Мудрый Юрист

О полномочиях органов управления должника в процедуре внешнего управления

Говоруха М.А., начальник юридической службы ЗАО "Авалон", г. Москва.

Процедура внешнего управления - первая из возможных процедур банкротства, в которой прекращаются полномочия руководителя должника, управление делами должника возлагается на внешнего управляющего (абз. 2 п. 1 ст. 94 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ (далее - Закон о банкротстве)) <1>.

<1> Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изм. от 22.08.2004, от 29.12.2004, от 31.12.2004, от 24.10.2005, от 18.07.2006, от 18.12.2006, от 05.02.2007, от 26.04.2007) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 1 (часть 1). Ст. 18; 2005. N 1 (часть 1). Ст. 46; 2005. N 44. Ст. 4471; 2006. N 30. Ст. 3292; 2006. N 52 (часть 1). Ст. 5497; 2007. N 7. Ст. 834; 2007. N 18. Ст. 2117.

Внешнее управление определяется законодателем как процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности. Соответственно, режим специальной правоспособности должника в период внешнего управления характеризуется тем, что должник способен к обладанию только теми правами и к принятию на себя только тех обязанностей, которые в результате применения особых мероприятий в рамках процедуры соответствуют достижению главной цели - восстановлению платежеспособности должника.

Об установлении режима специальной правоспособности должника свидетельствует, в частности, такое последствие внешнего управления, как объявление моратория на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления, то есть приостановление исполнения должником таких требований. Конкретные последствия введения моратория устанавливаются ст. 95 Закона о банкротстве. Сущность же моратория, по мнению Е.С. Ращевского, составляют:

<2> Ращевский Е.С. Денежное обязательство в процедуре внешнего управления: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 107.

Таким образом, в период внешнего управления ни арбитражный управляющий, ни органы управления должника не вправе принимать решения, направленные на удовлетворение требований кредиторов, которые попадают под действие моратория.

Ограничение дееспособности должника - юридического лица проявляется в том, что прекращаются полномочия органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия, полномочия руководителя должника и иных органов управления должника переходят к внешнему управляющему, за исключением полномочий органов управления должника, предусмотренных п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве. Закон о банкротстве предусматривает норму, согласно которой внешний управляющий вправе издать приказ об увольнении руководителя должника или предложить руководителю должника перейти на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством. Такая неясная формулировка повлекла за собой в научных исследованиях выводы о том, что "в случае, когда внешний управляющий не воспользуется своим правом, руководитель должника может сохранить свою должность, но с ограниченными полномочиями" <3>, о теоретической возможности применения "смешанной системы - когда одновременно действуют (имеют полномочия по управлению предприятием) и руководитель, и управляющий" <4>. На мой взгляд, законодатель, безусловно, вкладывал иной смысл в указанное положение: стремился подчеркнуть, что арбитражный управляющий в том числе приобретает в полном объеме правосубъектность работодателя <5> в сфере трудовых правоотношений, которую ранее реализовывал руководитель должника посредством издания приказов, распоряжений. Поэтому, если внешний управляющий не реализовал свое право на издание приказа об увольнении руководителя, это не означает, что последний обладает какими-либо полномочиями по управлению должником и совершению юридически значимых действий. Тем не менее для установления единообразного толкования законодателю следует закрепить не право, а обязанность внешнего управляющего издать такой приказ. При этом следует сохранить право внешнего управляющего предложить руководителю должника перейти на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством.

<3> Дорохина Е.Г. Правовой статус арбитражного управляющего в деле о банкротстве организации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 132.
<4> Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. С. 337. Автор указывает, что в этом случае возможно возникновение серьезных проблем, связанных с разграничением компетенции и действительностью сделок должника и управляющего.
<5> Чуча С.Ю. Арбитражный управляющий и руководитель должника как субъекты трудовых отношений // Российская юстиция. 2000. N 12.

По мнению некоторых исследователей, "отстранение руководителя должника не всегда целесообразно, поскольку не исключены ситуации, когда руководитель непричастен к возникновению финансовых трудностей" <6>, в связи с чем высказываются предложения о сохранении руководителем должника полномочий по управлению юридическим лицом в тех случаях, "когда неплатежеспособность предприятия возникла не по вине руководителя, при наличии объективных обстоятельств, установленных арбитражным судом" <7>. В обоснование приводится также позиция В.В. Витрянского, предлагавшего рассмотреть возможность возложения функций арбитражного управляющего на руководителя должника (использовать конструкцию американского законодательства "должник во владении") <8>.

<6> Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. С. 337.
<7> Калинина Е.В. Правовое положение арбитражного управляющего: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2005. С. 142.
<8> Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. Спец. прил. 2001. N 3. С. 96.

По моему мнению, сохранение во внешнем управлении полномочий руководителем должника абсолютно излишне. Действующий Закон о банкротстве предусматривает процедуру финансового оздоровления, в рамках которой органы управления должника (включая руководителя) сохраняют свою компетенцию. Поэтому руководитель должника обладает возможностью проявить весь свой профессионализм в рамках указанной процедуры (при условии ее введения). При внешнем управлении арбитражный управляющий, если он действительно преследует цель восстановления платежеспособности должника, вправе предложить руководителю, как указано выше, перейти на другую работу; в этом случае основной трудовой функцией бывшего руководителя могло бы являться содействие арбитражному управляющему путем предоставления советов и рекомендаций по практической реализации мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления.

Одной из основных обязанностей внешнего управляющего является разработка плана внешнего управления и осуществление мероприятий по его реализации. План должен быть разработан в течение месяца с даты утверждения внешнего управляющего и представлен на утверждение собранию кредиторов. План внешнего управления должен соответствовать требованиям, установленным федеральными законами, предусматривать меры по восстановлению платежеспособности должника, условия и порядок реализации указанных мер, расходы на их реализацию и иные расходы должника, а также срок восстановления платежеспособности должника и обоснование возможности восстановления платежеспособности должника в установленный срок.

Закон о банкротстве (ст. 109) предусматривает, что план внешнего управления может содержать следующие меры по восстановлению платежеспособности должника: перепрофилирование производства; закрытие нерентабельных производств; взыскание дебиторской задолженности; продажа части имущества должника; уступка прав требования должника; исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами; увеличение уставного капитала должника за счет взносов участников и третьих лиц; размещение дополнительных обыкновенных акций должника; продажа предприятия должника; замещение активов должника; иные меры по восстановлению платежеспособности должника.

Анализ полномочий, сохраненных за органами управления должника законодателем (п. 2 ст. 94), позволяет разделить решения, которые они вправе принимать в процедуре внешнего управления, на две группы: непосредственно связанные с мерами по восстановлению платежеспособности должника и не связанные с таковыми. К последней группе следует отнести решения об определении порядка ведения общего собрания акционеров, об избрании представителя учредителей (участников) должника; все остальные решения органов управления должника составляют первую группу.

Большинство из указанных решений относится к деятельности коммерческих организаций, преимущественно акционерных обществ. При этом Закон о банкротстве не всегда учитывает особенности организационной структуры унитарных предприятий. Для устранения пробелов в Законе Пленум ВАС РФ в п. 37 Постановления от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <9> установил, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, осуществляющие функции по управлению имуществом государственного и муниципального унитарного предприятия от имени собственника, в рамках их компетенции имеют право в соответствии с п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве принимать в период внешнего управления следующие решения: о внесении изменений и дополнений в устав должника - унитарного предприятия в части увеличения уставного фонда; об обращении с ходатайством к собранию кредиторов о продаже предприятия должника - унитарного предприятия; о замещении активов должника - унитарного предприятия; о заключении соглашения между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решение о заключении крупных сделок; об условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника.

<9> Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Хозяйство и право. 2005. N 2. С. 27 - 36.

Применительно к хозяйственным обществам очевидно, что законодатель имел в виду сохранение компетенции за высшими руководящими волеобразующими органами управления - общим собранием акционеров (участников) и советом директоров (наблюдательным советом), а не за исполнительным органом - единоличным или коллегиальным. Справедливо мнение К.К. Лебедева, полагающего, что коллегиальные исполнительные органы (правления, дирекции) в период внешнего управления действуют как часть аппарата внешнего управляющего, они не вправе принимать какие-либо юридически значимые решения <10>.

<10> Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. В.Ф. Попондопуло. М., 2003. С. 200.

Закон о банкротстве предусматривает, что органы управления вправе принимать вышеуказанные решения в пределах компетенции, установленной федеральным законом. Имеется в виду специальный закон, осуществляющий правовое регулирование деятельности юридических лиц соответствующих организационно-правовых форм. На мой взгляд, при определении органа управления, полномочного принимать решения в период внешнего управления, следует учитывать также положения учредительных документов должника - юридического лица. Об этом свидетельствуют нормы п. 2 ст. 110, п. 4 ст. 113, п. 2 ст. 115 Закона о банкротстве, отсылающие к учредительным документам должника в части определения органа управления, полномочного принимать указанные в данных нормах решения.

Законодатель установил исчерпывающий перечень решений, которые правомочны принимать органы управления должника в период внешнего управления. В то же время невыясненным остается вопрос о том, переходят ли к внешнему управляющему иные полномочия органов управления должника, прежде всего высших волеобразующих органов управления (например, в части внесения изменений в устав общества, принятия решения о реорганизации и т.п.). Интерес в связи с этим представляет немногочисленная практика высших судебных инстанций.

Открытое акционерное общество "Спецстрой", в отношении которого была введена процедура внешнего управления, обратилось в налоговый орган с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, касающихся изменения места нахождения общества. Налоговый орган принял решение об отказе в государственной регистрации указанных изменений на том основании, что не представлены необходимые документы - решение общего собрания участников о внесении изменений в учредительные документы. ОАО "Спецстрой", полагая указанное решение налогового органа незаконным, обратилось в арбитражный суд. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа при рассмотрении кассационной жалобы указал: судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что в полномочия органов управления должника в период внешнего управления не входит принятие решения о внесении изменений в учредительные документы общества в связи с изменением его места нахождения, соответственно, указанные полномочия перешли к внешнему управляющему. Решение налогового органа по этому основанию является незаконным <11>.

<11> Постановление ФАС Поволжского округа от 7 февраля 2007 г. по делу N А55-9666/2006-31 // СПС "КонсультантПлюс".

В другом процессе внешним управляющим ООО "Предприятие "Реал М" были заявлены требование о признании незаконным решения налогового органа о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица в связи с изменением состава участников, а также требование о признании недействительным договора купли-продажи части доли в уставном капитале должника, заключенного участником должника с третьим лицом. Президиум ВАС РФ указал, что участник, заключая договор купли-продажи доли в уставном капитале общества, действовал не в качестве органа управления общества и не совершал сделок с имуществом общества. При совершении этой сделки участник распорядился принадлежащим ему как гражданину правом, предоставленным ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, на отчуждение части своей доли в уставном капитале общества. Поэтому указанная сделка является действительной. В то же время решение налогового органа нижестоящие судебные инстанции правомерно признали незаконным, так как соответствующее заявление было подано от имени генерального директора, освобожденного от занимаемой должности приказом внешнего управляющего <12>.

<12> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 июня 2006 г. N 1222/06 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, судебная практика исходит из того, что к внешнему управляющему переходят все иные полномочия органов управления должника, не указанные в п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве. Поэтому, например, любой из участников общества с ограниченной ответственностью, в отношении которого введено внешнее управление, может продать свою долю третьему лицу, но для того, чтобы внести изменения в устав, касающиеся нового состава участников, потребуется не решение общего собрания участников, а решение внешнего управляющего. В.А. Химичев также полагает, что акционер вправе распоряжаться принадлежащими ему акциями общества-должника вплоть до исключения общества из реестра юридических лиц. Соответственно, арбитражные управляющие, имеющие полномочия и обязанности органов управления акционерного общества, должны осуществлять ведение реестра акционеров общества, вносить записи в реестр акционеров общества (если ведение реестра акционеров осуществляется самим эмитентом) по требованию акционера или номинального держателя акций в порядке и сроки, предусмотренные Законом об акционерных обществах <13>.

<13> См.: Химичев В.А. Осуществление и защита гражданских прав при несостоятельности (банкротстве). М., 2006. С. 97 - 99.