Мудрый Юрист

О некоторых вопросах, связанных с продажей предприятия должника в процедуре банкротства

Наличие в правовой системе государства института несостоятельности (банкротства) оказывает важное положительное значение как для права, так и для экономики в целом. Его нормы устанавливают правовой механизм цивилизованного исключения из рыночного оборота субъектов, не способных отвечать по своим долгам, осуществлять рентабельную деятельность, а также направлены на восстановление финансово-экономического состояния юридических лиц, испытывающих временные сложности.

Динамичное развитие реформы правового регулирования рыночных отношений в России, в том числе законодательства о несостоятельности (банкротстве), способствует достижению баланса частных и публичных интересов в обществе. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 2002 г.) стал уже по счету третьим российским законом, регулирующим сферу банкротства. Законодательство о несостоятельности (банкротстве), при всей его сегодня критике, вышло на качественно новый уровень.

Главенствующей в правовых системах несостоятельности является идея сохранить действующее предприятие вместо распродажи имущества несостоятельного должника по частям <1>. Это дает обществу социально-экономический эффект. Сохранение в работе предприятий предполагает за собой в итоге развитие бизнеса, в том числе профессиональную управляемость активами, инвестиции, рабочие места и стабильного налогоплательщика. При такой направленности правового регулирования защита интересов кредиторов отходит на второй план, обеспечение их прав и возврат долгов являются лишь одними из задач в процессе сохранения предприятия. Между тем противоречий в этом нет. При благоприятной экономической ситуации на рынке стоимость продажи действующего предприятия значительно выше стоимости продажи отдельных объектов, которые, как правило, технологически или технически взаимосвязаны. Это позволяет кредиторам должника надеяться на удовлетворение их требований в большем размере.

<1> Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут, 1999. С. 16.

Позволю предположить, что доктрина российского законодательства о банкротстве в настоящее время исходит из принципа, что результат правового воздействия на отношения по поводу несостоятельности (банкротства) должника должен выражаться в показателях возврата долгов кредиторам. То есть Закон о банкротстве 2002 г. является в большей степени прокредиторским законом. А в данных обстоятельствах кредиторы в процедуре банкротства и процессе по делу о несостоятельности (банкротстве) решают исключительно свои проблемы возврата долгов.

Ко всему вышесказанному следует добавить, что применение специалистами Закона о банкротстве 2002 г. в практической деятельности выявляет многочисленные пробелы и противоречия, а в формулировках правовых норм выявляются неточности и неясности. Говорить, что работа по совершенствованию правовых норм института несостоятельности (банкротстве) отсутствует, неверно. Но при этом многие исследования касаются общих вопросов несостоятельности (банкротства) и серьезно не влияют в будущем на разрешение важнейших с экономической точки зрения проблем для кредиторов, должника, инвесторов. Одним из вопросов, которому следует уделить особое внимание в отношениях, связанных с несостоятельностью (банкротством) должника, является возможность продажи предприятия должника в процедуре банкротства.

Приватизация и банкротство предприятий в России стали процессами перехода хозяйства к рыночной экономике, где наиболее ярко обозначились юридические возможности "перевоплощения" в определенный момент хозяйствующих субъектов из участников правоотношений в категорию объектов гражданских прав. Гражданский кодекс РФ, отнеся предприятия к объектам права, возвратил предприятию его традиционное назначение как объекта гражданских прав в обороте. Теперь термин "предприятие" в гражданском праве, и наиболее очевидно в законодательстве о банкротстве, применяется как к субъектам (унитарным предприятиям), так и к объектам права. Более того, в экономической и деловой литературе термин "предприятие" часто используется в отношении коммерческих организаций. Поэтому при продаже предприятия в процедуре банкротства хозяйствующего субъекта необходимо четко понимать, что является предметом гражданско-правовой сделки.

Возможность продажи предприятия предусматривалась ст. 86 Федерального закона 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", который термин "предприятие" отождествлял с термином "бизнес". Предприятие в таком уяснении (как многообразные необходимые и связанные между собой вещи и многоплановые действия, в совокупности направленные на достижение прибыли, как "дело" или "бизнес") - достаточно широкое и несколько неопределенное понятие, включающее в себя не только правовые, но и экономические, технологические, социальные и иные черты и элементы <2>. Вступивший в силу Закон о банкротстве 2002 г. термин "бизнес" не воспринял. В п. 1 ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г. предприятие определено как имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности.

<2> Степанов С.А. Имущественные комплексы в российском гражданском праве. М.: Норма, 2002. С. 13.

Однако до настоящего времени в специальной литературе и деловой среде понятия "предприятие", "бизнес", "имущественный комплекс" часто используются как синонимы, что с правовой точки зрения неверно и вносит путаницу.

Определение предприятию в российском гражданском законодательстве дается через категорию имущественного комплекса (п. 1 ст. 132 ГК РФ). Имущественный комплекс как правовая конструкция используется в законе и для обозначения других, связанных между собой групп вещей и имущественных отношений. Например, "при ипотеке предприятия или иного имущественного комплекса в целом право залога распространяется на все входящее в его состав имущество, движимое и недвижимое, включая права требования и исключительные права, в том числе приобретенные в период ипотеки, если иное не предусмотрено законом или договором" (ст. 340 ГК РФ); "объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы" (ст. 1013 ГК РФ).

Приведенные текстовые фрагменты указывают на возможность существования имущественного комплекса, не являющегося предприятием, но с возможно схожим составом имущества. В этих случаях речь может идти о товариществах собственников жилья, энергетических и газовых станциях и даже имущественных комплексах некоммерческих организаций. В таком случае можно сделать вывод, что имущественный комплекс является родовой, а предприятие - видовой категорией в системе объектов гражданских правовых отношений. С.А. Степанов по этому поводу говорит следующее: "Соотношение понятий "предприятие" и "имущественный комплекс" следует рассматривать как соотношение частного и общего. Примененная Гражданским кодексом формулировка "предприятие как имущественный комплекс" предполагает признание в качестве объектов гражданских прав не только предприятия, но и иного, более широкого понятия (имущественный комплекс), законодательное и правоприменительное развитие которого должно обеспечить регулирование современных усложнившихся экономических отношений" <3>. Однако необходимо обратить внимание, что смысл и содержание самого понятия имущественного комплекса в Гражданском кодексе РФ не раскрывается.

<3> Степанов С.А. Имущественные комплексы в российском гражданском праве. М.: Норма, 2002. С. 1.

Имущественный комплекс имеет определенное сходство со сложной вещью: все элементы его состава объединены по критерию использования по единому целевому назначению. Сложная вещь всегда остается совокупностью только вещей.

Характер связи и взаимодействия элементов в составе имущественного комплекса как единого самостоятельного объекта гражданских правоотношений богаче и шире, чем простое соотношение главной вещи и принадлежности. Сохраняя свой самостоятельный характер, они составляют единое целое, обеспечиваемое целью, ради которой происходит комплексное объединение.

В случае с предприятием такой целью является реализация предпринимательской деятельности. Гражданское законодательство исходит из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК РФ).

Анализ содержания п. 1 ст. 132 ГК РФ устанавливает, что совокупность имущества, образующего состав предприятия, используется для осуществления предпринимательской деятельности (основной признак предприятия). Для признания предприятия объектом гражданских правоотношений имеет значение фактическое использование имущественного комплекса в предпринимательской деятельности. То есть можно сделать вывод, что предпринимательская деятельность лицом должна осуществляться, а имущественный комплекс должен использоваться в процессе данной предпринимательской деятельности в настоящее время.

Специалисты в отношении предприятия также предлагают понимать действующий (функционирующий) имущественный комплекс, фактически используемый собственником в своей предпринимательской деятельности, для чего используют термин - "предприятие на ходу" <4>.

<4> См.: Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о недвижимом имуществе // Хозяйство и право. 2003. N 6. С. 12; См.: Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права. М., 2001. С. 91 - 92; Грибанов А. Понятие предприятия в российском гражданском праве // Хозяйство и право. 2003. N 5. С. 65; Бузанов В. Право на форму как объект гражданского оборота // Хозяйство и право. 2002. N 8. С. 48.

Отсюда вытекает, что предприятием, а соответственно, и объектом гражданских правоотношений нельзя признать объект, совокупность имущества которого только потенциально возможно задействовать для осуществления предпринимательской деятельности или ранее эксплуатируемый, но функционирование которого приостановлено в силу каких-либо причин.

Вышеизложенное нашло свое подтверждение в практике арбитражных судов (Постановление ФАС ЗСО от 23 мая 2001 г. N Ф04/1416-261/А03-2001). Кассационная инстанция арбитражного суда признала правильными выводы судов нижестоящих инстанций о том, что проданный имущественный комплекс не подпадал под понятие предприятия в смысле ст. 132 ГК РФ, так как "завод длительное время не функционировал как объект прав, а представлял собой имущественный комплекс, не используемый для осуществления предпринимательской деятельности". Из материалов дела следует, что предприятие состояло из 5 зданий, 12 сооружений и 30 единиц технологического оборудования с законченным циклом производства готовой продукции. Это свидетельствует о том, что перечисленные объекты образуют имущественный комплекс, возможно, способный к потенциальному использованию в предпринимательской деятельности, но не более.

С учетом изложенного рассмотрим продажу предприятия в процедуре банкротства хозяйствующего субъекта. Если принимать во внимание вышеуказанную современную позицию в отношении, что понимать под предприятием, тогда следует сказать, что Гражданский кодекс по этому вопросу вступает в противоречие с законодательством о несостоятельности (банкротстве). Во-первых, п. 1 ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г. указывает, что "для целей настоящего Федерального закона под предприятием должника понимается имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности". Следовательно, буквальное толкование нормы Закона говорит о том, что в ходе процедуры внешнего управления допускается продажа имущественного комплекса с его предназначением для осуществления предпринимательской деятельности, а не с его использованием в настоящем времени. Во-вторых, п. 6 ст. 139 Закона о банкротстве 2002 г. устанавливает возможность продажи предприятия в ходе процедуры банкротства - конкурсное производство. Доктринально по духу конкурсное производство вообще не предполагает ведение должником предпринимательской деятельности и направлено на его ликвидацию в установленном законом порядке. Нормы Закона о банкротстве 2002 г., регулирующие конкурсное производство, не допускают ведение должником предпринимательской деятельности. Имущество должника как бы "консервируется" для его дальнейшей распродажи. При этом норма Закона допускает в ходе конкурсного производства продажу предприятия как имущественного комплекса, предназначенного для осуществления предпринимательской деятельности.

Пункт 1 ст. 175 Закона о банкротстве 2002 г. также указывает на возможность осуществления продажи предприятия градообразующей организации в ходе внешнего управления или конкурсного производства. А ст. 195 Закона о банкротстве 2002 г. регулирует реализацию предприятия как имущественного комплекса стратегического предприятия или организации. Причем это еще более сложный и противоречивый вопрос, требующий отдельного освещения.

Действие Закона о банкротстве 2002 г. распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций (п. 2 ст. 1 Закона). Следовательно, дело о несостоятельности (банкротстве) может быть возбуждено в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий. Дальнейшее развитие дела о банкротстве в отношении унитарного предприятия субъекта правоотношений может вести к рассмотрению вопроса о продаже предприятия как объекта гражданских прав. При этом слово "предприятие" несет в этих обстоятельствах разную смысловую и правовую нагрузку, что усложняет восприятие понятий в деловой среде.

Федеральный закон от 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" вообще не предусматривает форму приватизации муниципального унитарного предприятия. То есть не рассматривает возможность в отношении унитарного предприятия субъекта правоотношений реализации предприятия как объекта гражданских прав. В п. 2 ст. 29 вышеуказанного Закона предусматривается только реорганизация унитарного предприятия в форме: 1) слияния двух или нескольких унитарных предприятий; 2) присоединения к унитарному предприятию одного или нескольких унитарных предприятий; 3) разделения унитарного предприятия на два или несколько унитарных предприятий; 4) выделения из унитарного предприятия одного или нескольких унитарных предприятий. Однако законодательство о приватизации устанавливает механизм реализации унитарного предприятия.

Как видим, и здесь противоречия в законодательстве по этому поводу еще остаются. Не этим ли объясняется наличие в нашем законодательстве множества недостатков технического порядка, особенно в тех законах и правовых актах, которые приняты в последнее десятилетие?

В соответствии с Федеральным законом N 161-ФЗ 2002 г. "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" унитарные предприятия создаются для целей реализации вопросов, связанных с государственными и муниципальными нуждами, что не является предпринимательской деятельностью. В отличие от иных коммерческих организаций муниципальные предприятия наделены не общей, а целевой (специальной) правоспособностью (ст. 49 ГК РФ). При этом закон допускает использование имущества унитарного предприятия в предпринимательской деятельности. Поэтому при процедуре банкротства унитарного предприятия, в целях сохранения единого имущественного комплекса, возникает целый ряд сложнейших правовых проблем, которые до настоящего времени также досконально не исследовались.

Итак, можно констатировать, что в силу регулирования законодательством о банкротстве особых правоотношений, складывающихся в сфере несостоятельности (банкротства), предприятием как объектом гражданских прав будет иной имущественный комплекс, нежели тот, который поименован в п. 1 ст. 132 ГК РФ. Это не обязательно "предприятие на ходу". При этом, как указывалось ранее, Гражданский кодекс РФ допускает существование иных имущественных комплексов. Вместе с тем термин "предприятие" в законодательстве получает еще одно толкование, что парализует его единообразное понимание и применение.

Итак, понятия "предприятие" и "имущественный комплекс" не являются синонимами, более того, оба понятия очень емкие сами по себе и требуют, по нашему мнению, четких формулировок в нормах гражданского законодательства.

Сегодня необходимо провести ревизию законодательства и определить на законодательном уровне понятие предприятия и корректное использование этого термина в нормах права. В настоящее время в законах термин "предприятие" используется как в отношении субъектов права, так и в отношении объекта гражданских прав. Закон о банкротстве 2002 г. усугубляет эту тенденцию и создает противоречивый смысл терминам и понятиям, которые используются в гражданско-правовых отношениях. Данным Законом закреплен термин для субъекта права - "стратегическое предприятие" и допускается отличное от ГК РФ толкование понятия предприятия как объекта гражданских прав.

Сложившаяся ситуация требует не только законодательного отражения сущностных признаков предприятия, но и оформления правового режима имущественного комплекса как особого рода недвижимого имущества и его законодательного закрепления в ГК РФ среди иных объектов недвижимости и гражданских прав.

В гражданском законодательстве не зафиксированы четкие признаки предприятия как объекта гражданских правовых отношений, позволяющие отличить его от иных имущественных комплексов. Как указывает В.В. Витрянский, "кроме того, в определении предприятия акцент сделан на имущественную составляющую в ущерб такой специфической стороне предприятия, как дело, промысел (бизнес), где основное значение приобретает круг клиентов и обязательств собственника предприятия, связанных с деятельностью последнего" <5>.

<5> Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о недвижимом имуществе // Хозяйство и право. 2003. N 6. С. 9.

Сегодня отмечается, что обязательным признаком предприятия является наличие в его составе прав и обязанностей, что связано с фактической деятельностью предприятия. Однако их наличие возможно и у вновь сформированного и приостановившего свою деятельность имущественного комплекса, не вовлеченного в предпринимательскую деятельность. Это могут быть заемные и кредитные обязательства, права и обязанности из договоров поставки сырья и материалов и т.д.

Даже их отсутствие не должно принципиально влиять на квалификацию "лежачего" предприятия, ведущего свою деятельность как имущественный комплекс, если таковой отвечает основному признаку предприятия. Как только предприятие начнет функционировать, права требования и долги из предпринимательской деятельности непременно возникнут и будут относиться к составу предприятия, так как они являются факультативными признаками последнего.

Позиция не противоречит тому, что при совершении любых сделок с предприятием всегда необходимо исследовать объект обязательства на предмет наличия прав требований и долгов, возникающих из осуществления предпринимательской деятельности.

Сочетание различных объектов гражданских прав, образующих имущественный комплекс, и разнообразие режимов их правового регулирования обусловливают специфику правового режима самого имущественного комплекса, подчеркивая его особое положение в системе объектов гражданских правоотношений. Поэтому несомненна необходимость законодательного закрепления категории имущественного комплекса в разделе ГК РФ об объектах гражданских прав и разработки более развернутой общей модели регулирования гражданских правоотношений, объектом которых являются разнообразные имущественные комплексы.

Продажа предприятия - одно из наиболее значимых мероприятий в процедуре банкротства, нуждающееся сегодня в более четком понятийном аппарате и детальной правовой регламентации. Это позволит отличить такое предприятие от иных имущественных комплексов, установить более четкий механизм продажи предприятия, будет способствовать единообразному толкованию категорий и действий, устранит правовые противоречия при заключении договора купли-продажи в отношении предприятия, испытывающего серьезные финансовые трудности.