправе назначить лишение свободы меньшей продолжительности, чем предусмотрено в санкции статьи особенной части, однако этот срок не может быть ниже одного года. Простое убийство согласно УК Франции 1992 г. карается тридцатью годами лишения свободы, убийство при отягчающих обстоятельствах - пожизненным лишением свободы.

В пользу ненаказуемости эвтаназии во французской уголовно-правовой доктрине, как правило, высказывается следующий аргумент. При убийстве по просьбе потерпевшего имеет место самоубийство при помощи третьего лица. Поскольку самоубийство не наказывается, то соучастие в нем, за исключением подстрекательства (ст. 223-13 УК Франции), также не подлежит наказанию. Однако ненаказуемость соучастия в самоубийстве возможна лишь тогда, когда умирающий был, с точки зрения института соучастия во французском уголовном праве, главным исполнителем в лишении себя жизни.

В некоторых странах в качестве альтернативы лишению свободы предусмотрен штраф (Дания, Исландия, Нидерланды, некоторые штаты США).

В частности, в США штраф относится к числу наиболее распространенных наказаний. Законодательство предоставляет широкие возможности для назначения этого наказания и нередко даже как бы побуждает судей к применению прежде всего штрафных санкций. Это наглядно прослеживается, например, из конструкции санкций статей федерального законодательства (раздела 18 Свода законов) США: виновный карается штрафом и (или) тюремным заключением.

Штраф может применяться за любое преступление. УК некоторых штатов, например Огайо, предусматривает возможность его применения и за тяжкое убийство. Там сказано, что лицо, признанное виновным в совершении этого преступления, карается смертной казнью или пожизненным тюремным заключением; в дополнение он может быть подвергнут штрафу в размере до 25 тыс. долл. (параграф 2929.02.А).

Предусмотренные законодательством штатов размеры штрафа за совершение убийства (преступление одной категории) нередко очень разнятся между собой. Так, по УК Огайо его максимум за фелонию (кроме тяжкого убийства) составляет 20 тыс. долл. (п. А (3) параграфа 2929.18); по УК Нью-Йорка - 5 тыс. долл. (параграф 80) или не быть больше двукратной выгоды, полученной от совершения преступления.

Федеральное законодательство за любую фелонию или мисдиминор, повлекший смерть человека, предусматривает штраф в размере до 250 тыс. долл. (параграф 3571 раздела 18 Свода законов).

Как правило, штрафы для юридических лиц в два раза выше, чем для физических: в штатах Нью-Йорк и Кентукки - соответственно до 10 тыс. и 20 тыс. долл., а на федеральном уровне - до 5000 тыс. долл.

Неуплата штрафа без уважительной причины влечет за собой тюремное заключение, например, по УК Кентукки (ст. 534.060) за совершенную фелонию - до 6 мес.

В случае если осужденный по федеральному уголовному законодательству сознательно не уплачивает штраф, то он может быть приговорен к любому наказанию, которое могло быть назначено первоначально (параграф 3614 (а) раздела 18 Свода законов), а если он этого не делает умышленно - может быть приговорен к уплате штрафа в размере до 10 тыс. долл. или в двукратном размере неуплаченного штрафа и (или) к тюремному заключению на срок до одного года (параграф 3615).

Стремление властей в зарубежных странах пополнить государственную казну, уменьшить негативное воздействие лишения свободы, разгрузить тюрьмы побуждает судей все чаще прибегать к назначению такого наказания, как штраф.

Вопрос о справедливости наказания, особенно по делам об эвтаназии, имеет принципиальное значение, которое трудно переоценить.

История многократно доказывала, что жестокостью наказания проблема преступности не может быть решена. В зарубежной доктрине уголовного права европейских государств предпринята успешная попытка сформулировать требования, которым должно отвечать справедливое наказание: 1) наказание должно соответствовать тяжести совершенного преступления и данным об общественной опасности личности виновного, в первую очередь тем, которые прямо предусмотрены законом в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств (требование индивидуализации ответственности); 2) наказания, назначаемые за разные по тяжести преступления и (или) при разной степени общественной опасности личности виновного, должны отличаться (требование дифференциации ответственности); 3) наказания, назначаемые за равные по тяжести преступления равным по степени общественной опасности виновным, должны быть равными (требование равенства ответственности) <1>.

<1> Мебельер А. Принцип справедливости наказания. Париж, 1999. С. 102.

Такая модель справедливого наказания применима и к условиям современной России.

Рассмотрим некоторые условия объективной реальности, отрицательно влияющие на справедливость наказания, в том числе по делам об убийствах по просьбе потерпевшего.

К несправедливому наказанию приводит обвинительный уклон некоторых судей, предпочитающих придерживаться позиции обвинителя не только в том, что касается квалификации преступления, но и в части меры наказания. Нельзя не учитывать, что по делам об эвтаназии суды нередко подвергаются серьезному давлению со стороны общественного мнения. Сторонники жесткого подхода полагают, что усилением репрессий можно остановить рост преступности. Между тем исторический опыт России и других государств показывает, что это заблуждение, основанное на обывательском понимании происходящих в мире социальных процессов. Преодолеть преступность, тем более в условиях ее значительно роста, едва ли возможно путем ужесточения наказания. Наказание должно быть прежде всего справедливым.

К несправедливому наказанию нередко приводит и проведение так называемых показательных процессов.

Еще одной из причин несправедливых приговоров в ряде случаев является косвенное давление на суд со стороны властных структур <1>.

<1> Даггер К. Наказание глазами преступника, жертвы и государства. Торонто, 2001. С. 143.

Как видим, мотивация назначения наказания, не соответствующего принципу справедливости, порой весьма сходна в странах с отличной правовой системой. Это еще раз свидетельствует о необходимости координации деятельности государств в борьбе с преступностью, в устранении препятствий к справедливому правосудию.

Итак, как показало проведенное исследование, размер наказания за эвтаназию в современном мире варьируется чрезвычайно сильно в зависимости от уголовно-правовых традиций и, в меньшей степени, культурных особенностей отдельных стран. В некоторых случаях убийство из сострадания и по просьбе потерпевшего может повлечь за собой даже высшую меру наказания, в других же случаях возможно наказание в виде штрафа или даже освобождение от наказания.

Проблемы, связанные с квалификацией эвтаназии, существуют практически во всех странах мира. Законодательство подавляющего большинства государств отрицательно относится к эвтаназии, рассматривая ее как убийство, т.е. умышленное лишение человека жизни. Однако в законодательстве примерно четверти всех государств наличие просьбы потерпевшего как мотива для убийства рассматривается как смягчающее вину и наказание обстоятельство.

Различный подход законодателей зарубежных стран к вопросу криминализации эвтаназии и определения размера наказания за нее прежде всего обусловлен негативным восприятием общественностью целого ряда стран такого способа ухода из жизни, который не согласуется с их нравственными и религиозными воззрениями, а также национальными традициями.

В целом же в западных странах наметилась устойчивая тенденция к легализации эвтаназии, которая, однако, наталкивается на активное сопротивление церкви. Законодательное разрешение эвтаназии сегодня возможно вследствие ослабления массовой религиозности и происходит в странах с господствующим протестантизмом в качестве основной религии, там, где меняются традиционные подходы к браку, к другим исконным ценностям.