Мудрый Юрист

Особенности судебного рассмотрения уголовных дел о ДТП

Суворов Юрий Борисович, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой транспортной юриспруденции МАДИ (ГТУ).

Мельников Сергей Евгеньевич, юрист, старший преподаватель кафедры транспортной юриспруденции МАДИ (ГТУ).

Из дорожно-транспортных преступлений наибольшее число составляют преступления, предусмотренные ст. 264 УК РФ.

При рассмотрении таких дел необходимо тщательно подходить к вопросу о доказанности установления причинно-следственной связи между совершенными действиями (бездействием) и наступившими последствиями. При этом возможно, что лицо, в чьих действиях (бездействии) сначала не усматривались признаки преступления, понесло какой-то ущерб, получило телесные повреждения и т.п. В этом отношении показателен следующий пример.

Майкопским районным судом Республики Адыгея водитель О. был осужден по ч. 3 ст. 211 УК РСФСР, т.е. за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее гибель нескольких лиц. Это решение суда, вынесенное в отношении О., было отменено Судебной коллегией Верховного Суда РФ. Хотя О. и нарушил Правила дорожного движения, но их также нарушил и другой водитель - Б., ранее признанный по делу потерпевшим. Причиной автотранспортного происшествия явилось то, что водитель Б. превысил скорость движения в силу опьянения, в связи с чем не предпринял своевременных мер к торможению, вплоть до полной остановки машины перед ясно видимым препятствием. В результате неправомерных действий Б. произошло столкновение, повлекшее гибель его самого и пассажира. Между нарушением Б. Правил дорожного движения и наступившими последствиями имеется причинная связь. В свою очередь, допущенное О. нарушение Правил дорожного движения не является причиной дорожно-транспортного преступления, поэтому в его действиях отсутствует состав преступления <1>.

<1> Бюллетень ВС РФ. 1996. N 8.

При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, следует выяснять, кто именно совершил дорожно-транспортное преступление, - водитель или другое лицо. Это необходимо определять, так как в пути следования водитель может передать руль тому, кто находился рядом с ним, и т.п. К уголовной ответственности могло быть привлечено любое лицо, которое управляло транспортным средством. При этом не имеет значения, имело ли лицо, управлявшее автомобилем, водительские права, имело ли навыки вождения автомобилем или нет. Между тем, если данное лицо не управляло автомобилем, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ. В данном случае такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности по другим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности или за иные преступления. Лицо, например, могло находиться в автомобиле, что-то делать в нем и т.д. Однако к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ может быть привлечено только лицо, управляющее автомобилем или другим транспортным средством и допустившее нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Об этом может свидетельствовать следующий пример.

Кунгурским городским судом Пермской области Б. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ. Он был признан виновным в том, что 12 декабря 1996 г. в пос. Комсомольский Кунгурского района, не имея водительского удостоверения, при управлении автомобилем "ГАЗ-53" допустил нарушение требований п. 8 Правил дорожного движения, в результате чего причинил смертельные повреждения Бл. и легкие телесные повреждения с расстройством здоровья А. Как видно из показаний Б., он и А. в качестве пассажиров ехали в автомобиле "ГАЗ-53", управляемом водителем Бл. В пос. Комсомольский Бл. задним ходом подъехал к дверям кафе "Витязь", вместе с А. они вышли из кабины для разгрузки товара, а он (Б.) остался в кабине автомобиля. Было холодно, Б., находясь рядом с местом водителя, по просьбе Бл. повернул ключ зажигания с целью прогреть машину, не проверив, находится рычаг переключателя скоростей в нейтральном положении или автомобиль стоит на ручном тормозе. При повороте ключа зажигания машина резко дернулась и поехала назад, прижав задней частью к стене Бл. и А.

За руль, как показал Б., он не садился, никакого маневра или управления автомобилем не осуществлял.

Согласно ч. 2 ст. 264 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, управляющее автомобилем и допустившее нарушение Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Осуществляя поворот ключа в замке зажигания автомобиля, Б. не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был предвидеть эти последствия, т.е. проявил небрежность, что повлекло причинение смерти Бл. и легких телесных повреждений А.

С учетом этого действия Белоусова подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 264 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ (предусматривающей ответственность за причинение смерти по неосторожности), санкция которой менее строгая, чем санкция ч. 2 ст. 264 УК РФ <2>.

<2> Бюллетень ВС РФ. 1999. N 5.

Рассматривая дела о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, следует иметь в виду, что уголовная ответственность по этой статье наступает, если лицо, управляющее транспортным средством, нарушило либо Правила дорожного движения РФ, либо правила эксплуатации транспортных средств, повлекшие последствия, предусмотренные данной статьей.

Так, существуют Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденные Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г., а также Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств. Например, в Основных положениях указано, что должностные и иные лица, ответственные за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств, не выпускают на линию транспортные средства, имеющие неисправности, с которыми запрещается их эксплуатация, или переоборудованные без соответствующего разрешения, или не зарегистрированные в установленном порядке, или не прошедшие государственный технический осмотр (ст. 12).

Следует иметь в виду, что при неправомерном завладении транспортным средством без цели хищения возможно нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. То есть лица, незаконно завладевшие чужим транспортным средством, одновременно могут нарушить Правила дорожного движения и эксплуатации транспорта. Поэтому если угон транспортного средства происходит вместе с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, которые повлекли последствия, предусмотренные в ст. 264 УК РФ, то действия таких лиц должны квалифицироваться по ст. ст. 264 и 166 УК РФ.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, важное значение имеет правильно и полно проведенный осмотр места происшествия. Суд при рассмотрении таких дел должен тщательно исследовать данные осмотра места происшествия, обратить внимание на все детали. Большое значение для объективного и полного рассмотрения дел о ДТП имеет осмотр места происшествия с воссозданием обстановки ДТП. Данное процессуальное действие позволяет в максимально короткий после конкретного ДТП срок реконструировать обстановку, в которой произошло ДТП и которая в будущем будет безвозвратно утеряна.

Если произошло столкновение транспортных средств, то должны быть исследованы путь и направление движения за 100 - 200 м до места происшествия и после него. Необходимо разобраться в следах движения, качения, торможения или бокового скольжения, определить их длину и угол расположения относительно границы проезжей части, а также расстояние до последней. Требуемые сведения должны быть отражены отдельно: применительно к моменту столкновения (до и после). Когда столкновение происходит на перекрестке улиц (дорог), необходимо получить справку из ГИБДД о том, какая из них является главной, или же об их равнозначности.

Поздно вечером водитель выбежал из подъезда дома, будучи сильно взволнованным. Сел за руль автомобиля "Волга", стоявшего возле палисадника, и нажал на газ. Но автомобиль поехал не вперед, а назад, так как водитель забыл, что ранее не переключил рычаги переключения передач. Автомобиль неожиданно сбил человека, который стоял сзади автомобиля. Человек погиб. Было возбуждено уголовное дело, проводилось предварительное следствие. В ходе следствия у водителя не выяснили, почему он поехал таким образом и почему не заметил человека? В конце следствия водитель сказал, что не видел человека, так как тот вышел из-за кустов.

В протоколе осмотра места происшествия кусты были отмечены двумя условными значками. Следователь с понятыми пришли на место происшествия и увидели, что кусты росли на том месте, где они были отмечены в протоколе осмотра места происшествия. Однако в связи с тем, что сначала кусты были отмечены в протоколе только значками, нельзя было проверить, был ли это сплошной ряд или кусты росли там, где стояла автомашина. Водитель был признан невиновным. Спустя некоторое время адвокат потерпевшего пришел на место происшествия и увидел, что кусты зачахли. В период следствия или судебного разбирательства можно было бы заявить ходатайство о проведении экспертизы с целью установить, когда в том месте появились кусты. В данном случае могла быть фальсификация места происшествия, т.е. кусты могли быть высажены специально, чтобы убедить следствие и суд в невиновности водителя <3>.

<3> Российский адвокат. 1997. N 6.

Суды, рассматривая дела о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, должны применять Конституцию РФ. В связи с этим можно сослаться на Постановление Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия". В п. 2 этого Постановления, в частности, сказано, что "судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия" <4>.

<4> Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1.

К сожалению, не все суды применяют в своей деятельности нормы Конституции как акта прямого действия. Это не способствует надлежащей охране прав и свобод каждого, снижает качество правосудия.

Как пример можно привести следующее дело.

В марте 1998 г. органами предварительного следствия возбуждено уголовное дело в отношении водителя П. по признакам ч. 1 ст. 264 УК РФ. Последний, управляя автомобилем "Москвич" и следуя по перекрестку, образованному пересечением улиц, совершил наезд на пешехода Ю., что повлекло причинение последней вреда здоровью. В процессе расследования органами следствия была назначена автотехническая экспертиза. Следователь не разъяснил П. его право на ознакомление с постановлением о назначении автотехнической экспертизы. Тем самым П. был лишен какой-либо возможности поставить дополнительные вопросы эксперту. Органы следствия на разрешение эксперта поставили следующие вопросы: каков остановочный путь автомобиля "Москвич-21412" в условиях ДТП; на каком расстоянии от места наезда находится автомобиль "Москвич", когда для его направления движения включили желтый сигнал светофора? Экспертиза проводилась в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ. Эксперт пришел к выводу, что остановочный путь автомобиля "Москвич" составлял около 45 м. Далее эксперт указал, что "при заданных данных в момент включения желтого сигнала светофора для направления движения автомобиля "Москвич" последний находился от места наезда на расстоянии, составляющем около 142 м".

Если следовать выводам эксперта, то при нахождении от места наезда на расстоянии 142 м автомобиль должен был двигаться со скоростью не менее 250 км/час.

В связи с этим П. через адвоката обратился в ЭКЦ Московского автодорожного института с просьбой дать заключение специалистов по дорожно-транспортному происшествию, в котором участвовал П. На разрешение специалистов МАДИ было поставлено восемь вопросов, в отличие от двух вопросов, которые поставил следователь. Специалисты МАДИ пришли к выводу, что водитель не располагал технической возможностью остановиться до линии следования пешехода. Они также отметили, что действия пешехода не соответствовали требованиям п. п. 1.3 и 4.3 Правил дорожного движения. Однако это несоответствие в данном случае не приводило к созданию опасности в движении для водителя автомобиля "Москвич". В заключении также было указано, что режим работы светофора не обеспечивается работой вспомогательного устройства, т.е. контроллера УК-2.

Данное заключение специалистов МАДИ было получено после проведения расследования. П. и адвокат обратились в суд с ходатайством о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование и приобщили заключение специалистов.

Ходатайство о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование было удовлетворено Никулинским межмуниципальным районным судом. Возвращая дело на дополнительное расследование, суд указал, что были допущены следующие нарушения.

По делу была назначена автотехническая экспертиза. Однако П. не был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы, был лишен возможности поставить вопросы для разрешения их экспертом, и дополнительные вопросы П. следствие не учло. Поэтому П. заявлено ходатайство о проведении повторной автотехнической экспертизы, которая не была проведена. Выводы экспертизы, приведенные органами предварительного следствия, противоречили выводам ЭКЦ МАДИ, согласно которым вина обвиняемого не усматривалась. А с момента возбуждения уголовного дела и до момента предъявления обвинения с П. проводились следственные действия как с ненадлежащим лицом в нарушение ст. 51 Конституции РФ. Неоднократные жалобы П. прокурору были оставлены без внимания. Суд отметил, что органами следствия были нарушены п. 2 ст. 24 и ст. 51 Конституции РФ, ст. ст. 20, 21, 58, 68, 135, 136, 141, 184, 185 УПК РСФСР. Так как указанные пробелы следствия невосполнимы в судебном заседании, дело было направлено прокурору для производства дополнительного расследования. Тем самым суд применил нормы Конституции Российской Федерации (ст. ст. 24 и 51) <5>.

<5> Архив КС РФ за 1999 г.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, может быть заявлен гражданский иск. Однако по делам этой категории имеются особенности предъявления гражданского иска, его возмещения, так как ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, несет владелец источника повышенной опасности. Например, водитель на автомашине, принадлежащей какому-либо предприятию, в случае совершения дорожно-транспортного преступления не несет ответственности за вред, который он причинил. Ответственность в этом случае возлагается на предприятие.

Так, Мичуринским городским судом Тамбовской области 19 июня 1997 г. С. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ со взысканием с него в пользу потерпевшей И. в возмещение материального вреда и материального ущерба 10 млн. руб. С. признан виновным в том, что 21 февраля 1997 г., управляя принадлежащим кооперативу автомобилем, нарушил Правила дорожного движения и причинил пешеходу И. тяжкий вред здоровью <6>.

<6> Бюллетень ВС РФ. 1999. N 5.

При этом следует учитывать Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья", согласно которому под владельцем источника повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т.п.). Не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственности за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, машинист, оператор) <7>.

<7> Бюллетень ВС РФ. 1994. N 7.

Кроме того, необходимо учитывать и следующие обстоятельства. В результате дорожно-транспортных происшествий действия водителей, которые столкнулись друг с другом, могут не являться противоправными, и к уголовной или административной ответственности водители могут не привлекаться. Но если в результате их действий был причинен вред третьему лицу, то владельцы автомобилей несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной опасности. Это вытекает из положений п. 1 ст. 1079 ГК РФ, согласно которому юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и т.д.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Пункт 3 названной статьи предусматривает, что владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т.п.) третьим лицам, по основаниям, предусмотренным в п. 1 данной статьи <8>.

<8> Бюллетень ВС РФ. 2001. N 5.